Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Диоклетиан и его организация. — Гонения на христиан и торжество христианства. — Константин и его династия




Диоклетиан, 285–305 гг.

Гай Аврелий Валерий Диоклетиан (285–305 гг.) — таково было полное имя, принятое новым императором, — был, наравне с многими из своих ближайших предшественников, человеком самостоятельным, личными своими заслугами выбившийся из низкого состояния и поднявшийся до своего положения путем долгой государственной и военной службы. Тотчас после избрания ему пришлось воевать с Карином, старшим сыном императора Кара, который заявил свои права на титул императора и пал во время борьбы с Диоклетианом (285 г.). Новый император организовал управление своим огромным государством по-новому: в соправители он избрал наиболее способного из числа своих военных товарищей, Максимиана, который признавал его умственное превосходство и охотно подчинялся ему, как послушное орудие, сначала как императора, а потом и как второго Августа (286 г.). Большой заслугой Максимиана было то, что он сумел положить конец долго длившейся в Галлии междоусобной войне высших и средних классов с низшим слоем населения, причины которой не вполне ясны. Затем Максимиан продолжал править западной частью империи, избрав себе Милан резиденцией, между тем как Диоклетиан основался в Никомедии, городе, по своему центральному положению весьма удобном для управления большим государством. Весьма благоразумно было именно то, что он, настоящий владыка всего государства, поселился на Востоке, и что ни Максимиан, ни кто-либо из соправителей, избранных обоими императорами в 293 г., не поселились в Риме. При этом Диоклетиан намеревался дать вполне новое устройство правительственной власти и всему государству, решив не затрудняться древнеримскими традициями, тесно связанными с Римом, как центром государства. Рим, по его замыслу, совершенно утрачивал значение столицы древнего мира, и Италия превращалась в такую же провинцию, как и все прочие.

Устроение престолонаследия и самого государства

Ближайшей потребностью, без сомнения, было противодействие в будущем возможности новых захватов власти в отдельных провинциях, и Диоклетиан думал противодействовать подобным попыткам посредством особого договора, заключенного с Максимианом. По этому договору они, оба Августа, в определенное заранее время должны были отказаться от своего сана и на их место вступить избранные ими обоими соправители: Галерий, избранник Диоклетиана, и Флавий Констанций Хлор, избранник Максимиана. При этом все четверо правили каждый своей частью совершенно самостоятельно. Эта система, несомненно, имела свои выгодные стороны. Совсем было отставшая от империи Британия вновь была с нею воссоединена, пограничные укрепления всюду были восстановлены и дополнены, сам Диоклетиан подавил восстание в Египте, а Галерий успешно сражался против персов, с которыми в 297 г. был заключен мир на более продолжительное время. И Максимиан тоже выказал себя деятельным воином, но больше всех отличился Констанций — император, правящий Западом. Однако для того, чтобы эта система управления могла удержаться в силе, нужен был император с такой силой воли и авторитетом, как Диоклетиан. Нельзя укорять его в том, что он не смотрел в будущее, когда не будет следить за порядком, установленным его усилиями. Он намеревался придать высшей власти тот исключительно монархический характер, ту недоступность и величие, которыми отличались восточные государи, в то время как римская императорская власть до этого времени все еще носила на себе отпечаток своего полугражданского, полусолдатского характера. Он желал, чтобы власть государя почиталась всеми, как бы установленная самим божеством: перед владыкой (Dominus), перед священным владыкой — Dominus sacratissimus — все должны были падать на колени; он носил и повязку восточных монархов, которая так долго была в Риме строжайше воспрещена; он окружил себя двором, дворцовыми чиновниками, строго определенным церемониалом.



Диоклетиан. Бюст из Капитолийского музея

Деспоты

К этому исключительно монархическому принципу стало приспосабливаться и все остальное. Римский сенат превратился в собрание богатых и родовитых людей, которое еще могло иметь некоторое значение для Рима, но уже не имело никакого значения для государства; а за ним и все остальные республиканские должности обратились в то, чем они были некогда — в простые городские должности. Вскоре сенат был заменен простым советом (Consilium) — государственным советом Августа, а вся республиканская магистратура, насколько она еще уцелела, была заменена новой чиновничьей иерархией, которая сильно разжигала честолюбие, хотя и понижала уровень прежнего значения республиканских властей. Это стояло в тесной зависимости от совершенно нового разделения государства, которое не имело ничего общего с прежней республиканской областной системой управления. Вся империя была поделена на 12 диоцезов, из которых наибольшим был Восточный (Oriens) и наименьшим Британия; а эти диоцезы, в свою очередь, распадались на 101 провинцию, следовательно, на меньшие округа, скорее департаменты, нежели провинции в прежнем смысле слова. Во главе диоцезов стояли викарии — высшие управители, положение которых было весьма важным; им были подчинены консуляры, корректоры и председатели (praesides). Таким образом, Диоклетиан, хотя и подразделил империю на четыре части, управляемые отдельными правителями, но этим новым административным делением теснее, чем когда-либо, слил все части империи воедино, и тем самым подготовил почву для своих дальнейших реформ — военной, финансовой, монетной и административной. С самым духом его управления знакомит указ 301 г., которым, при возрастающей дороговизне, назначались максимальные цены на все важнейшие жизненные продукты; за нарушение постановлений указа грозила смертная казнь.



И вот каким путем доброжелательный, разумный и в высшей степени деятельный государь, не находивший удовольствия ни во власти, ни в блеске, ее окружающем, счел необходимым осуществить целую систему строжайшего единовластия и полной монархической недоступности. Во всех действиях этого замечательного человека резко выступает одна преобладающая черта его характера: склонность к доктринерству, к систематизации; эта черта, вероятно, привела его и к несчастной политике, которой он держался по отношению к христианам, тогда как христианство, в течение последнего столетия, достигло такой степени силы и распространения, что против него уже должны были оказаться тщетными всякие преследования и полицейские ограничения.

Гонения на христиан при Диоклетиане

Гонение, поднятое по повелению Деция и после его смерти временно поднявшееся само собой или по чьему-либо повелению, уже не могло остановить возрастания Христианской церкви, и Галлиен отказался от насильственных мер против христиан, более склоняясь в сторону терпимости. Вследствие этого число христиан вдруг так возросло, что к началу IV в., как предполагают, двенадцатая часть всего населения империи уже исповедовала новую веру; особенно же, благодаря гонениям, возросла и окрепла их внутренняя связь и организация. Естественно, что именно во время гонений, когда «пастырь отвечал за овец своих», а епископ выступал представителем за всю свою общину, — в это время должен был усилиться монархический элемент в устройстве церковной общины. Первоначальное равенство всех членов общины исчезло; из общей массы верующих в виде особого сословия выделилось духовенство (clerus) и вместо прежнего совета старейшин или пресвитеров власть над христианской общиной перешла в руки одного лица. Таким лицом стал епископ, бывший первоначально лишь главой собрания пресвитеров, а теперь уже главой и руководителем всей общины, ее представителем в отношениях с внешним миром, духовным отцом во внутреннем быту общины, в отношениях к своим духовным чадам. С религиозными интересами, конечно, издавна должны были слиться и весьма важные интересы мирского характера: и таким образом незаметно успела возрасти среди Римского государства христианская церковь — новое, организованное и могущественное государство, влияние которого давало себя чувствовать во всем, и даже весьма настойчиво. Не стесняясь, эта церковь стала всюду воздвигать и утверждать внешние символы своей мощи — свои места поклонения, храмы, часовни, кресты; в самой Никомедии у христиан был воздвигнут прекрасный собор, и всюду — при дворе, в войске, в высшем управлении — христиан было множество. Такое положение должно было представляться главе государства весьма важной, можно даже сказать — очень важной задачей. Не говоря уже о том, что и в общественной, и в частной жизни все явления были так тесно связаны с формами политеизма, что их невозможно было разъединить, не поколебав основы общественной жизни, становилась невозможной сама веротерпимость, распространенная в римском мире, при множестве различных религий и культов, существовавших рядом. Та горячая ревность, с которой христиане проповедовали свое учение, разожгла и язычников, и те же самые боги, к которым они прежде относились с равнодушной иронией, теперь — ввиду борьбы с христианством — вновь приобрели некоторое значение и цену в глазах толпы.

Суд над христианами. Фреска III в. из катакомб св. Каликста. Рим.

Слева на постаменте изображен судья, выносящий обвинительный приговор.

Для многих эти боги только теперь впервые явились действительно существующими, тем более, что и христиане не отрицали их существования, предполагая в них демонов, т. е. хотя и злую, но действительно существующую силу, против которой они вступали в борьбу.

Возрастание популярности христиан

Император Галерий главным образом был сторонником того воззрения, что христианство должно быть подавляемо насильственными мерами, исходящими от правительства; он в 298 г. добился от Диоклетиана (который долго медлил, обдумывая этот вопрос), чтобы во всех войсках был издан указ, повелевавший всем начальникам из христиан или участвовать в жертвоприношениях, или немедленно покинуть службу.

Бронзовый медальон Галерия.

АВЕРС. Галерий.

РЕВЕРС. Рисунок в честь его победы над персидским царем Нарсесом.

Точка зрения указа казалась вполне ясной: предполагали, что христианство нарушает единство духа в войске. В 302 г., вслед за этим указом, один за другим были изданы еще четыре указа, один строже другого. Первым из этих указов повелевалось конфисковать Святое писание и прочее имущество церквей, сами христиане лишались права занимать общественные должности и даже запрещалось отпускать рабов-христиан на волю; и между тем как три первых указа были направлены главным образом против заведывавших христианскими общинами епископов, последний указ 304 г. уполномочивал всех имперских чиновников к величайшим строгостям против всех христиан.

Усыпальница римских епископов III в. в катакомбах св. Каликста

Это развязывало руки жестокости, а местами и корысти. Но это гонение вскоре ослабло, да и вообще не получило того распространения, какое предполагали придать ему Диоклетиан и его советники. Во многих местах число христиан было уже настолько велико, что о приведении указов в исполнение не посмели и подумать; в других же — их было так мало, что за гонение их и приниматься не стоило. Во многих случаях имело значение и личное положение самих представителей исполнительной власти: в той части империи, которой правил, например, Констанций Хлор, настоящего гонения не было вовсе, т. к. сам император, хотя и не был христианином, держался монотеистических воззрений, которые гораздо больше сходились с христианством, нежели с государственной религией.

Удаление Диоклетиана. Смуты

Диоклетиан не мог завершить дело, которое уже с самого начала представлялось безнадежным. В 305 г. он решился на основании договора, некогда заключенного между им и Максимианом, отказаться от правления, и Максимиан тоже должен был отказаться, одновременно с Диоклетианом, согласно договору, в соблюдении которого они некогда поклялись в храме Юпитера Капитолийского. Императоры Галерий и Констанций теперь были возвышены в сан Августов. Однако искусственный порядок престолонаследия, установленный Диоклетианом, не оправдал возложенных на него упований. Еще при жизни Диоклетиана (он умер в 313 г.), до его уединения в Салонах донесся гром военной тревоги, вызванной отчаянной борьбой честолюбцев, которые всюду заявили свои права на власть.

Семь императоров; борьба за власть

Семь разных претендентов выступали на поприще этой борьбы еще при жизни Диоклетиана: Галерий и его новый ставленник Север; после его смерти Лициний и Максимин; Максенций, сын бывшего Августа Максимиана, и, наконец, сам Максимиан, весьма неохотно отказавшийся от власти; последним в их числе выступил Константин, сын Констанция Хлора, умершего в 306 г. и завещавшего своему сыну Константину ту любовь, которой сам он пользовался в среде христиан.

Стадии этой борьбы за престол между отдельными претендентами не представляют в общем обзоре никакого интереса; нельзя не обратить особенного внимания на то, что среди этих смут стала очевидной бесполезность гонений, воздвигнутых против христиан, почему в 311 г. Галерий, Лициний и Константин и издали общий от их имени указ о веротерпимости, данный в Никомедии. В этом указе сначала хоть и высказывается в довольно темных выражениях порицание христианам, но затем и на них распространяется императорская милость, и им ставится в обязанность молиться своему Богу за благо императора. Немного лет оставалось христианской церкви до полного торжества.

Константин единодержавен, 324 г.

Иначе, впрочем, и быть не могло, т. к. христианство в это время приобрело уже огромную силу, и в междоусобной борьбе различных претендентов из-за высшей власти было очень важно иметь на своей стороне христиан. И вот замечательный и тонкий политик, Флавий Валерий Константин, отлично сумел оценить значение этой новой силы в государстве. Когда Галерий умер, Константин громко заявил свои притязания на высшую власть; на Западе его противником являлся только Максенций, сын Максимиана, человек высокомерный, но не отличавшийся ни способностями, ни энергией.

Золотая монета Максенция.

Предлог к войне с ним найти было нетрудно — и Константин двинулся против Максенция через Альпы с тем войском, которое уже успел закалить в своих удачных войнах против германских народов. При Сакса Рубра (второй почтовой станции на Фламиниевой дороге, близко от Рима) оба войска, весьма многочисленные, сошлись на битву (в октябре 312 г.). Об этой битве сложились и языческие, и христианские легенды; во всяком случае, все симпатии христиан в ней были на стороне знамени Константина, и победа осталась за ним. Максенций погиб во время бегства, и победитель торжественно вступил в Рим. Не переходя окончательно на сторону христианской веры, Константин, однако, более и более открыто становился во главе движения, благоприятствующего христианам, и в 313 г., вместе со своим восточным союзником, Лицинием, он обнародовал в Милане указ, в котором христианство объявляется не только терпимой в империи религией, но и вполне равноправной с древней языческой; лично для себя Константин первоначально удовольствовался только единобожием, которое было очень близко к христианству, но не вполне с ним совпадало. Поддерживаемый Константином Лициний в 313 г. одолел своего соперника на Востоке, Максимина, и стал неоспоримым западным владыкой. Хотя уже в следующем году между ними обоими дело дошло до вооруженного столкновения, и Константин даже нанес Лицинию поражение при Адрианополе, вслед за этим поражением между ними установилось соглашение и довольно продолжительный мир.

Бронзовая медаль в честь победы Константина над Лицинием

Константин тем временем продолжал выказывать свое расположение христианской церкви. Он видел, что империя может сохранить связь и единство только в том случае, если будет опираться на мощную опору христианства, и потому в 320 г. особым указом были воспрещены апелляции епископских судов к светским и другим государственным учреждениям, и церкви дано право принимать завещанные ей наследства. Когда же в 323 г. дело опять дошло до разрыва между обоими императорами, Константин уже смело мог рассчитывать на расположение к нему христиан, даже в части империи, управляемой Лицинием; особенно — на расположение епископов, к которым он выказывал себя особенно милостивым. Новая победа при Адрианополе поколебала положение Лициния; другая, при Хрисополе, на азиатском берегу пролива, окончательно способствовала падению Лициния — и Константин явился единодержавным владыкой всей империи.

Константин. Гигантская статуя из Латеранской базилики в Риме.

Его несчастный противник в следующем 324 г. был убит в Фессалониках по приказанию самого Константина.

Богословские споры. Арий и Афанасий.

Таким образом единство империи вновь было восстановлено, и Константин правил царством единодержавно еще в течение 14 лет (до 337 г.). Покровительство, оказываемое им христианству, в значительной степени исходило из политических соображений, и он умел чрезвычайно умно извлечь свои выгоды из теологического спора, который тогда взволновал весь современный христианский мир к великой радости язычников. В подобных спорах уже изначально не было недостатка, тем более, что христианство принимало в свое лоно людей из всех национальностей, из всех стран, из всех классов общества, и эти разнородные элементы, конечно, могли расходиться в своих воззрениях на разрешение важнейших религиозных вопросов. В данное время спор поднялся между пресвитером Арием, в Александрии, и епископом Александрийским Александром. Арий утверждал, что Христос, сын Божий, не единосущен отцу, и что он Богом создан, и что было такое время, когда сына Божия не было; а его противник, дьякон Афанасий из Александрии, доказывал, что сын Божий единосущен отцу, и так же вечен, как Бог-отец, и так же неразделен с ним, как луч света от светильника. Местный собор сместил Ария за его лжеучение в 321 г., но спор продолжался и вносил раздвоение в церковь. Тогда Константин созвал всех восточных епископов на собор в Никее, где они и собрались в числе 318.

Христос в образе бога Солнца. Роспись на стекле.

Выслушав изложение мнений обеих сторон, Константин принял сторону Афанасия Александрийского, и его пример преклонил на ту сторону всех еще колебавшихся, так что только Арий и двое египетских епископов отказались скрепить своей подписью решение собора. Константин, верно понимавший высокое значение христианства вообще, в то же время сознавал, что оно может быть великой силой только при полном единстве. Способствуя сохранению единства, Константин принял сторону епископов в споре с Арием и тем приобрел в глазах всего христианства важное значение.

Раннехристианская символика. II–III вв.

Устойчивым символом становится голубь, пальмовая ветвь и монограмма Христа. Но также сохраняются римская символика — Ника, триумфальные венки и пр.

Константинополь. 330 г.

В связи с этой религиозной политикой императора появилась необходимость еще одного важного шага, который в 330 г. был сделан, — в избрании нового центра управления для империи. Город Рим, значение которого особенно сильно было поколеблено во время Диоклетиана, уже не мог быть столицей империи, в которой христианство получило значение официальной религии: в Риме были слишком живучи веками установленные там языческие воззрения, и вся почва была пропитана воспоминаниями о всевозможных богах и героях. Мысль о перенесении столицы уже и в прежнее время представлялась многим и на мгновение занимала сначала Юлия Цезаря, а потом и самого Августа; теперь привести ее в исполнение было уже нетрудно — даже необходимо. Долгое время, однако, искали такой подходящий центр — указывали даже на Илион, при Цезаре и Августе: теперь новый центр был найден на почве древнего Византия, в изумительно удобном месте, как бы самой природой указанном для столицы; здесь она и основалась, начиная с 328 г. Старый город был заново укреплен, расширен, и на его месте появилась новая столица, город Константинов Константинополь, в котором христианские церкви возникали рядом с языческими храмами.

Бронзовая монета Константинополя.

АВЕРС. Олицетворение города и его название по-латыни: «КОНСТАНТИНОПОЛЬ»

РЕВЕРС. Корабль с военными знаками. Надпись: «ПОБЕДА АВГ(уста)».

Рядом с языческими святынями, перенесенными в новый город тайно, из древнего Рима, здесь видна и величайшая христианская святыня — часть креста Господня, обретенного благочестивой матерью императора Константина Еленой во время ее пребывания в Иерусалиме, и привезенного ею в Константинополь. Даже торжественное освящение города (11 мая 330 г.) носило на себе еще двоеверный характер: и христиане, и язычники, каждый по-своему, возносили молитвы за благоденствие города. В горожанах недостатка не было, т. к. жителей сюда привлекали отовсюду привилегиями: здесь для народа были те же приманки, что и в Риме — раздача зернового хлеба и зрелища, и те же ристалища в цирке; не хватало только гладиаторских боев.

Олицетворение двух столиц — Рима и Константинополя. Т. н. диптих Рикарди.

Христос в образе «пастыря божьего». Раннехристианская фреска. III в. Из катакомб св. Каликста. Рим.

Были тут налицо и сенат, в который прежде всего попадали законы, исходившие от императора. Сюда же были принесены и произведения древнего искусства, т. к. не скоро еще можно было здесь дождаться развития нового искусства, тем более, что христианское искусство еще не решалось стать рядом с древнеязыческим. Впрочем, новая вера постепенно начинала овладевать и этой областью жизненных явлений, и ее символы — крест и пальмовая ветвь, добрый пастырь, несущий овцу, корабль, виноградная лоза, рыба и голубь — чаще и чаще начинали появляться всюду.

Раннехристианское изображение Страстей господних.

Барельеф на мраморном саркофаге IV в., найденном в римских катакомбах.

Слева направо: несение креста (крест несет не сам Христос, а, вероятно, Симон Киренский, подгоняемый римским солдатом); венчание Христа терновым венцом; монограмма Христа; легионер ведет Христа к Пилату; Пилат, умывающий руки (рядом с ним — слуга с тазом и кувшином)

Организации империи

Во внутреннем устройстве империи он продолжал начатое Диоклетианом. Всю империю разделил на четыре большие префектуры: префектуру Востока с пятью диоцезами, 46 провинциями; префектуру Иллирийскую (Illyricum) с двумя диоцезами, 11 провинциями; префектуру Италийскую с четырьмя диоцезами, 30 провинциями и префектуру Галльскую, а в ней три диоцеза и 29 провинций. Обе столицы империи и проконсульские провинции Азия и Африка составляли особые округа управления.

Повозка префекта Рима

Абсолютизм императорской власти выказался еще резче, чем при Диоклетиане: все усилия его явно были направлены на то, чтобы удовлетворить честолюбцев бесконечным рядом почестей, титулов и промежуточных степеней достоинства, и отвлечь их от попыток узурпации власти.

Инсигнии магистра оффиций на Востоке.

Во главе этой сановничьей иерархии стояли 5 высших государственных сановников: управитель священного дворца государева, magister officium, квестор, который делал устные доклады государю, комит (comes) священных издержек и комит священного частного имущества государева. Из этого прилагательного «священный» видно, что монархическая власть успела сильно развиться за последнее столетие и как бы обновилась связью с наиболее живучим элементом новейшего времени — христианством. К этим пяти высшим сановникам примыкали еще два префекта императорских телохранителей, великий нотарий, члены императорского консистория (или совета) и высшие чины провинциального управления — префекты Константинополя, Сирмия, Милана и Тира; и затем в каждом диоцезе — викарий префекта, консулярии, председатели, корректоры провинций и еще множество низших чиновников, заседавших в различных канцеляриях (scrinia). Все эти чиновники, конечно, получали жалование, и даже немалое; притом и титулы, сопряженные с чинами, играли значительную роль. По современной табели о рангах тщательно отличались Gloriosi (достославные) от Illustres (именитых), и Spectabiles (достопочтенные) от Clarissimi, Perfectissimi, Egregii: целью стремлений всех служащих стало достижение титула comes (соответствовавшего тайному и действительномутайному советнику), получение этого титула было не слишком затруднительно. И военная служба была подчинена подобным условиям: в войске видны два Magistri militum, т. е. главнокомандующих; под их начальством состоят полководцы, командующие отдельными частями армии (duces), в свою очередь начальствующие легионами префекты и их заместители (praepositi). Легионы (числом 175, из которых только 28 были оставлены их древние исторические названия) были значительно сокращены в своем численном составе: часть их (auxiliarii и отборные войска) вошла в состав так называемого палатинского войска, другая — в состав гарнизонов. Как на отличительное явление эпохи следует указать на то, что масса германцев уже состояла в это время на римской военной службе, притом многие из них даже в высших чинах.

Нельзя не изумляться такому энергичному сосредоточению всех сил государства, которое, в свою очередь, требовало сильного напряжения всех податных сил населения. Гражданской свободе, конечно, уже не осталось места в этом строго централизованном единодержавном государстве, хотя собрания именитых граждан в провинциях, пользовавшиеся правом отсылать с особыми курьерами в собственные руки государя свои прошения и жалобы, не лишены были некоторого значения в государственном организме. Муниципальные вольности прежних времен, при этой системе управления, тоже не могли удержаться: попасть в число декурионов города, заведовавших сбором податей и отвечавших за этот сбор своим имуществом, почиталось и неизбежной честью, и великой тягостью.

Окончательное торжество христианства

Но этот новый государственный механизм имел и свои выгодные стороны. Высокое, исключительное положение императора способствовало усилению и распространению христианской церкви. Та вера, на сторону которой склонился монарх, конечно, должна была привлечь к себе многих. Константин же, в самом конце своей жизни, принял крещение и тем окончательно придал христианству положение господствующей религии во всей империи, хотя язычество и не преследовалось, и сам Константин, до своей кончины, не слагал с себя почетного титула высшего жреца (pontifex maximus), общего всем римским императорам.

Кончина Константина. Его сыновья. 337 г.

Уже с 335 г. он возвел своих троих сыновей (от второго брака с Фаустиной) в сан императоров и передал им в управление соответственные части государства. Рядом с ними — с Констанцием, Константином и Константом — были возведены в сан императоров еще два сына его сводного брата.[76] Затем, в мае 337 г., Константин умер. В Риме память его, по языческому обычаю, была удостоена торжественного апофеоза. Христианская церковь со своей стороны изъявила Константину свою признательность, причислив его впоследствии к лику святых.

Государственный порядок, установленный Константином на основе идей Диоклетиана, оказался недолговечным. Из его сыновей ни один не унаследовал его ума и способностей. Первое их совместное действие, исполненное в видах обеспечения своей власти, было проявлением чисто восточной жестокости: в сентябре 337 г. было совершено предумышленное и заранее подготовленное избиение всех побочных родственников Константина и его дома. Затем в следующем году на съезде в Сирмии три императора поделили между собой управление государством: Констанций, избрав себе резиденцией Константинополь, отделил себе Восток, Фракию, Азию, Египет; Констант — избрал Иллирийскую префектуру и Италию; Константин II — Галльскую префектуру и западную половину Северной Африки. И этот Константин первым сошел со сцены; в 340 г. он затеял войну против своего брата Константа и был убит в первой стычке с его армией, при Аквилее.

Золотая монета Константа I.

Константин II на коне, поражающий поверженных врагов. Камея из трехслойного сардоникса.

Констанций был отвлечен войной с персами, а между тем восстал против Константа опасный соискатель его власти, Магненций, и в борьбе с ним Констант погиб в 350 г.

Золотая монета Магненция.

Констанций, после смерти обоих братьев достигнувший единодержавия, вступил в борьбу с Магненцием, победил его, и тот окончил жизнь самоубийством.

Торжественный въезд Констанция в Рим. Т. н. диптих Барберини.

Между тем положение дел на Западе, где рейнская граница не сдерживала вторжения варваров и даже левый берег Рейна с городом Колонией был захвачен франками, вынуждало к передаче управления в руки лица, близкого к императорскому дому. Но из всей родни только один Флавий Клавдий Юлиан был пощажен в 337 г. из-за усиленных просьб императрицы Евсевии. Он и был отправлен (в 355 г.) правителем в Галлию, и здесь показал административные и военные способности, каких в нем даже нельзя было и предполагать. Он отвоевал Колонию у франков, а в 357 г. предпринял поход против аламаннов, над которыми одержал при Аргенторате (ныне Страсбург) решительную победу. Эти успешные действия он еще упрочил войной против салических франков, которые признали над собой главенство Рима, утвердил связь с Британией и, так славно восстановив значение и власть правительства на западной окраине, стал править там спокойно, одинаково уважаемый и любимый как в войске, так и в народе.

Тем временем Констанций был занят устройством церковных дел и улаживанием религиозных вопросов, которые вызывали немало затруднений. С 353 г. христианство было признано государственной религией; законом были запрещены языческие жертвоприношения, храмы язычников заперты, и строгие кары грозили тем, кто вздумал бы этим мерам противиться. В 357 г. из залы заседаний римского сената был вынесен жертвенник и древняя статуя Виктории. А между тем богословские споры не прекращались и в среде самой христианской церкви. Их предметом был все тот же догмат о божественности Христа; соборы следовали за соборами: в 341 г. Антиохийский, направленный против Афанасия Александрийского, в 347 г. в Сердике — за него, в 355 г. — в Милане, против Афанасия, который вынужден был удалиться из Александрии. Арианство раздробилось на отдельные ереси; и в противоположном лагере также появились различные мнения — и только при непосредственной помощи императора, в 359 г., церковное единство было восстановлено.

Констанций и Юлиан

Именно в этом году война с персами, начатая еще в 358 г., приняла такой опасный оборот, что Констанций счел необходимым потребовать подкрепления из Галлии. По-видимому, это требование было обусловлено опасениями, которые мелочному и подозрительному Констанцию внушал император Юлиан. Лицо, отправленное в Галлию с этим поручением, тотчас должно было вывести оттуда часть войск. Но в Галлии такое распоряжение было встречено крайним недовольством: там войска были более чем где-либо необходимы, да притом и сам поход из Галлии на Восток никому не представлялся привлекательным. Тогда галльские войска провозгласили Юлиана Августом, и тот, зная характер Констанция, счел за лучшее принять этот сан. Он сделал было попытку уладить свои отношения c Констанцием путем договора, но тот отвечал на это высокомерным отказом. Тогда Юлиан двинулся против него во главе войска, и дошел уже до Наисса (Ниша) в Мизии, когда получил известие о смерти Констанция (361 г.). В декабре того же года Юлиан вступил в Константинополь.

Император Юлиан. 361 г. Восстановление язычества

Юлиан был воспитан в христианских убеждениях, наравне с сыновьями Константина Великого. Но он изначально не выказывал особенного расположения к христианскому богословию и больше склонности проявлял к неоплатонической идеализации древней языческой веры. С трудом спасенный от злодейского замысла своих родных, он потом занимался науками в Афинах и еще больше утвердился в том направлении философского мышления, которое стояло у него в тесной связи с серьезным пониманием нравственных задач и строгим воззрением на обязанности правителя. Вступив на престол, он устранил дорого стоившее содержание обширного придворного штата и облегчил тягость податей. Затем ревностно обратился к преобразованиям разного рода. К сожалению, он не обладал светлым умом своего дяди, Константина, который дал тому возможность угадать в христианстве господствующую идею времени и осознать, что никакой, даже могущественнейший император не в силах был бы с ней бороться. Юлиан, напротив, как ревностный ученик неоплатонических мистиков вроде Плотина, Порфирия и Ямвлиха, воображал себе, что он призван восстановить древнюю языческую веру и вновь положить ее в основу государства.

Юлиан. Инталия из собрания де Люиня. Сердолик.

Прежде всего он объявил полную свободу вероисповеданий, чем способствовал до некоторой степени распространению зародившихся в христианстве ересей; а затем уже прямо выступил против христианства, потребовав возвращения язычникам тех храмов и городских имуществ, которые были дарованы церкви его предшественниками. Указом 362 г. христианам было воспрещено занимать места риторов, грамматиков и преподавателей в общественных заведениях; этим путем Юлиан думал вновь возвратить юношество под руководство учителей из язычников. Он попытался даже придать языческому жреческому сословию новую организацию, установить в нем нечто подобное христианской церковной иерархии, даже устроить нечто вроде благотворительности во имя своих богов, но никак не мог достигнуть в среде языческих жрецов того высокого уровня нравственности, каким отличалось христианское духовенство. И он добился только мнимого успеха в среде тех немногих, которые готовы были все одобрить, лишь бы угодить императору. В народе попытка Юлиана была встречена полным равнодушием и индифферентностью: никто и не подумал поддержать его, все только предоставляли ему делать то, что ему угодно. Вскоре дело дошло до положительных преследований христианства, от которых, однако, он был отвлечен войной против персов, начавшейся весной 362 г.

Поход против персов

Поход этот сначала был весьма удачен. Победоносно шел он вперед, одержал в 363 г. близ Ктесифона большую победу над персами и двинулся далее внутрь страны. Вынужденный наконец предпринять обратный поход, он ловко руководил отступлением, но во время одного удачного дела был смертельно ранен стрелой. Войско отомстило за его смерть победой, но церковь заклеймила память этого последнего потомка Флавиев позорным названием Отступника (Апостата).

Раннехристианская бронзовая лампа.

Корабль — один из древних христианских символов. Христос, как кормчий, сидя на корме, направляет корабль жизни к пристанищу вечности. Человек в качестве пассажира стоит на носу.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.021 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал