Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Ход боевых действий 17 июля – 12 сентября 1942 г. на подступах к Сталинграду




Так выглядит местность станицы Качалинской, где проходил Сталинградский фронт, в наши дни

… Немцы вышли к Дону в районе Качалинская, Трехостровская, Паншино, Вертячий, Песковатка. Фронт на мгновение замер. Река Дон (четвертая по величине водная артерия Европы) сама по себе являлась естественным препятствием для танков и мотопехоты. На берегу, удерживаемым советскими войсками, начались лихорадочные земляные работы по возведению оборонительных рубежей. Понимая это, немцы немедля приступили к образованию плацдармов. Нужно отдать должное немецким командирам и солдатам, решения принимались быстро и воплощались в жизнь незамедлительно. Командование 6 армии понимало, что сбив заслон на левом берегу, перед танковыми дивизиями открывается прямая дорога на город — на Гумрак, к поселку Рынок на берегу Волги, Ерзовке, Акатовке, заводам и элеватору. Город оказывался в клещах. Визитная карточка вермахта «Кesselschlacht» сражение на окружение.

Тут выходит на первый план фактор времени. Паулюс его не терял. Спешка с подготовкой обороны на левом берегу сделала свое дело. Вопрос даже не в спешке: времени и выбора нам не дали немцы. У Акимовского (ныне не существует) началось накопление сил. Короткой августовской ночью на гладь тихого Дона смотрели тысячи глаз. Рано утром 23 августа плацдарм у Вертячего и Песковатки был вскрыт и с него маршевыми колоннами к городу устремились танки 16 танковой дивизии Г.В. Хубе.

Фронт пришел в движение. Образовалась огненная дуга на линии от Качалинской до Песковатки. Пробив брешь в обороне советских войск, немцы начали активно расширять прорыв в ширину и в глубину. Над головами проносились сотни пикировщиков IV воздушного флота фон Рихтгофена, которые начали самую массированную бомбардировку на Восточном фронте, выполнив более 1500 самолетовылетов, потеряв при этом всего 3 самолета. Сам факт такого четкого взаимодействия между различными родами войск показывает, каким боевым могуществом обладал вермахт в то время.

Ход боевых действий 17 июля – 12 сентября 1942 г. на подступах к Сталинграду

Образовалась своего рода гигантская воронка, которая как пылесос втягивала в уличные бои всё новые дивизии и соединения. Вот тут передышки уже не давали советские войска. Фланговые удары Сталинградского фронта по линии «наземного моста» Котлубань-Самофаловка, развернули от города сильнейшие 9-ти батальонные дивизии старого формирования, а также на время не позволили Паулюсу задействовать в полной мере на улицах города свой главный таран — XIV танковый корпус.

Василевский пишет: «В сентябре мы дважды предпринимали здесь наступление силами 1-й гвардейской, 24-й и 66-й армий. Хотя нам не удалось тогда полностью выполнить задачу уничтожения врага, прорвавшегося к Волге, ликвидировать образованный им коридор и соединиться с войсками, оборонявшими город, мы всё же заставили немецкое командование повернуть значительную часть сил 6-й армии фронтом на север.» (Василевский А.М. Дело всей жизни. Неопубликованное. М., Алгоритм, 2015 г., стр. 238).



Донские степи под Сталинградом стали ареной напряженных боев с применением крупных масс танков, артиллерии и авиации.

При планировании операции «Уран», Ставка учла немецкий опыт и спланировала форсирование Дона в том районе в конце ноября по тем же операционным линиям, что и Паулюс в августе. Боем за Трехостровскую руководил лично Рокоссовский. Вертячий брала 65-я армия Батова. Как и у немцев летом, главным фактором боевых действий и форсирования Дона стало время. Понимали это и немцы. Но времени на подготовку линии обороны левого берега Дона у 6-й армии было куда больше, тем более они значительно облегчили себе выполнение этой задачи, согнав на инженерные работы местных жителей и используя труд военнопленных.

Командующий 65 армией генерал Батов: «Немцы, естественно, ожидали удара и укрепились основательно: имелось предполье с различными инженерными заграждениями, установлены надолбы, на каждые 100 метров — до 3 ручных пулеметов, один станковый и два противотанковых орудия. Пленные, захваченные этой ночью, показывали: немецкое командование приказало превратить подступы к Вертячему в зону смерти» (Батов. В походах и боях М., «Вече», стр. 196).

Берег Дона от Качалинской до Песковатки вновь стал огненной дугой.



Ход операции «Уран» вообще и форсирование Дона в частности, не был гладким. Если успех подполковника Филиппова и захват моста у Калача был следствием дерзости и предельного риска, а также отчасти объяснялся неудовлетворительным несением охранной службы тыловыми войсками вермахта, то сокрушение обороны по линии Качалинская — Песковатка и захват переправ, далось тяжелым трудом и дорогой ценой.

Командующий 65 армией генерал Батов: «Ноябрьское наступление вовсе не представляло собой триумфального шествия, хотя именно такой взгляд сложился в широкой массе советских людей […..] на самом деле это были очень трудные и очень упорные бои. Если раньше немцы показывали, что умеют наступать, то в ноябре 1942 г. на Волге и Дону они показали умение обороняться. Противник искусно, порой и оригинально, использовал местность, умело и быстро организовывал систему огня, особенно противотанкового, осуществлял активную оборону, для которой характерны были непрерывные контратаки». (Батов. В походах и боях М., «Вече», стр. 167).

Сдаваться немцы тоже не спешили. То же самое относится и к их союзникам.

Батов: «У нас преобладает взгляд, будто сателлиты Германии только и делали, что поднимали руки. К сожалению, они еще и сражались, и довольно стойко, хотя и не так, как немцы». (Батов. В походах и боях М., «Вече», стр. 183).

Для сравнения: в первые дни наступления 65-я армия захватила всего около 500 пленных, включая румын. А вот советских военнослужащих, захваченных еще летом 1942 года, только на Вертячем было освобождено более 2 тысяч человек!

Одновременно с наступлением 65-й армии на переправы с запада и юга было принято решение нанести удар с севера 24-й армией Галанина — по левому берегу Дона, вдоль течения реки, чтобы окончательно отрезать задонскую группировку противника. И тут Галаниным было принято решение, которое Батов назвал «непростительным». На непрорванную оборону противника сквозь порядки 214 стр. дивизии утром 24 ноября был введен в бой 16-й танковый корпус Маслова. Немцы встретили его минными полями и плотным артиллерийским огнем. Корпус понес большие потери и был выведен из строя. 24-я армия не прошла к переправам.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.005 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал