Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Одиннадцатый ключ. Справедливость




Капитан австрийской армии Пана Тенецкий в компании трехофицеров своей роты вошел в парикмахерскую "У мужчины" ираспорядился постричь его и подать жареных гусят, откормленныхсыром. Посреди парикмахерской стояла деревянная человеческаяфигура, из которой струйкой вытекала вода. Парикмахерызасуетились вокруг офицеров, одни стригли, другие предлагалиракию и засахаренные цветы -- фиалки и розы. Потом тут же, впарикмахерской, был накрыт стол, и офицеры пообедали. Кизумлению мастера по парикам, брадобрея и их помощников,капитан Тенецкий после обеда, не вытаскивая из-под подбородкасалфетки, снова сел в парикмахерское кресло и потребовал, чтобыи его, и тех, кто был с ним, постригли наголо. И сбрили брови. -- Зачем это вам, господин капитан? -- едва осмелилсяспросить хозяин парикмахерской. -- Ведь волосы все равно чтоодежда. -- Вот именно, -- сказал Тенецкий, развалившись в кресле.-- Чем ты страшнее, тем лучше воюешь. Пока его стригли, он приказал своему ординарцу, ждавшему увхода, наточить саблю для левой руки. И ножны от сабли. -- Господин капитан, должно быть, имел в виду, чтобы янаточил саблю, а не ножны? -- Сабля у меня всегда острая, а ты -- ноги в руки иисполняй! -- рявкнул он, и ординарец помчался точить ножны исаблю для левой руки, что было особенно странно, принимая вовнимание, что капитан вовсе не был левшой. -- Готовитесь к новым победам, mein Herr? -- спросилпарикмахер, второй раз на дню занимаясь головой капитана. -- Не угадал, сокол мой, готовлюсь остаться там же, где яесть. -- Как это понять, mein Herr? -- Ты когда-нибудь видел на фреске причащающего Христа? -- Христа? Видел. Их там двое, один раздает народу хлеб, адругой -- вино. Один всегда смотрит в одну сторону, а второй --в другую. -- Правильно. Вот видишь, как быстро ты понял. Посколькунельзя раздавать одновременно и хлеб и вино, выходит, что тотХристос, который с хлебом, старше того, который с вином, инаоборот. Другими словами, в один и тот же момент хлеб -- этопрошлое, а вино -- будущее. Так же и со сторонами света. Такимобразом, фреска причащения апостолов в самом деле изображаетвремя. -- А где же здесь вы, господин капитан? -- Я всегда посредине. Между двумя Иисусами, междуВостоком и Западом, между хлебом и вином или, если хочешь,между прошлым и будущим. Там, где не умел быть мой покойныйотец. Он, в сущности, и не был солдатом. Он был музыкантом идумал только во время пауз. И не знал, что жизнь зависит не отдрузей, а от врагов. -- Да, правда, вы, сербы, больше думаете о врагах, чем одрузьях. Достойно похвалы, господин капитан. Говорят, настороне противника, у французов, воюет поручик Софроний Опуич.Один из тех известных, триестских Опуичей. Будьте с нимосторожны. Берегитесь его. Он, как я слышал, пошел в отца.Стремительный, как молния. На всякий случай держите поближе ксебе снайпера, который мог бы его убрать. -- Никакой он не известный Опуич. Он все еще писается втени своего папочки, -- вмешался один из офицеров. -- В любом случае это необычный человек. Несколько днейназад он заходил к нам сюда. -- Что ты говоришь! Не может быть! -- удивился другойофицер. -- Вот вам крест! Заходил, и по очень странному делу. Авас, господин капитан Тенецкий, он называл в разговоре поимени. Говорил, что его отец был знаком с вашим отцом. -- Ну и компания, -- оборвал его капитан Тенецкий. -- Отцаважно иметь всего раз в жизни. Когда -- сами знаете. Потом онбольше не нужен. Что же касается поручика Опуича, я хорошо зналего сестру Йовану, но теперь мы с ней больше незнакомы. -- Что поделаешь, mein Herr, никуда не денешься, людивидят дьявола, а дьявол -- Бога. -- А что хотел от вас Опуич? -- поинтересовался изсоседнего кресла третий офицер. -- Он попросил постричь и побрить его после смерти, если,не дай бог, с ним случится самое страшное. Говорят, он передкаждым боем заботится об этом. И платит вперед. Опуичи дажемертвыми хотят оставаться красавцами. -- Так оно и будет, -- прервал разговор капитан Тенецкий,сбросил на пол простыню, вышел на улицу, и его обритая головазаблестела на солнце. -- Что все это значит? -- спросил один из мальчишек,служивший в парикмахерской, у другого такого же мальчишки напобегушках, когда офицеры вышли. -- А ты не понял? -- удивился тот. -- Нет. -- Капитан Пана Тенецкий добивается справедливости. Онхочет сейчас, на войне 1813 года, отомстить поручику СофрониюОпуичу, сыну капитана Харлампия Опуича, который во времяпрошлой войны, в 1797 году, убил его отца, Пахомия Тенецкого. Три дня спустя Софроний и Пана действительно встретилисьна поле боя. Пана Тенецкий и его офицеры, обритые наголо и безбровей, походили на призраков. Капитан Тенецкий при этом держалв левой руке саблю, а в правой -- ножны. Когда они неслисьнавстречу друг другу, поручик Софроний Опуич, заметив саблю влевой руке противника, решил, что он левша, и не придалзначения его правой руке... Тенецкий проткнул его наточенныминожнами, и молодой Опуич упал как подкошенный. Последнее, чтоон видел, теряя сознание и пригвожденный к земле, был капитанПана Тенецкий, который в знак окончания боя и победы вложилсвою саблю в ножны, торчавшие из груди Опуича. Сабля легковошла в ножны и в тело Опуича, не причинив ему никакой боли.

Данная страница нарушает авторские права?


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.004 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал