Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






напрочность

Проверка

Дмитрий Фалалеев

Управляющий инвестбанком Антон Поляков

узнает, что его заместитель, работая когда-то трейдером в коммерческом банке, проиграл на бирже $1 млн. Что делать Антону — уволить зама или закрыть глаза на его прошлое?


Антон Поляков вышел из офиса в отличном настроении. 15 минут назад на переговорах с крупной норильской металлургичес­кой компанией он добился выгодных условий. Кроме того, в Москву наконец-то пришла весна: ярко-оранжевое солн­це переливалось в окнах офисов, не из­балованные теплом столичные жители высыпали на улицы, и их гвалт создавал атмосферу праздника.

Оставив машину у офиса, Антон от­правился пешком в бар «Лакада» — там он договорился встретиться с «мги-мошным» приятелем Алексеем Кулешо­вым. Оба к своим тридцати пяти сдела­ли стремительную карьеру в бизнесе: Антон возглавлял инвестиционный банк «Капфингрупп», а Алексей недавно


стал зампредправления Бизбанка. Ви­деться чаще, чем раз в месяц, у них не получалось, тем не менее у приятелей сохранились теплые отношения.

Как всегда, они заказали по кружке темного пива и под аккомпанемент брит-попа стали делиться новостями.

— Ну как там твои металлурги? -спросил Алексей.

— Пока не хочу об этом говорить -боюсь сглазить. Кажется, после двух месяцев переговоров лед наконец-то тронулся.

— Я смотрю, у инвестбанкиров дела идут неплохо, — засмеялся Алексей. -Хорошо, не будем трогать эту тему -пока. А у меня есть новость. Для тебя, -добавил он, многозначительно глядя в глаза Антону.


 



 



 


 


- Что, кто-то из наших в очередной раз развелся?

- Не совсем. Позавчера я был на од­ной трейдерской тусовке... Так вот, один старый знакомый — Сергей Кривошап-

I ко, мы с ним вместе еще в СКС-банке

трейдерами работали — поведал занят-э историю. В 1993 году он работал

j Нафтабанке. В том самом, который I лопнул сразу после дефолта, помнишь?

1 там одним из его коллег-трейдеров [был некий Александр Варфоломеев.

Это имя тебе ни о чем не говорит?

- Так зовут моего зама. Ну и что? Я и без тебя это знал. Естественно, я брал на работу человека с хорошим знанием фондового рынка. И работает он, кстати, получше многих...

- Подожди, на этом история не за­канчивается. А знаешь, за что твоего Варфоломеева выгнали из Нафтабанка?

- Выгнали? Ну вообще-то он гово­рил, что сам ушел, по сокращению шта-


тов. А даже если и так, то что? Это еще ни о чем не говорит. Середина 90-х — время смутное, компании тогда закры­вались одна за другой... Бандиты, нало­говая... К тому же, Саше тогда было-то лет двадцать пять, не больше.



— Ну если тебя и этим не проши­бешь, слушай дальше. Уволили его вовсе не по сокращению штатов. К твоему сведению, чтобы при тогдашнем пред-правления Нафтабанка Бирюкове вы­гнали — постараться надо было! Все де­ло в том, что твой Варфоломеев еще с двумя трейдерами неудачно «торга-нул», и в результате банк не досчитался ни много ни мало миллиона у.е.

— Стоп. Что-то тут не складывается. И что же он — увольнением отделался?

— Ну я же говорю, Бирюков извест­ный либерал был. Вызвал этих ребят, наорал для порядка и уволил всех тро­их без зарплаты и выходного пособия. А что он мог сделать? Взять-то с них


было нечего. А на более решительные меры Бирюков не пошел, он вообще для 90-х слишком мягко вел бизнес. Оттого, кстати, и банк потерял...

— Все равно что-то не верится. А как же тогда Варфоломеев потом в Регион-банк устроился? Я ведь сам после собесе­дования с ним звонил туда за рекомен­дацией... Нет, Леш, туг что-то не то. Может, это другой Варфоломеев? Или твой приятель что-то напутал?

— Это вряд ли. Устроился как? Вспомни, что сам говорил: 90-е — смут­ное время. «Потерять» трудовую и сде­лать новую — разве это проблема?

— Хорошо, согласен. Но ведь в на­шей сфере все друг друга знают, и через день новость о таком провале обсужда­ли бы на каждом углу. Не думаешь же ты, что в Регионбанке ничего не знали, когда делали офер Варфоломееву?

— И это я могу объяснить. Сам Наф-табанк не хотел, чтобы информация




 


 




вышла за его пределы. Кому охота при­знаваться в собственных просчетах, да еще таких крупных? Вот и промолчал Бирюков, и всем сотрудникам велел за­быть об инциденте. Тем более что банк тогда на коне был — только офис на Са­довом миллионов на 20 тянул. Одним «лимоном» больше, одним меньше... Так что расклад теперь ты знаешь, мотай на ус. А не рассказать тебе о твоем Варфо-ломееве я не мог — мы ведь друзья.

Антон молчал, теребя подбородок. Алексей же стал рассуждать о перспек­тивах удвоения ВВП к 2010 году. Хотя Антон поддержал разговор, сказанное другом не выходило у него из головы. Поболтав с приятелем еще полчаса — больше для приличия, — Антон в преск­верном настроении отправился домой.

За и против

Вернувшись из Стэнфордской школы бизнеса со степенью МВА, Антон посе­лился в московской квартире родите­лей, которые, выйдя на пенсию, пред­почли шумному мегаполису тишину нарофоминской дачи. Человек закры­тый, Антон искренне радовался тем редким минутам одиночества, которые проводил дома. Многие стратегические решения — о получении кредита на развитие бизнеса в трудном 1994 году о продаже своего дела и уходе в инвес­тиционный бизнес, об отъезде на учебу в Штаты в самый разгар кризиса — он принимал именно в этой квартире. И сейчас, усевшись в старое отцовское кресло-качалку, он налил себе крепкого черного чаю и, закурив сигарету, при­нялся размышлять.

Ситуация и впрямь неприятная. Александр Варфоломеев не был его правой рукой, тем не менее Антон счи­тал его одним из ключевых сотрудни­ков. Четыре года назад, вернувшись из Америки и только возглавив инвест-банк, Антон стал искать сотрудников, на которых мог бы положиться. Три месяца он тратил по нескольку часов в день на собеседования. По сути, это было его боевым крещением в качест­ве первого лица компании. И только

Дмитрий Фалалеев — редактор «Harvard Business Review Россия».


сейчас Антон отметил интересный факт: все четыре человека, которых он пригласил на работу после тех собесе­дований, определяют политику компа­нии. Сергей Максимов — финансовый директор, Роман Снегирев — началь­ник отдела инвестиционной банков­ской деятельности, Рома Войтенко — заместитель и правая рука. Саша Вар­фоломеев тоже зам. И тут эта новость...

Сразу же вспомнились казавшиеся ранее забавными особенности Алек­сандра. Он почему-то очень не любил говорить о своем трудовом прошлом, хотя по результатам его работы было понятно, что опыта ему не занимать. Более того, ни разу не упомянул ни од­ной детали, ни одного случая, проис­шедшего на прежних работах. И сейчас Антону это показалось странным.

Но Антон помнил и заслуги Варфо-ломеева. Саша был отличным перего­ворщиком, а в их бизнесе этот талант дорогого стоит. Скажем, сделка с ураль­ским ЦБК — целиком его заслуга. Тогда Саша буквально жил на работе и выжал из ситуации максимум. Именно после того успеха Антон сделал его начальни­ком отдела и своим замом.

К часу ночи Антон понял, что не мо­жет найти решение. Нельзя же просто взять и уволить человека на основании информации о событиях десятилетней давности, даже если эту информацию предоставил друг! Но нельзя и закры­вать глаза на прошлое топ-менеджера. Помочь в этой ситуации мог только


отец. Поляков-старший был когда-то деканом в крупном техническом вузе. Об этом напоминали развешанные по стенам черно-белые фотографии: про­фессор Поляков с академиками Капи­цей, Лихачевым, Сахаровым. Антон специально не снимал их: ему казалось, что фотографии, как и книжная полка с трудами отца, хранили дух дома.

И на работе, и в семье Владислав Александрович пользовался непререка­емым авторитетом, и сын обращался к нему за советом, даже став руководи­телем компании. Ругая себя за поздний звонок, Антон набрал номер родите­лей. Трубку снял отец.

— Пап, привет. Не разбудил?

— Да нет. Коллега попросил высту­пить оппонентом на защите. Вот, сижу, читаю диссертацию, готовлюсь.

— Пап, я по делу. Тут такая ситуация... Короче, нужен твой совет.

Сына Владислав Александрович вы­слушал, не перебивая.

— Скажи, ты действительно доро­жишь своим замом? — спросил он, ког­да Антон закончил.

— Да... очень. Наверное, это звучит избито, но мы с ним прошли и огонь, и воду, и медные трубы. Я еще никому не говорил — ты первый, — но через полгода я думал отправить Сашу в бизнес-школу. Он и Ромка — два чело­века, которым я доверил бы управлять «Капфингрупп» в мое отсутствие.

— А теперь подумай, что для тебя важнее — он или репутация банка. Что


 



Harvard Business Review Россия



 

Нельзя же просто взять и уволить человека на основании информации десятилетней давности, даже если ее предоставил друг!

будет, если о прошлом Варфоломеева узнают партнеры? После такой новости я бы сто раз подумал, продолжать ли сотрудничество с таким банком. А ведь у вас партнеры не мелочь какая-нибудь: парочка уйдет — и пиши пропало.

Антон представил себе возможные последствия разрыва отношений с од­ним из основных партнеров — авст­рийским банком Z.H.R. Да, для «Кап­фингрупп» это был бы тяжелый удар.

- То есть ты считаешь, что мне надо избавиться от Саши?

- Думаю, у тебя нет выбора. Каким бы ценным специалистом он ни был, огласка его «заслуг» может обойтись те­бе слишком дорого. Ты ведь менеджер, не мне объяснять тебе, что бизнес не любит неоправданного риска. Да и во­обще, еще большой вопрос, куда делся тот злополучный миллион...

- Наверное, ты прав. Ладно, спокой­ной ночи. Передавай привет маме.

Положив трубку, Антон снова заку­рил. Он чувствовал себя разбитым. Впервые решение давалось ему так тя­жело. Антон всегда считал себя руково­дителем решительным. В 25 лет он не побоялся начать собственный биз­нес - торговал с одним приятелем компьютерными комплектующими на Горбушке. Не испугался и возглавить

«Капфингрупп», которому было тогда без году неделя. Под его руководством банк занял твердое положение на инве­стиционном рынке, а сам Антон заслу­женно считался одним из наиболее же­стких и агрессивных менеджеров. Но сейчас ему предстояло принять ре­шение об увольнении не просто со­трудника, но соратника, можно сказать, боевого товарища. После разговора с отцом он все больше склонялся к это­му, но стопроцентной уверенности не было. И вновь он убедился, насколько далека от практики та теория, которой его учили в Москве и Стэнфорде. Спать Антон лег с тяжелым сердцем.


Неожиданный поворот

Александр Варфоломеев приходил на работу раньше всех — это была его дав­няя привычка. И сегодня, как обычно, он вошел в кабинет около девяти. Про­смотрев деловые газеты, он задумался. Уже несколько дней, прошедших по­сле переговоров с представителями не­большого регионального системного интегратора DEF Communications, он не находил себе покоя. В свое время Александр закончил МИФИ и неплохо разбирался в ИТ-технологиях. Поэтому, когда присутствовавшие на перегово­рах проект-менеджеры интегратора рассказали ему о своем ноу-хау в обла­сти построения интеллектуального зда­ния, он понял: эту компанию упускать нельзя. После бурного роста начала 2000-х рынок ИТ-технологий успоко­ился, и фирма уровня DEF не представ­ляла для «Капфингрупп» большого ин­тереса. Встретиться с ее сотрудниками Александра уговорил приятель, рабо­тавший в DEF финансовым директо­ром. И Варфоломеев не пожалел о по­траченном времени. Пожалуй, эти ребята и сами не понимают, как они могут развернуться с новой технологи­ей — при удачном раскладе обороты и капитализация вырастут в разы! А ведь окажись на месте Варфоломеева

человек, ничего не понимающий в ИТ-технологиях, DEF суждено было бы ос­таться неизвестной провинциальной компанией, внедряющей IP-телефонию у местных спекулянтов. Взвесив все за и против, Александр решил: сегодня он пойдет к Антону и попробует уговорить его инвестировать в технологию DEF. Убедить его будет нелегко — перспек­тива вложений очевидна только Вар-фоломееву, но он может поручиться, что эта сделка принесет «Капфин­групп» миллионы! Александр готов был поставить на кон свою карьеру. Он чув­ствовал: это его звездный час, так ему подсказывал десятилетний опыт.


Уверенной походкой Варфоломеев вошел в приемную Полякова.

— У себя? — спросил он на ходу у се­кретаря Ольги.

— Да! Злой как черт.

«Сейчас обрадуем», — подумал Алек­сандр и открыл дверь кабинета.

Антон Поляков и впрямь казался раздраженным. Стол был завален ис­пещренными карандашом листами — верный признак того, что Поляков об­думывает какое-то важное решение. Сейчас он с угрюмым видом читал Financial Times.

— Антон, привет! У меня к тебе раз­говор.

— Здравствуй. Мне тоже есть что тебе сказать.

Давай сначала я — не терпится.
Варфоломеев ошибался, когда думал,

что Антон не оценит перспективность идеи DEF Communications. Начав свою карьеру с продажи комплектующих, Поляков в свое время немало общался с представителями ИТ-рынка и потому мог оценить потенциал проекта. А за­падная школа научила его мыслить ши­роко. Кроме того, Полякову не чужд был дух авантюризма, и он обладал ин­туицией, которая не раз помогала ему с блеском выходить из самых сложных ситуаций. Рассказ коллеги настолько увлек Антона, что он, забыв о мучившей его проблеме — увольнении Александ­ра, принялся обсуждать с ним возмож­ные варианты сотрудничества с DEF. Сошлись на том, что Поляков сам встретится с представителями компа­нии, чтобы оценить перспективы и ве­роятные риски инвестиций.

Александр же был по-настоящему счастлив, что заинтересовал проектом своего начальника. Он чувствовал: сделка с DEF дает «Капфингрупп» шанс укрепить позиции на рынке.

— Отлично, Антон. А о чем ты хотел
поговорить?

Поляков понял, что если уж и зате­вать разговор об уходе Варфоломеева из Нафтабанка, то делать это нужно сейчас. Либо никогда уже не возвра­щаться к этой теме.

 

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
 | Социальных работников в США

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.01 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал