Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Данный проект без изменений был напечатан в газете «Солдат» (2 сентября. № 17. С. 1).





С первых же дней заговора мы установили тесную связь со всеми участни­ками фронта и районными Советами. Большую нам службу в этом оказали наши комиссары, которые в Действующей армии употребили все силы для того, чтобы предупредить возможность прорыва фронта. Рабочий класс Пет­рограда пришел к нам на помощь в эти дни. К нам явились представители за­водов и давали сведения о технических средствах вооружения, которые могли бы быть отправлены на фронт. Были приняты чрезвычайные меры по охране Петрограда и в особенности некоторых учреждений, как-то: Смольного инсти­тута и Зимнего дворца, так как мы имели сведения, что на эти учреждения могут быть сделаны нападения.

Мы имели основания предполагать, что лица и группы, замешенные в за­говоре Корнилова, могут сделать провокационные выступления в эти дни, но в предупреждение этого мы произвели ряд самочинных действий, которые свелись к закрытию 4 газет9, многочисленным арестам и обыскам. Обыски были произведены (дважды) в гостинице «Астория», и арестовано там было около 40 человек, в числе которых был поручик Сумароков-Эльстон, затем в помещении Военной лиги, и арестован деятель ее, генерал Федоров.

Заканчивая, я должен сказать, что Комитет не на словах, а на деле пустил в ход все средства для защиты революции, опираясь на сочувствие и поддерж­ку демократии, которая, несмотря на разногласия, встала сплошной стеной против заговорщиков. В силу этого нужно сделать один вывод, что мы побе­дили только потому, что оказались едиными и сильными одной мыслью и же­ланием победить.

Затем по вопросу о политическом моменте слово было предоставлено т. Церетели.

Речь т. Церетели. Товарищи! Я хочу вкратце очертить политическую сторону переживаемых событий в то время, когда контрреволюционный заго­вор генерала Корнилова признается безумным предприятием.

Чего он хотел достичь? Он хотел залить кровью то, что кровью было до­быто. Его надежды питались тем, что в рядах демократии образовалась брешь, через которую он хотел пройти и поодиночке разбить нас. И только потому, что он внушил своим полкам мысль о восстании в Петрограде, он мог увлечь за собой часть войск. Но как ни были велики наши разногласия, Кор­нилов был встречен сплошной стеной демократии, и рушился его заговор. Это не должно для нас пройти бесследно, но должно послужить уроком. Пока де­мократия будет едина, не страшны ей Корниловы и Каледины.

Здесь ставится вопрос о дальнейшем поведении демократии и указывается на то, что идея коалиции рушилась, так как кадеты оказались причастными к заговору. Но когда об этом говорят, забывают одно, что на защиту коалици­онного Временного правительства двинулись полки против заговорщиков, и вся страна решила защищать эту власть. Если бы действия и политика власти шла вразрез с массой, организовались ли бы они для защиты правительства и той политики, какую оно осуществляло? Нужны реформы. Теперь наступил такой момент, когда нужно изменить нашу политику, нужно провести ряд ре­форм. Но принципы единения должны быть сохранены. Кроме того, мы должны принять меры к тому, чтобы к нам могли примкнуть все организации, которые стоят на нашей точке зрения, как-то: кооперативы, профессиональ­ные союзы, земства и городские думы. Вспыхнувший мятеж уничтожен нами




и руками Временного правительства. Также подавлен будет и всякий другой, но при условии, если мы сохраним единый фронт демократии. Нас разцеляют разногласия, и в наших рядах была партия, шедшая особо1**. Но теперь, когда наступил момент защищать революцию, мы общими усилиями сумели нанести удар контрреволюционерам.

Продовольственная разруха. Контрреволюция имеет в своем основании много причин, к числу которых относится продовольственная разруха, созда­ющая недовольство в массах, и на этой почве делаются на нас нападки. Мы должны воздержаться от того, чтобы стать на пути обещаний, которые трудно или невозможно исполнить. Мы в этом случае оградим массы от заблуждений.

Задачи момента. В настоящий момент мы должны с большой энергией про­водить те мероприятия, которые могут внести успокоение в массы и привлечь в свои ряды силы, могущие нам оказать в этом направлении содействие. Ка­деты ушли от нас11. Мы это предвидели и считали, что буржуазные группы и примыкающие к ним постепенно должны уходить от нас, хоть первый момент они и были с нами. Победа над Корниловым не далась бы нам так легко, если бы он сумел объединить вокруг себя буржуазию, и если бы она дала ему ре­альную поддержку. Реформы должны быть проведены немедленно, но после того, как в проведении их будет оказана поддержка большинства демократии, в противном же случае будет нанесен смертельный удар революции.



В настоящий момент Центральный Исполнительный Комитет должен раз­решить вопрос о созыве съезда демократических организаций для усиления и сплочения наших сил. Наша задача сводится к тому, чтобы сохранить единст­во фронта, несмотря на существующие разногласия по вопросам политической тактики. Ближайшая наша задача — создать общую демократическую базу, которая в армии ли, в тылу ли объединила бы все демократические организа­ции, как выбранные трудящимися массами, так и выбранными на основании всеобщего, прямого, равного и тайного голосования. В этой ближайшей задаче мы все можем и должны сойтись. Было бы величайшим несчастьем, если бы пролетариат один захотел сделать тот или иной шаг, так как почва для него еще не подготовлена, а поэтому неудача неминуема12.

Наша политика была поддержана всей решительно демократией, надо же нам организоваться и окончательно наметить те пути, которые дадут нам воз­можность защищать нашу страну и свободу от врага. Только единый орган, объединяющий вокруг себя всю революционную демократию, даст нам и силу сохранить наши завоевания.

Создание единого революционного фронта и приложение всех усилий для защиты страны от внешних и внутренних врагов — вот лозунг, который долж­ны поддержать все политические партии, и только этот лозунг даст нам воз­можность достигнуть окончательную победу. (Бурные и продолжительные ап­лодисменты, )

Тов. Завадье делает следующие замечания: 1) В гостинице «Астория» арестован не граф, а поручик Сумароков-Эльстон. 2) Военный отдел просит объявить, что Союз офицеров армии, Главный комитет которого находится при Ставке, нельзя смешивать с Советами офицерских депутатов, Петроград­ский Совет офицерских депутатов в лице своих представителей принимал ак­тивное участие в подавлении мятежа.


Затем с большой речью выступает т. Стеклов, сущность которой сводит­ся к следующему: возражая т. Церетели, оратор решительно высказывается против коалиционного принципа. Революционная демократия, говорит он, всегда будет поддерживать Временное правительство, даже реакционное, про­тив еще больших реакционеров, но это еще не значит, что пролетариат одоб­ряет всю его политику.

Правые элементы коалиционного правительства постоянно тормозят прове­дение мероприятий, на немедленном осуществлении которых пролетариат на­стаивает с первых дней революции. Дойдет до того, что терпение его лопнет, а что тогда случится, никто предвидеть не имеет.

В дальнейшем т. Стеклов обращается к собранию с упреком, что в мо­мент паники они, народные избранники, отдали кучке людей, хотя бы и самых прекрасных, ту власть, которая именно им, представителям революци­онной демократии, была вверена13. Пока правительство было подотчетно Со­ветам, за политику его можно было не так опасаться, теперь же оказывается, что в то время, как здесь обсуждался вопрос о конструкции власти, власть, как сообщает вечерняя газета, уже составлена^. Таким образом, вершителями судеб революционной демократии будут лица, ей неизвестные и не ею избран­ные, и нет никакой гарантии в том, что новый состав Временного правитель­ства не бросится в объятия другому Корнилову.

После последовавшей вслед за этим речи анархиста Блейхмана, сопро­вождавшейся непрерывным хохотом почти всего собрания, с возражениями Церетели выступил т. Каменев.

Цитируя статью «Речи», озаглавленную «Большевики», и ссылаясь на за­метку в «Биржевых ведомостях» «Накануне заговора» о предстоящем выступ­лении большевиков, т. Каменев, считая эти заметки явно провокационными и составленными для обмана масс, энергично призывает к воздержанию от каких бы то ни было выступлений и просит передать это во все рабочие райо­ны.

Переходя к обсуждению политического момента, т. Каменев говорит, между прочим, следующее: не потому революционная армия обратилась про­тив Корнилова, что она доверяла Временному правительству, а несмотря на то, что она ему не доверяла. Стать против Корнилова — еще не значит стать на сторону Керенского. Корниловщина — это всероссийский заговор буржуазии не против Керенского, с которым пытались сговориться, а против всероссийского пролетариата. Необходимо решительное изменение всей политики, которая вос­питала корниловщину, и полный разрыв с теми, кто на Московском совещании предлагал приветствовать, как первого солдата революционной армии того Ке­ренского, который оказался первым солдатом против революции.

Затем выступил ряд фракционных ораторов. В заключительном слове Це­ретели делает выступившим ораторам ряд возражений по некоторым пунк­там. Он затем возражает против некоторых пунктов предложенной больше­вистской резолюции. И.Г. Церетели указал, что в этот ответственный мо­мент демократия должна быть особенно осторожна в своих решениях.

По окончанию его речи голосовались резолюции, причем в основу была положена резолюция, предложенная большевиками, которая и была принята поименным голосованием.

Голос солдата. 1917. 1 сентября. № 104. С. 4. 250


№ 185 8. Отчет газеты «Свободная жизнь» об общем собрании

Заседание Петроградского Совета р. и с. д.

31 августа состоялось заседание Петроградского Совета р. и с. д.

Доклад Богданова. От Комитета народной борьбы с контрреволюцией сделал доклад Б.О. Богданов. Оратор отметил, что борьба с движением гене­рала Корнилова велась в двух направлениях. Был образован Политический кабинет и временный Военный отдел. В Политическом кабинете сосредотачи­валось общее руководство, Военный отдел представил собой орган действия. Когда случилось, что Временное правительство заколебалось, когда еще не было известно, чем кончится корниловская авантюра, и являлись посредники вроде Милюкова и генерала Алексеева, Политический отдел проявил всю свою энергию, чтобы воспрепятствовать каким бы то ни было соглашениям. Под нашим влиянием правительство прекратило все переговоры и отказалось от всяких предложений Корнилова. В Политическом отделе велись в это время работы в смысле объединения широких демократических масс для борь­бы с контрреволюцией.

Оратор считает особенно важным постановление Комитета о большевиках, арестованных по делу о событиях 3 — 5 июля. Комитет настоял на том, чтобы арестованные, все, к кому не предъявлено обвинение, были освобождены, от­носительно других должна была быть изменена мера пресечения.

Другая сторона деятельности Комитета по обороне — это Военный коми­тет. Мы считали необходимым в эти смутные дни борьбы с корниловским дви­жением придти на помощь Штабуа, когда мы убедились, что Штаб, как бы он ни был революционным, как всякий бюрократический орган, может не спра­вится со своей трудной задачей.

Оратор перечисляет ряд мер, которые были приняты Комитетом. Он гово­рит об обращении за помощью к кронштадтцам, об организации службы воен­ной разведки для выяснения силы генерала Корнилова, об обращении к союзу железнодорожных служащих. Для этого был взят под контроль железнодо­рожный телеграф и телефон. Все распоряжения Ставки и оперативные прика­зания генерала Корнилова были известны. Корниловщина ликвидирована, и его сподвижников ожидает революционный суд. Все обстоятельства, продол­жает Богданов, говорят за то, что должны были появиться союзники Кор­нилова. В течение вчерашнего дня и сегодня мы получаем много депеш об ор­ганизации восстания на Дону. Каледин мобилизует все казачьи силы. На 3 сентября в Новочеркасске созывается Казачий круг15, и там все эти вопросы будут поставлены ребром. А пока Каледин и его агенты разъезжают по облас­ти войска Донского, приближаются к Воронежу, Царицыну и организуют вос­стание казаков.

Нам до сих пор не удалось установить, в какой мере широкие слои каза­чества причастны к этому движению, но начальство казачье почти все охваче­но мятежным настроением. Мы призывали все Советы р. и с. д. к борьбе с растущим движением, мы привлекли к участию в этой борьбе и все войсковые

а Далее в газете ошибочно: «и».


организации. И мы уверены, что революционная Россия сумеет расправиться с посягателями на революцию, ибо этот заговор, как и авантюра Корнило­ва, — заговор начальств, и казачество не пойдет за теми, кто толкает его в пропасть.

Оратор далее отмечает, что органы революционной демократии все время не прерывали связи с фронтом. Центральный [Исполнительный] Комитет по­слал своих комиссаров на позиции для поддержания революционного духа в армии. — Мы, — продолжает Богданов, — приняли меры в целях снабже­ния армии всем необходимым. Не противопоставляя себя штабу и интендант­ству, мы оказываем реальную помощь, считая это своим долгом. Что касается охраны Петрограда, то и в этом направлении нами приняты все меры. Был произведен учет запасов вооружения. У нас были сведения, что отдельные группы и организации сочувствуют Корнилову и, чтобы предотвратить воз­можность контрреволюционных выступлений в Петрограде, мы произвели в течение трех дней много самочинных действий. В этом случае, как и ранее, мы считали свои долгом помочь правительству, не обращая внимания на фор­мальную сторону дела.

Мы произвели арест председателя Военной лиги Федорова, в лице которо­го лига оказалась непосредственно причастной к заговору генерала Корнило­ва. Лига организовывала корниловские банды. Интересно отметить, что после ареста Федорова на своих квартирах не оказалось ни одного из деятелей этой лиги, но мы знаем их, и они не уйдут от революционного суда. Вчера с 11 часов вечера до 9 часов утра производились аресты и обыски. Обыскана квартира Гучкова. Гучков вместе с арестованными одновременно с ним Фила-тьевым и сотрудником Егоровым находится в Пскове и оттуда будет препро­вожден в Петроград. Неожиданно для нас самих, мы принуждены были сде­лать обыск в Комитете польских войск. {Возгласы: «Ого1») Части польских войск расположены близ Ставки, это обстоятельство побудило нас обратить внимание на Польский комитет. В комитете мы никого не нашли, но в поме­щении комнаты было обнаружено триста винтовок и значительное количество револьверов. На наш запрос, что это значит, нам заявили, что оружие пред­назначено для раздачи населению в целях защиты революции от всяких пося­гательств. Нас этот ответ не удовлетворил, и мы оружие конфисковали.

Оратор заканчивает свою речь заявлением, что демократия теперь сильнее, сильнее, чем она была до заговора, сильнее, чем она была до 3 — 5 июля. Из всего происшедшего надо сделать один вывод: если демократия победила, то только потому, что в нужный момент она оказалась сплоченной и единодуш­ной в своем стремлении отстоять революцию.

Меня спрашивают, будет ли распущена Государственная дума. Мы счита­ем, что Государственной думы, которая объединилась на Московском совеща­нии с генералом Корниловым и генералом Калединым, манифестировала вместе с ними, не может быть. Одной из первых наших задач [является] рос­пуск Государственной думы.

Эти слова оратора покрываются громкими аплодисментами.

Речь Церетели. И.Г. Церетели останавливается на политической стороне событий. Он указывает, что заговор Корнилова рассчитан на предпо­ложении, что революционная демократия не сможет образовать единого фрон­та и что в рядах ее образуется брешь, которая даст ему возможность разбить


поодиночке разрозненные части. И только потому, что раскол этот не произо­шел, заговор Корнилова не удался. Как только обнаружилась правда перед прибывшими полками, так обозначилось крушение заговора. Это обстоятель­ство необходимо учесть: пока революционная демократия едина — никакие заговоры ей не страшны.

Переходя к критике поведения большинства революционной демократии, сделанной в Центральном Исполнительном Комитете, Церетели указывает, что идея коалиции не разрушена, это доказывается тем, что вся страна и армия встали на защиту Временного правительства и Совета р. и с. д. Поли­тику правительства необходимо изменить путем привлечения неорганизован­ных демократических элементов. Политика должна воплотить лозунги, вы­ставленные революционной демократией.

Необходимо привлечь к этой работе все силы, находящиеся вне рядов де­мократии. Он указывает, что среди кадетов-демократов нет единогласия по вопросу об отношении к Корнилову. Заговор не удался потому, что он не нашел подходящей почвы в рядах офицерства. Поэтому Церетели предла­гает Центральному Исполнительному Комитету созвать в ближайшем времени Всероссийский демократический съезд, который бы создал базу для демокра­тической политики и обеспечил защиту страны.

Речь Мартова. Мартов указывает, что идея коалиции обанкротилась окончательно. Часть Временного правительства оказалась не с революцией, а с Корниловым. Коалиции сейчас нет места. Вопрос поставлен ребром. Надо создать такую власть, которая способна была бы спасать страну от контррево­люции и была бы органически связана с истинно живыми силами страны — с ее демократией. Страна не может существовать при еженедельных кризисах. Время половинчатых решений кончилось. Нет других средств для спасения революции, как диктатура революции.

В результате прений принимается громадным большинством резолюция большевиков о кабинете, ответственном перед Советами16. За резолюцию го­лосовало 279 человек, против 115, 50 человек воздержалось.

Свободная жизнь. 1917. 2 сентября. № 1. С. 5.

186 9. Отчет газеты «Воля народа» об общем собрании

Заседание Петроградского Совета р. и с. д.

31 августа в Смольном институте состоялось под председательством Н.С. Чхеидзе заседание Петроградского Совета р. и с. д.

От Комитета народной борьбы с контрреволюцией сделал доклад Б.О. Богданов. Оратор отметил, что борьба с движением генерала Корни­лова велась в двух направлениях. Был образован Политический кабинет и временный Военный отдел. В Политическом кабинета сосредоточилось общее руководство. Военный отдел представлял собой орган действия.

Касаясь охраны Петрограда, оратор говорит, что в этом направлении нами приняты все меры. Был произведен учет запасов вооружения. Мы произвели аресты и обыски в гостинице «Астория», где, как оказалось, помещался глав­ный штаб Корнилова в Петрограде. Там было задержано 40 человек во главе


с графома Сумароковым-Эльстон. Мы произвели арест председателя Военной лиги Федорова, в лице которого лига оказалась непосредственно причастной к заговору генерала Корнилова. Лига организовывала корниловские банды. Интересно отметить, что после ареста Федорова на своих квартирах не оказа­лось ни одного из деятелей этой лиги, но мы знаем их, и они не уйдут от ре­волюционного суда. Вчера с 11 часов вечера до 9 часов утра производились аресты и обыски. Обыскана квартира Гучкова. Сам Гучков вместе с арестован­ными одновременно с ним Филатьевым и сотрудником Егоровым находится в Пскове и оттуда будет препровожден в Петроград17. Вчера ночью в гостинице «Астория» был снова произведен обыск, имелось в виду задержать тех из контрреволюционеров, которым удалось скрыться в прошлый раз, которые демонстративно тогда оставили пустыми и открытыми ящики своих письмен­ных столов. Неожиданно для нас самих, мы принуждены были сделать обыск в Комитете польских войск1^. (Возгласы: «О, ого!»-)

Оратор заканчивает свою речь заявлением, что демократия теперь сильнее, чем она была до заговора, сильнее, чем она была до 3 — 5 июля. Из всего про­исшедшего надо сделать один вывод: если демократия победила, то только по­тому, что в нужный момент она оказалась сплоченной и единодушной в своем стремлении отстоять революцию.

Меня спрашивают, будет ли распущена Государственная дума. Мы счита­ем, что Государственная дума, которая объединилась на Московском совеща­нии с генералом Корниловым и генералом Калединым, манифестировала вместе с ними, не может жить. Одной из первых наших задач [является] рос­пуск Государственной думы19.

Эти слова оратора покрываются громкими аплодисментами.

После Богданова выступает И.Г. Церетели, который останавливается на политической стороне событий. Он указывает, что заговор Корнилова при­знается всеми безумным предприятием. Переходя к критике поведения боль­шинства революционной демократии, сделанной т. Каменевым и другими, он указывает, что идея коалиции не разрушена, что доказывается тем, что вся страна и армия встали на защиту Временного правительства и Совета р. и с. д. Церетели протестует против обвинения правительства в недостаточно энер­гичной борьбе с контрреволюцией. В грозный момент оно нашло достаточно силы для борьбы с Корниловым. Но для дальнейшего успеха борьбы с контр­революцией необходимо единение. Нельзя принимать той радикальной про­граммы, которую предлагают большевики. Церетели предлагает Централь­ному [Исполнительному] Комитету созвать в ближайшем времени Всероссий­ский демократический съезд, который бы создал базу для демократической политики и обеспечил защиту страны.

Затем выступил Ю . М . Стек л о в, который повторил речь, произнесен­ную в пленарном заседании центральных органов демократии20.

Воля народа. 1917. 1 сентября. № 107. С. 4.

а См. док. № 184. 254


№ 187 10. Отчет «Рабочей газеты» об общем собрании

После открытия заседания т. Богданов сделал доклад о деятельности «Комитета народной борьбы с контрреволюцией» в связи с заговором генера­ла Корнилова. Комитет состоит из двух отделов: Политического кабинета и «Органа действия» — Военного комитета.

Затем выступает т.Церетели с речью о политическом моменте и о влас­ти. Прежде всего т. Церетели заявляет о необходимости изменения поли­тики и главным образом стремиться не разрушать того единого революцион­ного фронта, который установился в эти дни21. Необходимо также принять меры к устранению продовольственной разрухи, которая может вызвать сти­хийное недовольство масс. Затем необходимо созвать совещание, в котором бы приняли участие все решительно демократические организации с целью не­медленного проведения мероприятий, необходимых для защиты страны, а вместе с тем и революции, от внешнего и внутреннего врага.

После речи т. Церетели т. Завадье делает сообщения, что Союз офице­ров армии, Главный комитет которого находится в Ставке, не следуета смеши­вать с Советами офицерских депутатов, представители которых принимали участие в подавлении мятежа. После этого выступает с большой речью т. Стек лов, который решительно высказывается против коалиционного принципа, и если революционная демократия поддержала Временное прави­тельство, то это еще не значит, что она всецело одобряет его политику: она всегда поддержит правительство, если оно будет бороться с контрреволюцио­нерами. Тов. Каменев, цитируя статью «Речи» и ссылаясь на заметку в «Биржевике» «Накануне заговора»22 о предстоящем выступлении большеви­ков и считая эти заметки провокационными, энергично призывает к воздержа­нию от каких бы то ни было выступлений.

Корниловщина — это всероссийский заговор буржуазии не против Керенско­го, а против всероссийского пролетариата. В заключение т. Каменев призыва­ет Временное правительство к решительному изменению всей политики6.

Рабочая газета. 1917. 1 сентября. № 140. С. 2.

№ 188 11. Из отчета газеты «Единство* об общем собрании

Вчера в Смольном институте состоялось под председательством Н.С. Чхе­идзе заседание Петроградского Совета р. и с. д. От Комитета народной борь­бы с контрреволюцией сделал доклад Б.О. Богданов.

а В тексте газеты ошибочно: «не советует».

б В противоположность большинству петроградских газет «Рабочая газета» на следующий день, 2 сентября, не поместила более подробного отчета о данном общем собрании Петроград­ского Совета. Напечатана была только следующая краткая информация: «На заседании 31 ав­густа была принята резолюция большевиков 278 (в действительности 279. — Сост.) голосов «за», 115 против, 51 воздержалось» (2 сентября. № 150. С. 2).


Оратор отметил, что борьба с движением генерала Корнилова велась в двух направлениях. Был образован Политический кабинет и временный Воен­ный отдел. В Политическом кабинете сосредотачивалось общее руководство, Военный отдел представил собой орган действия. Докладчик подробно изла­гает ход событий и заканчивает речь заявлением, что демократия теперь силь­нее, чем она была до заговора 3 — 5 июля23. Из всего происшедшего надо сде­лать один вывод: если демократия победила, то только потому, что в нужный момент она оказалась сплоченной и единодушной в своем стремлении отстоять революцию.

После Богданова выступает И.Г. Церетели, который останавливается на политической стороне событий. Он указывает, что заговор Корнилова при­знается всеми безумным предприятием, рассчитанным на предположении, что революционная демократия не сможет образовать единого фронта и что в ее рядах образуется брешь, которая даст ему возможность разбить поодиночке разрозненные части. И только потому, что раскол этот не произошел, заговор Корнилова не удался. Церетели протестует против обвинения правительст­ва в недостаточно энергичной борьбе с контрреволюцией. В грозный момент оно нашло достаточно силы для борьбы с Корниловым. Но для дальнейшего успеха борьбы с контрреволюцией необходимо единение. Нельзя принимать той радикальной программы, которую предлагают большевики, так как это толкнет широкие массы на путь контрреволюции. Необходимо привлечь к этой работе все силы, находящиеся вне рядов демократии. Он указывает, что среди к.-д. нет единогласия по вопросу об отношении к Корнилову. Заговор не удался потому, что он не нашел подходящей почвы в рядах офицерства. Поэтому Церетели предлагает Центральному [Исполнительному] Комитету созвать в ближайшем времени Всероссийский демократический съезд, кото­рый бы создал базу для демократической политики и обеспечил защиту стра­ны.

Единство. 1917. 1 сентября. № 130. С. 2.

В заседании Петроградского Совета от 31 августа большинством 279 про­тив 115 при 51 воздержавшемся была принята резолюция большевиков, пред­ложенная Каменевым и в корне расходящаяся в позицией Исполнительного комитета.

Против этой резолюции решительно возражал Церетели. Он указывал, что вопрос реорганизации власти непрерывно связан с политикой Советов. Требование передать всю власть в руки пролетариата не соответствует момен­ту и не опирается на реальную действительность. Предлагаемые большевика­ми радикальные реформы не осуществимы сейчас, они или введут в заблуж­дение массы и вызовут массовую анархию и распыление революционных сил, или же вызовут еще большую разруху. Корниловский заговор не приблизил к платформе большевиков. Передача власти в руки революционной демократии без поддержки других слоев населения будет поражением демократии. — В Петрограде, — говорит Церетели, — мы стоим перед худшими возможнос­тями. Приехавши из Ямбурга, видел там казачьи войска Каледина. Казаки идут в Петроград не против Временного правительства, а против бунтующих


большевиков. Зреет настроение, готовое привести к гибели революцию. Необ­ходимо солидаризировать классовые интересы со всенародными интересами. Петроградский Совет [не] должен взять один власть в свои руки. Но, очевид­но, что знамя революции, которое в продолжение шести месяцев находилось в наших руках, переходит в другие руки. Хотелось бы, чтобы в этих руках оно пробыло хоть половину этого времени. Но этого момента я опасаюсь, так как переход власти в руки Совета р. и с. д. с нетерпением ждут противники революции, чтобы нанести ей решительное поражение. Церетели оглашает ре­золюцию, в которой говорится о недопустимости участия в правительстве эле­ментов, имевших отношение к заговору Корнилова. Необходим созыв Всерос­сийского демократического съезда, строжайшее расследование заговора Кор­нилова и предание суду всех участников его. Необходимо также распустить Государственную думу и укрепить все армейские организации.

Н.С. Чхеидзе ставит на голосование вопрос, какую из предложенных резолюций принять за основу. Подавляющим большинством принимается за основу резолюция большевиков.

Представитель от солдат выступил с заявлением, что солдатская секция почти вся отсутствует на заседании ввиду того, что члены секции ушли на пет­роградский фронт вместе с войсками. Поэтому он предлагает отложить голо­сование резолюции.

К этому заявлению присоединяется также и представитель фракции соци­алистов-революционеров. Последний заявляет, что социалисты-революционе­ры воздерживаются от голосования...11

Единство. 1917. 2 сентября. № 131. С. 4.

№ 189 12. Из отчета газеты «Речь» об общем собрании

В Петроградском Совете р. и с. д.

Вечером 31 августа в Смольном институте под председательством Н.С. Чхеидзе состоялось заседание Петроградского Совета р. и с. д. Первым был заслушан доклад Б.О. Богданова о деятельности Комитета народной борьбы с контрреволюцией. Он сообщает, что борьба с генералом Корнило­вым велась в двух направлениях. Был образован Политический кабинет для общего руководства и Военный отдел для действия. Много энергии было за­трачено Комитетом для борьбы с теми, которые предлагали вступить в пере­говоры с генералом Корниловым. Оратор сообщает далее о тех мерах охраны Петрограда, которые были приняты Комитетом в ожидании вступления кор-ниловских войск, и заканчивает сообщением о ходатайствах Комитета перед правительством о скорейшем освобождении арестованных большевиков.

Затем по вопросу о преобразовании власти с большой речью выступил И.Г. Церетели. Речь его, направленная в защиту идеи коалиции, часто прерывалась протестами, так что председателю приходилось даже напоминать

а Далее опущен текст резолюции. См. док. № 183.

9 - 8580 257


собранию о том, что у Совета есть достаточно силы для того, чтобы «выста­вить за дверь нарушителей порядка». И.Г. Церетели доказывал, что борь­бы с контрреволюцией еще не закончена, так как генерал Каледин продолжа­ет дело, начатое генералом Корниловым24. Кроме того, лучшим союзником контрреволюции является хозяйственная разруха, для устранения которой у демократии нет никаких чудодейственных средств. В такой тяжелый и ответ­ственный момент во главе государства должна стоять только коалиционная власть.

В зале шум. Большевики резко протестуют. Шум усиливается, когда ора­тор напоминает, что в Москве представители партии народной свободы по по­воду выступления генерала Корнилова приняли резолюцию, к которой присо­единились и представители социалистов-революционеров.

Отвечая протестующим, И.Г. Церетели говорит: Не надо переоценивать своих сил. Знайте, что, если заговор генерала Корнилова не удался, то это ис­ключительно потому, что он не был активно поддержан всей буржуазией. В противном случае борьба с ним одними только демократическими силами была бы невозможна.

Протесты вызвала также та часть речи оратора, в которой он доказывал, что было бы величайшим несчастьем, если бы власть попала в руки одного лишь класса. Зато аудитория устроила шумную овацию выступившему затем Ю. Стеклову, который, в общем, произнес ту же речь, какую он сказал днем в соединенном заседании обоих исполнительных комитетов.

Прения затянулись до поздней ночи.

Речь. 1917. 1 сентября. № 205. С. 4.

Заседания Петроградского Совета р. и с. д. 31 августа затянулось далеко за полночь.

После доклада т. Богданова и речи И.Г. Церетели, которые были уже из­ложены в нашей газете, выступает представитель большевиков Ю. Каме­нев. Он категорически высказывается против коалиции и утверждает, что только пролетариат способен спасти революцию. От имени своей фракции Ю. Каменев требует отмены смертной казни, хотя бы это привело к тому, что «голова генерала Корнилова останется на плечах».

От имени меньшевиков-интернационалистов выступил Л. Мартов. Он также выступает против коалиции и считает, что в правительстве не должно быть ни кадетов-демократов, ни других буржуазных партий.

Представитель фракции с.-р. Болдырев требует очищения Ставки от контрреволюционного командного состава и роспуска Государственной думы и Государственного совета. Кроме того, необходимо немедленно созвать Учреди­тельное собрание, а до созыва его создать революционный парламент из пред­ставителей демократических организаций. Правительство должно быть ответ­ственно перед этим парламентом. Оратор также высказывается против коали­ции с кадетами-демократами и считает необходимым, чтобы власть была скон­струирована Центральным Исполнительным Комитетом Совета р. и с. д.

В этом же смысле высказываются и Володарский, и Рязанов.


Всем этим ораторам возражает И.Г. Церетели. Он доказывает, что тре­бование о передаче всей власти в руки пролетариата не соответствует моменту и не опирается на действительное соотношение сил. Не могут быть осущест­влены в настоящее время и те радикальные реформы, которые обещают в своих резолюциях большевики. Обещание таких реформ введет лишь в за­блуждение массы и вызовет анархию.

В Петрограде, — говорит И.Г. Церетели, — мы стоим перед новой опасностью. Я это особенно почувствовал сегодня в Ямбурге, где видел каза­чьи войска генерала Каледина. Казаки идут на Петроград не против Времен­ного правительства, а против бунтующих большевиков. Зреет настроение, ко­торое может привести к гибели революции. В такой момент классовые интере­сы должны быть подчинены интересам всенародным.

Заканчивает И.Г. Церетели так: Очевидно, что знамя революции, ко­торое в продолжение 6 месяцев находилось в наших руках, переходит в дру­гие руки. Хотелось бы, чтобы в этих руках оно пробыло хотя бы половину этого времени. Но этого момента я опасаюсь, так как перехода власти в руки Совета р. и с. д. с нетерпением ждут противники революции, чтобы нанести ей решительное поражение.

Прения окончены. Вносятся четыре проекта резолюции. Один из них при­надлежит фракции большевиков, которая подавляющим большинством голо­сов принимается за основную...8

В результате голосования резолюция большевиков принимается большин­ством 279 против 115 голосов при 51 воздержавшемся.

После голосования с внеочередным заявлением выступает представитель большевиков т. Володарский. Он сообщает, что им только что получены сведения о том, что правительство усилило борьбу с большевиками и интерна­ционалистами. Не следует, однако, поддаваться провокации и [следует] оста­ваться спокойными, пока наступит момент для решительного боя..."

В заседании впервые после долгого перерыва присутствовал и выступал анархист Блейхман.

Речь. 1917. 2 сентября. № 206. С. 3.

№ 190 13. Отчет газеты «Петроградский листок» об общем собрании

31 августа в Смольном институте состоялось под председательством Н.С. Чхеидзе заседание Петроградского Совета р. и с. д.

От Комитета народной борьбы с контрреволюцией сделал доклад Б.бО. Богданов. Оратор отметил, что борьба с движением генерала Корни­лова велась в двух направлениях. Был образован Политический кабинет и временный Военный отдел. В Политическом кабинете сосредотачивалось общее руководство, Военный отдел представил собой орган действия.

а Далее опущены текст резолюции и протест представителя солдатской секции. См. док. № 183, 191. б В тексте газеты ошибочно: «В».

9* 259


Когда случилось, что Временное правительство заколебалось, когда еще не было известно, чем кончится корниловская авантюра, и являлись посредники вроде Милюкова и генерала Алексеева, Политический отдел проявил всю свою энергию, чтобы воспрепятствовать каким бы то ни было соглашениям. Мы заявили, что не может быть никаких колебаний: перед нами путь один — беспощадная борьба с Корниловым. И под нашим влиянием правительство прекратило все переговоры и отказалось от всяких предложений Корнилова. На эту работу ушла масса сил. Кроме деятельности по отношению к Времен­ному правительству, в Политическом отделе велись работы в смысле объеди­нения широких демократических масс для борьбы с контрреволюцией.

Оратор считает особенно важным постановление Комитета о большевиках, арестованных по делу о событиях 3 — 5 июля. Комитет настоял на том, чтобы арестованные, все, к кому не предъявлено обвинение, были освобождены, от­носительно других должна была быть изменена мера пресечения.

Тяжелое впечатление, — продолжает оратор, — на нас произвело сооб­щение о том, что в области войска Донского подготовляется генералом Кале­диным восстание, подобное корниловскому. И заговор Корнилова, и движе­ние, затеянное Калединым мы должны рассматривать не как отдельные слу­чаи. Их, вероятно, будет много, потому что заговоры опираются на некоторые общественные группы, для них создается атмосфера сочувствия. Благодаря этой атмосфере, могут быть найдены новые союзники, новые силы.

Корниловщина ликвидирована. Нужно думать, уже ликвидирована. Его и его сподвижников ожидает революционный суд. Мы получили известие, что один из главарей этого движения генерал Крымов не дождался суда, он по­кончил самоубийством. (В зале движение, раздается крик: «Туда ему и доро­га!») Все обстоятельства, — продолжает Богданов, — говорят за то, что должны были появиться союзники Корнилова. В течение вчерашнего дня и се­годня мы получаем много депеш об организации восстания на Дону. Каледин мобилизует все казачьи силы. На 3 сентября в Новочеркасске созывается Ка­зачий круг, и там все эти вопросы будут поставлены ребром. А пока Каледин и его агенты разъезжают по области войска Донского, приближаются к Воро­нежу, Царицыну и организуют восстание казаков.

Нам до сих пор не удалось установить, в какой мере широкие слои каза­чества причастны к этому движению, но начальство казачье почти все охваче­но мятежным настроением.

Что касается охраны Петрограда, то и в этом направлении нами приняты все меры. Был произведен учет запасов вооружения. Чтобы предотвратить возможность контрреволюционных выступлений в Петрограде, мы произвели в течение трех дней много самочинных действий. Временное правительство не могло уследить за всем, оно просило нас сообщать факты, имеющиеся в нашем распоряжении.

Мы постановили закрыть четыре газеты. Мы произвели аресты и обыски в гостинице «Астория», где, как оказалось, помещался главный штаб Корни­лова в Петрограде. Там было задержано 40 человек во главе с графом Сума-роковым-Эльстоном. Мы произвели арест председателя Военной лиги Федо­рова, в лице которого лига оказалась непосредственно причастной к заговору генерала Корнилова. Лига организовывала корниловские банды. Интересно отметить, что после ареста Федорова на своих квартирах не оказалось ни одного из деятелей этой лиги, но мы знаем их, и они не уйдут от революци-


онного суда. Вчера с 11 часов вечера до 9 часов утра производились аресты и обыски. Вчера ночью в гостинице «Астория» был снова произведен обыск, имелось в виду задержать тех из контрреволюционеров, которым удалось скрыться в прошлый раз, которые демонстративно тогда оставили пустыми и открытыми ящики своих письменных столов. Неожиданно для нас самих, мы принуждены были сделать обыск в Комитете польских войск. (Возгласы: «О», «Ого!») Части польских войск расположены близ Ставки, это обстоя­тельство побудило нас обратить внимание на Польский комитет. В комитете мы никого не нашли, но в помещении комитета были обнаружены триста вин­товок и значительное число револьверов.

После Богданова выступает И.Г. Церетели, который останавливается на политической стороне событий. Он указывает, что заговор Корнилова при­знается всеми безумным предприятием, рассчитанным на предположении, что революционная демократия не сможет образовать единого фронта и что в ее рядах образуется брешь, которая даст ему возможность разбить поодиночке разрозненные части. И только потому, что раскол этот не произошел, заговор Корнилова не удался.

Пока революционная демократия едина, никакие заговоры ей не страшны. Переходя к критике поведения большинства революционной демократии, сде­ланной т. Каменевым и другими, он указывает, что идея коалиции не разру­шена, что доказывается тем, что вся страна и армия встали на защиту Времен­ного правительства и Совета р. и с. д. Политику правительства необходимо изменить путем привлечения неорганизованных демократических элементов.

Церетели протестует против обвинения правительства в недостаточно энергичной борьбе с контрреволюцией. В грозный момент оно нашло доста­точно силы для борьбы с Корниловым. Но для дальнейшего успеха борьбы с контрреволюцией необходимо единение.

Церетели предлагает Центральному [Исполнительному] Комитету со­звать в ближайшем времени Всероссийский демократический съезд, который бы создал базу для демократической политики и обеспечил защиту страны.

Затем выступил Ю.М. Стек лов, который повторил речь, произнесен­ную им днем в заседании.

Петроградский листок. 1917. 1 сентября. № 210. С. 3.

№ 191 14. Из отчета газет «Дело народа» об общем собрании

...а Затем выступают фракционные ораторы, оглашающие резолюции.

Резолюция с.-р. Петроградский Совет р. и с. д., обсудив вопрос о конструк­ции власти, устанавливает, что мятеж контрреволюционной буржуазии, подня­тый при явном сочувствии партии к.-д. против революционной демократии и Временного правительства, доказал полную несостоятельность в настоящее время коалиции с буржуазными партиями. Поэтому Совет полагает следующее:

1. После ликвидации заговора генерала Корнилова власть должна быть сконструирована Центральным Исполнительным Комитетом Советов р. и с. д.

а Опущены тексты доклада Б.О. Богданова и речи И.Г. Церетели. См. док. N» 185.


2. В состав нового правительства ни в коем случае не должны войти пред­
ставители партии к.-д.

3. Ставка и командный состав армии должен быть сейчас же радикально
очищены от контрреволюционеров. Государственная дума и Государственный
совет должны быть немедленно очищены.

4. В кратчайший срок должен быть созван Временный революционный
парламент26 из представителей всех демократических организаций, объеди­
нившихся вокруг платформы, оглашенной на Московском совещании т. Чхеид­
зе27. В состав этого парламента должны войти представители: а) Советов р., с. и
кр. д.; б) земств и городским дум, избранных на основе всеобщего, равного, пря­
мого и тайного голосования; в) профессиональных союзов и кооперативов;
г) революционно-демократических организаций национальностей России.

5. После создания такого Временного революционного парламента все пра­
вительство в полном составе должно стать ответственным перед этим органом
впредь до созыва Учредительного собрания.

Речь т. Церетели. Выступивший затем с заключительной речью И.Г. Церетели возражает против обвинений меньшевиков в том, что они недостаточно энергично боролись с контрреволюцией. Возражает он также против обвинения в желании включить в коалицию представителей к.-д.

Переходя к вопросу об организации власти, т. Церетели заявляет, что этот вопрос неотделим от другого: о перемене политической роли Советов. Требования большевиков, обращенные к правительству в их резолюции, т. Церетели находит в настоящий момент неосуществимыми, потому что революция еще недостаточно укреплена, и такие реформы в области внутрен­ней политики раскололи бы население страны и демократию. Сейчас, по мне­нию т. Церетели, необходимо солидаризировать классовые интересы со всенародными интересами. Петроградский Совет не должен взять один власть в свои руки. Но очевидно, — говорит далее Церетели, — что знамя рево­люции, которое в продолжение шести месяцев находилось в наших руках, переходит в другие руки. Хотелось бы, чтобы в этих руках оно пробыло бы хоть половину этого времени. Но этого момента я опасаюсь, так как перехода власти в руки Совет р. и с. д. с нетерпением ждут противники революции, чтобы нанести ей решительное поражение28.

Голосование. При голосовании подавляющим большинством принимается за основу резолюция фракции большевикова.

Протест. Представитель солдатской секции заявляет, что секция почти вся отсутствует на заседании ввиду того, что члены секции ушли на петроград­ский фронт вместе с войсками. Поэтому он предлагает отложить голосование резолюции. К этому заявлению присоединяется много солдат, а также пред­ставитель фракции с.-р. Последний заявляет, что социалисты-революционеры воздержатся при голосовании29.

Результаты голосования следующие: за резолюцию большевиков 270 про­тив 115 при 51 воздержавшемся. Заседание закрывается около 5 часов утра.

Дело народа. 1917. 2 сентября. № 144. С. 2.

Резолюция опубл.: Партия социалистов-революционеров... Т. 3. Ч. 1. С. 748.

а Текст резолюции опущен. См. док. № 183. 262


№ 192

15. Из отчета «Петроградской газеты» о выступлении Блейхмана и Церетели на общем собрании

...аДостаточно было появиться на трибуне «вожаку анархизма» Блейхма-ну, как значительная часть присутствующих на вчерашнем собрании много­значительно [за]улыбалась. Были слышны вопросы: «Где ты, товарищ, пропа­дал до сих пор, где скрывался?» И надо быть благодарными т. Блейхману за его откровенный ответ и указания, из которых собрание узнало, что недавний «герой дня» скрывался в Кронштадте, где он даже оказался избранным в местный Совет р. и с. д. По-видимому, и остальные единомышленники г. Блейхмана нашли для себя уютный уголок в Кронштадте.

Резолюция большевиков. Большевиками была предложена резолюция, требующая немедленного объявления демократической республики, отмены частной собственности, государственного контроля над промышленностью, на­ционализации земли и открытой пропаганды мира.

Со своей стороны Блейхман требовал лишения нынешнего правитель­ства доверия, так как оно борется с крайними левыми фракциями и организа­циями. Что же касается Корнилова, то лидер анархистов требовал его отдать на растерзание рабочих...6

Выступление И.Г. Церетели. Оратор начал свою длинную речь с того, о чем говорил уже вчера, о надеждах генерала Корнилова, т.е. о внутреннем развале демократии и слабой поддержке правительству со стороны широких народных масс.

Но принцип политики Временного правительства, — сказал И.Г. Цере­тели, — по-видимому, оказался совершенно верным, если вся демократия, вся армия и большинство демократически настроенных масс стали в защиту этого правительства.

Говорить о конечном крушении заговора генерала Корнилова все еще не приходится, но я не сомневаюсь, что заговор, во главе которого стал и генерал Каледин, будет раздавлен, если широкие народные массы будут дальше ско­ваны тем единением, которое замечалось в эти грозные дни. Здесь предложи­ли, — продолжает Церетели, — целый ряд неосуществимых, по крайней мере, в настоящий момент, программ, и я должен заявить, что если ответст­венные представители демократии и Временное правительство захотят обеспе­чить сознательно неосуществимые обещания, то мы сыграем в руки контрре­волюционеров.

Меня со всех сторон спрашивают, почему правительство было в коалиции с кадетами. Признаюсь, меня удивляет этот вопрос. Ведь не следует забывать, что если не вся кадетская партия, то, по крайней мере, видные ее деятели под­держали революцию. Мне известно, что лидеры Московского отдела партии народной свободы присоединились к постановлению партии с.-р.

При этих словах Церетели в зале поднимается шум. Многие заявляют: «Мы о таком присоединении ничего не знаем». Оратор просит ему не мешать

а Опущена авторская оценка начала собрания, б Далее опущено изложение доклада Богданова.


довести свою речь до конца и предлагает своим оппонентам выступить на три­буне.

Я должен заявить, что победа над Корниловым нам далась так легко пото­му, что громадная часть буржуазии не пошла против нас. Мы, демократия, еще не настолько окрепли, чтобы исключительно рассчитывать на свои собст­венные силы. Не надо переоценивать этих сил и уменьшать значение сил, не­согласных с нами во многих вопросах.

В заключение Церетели заявляет, что страна, оправившись после тяже­лых испытаний, выпавших на ее долю, должна напрячь все свои силы для одоления внешнего врага, ибо военный разгром России явится и разгромом революции.

Речь Церетели вызвала гром аплодисментов.

А.Т.

Петроградская газета. 1917. 1 сентября. № 205. С. 3.

ПРИЛОЖЕНИЕ I

Обращение Центрального комитета РСДРП(б),

Петербургского комитета РСДРП(б) и фракции большевиков

Петроградского Совета*0

Товарищи, не поддавайтесь провокации!

В момент, когда корниловские войска стоят еще в нескольких верстах от Петрограда, милюковец Пальчинский делает попытку закрыть нашу газету «Рабочий» и душит даже газету «Новая жизнь».

В момент, когда Корнилов, Каледин и другие заговорщики-контрреволю­ционеры еще точат свой нож против революции, Временное правительство ос­вобождает из-под ареста Гучкова, одного из главных вожаков заговора.

В момент, когда все рабочие и солдаты полны негодования против кадет­ской партии — друзей Каледина и истинных его вдохновителей, Керенский ведет переговоры с кадетами и зовет этих заговорщиков в министры, отдавая им самые важные посты, от которых зависит жизнь и смерть миллионов рабо­чих, солдат и крестьян.

Это прямой вызов, товарищи!

Кто-то, стоящий за спиной Керенского — старые знакомые, милюков-цы, — хочет вызвать нас на бой сегодня, сейчас же, чтобы воспользоваться близостью корниловских войск, пролить кровь питерских рабочих, крон­штадтских и выборгских матросов.

Теперь всем уже ясно, что весь план Корнилова и корниловцев был рас­считан на то, чтобы в минувшее воскресенье вызвать на улицу рабочих. Этот план сорвался. Теперь его хотят провернуть при новой обстановке.

Этому не бывать, товарищи! Провокаторы обманутся в своих расчетах.

Корниловский заговор отнюдь не ликвидирован еще. Заговорщики отсту­пили в порядке, чтобы завтра с помощью буржуазии опять напасть на рево­люцию. Заговорщики нарочно прикидываются сдавшимися. Будем бдительны, будем осторожны, но не поддадимся на провокацию, примем бой не тогда, когда этого захотят наши враги.

Политика соглашения с буржуазией потерпела крах. Провал Корнилова станет и провалом этой политики. Тайные и явные корниловцы знают: теперь


им не разогнать армейских комитетов, теперь, после корниловских дней, гро­мадное большинство солдат неминуемо перейдет на нашу сторону, теперь по­литика смертной казни провалилась. И именно поэтому им нужно вызвать нас на бой сейчас, снова создать почву для сказки о «большевистском» заговоре и спутать все карты.

Товарищи! Нам нужно во что бы то ни стало объяснить эту дьявольскую игру всем рабочим и солдатам. Затаим нашу ненависть против наших врагов. Жизнь за нас. Мы победим — мы победим тем скорее и вернее, чем больше хладнокровия мы сохраним теперь.

Всякий призыв к немедленному выступлению на улицу наша партия счи­тает провокационным. Никаких выступлений на улицу! Продолжайте органи­зовывать рабочую милицию31. Сплачивайте братские ряды рабочих, солдат матросов! Объясните солдатам и крестьянам смысл событий! Не поддавайтесь на провокацию! Ни одного шага без призыва нашей партии!

ЦК РСДРП ПК РСДРП*

Фракция большевиков ЦИК и Петроградского Совета р. и с. д.

Рабочий. 1917. 2 сентября. № 12. С. 1.

ПРИЛОЖЕНИЕ II

Заявление председателя фракции эсеров А. Болдырева по поводу резолюции Петроградского Совета о власти

По поводу резолюции Петроградского Совета р. и с. д. о создании новой власти.

Ко мне обращалось несколько товарищей рабочих и солдат с вопросом, по­чему фракция с.-р. голосовала против резолюции, предложенной в заседании 31 августа большевиками и принятой Петроградским Советом. И поэтому, хотя этот вопрос ясен сам по себе, я считаю все же полезным на нем остано­виться.

Резолюция большевиков заключала в себе ряд пунктов, вполне приемле­мых с нашей точки зрения: недопустимость участия к.-д. в правительстве, не­допустимость дальнейшей безответственности власти, роспуск Государствен­ной думы и [Государственного] совета, радикальная чистка армии от контрре­волюционеров и др. Пункты содержались и в той резолюции, которая была внесена нашей фракцией и которую мы ниже помещаем6.

Но наряду с этим резолюция большевиков содержит такие цветы красно­речия, от которых несет чисто большевистским духом, отдающим самой насто­ящей и вредной демагогией.

В этой резолюции, как и всегда, т. н.в большевики, чтобы привлечь к себе сердца измученных проклятой войной и разрухой рабочих и солдат дают им

а В газете «Солдат» (3 сентября. № 18. С. 1) обращение подписано также Военной органи­зацией при ЦК РСДРП(б). 6 См. док. № 191. в Буква «н» плохо пропечатана, возможно, буква «т.».


ряд обещаний, страшно заманчивых, но частью невыполнимых, а частью прямо вредных для интересов трудового народа. Всех таких мест в их послед­ней резолюции мы перечислять не будем, но на 2 укажем. Они требуют «не­медленной отмены частной собственности на помещичью землю без выкупа и передачи в заведование крестьянских комитетов впредь до разрешения Учре­дительным собранием с обеспечением беднейших крестьян инвентарем».

Во-первых, был ли тот, кто писал эту резолюцию в деревне или сидит все время на митинге в Петрограде? Знает ли он, что в доброй половине «крес­тьянских комитетов» засели сейчас кулаки, урядники, волостные старшины и прочая нечисть, и что требовать передачи земли в их руки может только или дурак, или враг трудового крестьянства?

Во-вторых, понимает ли тот, кто писал эту умную резолюцию, какую ве­личайшую несправедливость сделало бы правительство, если бы оно начало раздел земли теперь, когда 12 миллионов крестьян в солдатских шинелях гру­дью своей защищают родину и революцию и не могут при этом разделе при­сутствовать? Или большевики хотят, чтобы эти 12 миллионов повтыкали штыки в землю, «открыли фронт» и побежали в деревню к дележу?

В-третьих, задумался ли хоть один большевик, что если землю возьмут крестьяне без строгого и точного закона, изданного Учредительным собрани­ем, без такого закона, где будет сказано, сколько и какой земли полагает­ся, — то все будут стараться захватить земли себе побольше, и дело может дойти до ссоры, драки и убийства между самими крестьянами? Или больше­викам не впервые стравливать друг с другом своих же братьев трудящихся? Не боятся ли они в междоусобице лить братскую кровь? 400 убитых и ране­ных 3 — 5 июля в Петрограде их не научили?

В-четвертых, всякому должно быть ясно, что из-за той земельной завару­хи, какой хотят большевики, часть земель сразу останется незасеянной и часть полей неубранной: об одних пойдет тяжба, для других не хватит сельскохо­зяйственных орудий — помещичью молотилку не разделишь на 50 частей, а общественный обмолот не везде сразу [можно] наладить. И паек в городах упадет сразу с '/г фунта до V4 фунта, а то и до восьмушки. Или больше­вистская голова не вмещает связи между печеным хлебом в городе и засеян­ными полями в деревне?

В-пятых,а наконец, если порасхватать землю как-нибудь да поскорее, то потом исправить это Учредительному собранию будет невозможно. Одни за­хватят в полную собственность. Другие захватят помногу земли. Отобрать у них, да распределить потом поровну и справедливо никакому Учредительному собранию не удастся. Отобрать землю у помещиков легче, их немного. А от­бирать землю для нового справедливого распределения у десятков миллионов крестьян, поди, да потом попробуй. И справедливого раздела земли, социали­зации6 земли, не видать тогда крестьянам как своих ушей.

Впрочем, большевикам на это, конечно, наплевать: ведь, по их мнению, крестьяне — мелкие буржуа. Им неважно, что потом трудовое крестьянство будет также страдать и мучиться, как и теперь. Им важно, чтоб сейчас сорвать хлопки на собрании и привлечь к себе голоса. Вот почему этот пункт больше-

а Слово «в-пятых» выделено курсивом в газете.

6 Слово «социализации» выделено курсивом в газете.


вистской резолюции — вредный для крестьян, как яд, и вот почему наша фракция социалистов-революционеров не могла голосовать за их резолюцию. Хотел я еще говорить о другом ядовитом пункте большевиков, «о нацио­нализации важнейших отраслей промышленности», да места нет. Пусть до другого раза.

А. Болдырев.

Знамя труда. 1917. 2 сентября. № 10. С. 1—2.

1 Днем 31 августа в Петрограде распространилось известие, что А.Ф. Керенский вновь
пригласил деятелей кадетской партии для участия в правительстве. Опасаясь нового взры­
ва недовольства масс, меньшевики на экстренном заседании своего Центрального комитета
приняли резолюцию, признававшую абсолютно недопустимым участие в правительстве ка­
детской партии. В 6 часов вечера в Смольном открылось заседание Центрального Исполни­
тельного Комитета Советов р. и с. д. На нем большевики предложили ЦИК резко отмеже­
ваться от коалиции с кадетами и поставить вопрос о передаче власти Советам. В этой об­
становке и открылось вечернее заседание Петроградского Совета, обсуждавшее «текущий
момент».

2 Днем, 31 августа, состоялось расширенное заседание Центрального комитета больше­
вистской партии совместно с представителями большевистских фракций ЦИК, Петроград­
ского Совета и Комитета народной борьбы с контрреволюцией. На этом заседании после
обсуждения была принята резолюция — Декларация о власти. На открывшемся в 6 часов
вечера заседании ЦИК эта Декларация была предложена в качестве проекта резолюции
ЦИК от большевистской фракции. Однако в связи с объявлением перерыва в данном засе­
дании до 2-х часов дня 1-го сентября, резолюция по существу не обсуждалась. Тогда она
была предложена большевиками на рассмотрение данного общего собрания Петроградского
Совета. Текст резолюции с пометкой о том, что она была оглашена большевистской фрак­
цией на заседании ЦИК 31 августа, был напечатан в № 10 газеты «Рабочий» за 1 сентября
1917 года.).

3 В утреннем выпуске газеты «Речь» от 31 августа (№ 204. С. 2) была опубликована
статья «Большевики», в которой говорилось, что большевистская партия готовит повторе­
ние июльских дней, хотя в период разгрома мятежа Корнилова большевики и выступили в
роли «надежного защитника правительства». Это, однако, якобы было сделано с целью
конспирации. Для доказательства этого утверждения «Речь» приводит статью из больше­
вистского органа «Бюллетень правды», издававшегося в Стокгольме, где говорилось о при­
ближении новой революции, о том, что время Керенского остается в истории лишь эпизо­
дом, показывающим, что группа интеллигентов, оторвавшихся от народных масс, показала
свое бессилие и погибла. «Речь» приводила также отрывки из статьи в швейцарской газете
«Vossische Zeitung», написанной болгарским депутатом-циммервальдцем Г. Кирковым о
том, что единственный выход для сохранения завоеваний революции в новой революции,
которая приведет к власти большевиков. По утверждению «Речи», сигнал к ней «будет дан
из Кронштадта». В.И. Ленин же в своем письме в Центральный комитет РСДРП(б) 30 ав­
густа 1917 г. писал: «Мы воюем с Корниловым, как и войска Керенского, но мы не под­
держиваем Керенского, а разоблачаем его слабость. Это разница. Это разница довольно
тонкая, но архисущественная и забывать ее нельзя». (Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 34.
С. 120.)

4 На проходившем почти одновременно с данным общим собранием заседании ЦИК, в
помещении того же Смольного института, правый эсер В.Г. Архангельский, говоря о необ­
ходимости «оттолкнуться от кадетов», в то же время выступал за коалицию «со всеми жи­
выми силами страны», т.е.
с буржуазией(См.: Дело народа. 1917. 1 сентября. № 143).
Этих «беспартийных» представителей буржуазиии имел ввиду оратор, говоря о «кадетах
2-го сорта».Тезис о возможности коалиции с беспартийными цензовикамиполучил боль­
шое распространение в последующие недели среди правых эсерови меньшевиков.

5 На утреннем заседании Государственногосовещания 14августа 1917 г.министр-пред­
седатель А.Ф. Керенский, предоставляя слово Верховному Главнокомандующему генералу



mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.042 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал