Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ЭЛЕМЕНТАЛЫ 5 страница




В той статье вы говорили о том же замечании, которое вы сейчас считаете "очень важным"2 и приписываете перу крупного палийского ученого, как о "злобной и беспочвенной критике".

________

1 "Тайная доктрина", том I, Введение, стр. 21. — Прим. редактора.

2 Так мы говорим теперь. И мы не отказываемся ни от одного слова, сказанного тогда; и "Тайная доктрина" подтверждает это. Но это вовсе не противоречит тому факту, что любое учение, вы сказанное когда-либо публично, не может далее рассматриваться как "эзотерическое". Эзотерические идеи, изложенные в "Эзотерическом буддизме" и "Тайной доктрине", стали теперь экзотерическими. Замечание о "злобной" критике не исключает того, что она была "очень важной"; таковы, например, большинство замечаний Карлейля. Несколько лет назад, в То время, когда наши доктрины были едва очерчены, и востоковеды ничего о них не знали, всякая дискуссия и критика такого рода была "бесполезной". Но сейчас, когда эти доктрины распространились по всему миру, пока мы не назовем вещи своими именами и не признаем наши ошибки (например, написание буддизм вместо "будхизм" — ошибка, кроме того, отчетливо приписанная непосредственно нам, "индийским теософам", а вовсе не м-ру Синнетту), наши критики будут иметь бесспорное право обвинять нас в том, что мы пустились в плавание под фальшивым знаменем. Нет ничего более пагубного для нашего дела. Если мы хотим, чтобы на нас смотрели как на теософов, мы должны защитить ТЕОСОФИЮ; мы должны защитить наше знамя, прежде чем мы подумаем о защите нашей собственной незначительной личности и amour-propre [самолюбия, франц.], и должны быть готовы к тому, чтобы принести себя в жертву. Именно это я и пыталась сделать во Введении к "Тайной доктрине". Жалок знаменосец, закрывающий свое тело от вражеских пуль священным знаменем, которое ему доверили!

Уместность заголовка, данного моей книге, обсуждалась в статье в "Теософисте" за июнь 1884 года, снабженной замечаниями редактора. Автор говорил в ней:

"Название, данное книге м-ра Синнетта, не будет ошибочным или спорным, когда будет отчетливо понята полная идентичность между изложенными в ней доктринами и учениями древних индийских риши".1

Эти цитаты показывают, что неблагоприятное мнение об "Эзотерическом буддизме", предложенное в настоящее время на суд читателей "Тайной доктрины", возникло у ее автора, по-видимому, относительно недавно.2

________

1 Поскольку "риши" не имеют никакого отношения, к "буддизму" — религии Гаутамы Будды, — это высказывание, несомненно, свидетельствует о том, что ошибка, связанная с двойным "д", в то время не казалась автору столь существенной, как это стало потом..



2 Это ошибка. То, о чем говорится ныне в "Тайной доктрине", мы знали и ранее, но с первого года после публикации "Эзотерической доктрины" хранили молчание; однако мы признаем, что с самого начала мы не понимали важности этой ошибки так отчетливо, как понимаем это сейчас. Большое количество критических замечаний, содержащихся в частных письмах и в письмах, присланных в "Люцифер", как от друзей, так и от недругов, заставило нас увидеть этот вопрос в его истинном свете. Если бы эта критика была направлена только против нас (м-ра Синнетта и Е. П. Блаватской) персонально, ее можно было бы полностью проигнорировать. Но поскольку она имела прямое отношение к исповедуемым нами доктринам — некоторые настаивали на том, что это буддизм в чистом виде, а другие считали, что это новомодная доктрина, изобретенная нами и приписываемая буддизму, — то опасность стала совершенно очевидной, и без публичного объяснения уже никак нельзя было обойтись. Более того, впечатление, что это учение является слишком материалистичным — "Эзотерический буддизм" осуждали за поддержку дарвиновской гипотезы, — распространилось от индуистов и ведантистов до почти всех европейских теософов. Это мнение необходимо было опровергнуть, что мы и сделали в "Тайной доктрине".

Удовлетворившись заверением, полученным (как объяснено в предисловии к шестому изданию) от почтенного учителя, суть которого сводится к тому, что книга в целом представляет собой логичное и заслуживающее доверия- изложение его учений, не нуждающееся в каком-либо последующем изменении или апологизации,1 я до последнего времени оставлял без ответа всякую критику, высказываемую в ее адрес. Я знал с самого начала, что в ней содержатся ошибки, которые может обнаружить посвященный, но к тому времени, когда человек, изучающий книгу, сумеет оценить эти ошибки, он уже будет находиться в независимой позиции к этой книге, а до тех пор они не будут его смущать.2 Однако сейчас я жалею, что "Тайная доктрина" посвящена не только распространению и развитию учения (то есть задаче, которая никем, не может быть выполнена лучше, чем Вами, что я охотно первым и признаю), но она прокладывает свой путь посредством замечаний об "Эзотерическом буддизме", и эти замечания касаются не только новых мыслей по поводу многих бесспорных недостатков моей книги, но и содержат в себе пренебрежительное отношение,3 высказываемое Вами по всякому поводу, и упреки другим за то, что они идут вперед.



Вы говорите, возражая против названия моей книги, что "эзотерические истины, представленные в книге м-ра Синнетта, перестали быть эзотерическими с момента их опубликования". Не должно ли то же самое странное возражение появиться на первой странице книги, названной "Тайная доктрина"? Не утратила ли доктрина права на это определение с того времени, как появилась Ваша книга?4

________

1 Никто никогда и не помышлял о том, чтобы отрицать, что "Эзотерический буддизм" является в целом "заслуживающим доверия изложением" учений Учителя. Утверждается лишь то, что некоторые личные спекуляции автора были неверны и приводили к ошибочным заключениям, (а) по причине их неполноты, (б) из-за того, что они были ближе к современной физической науке, чем к метафизической философии. Весьма вероятно, что ошибки, проистекающие из желания отразить диаметрально противоположное, будут найдены и в "Тайной доктрине". Как же любой из нас, в том числе и наиболее сведущий в оккультном учении среди теософов, может претендовать на непогрешимость? Давайте скромно признаем вместе с Сократом, что "все, что мы знаем, это то, что мы ничего не знаем"; во всяком случае, ничего, в сравнении с тем, что мы должны узнать.

2 Не "смущать", а вводить в заблуждение — именно это и произошло.

3 Мы возражаем против этого выражения. Не "пренебрежительное отношение", но просто попытка прояснить некоторые идеи, излагаемые в наших работах. Без таких объяснений, утверждения, делаемые обоими авторами, неизбежно могли бы быть отвергнуты как противоречащие друг другу. Широкая публика редко достигает глубины в анализе таких трудных метафизических вопросов, но судит по внешности. Мы должны, в первую очередь, познакомить читателя со всеми сторонами учения, прежде чем позволить ему принять или даже усмотреть в одной из этих сторон некую догму.

4 Бесспорно, это так, если следовать логике. Наш корреспондент вряд ли задал бы этот вопрос, звучащий как сарказм, если бы он обратил внимание на то, что сказано во Введении к "Тайной доктрине" [стр. 21-22]: "Эзотерический буддизм" — это прекрасная работа с очень неудачным названием, хотя оно означает не более чем название данной книги, "Тайная доктрина"; другими словами, "Эзотерический буддизм", также как и те части "Тайной доктрины", ныне разъясненные в нашем издании, перестали быть "тайными" с момента их обнародования. Мы призываем логиков и литературных критиков разрешить этот вопрос.

Эти вопросы имеют совсем небольшое значение, хотя они и усложняют мое понимание того, почему Ваши взгляды на них столь диаметрально изменились за последние годы.1 Я вряд ли взялся бы за написание этого письма, если бы не пассаж из "Тайной доктрины", относящийся к "Эзотерическому буддизму".2 Вы считаете, что моя попытка объяснить планетарную эволюцию неудачна из-за своей недостаточной метафизичности, цитируя при этом мое высказывание, что "чистая метафизика такого рода меня не привлекает", в связи с фразой из одного директивного письма, которое я получил во время работы над книгой. "В таком случае", — говорите вы, — "как отмечает Учитель в своем письме: почему проповедь наших доктрин является столь тяжелой работой и плаванием adversum flumen [против течения, лат.]". Любой читатель вообразит, что приведенный пассаж из этого письма имеет отношение к выражению, цитируемому из книги.3 На самом деле, ничего подобного далее нет. Мое замечание о "чистой метафизике" имеет ограниченную и специфическую сферу приложения, и на следующей странице я имею дело с периодом, предшествующим самым ранним проявлениям природы в сфере чувств, когда эволюция работала с "элементарными силами, лежащими в основе явлений природы, столь очевидных и воспринимаемых человеческими чувствами теперь".

Время от времени, от критиков "Эзотерического буддизма", которые, по-видимому, отмечают мой неверный подход, я слышал это обвинение в том, что я недостаточно оценил великую доктрину с метафизической точки зрения, что я "материализовал" ее концепции. Не думал, что я когда-нибудь возьмусь за перо, чтобы бороться с этой идеей, хотя она всегда казалась мне странной и ошибочной; но обвинения с Вашей стороны столь укрепили мою позицию по этому вопросу, что пришло время, во всяком случае, разъяснить, каковы же мои собственные соображения.4

________

1 Vide supra [см. выше, лат.] причины теперь ясны.

2 "Тайная доктрина", том I, стр. 232 и далее. — Прим. редактора.

3 Это замечание Учителя было сделано в общем, а не по какому-то конкретному поводу. Но что из этого?

4 Мы еще раз просим нашего друга и коллегу м-ра Синнетта поверить, что сказанное в "Тайной доктрине" не содержит замечаний, выражающих наши личные возражения, поскольку нам слишком хорошо знакома позиция нашего корреспондента, чтобы иметь какие-либо возражения. Они адресованы нашим благожелательным критикам и направлены против них, особенно против тех, кто с достойной восхищения, хотя и заслуживающей лучшего применения, беспристрастностью пытаются поразить нас обоих, а через нас — всю Эзотерическую Доктрину. Не провозглашалась ли последняя некоторыми доброжелателями изобретением Е. П. Блаватской? Не утверждал ли даже такой исключительно умный и ученый человек, как покойный Ш. У. Кинг, в своей книге "Гностики и их реликвии", что у негр есть причины "предполагать, что прорицательница "Эзотерического буддизма" (т. е. ваш покорный слуга) извлекла свои первые идеи из анализа Внутреннего человека (т. е. наших семи принципов), изложенных в моем (его) первом издании"! И это потому, что большинство философских гностических работ, особенно учения Валентина и Маркиона, полны нашими древними эзотерическими идеями. Поистине, сейчас самое время, чтобы обвиняемый также мог "встать и объяснить" свою позицию в "Тайной доктрине", невзирая на чью-либо (в том числе ее собственную) личность.

Обвинение в "материализации" доктрины возникли, по-видимому, исключительно потому, что мне в какой-то мере удалось сделать некоторые ее части доступными для понимания. Широко распространен обычай рассматривать неясность изложения как эквивалент одухотворенности мысли; и большинство людей не привыкло уважать ту фразеологию, которую они могут понять. Не привыкшие воспринимать мысль с помощью образной интуиции, они полагают, что если эта мысль дается в живом виде, то тем самым она утрачивает свое привилегированное положение в идеальной сфере. Они обычно рассматривают некий кирпич как нечто, имеющее определенную форму и назначение, а идею — как тень Протея. Если идея имеет определенное место в природе, она будет казаться им материализованной, даже если она будет связана с жизненными условиями, столь далекими от материальных, как девакханическое чувство.

Последовательность Причины и Следствия, по-видимому, материализуется сама по себе — в той ментальной атмосфере, в которой я это обсуждаю, — если ее рассматривать в наиболее интересном аспекте, а именно, как прокладывающую путь из одного природного плана в другой.

Для такого рода читателей "Эзотерический буддизм", может быть, является материалистичным; но, поскольку я осмеливаюсь верить в то, что он является мостом, по которому уже перешли многие, и могло бы перейти еще больше, через пропасть, разделяющую материальные интересы этой жизни и царство духовных устремлений вне ее, я не вижу причины сожалеть о той форме, в которой она была написана, хотя многие из тех, кто использовал ее в свое время, сейчас презирают ее материалистическую конструкцию.1 Это слишком перегрузило бы Ваш журнал, если бы я цитировал в полном объеме высказывания, показывающие, сколь постоянно я подчеркивал нематериалистические аспекты этого учения; однако я, вероятно, могу позволить себе привести одну цитату небольшого отрывка из главы о "вселенной", в котором говорится:

"Она (доктрина Эзотерической Мудрости) снисходит до материализма, как бы связывая свои методы с логикой этой системы, и поднимается в высшие сферы идеализма, чтобы охватить и выразить наиболее высокие духовные устремления".

Целостная истина этой доктрины прекрасно изложена в исчерпывающем виде в конце длинной статьи "Метафизическая основа эзотерического буддизма", которая опубликована в "Теософисте" за май 1884 г., с наводящей на размышления подписью, Дамодар К. Маваланкар. Она гласит:

"Читатель поймет теперь, что "Эзотерический буддизм" — это не система материализма. Это, как говорит м-р Синнетт, трансцендентальный материализм, который не является материализмом, так же, как абсолютное сознание — это отсутствие сознания".2

________

1 Мы не знаем никого, кто бы "презирал", но знаем, с другой стороны, многих, и таковых очень много, которые радуются, по тому что ее можно рассматривать как "материалистическую". Самое время опровергнуть их и вывести из заблуждения; и это письмо, в котором впервые излагаются истинные взгляды и позиция нашего корреспондента, — это один из первых хороших плодов, появившихся благодаря моим замечаниям в "Тайной доктрине". Это хороший способ остановить наших врагов.

2 Это — verbatim [слово в слово, лат.] выражение вашего друга и покорного слуги, Редактора. Дамодар лишь повторил наши взгляды. Но таких, как Дамодар мало, и наш корреспондент хорошо знает, что в Англии имеются другие брамины, заявившие, что "Эзотерический буддизм" материалистичен в своей основе, и постоянно поддерживающие эту мысль в других людях.

Всякая защита кого бы то ни было — это неприятное дело. По многим причинам я бы скорее оставил все эти вопросы в покое, но игнорировать неблагосклонные замечания, вышедшие из-под Вашего пера, означало бы отнестись к ним с меньшим уважением, чем содержат мои настоящие замечания.

В заключение, поскольку "Тайная доктрина" так часто обсуждает то, что говорится в "Эзотерическом буддизме" относительно дарвиновской эволюции, позвольте мне попытаться разъяснить этот пункт. Полученное мной учение о расовой эволюции, весьма ограничено. Было бы неточным назвать его "фрагментарным" (как это иногда делается); но оно имеет в своей основе рассмотрение проблем "космогенезиса", следовательно, занимается, прежде всего, космическим прогрессом духовных вопросов в различных царствах природы, начиная с минералов и завершаясь в человеке. Из этого элементарного утверждения следует, что на некой стадии великого эволюционного процесса происходит подъем из царства животных в человеческое царство,1 независимо от того, где бы этот переход ни происходил. В этом отношении учение подтверждает дух дарвиновской идеи,2 хотя дальнейшее выяснение этого вопросов Вашей данной работе показывает, что многие специфические предположения дарвинизма ошибочны, а его приложение к человеческой эволюции в этот мировой период в целом неоправданно. Необходимо сказать, что когда я писал "Эзотерический буддизм", я не знал позиции Вашего учения по этому вопросу, поэтому мое личное убеждение того времени состояло в том, что доктрина поддерживает гипотезу Дарвина в общем виде. Когда я писал "Эзотерический буддизм", я не слышал живого слова Индии, что и привело к противоположному эффекту.3

________

1 В первом Круге, частично во втором, но не на каком-либо этапе четвертого Круга. Для этого имеется чисто математическая или, скорее, алгебраическая причина: Настоящий (наш) Круг, являющийся срединным (между 1-м, 2-м и 3-м с одной стороны, и 5-м, 6-м и 7-м, с другой), — это период приспособления духа и материи и конечного равновесия между ними. Это тот момент, когда царство истинной материи, ее величайшее состояние (так же не известное науке, как и ее противоположный полюс — гомогенная материя или субстанция) завершает свое развитие и приходит к концу. С этой точки зрения физический человек начинает сбрасывать "слой за слоем" свои материальные молекулы для пользы и последующего формирования животного царства, которое, в свою очередь, передает их растительному царству, а последнее — минеральному. Поскольку в первом Круге человек развился из животного через посредство двух других царств, следует полагать, что в данном Круге он должен появиться прежде мира животных этого манвантарического периода. Более подробно это изложено в "Тайной доктрине".

2 Что же знали Дарвин или дарвинисты о нашем эзотерическом учении о "Кругах"? "Дух" дарвиновской идеи — это "ирландский бык", поскольку этот "дух" является материализмом чистейшей воды.

3 Причина этого также изложена в "Тайной доктрине".

Таким образом, больше не осталось вопросов, заслуживающих обсуждения. Мои читатели должны были познакомиться с первичными принципами кармы, реинкарнации и космического прогресса, направленного к высшим состояниям существования. Весь космогенезис, необходимый для понимания этих принципов, содержится в данном учении. Многое было оставлено для дальнейшего развития, в надежде на перспективу. Первая книга Эвклида не может содержать также вторую, третью и четвертую. Я не сомневаюсь, что в "Тайной доктрине" мы получили эзотерическое учение, аналогичное более развитой геометрии. Но, вероятно, она будет менее всего оценена теми, кто, прочтя первые страницы, подумает, что в ней идет речь о треугольниках".

С уважением, Ваш
А. П. Синнетт

От всего сердца мы благодарим м-ра Синнетта за это письмо. Лучше позже, чем никогда. В только что опубликованном первом томе нашей "Тайной доктрины" [стр. 262], мы приводим цитату из письма члена Теософского общества:

"Я полагаю, вы понимаете, что три четверти теософов, и даже люди, не принадлежащие к Теософскому обществу, воображают, что в "Эзотерическом буддизме" по вопросу об эволюции человека дарвинизм и теософия пребывают в любовном согласии".

Мы горячо отвергаем эту мысль уже на следующей странице, но наше отрицание не пошло бы столь далеко без поддержки м-ра Синнетта. Письмо, содержащее цитируемое выше предложение, было написано более двух с половиной лет тому назад, и наш отказ от обвинения "Эзотерического буддизма" в материализме и дарвинизме был поддержан автором этого письма и многими другими. Однако для пользы дела не помешало бы, чтобы м-р Синнетт лично подтвердил это. Ныне наша цель достигнута, ибо автор "Эзотерического буддизма" формально опроверг обвинение, и мы надеемся, что у нас не будет больше столь резких расхождений в наших философских убеждениях.

Заканчивая, мы еще раз благодарим нашего уважаемого корреспондента за снисходительность, с которой он воспринял наши замечания, хотя, к нашему сожалению, он ошибочно приписывает их ничем не оправданному изменению в нашем отношении к нему. Мы отвергаем такое обвинение и надеемся, что наши объяснения рассеют последние следы любых подозрений подобного рода.

_____________________


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал