Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Исторический источник




...

 

Понятие исторического источника относится к числу наиболее важных для исторической дисциплины. Источник – свидетельство прошлого, попадающее в сферу внимания исследователя (будь то рукопись, картина, документ, обряд, предмет и т. п.), которое может быть использовано как основание для какого-либо утверждения о прошлом.

 

 

По общему убеждению исследователей, без источника история невозможна. Её нередко характеризуют как область знания, изучающую исторические свидетельства прошлого. На основе информации, полученной в результате аналитической работы с источником, историк создает собственный образ прошлого.

Облик прошлого во многом зависит от того, как историк определяет круг источников. В разное время в историческом знании существовали разные критерии оценки источника. Например, историки-позитивисты XIX в. отдавали предпочтение документам официального происхождения – законодательным актам, дипломатическим материалам, правовым документам, как наиболее точно отражающим события. При этом другие виды источников – мемуары, переписка частных лиц, статьи в прессе – в большинстве своем рассматривались как субъективные, потому не столь надёжные и достоверные.

В течение долгого времени в историческом знании бытовало представление, что источниками могут служить только письменные свидетельства, а все остальные не заслуживают доверия. Исходя из этого, учёные полагали, что историю любого народа можно начинать лишь с момента появления записей. Считалось, что только письменная фиксация придаёт сведениям определённость, а устный рассказ слишком зависит от личности рассказчика, всякий раз вносящего в него изменения и поправки. В то же время многие исследователи полагали, что народные легенды, песни, сказания могут служить ценными свидетельствами, поскольку позволяют проникать в сущность явлений прошлого, не оставивших после себя других следов. В XX в. эта точка зрения получила подтверждение благодаря изучению фольклора народов, не имеющих письменности. Этнологи установили, что устная традиция может иметь гораздо более устойчивый характер, чем ранее предполагалось, поскольку она опирается на строгие каноны. Конечно, использование произведений устного народного творчества требует большой осторожности и углубленного анализа. Однако целесообразно относиться таким образом ко всем источникам, в том числе и к письменным.

Решающим фактором расширения круга источников были изменения в самой исторической науке – переопределение её предмета и совершенствование методов научного исследования. До тех пор пока историков занимали только политические события, их внимание сосредоточивалось на законодательных актах, дипломатических документах и т. п. В дальнейшем для изучения экономической жизни пришлось обратиться к различным хозяйственным документам, счетам, распискам, финансовым отчетам, налоговым описям, для воссоздания картины духовной жизни -– к произведениям литературы и искусства, для изучения истории повседневности – к предметам быта, одежды и т. д.


...

 

 

В современном историческом знании иерархический взгляд на источники подвергся существенному пересмотру.

Французский историк XX в. Люсьен Февр отмечал: «История, несомненно, создается на основе письменных документов. Когда они есть. Но она может и должна создаваться и без письменных документов, когда их не существует. Причём при отсутствии привычных цветов историк может собирать свой мед со всего того, что ему позволит его изобретательность. Это могут быть слова и знаки, пейзажи и полотна, конфигурация полей и сорных трав, затмения Луны и формы хомутов, геологическая экспертиза камней и химический анализ металла, из которого сделаны шпаги, – одним словом, всё то, что, принадлежа человеку, зависит от него, служит ему, выражает его, означает его присутствие, деятельность, вкусы и способы человеческого бытия» [3].

Иными словами, в качестве источника может быть рассмотрено любое историческое свидетельство, в котором запечатлены культурные смыслы своего времени. Источники разных видов – письменные и невербальные, т. е. не облеченные в слова, могут быть «прочитаны» историком как особый текст. Значения каждого элемента текста подвижны, переменчивы, связаны с историко-культурным контекстом, в котором создан источник. Задача исследователя – не только извлечь сведения об идеях или событиях прошлого, но и ответить на вопрос, какое значение имело то или иное обстоятельство, деяние, вещь, слово для современников, т. е. попытаться понять систему ценностей прошлого.

То, какую информацию получает историк из источника, прямо зависит от вопросов, с которыми он подходит к изучению этого источника. Источник не «говорит сам за себя». По словам английского историка и философа Р. Дж. Коллингвуда, «всё в мире есть потенциальное свидетельство чего-либо». Но вещь может стать свидетельством только в том случае, если историк задаст ей определенный вопрос. «Из всех вещей, воспринимаемых им, нет ни одной, которую бы он не смог в принципе использовать в качестве свидетельства для суждения по какому-либо вопросу, при условии, что он задает правильный вопрос. Обогащение исторического знания осуществляется главным образом путем отыскания способов того, как использовать в качестве свидетельства для исторического доказательства тот или иной воспринимаемый факт, который историки до сего времени считали бесполезным.


...

 

 

Весь воспринимаемый мир тогда потенциально и в принципе может служить свидетельством для доказательства историка» [4].

Один и тот же документ может быть прочитан по-разному в зависимости от постановки исследовательской задачи. Окончательного прочтения источника не существует. Кроме того, каждый исследователь по-своему понимает свидетельство, интерпретирует его, включает в свою систему представлений, ценностей, подчиняет собственным задачам. Ограничителями интерпретации служат правила и нормы исторической профессии.

В историческом знании XIX–XX вв., были разработаны методы критического анализа источников, что позволило глубже вникать в их содержание, раскрывать их различные смысловые уровни.

Когда историк приступает к работе над отобранными для осмысления источниками, первая его задача заключается в расшифровке и освоении текста, установлении его происхождения авторства, времени, места и целей составления) и подлинности. В этих операциях, относимых обычно к внешней критике источника, исследователю оказывают помощь палеография, эпиграфика, текстология, сфрагистика, дипломатика и другие вспомогательные исторические науки. После завершения внешней критики исследователь переходит к установлению полноты, достоверности и точности сведений, содержащихся источнике. Этот этап работы принято называть внутренней критикой источника, или герменевтикой.

Для понимания источника необходимо учитывать социально-исторические условия его возникновения и конкретные обстоятельства создания. Все источники, так или иначе, несут на отпечаток представлений, убеждений и идеалов их создателей, отражают их индивидуальные взгляды и культуру эпохи. При изучении любого источника исследователю необходимо интерпретировать его данные, т. е. попытаться восстановить первоначальный смысл, учитывая его семантические изменения во времени, а также и некоторую неполноту. Сведения о прошлом по пути к историку проходят своеобразную фильтрацию, И после каждого её этапа информации остаётся всё меньше. Таким образом, отдельные факты могут быть безвозвратно утрачены. Однако восполнить некоторые недостающие сведения оказывается возможным по разным категориям источников; помимо того, характерные явления и процессы эпохи, как и ее значимые события, как правило, фиксируются в разнообразных свидетельствах современников, а, следовательно, имеют шансы сохраниться для последующих поколений.

 

 

В своих трудах историки во все времена единодушно отмечали, что намеревались писать правду о минувшем. Но далеко не всё написанное буквально отражает то, что случилось в прошлом. Значит ли это, что авторы выдумывали или искажали правду от незнания или неумения «записать» историю?

Под истиной и вымыслом в разное время историки понимали нечто различное. Так, правдивым могло считаться типическое, т. е. раскрывающее характерные, общие черты явлений, как это делала литература; в этом случае менее существенное, преходящее давало материал историкам. Под истинным могло пониматься и морально правильное, ориентирующее и наставляющее читателя в вере. Помимо разных представлений о природе правды в историческом повествовании, необходимо принимать во внимание воззрения и убеждения его автора. Чудеса святых для средневекового хрониста были неотъемлемой частью правильного порядка вещей. Не менее естественным для историка нового времени могло быть представление о развитии человеческой морали и скором триумфе прогресса. Наконец, все источники содержат элементы идеологии, определяющей приоритеты и умолчания в тексте, смысловые акценты в повествовании.

Все эти обстоятельства следует учитывать при работе со свидетельствами прошлого. По словам А. Я. Гуревича, «историк находится в постоянном единоборстве с источником, ибо последний представляет собой одновременно и единственное средство познания, и ту преграду, природу которой необходимо по возможности глубоко исследовать... Он по необходимости погружается в область представлений авторов исторических источников, в ту систему культурных стереотипов и ходов мысли, которая была неотъемлемой стороной их творчества» [5].

 

...

...

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.006 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал