Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 4. ВЕЩНОЕ ПРАВО 2 страница




Регулирование правопреемства в случае смерти личным законом наследодателя на момент его смерти типично для правовых систем многих государств. В частности, в Гражданском кодексе Греции присутствует классическая формулировка: "Наследственные отношения определяются по праву государства, гражданином которого являлся наследодатель на момент своей смерти". Не намного свободнее сформулировано положение о правопреемстве в ст. 25 Вводного закона 1896 г. к ГГУ, согласно которой наследование регулируется законом страны, гражданином которой являлся умерший гражданин на момент его смерти. Что же касается недвижимого имущества, расположенного в пределах страны, наследодатель может в форме завещательного распоряжения выбрать немецкое право.

Однако появляются и более "либеральные" привязки. Так, согласно ст. 46 Закона от 31 мая 1995 г. N 218 "Реформа итальянской системы международного частного права" наследодатель вправе посредством заявления, сделанного в форме завещания, подчинить все имущество, являющееся предметом наследования, действию права страны, на территории которой он пребывает, при условии, что на момент смерти он находился на территории соответствующего государства и такой выбор не затрагивает прав, которыми итальянское законодательство наделяет в отношении наследуемого имущества наследников, пребывающих на территории Италии на момент смерти наследодателя. В то же время раздел наследуемого имущества может регулироваться не правом страны, применимым к наследованию, а правом страны места открытия наследства или правом страны места нахождения одной или нескольких вещей из состава наследуемого имущества, если наследники договорились об этом.

Российское коллизионное регулирование отношений по наследованию отличается расщеплением наследственного статута. Квалификация имущества на движимое и недвижимое и закрепление коллизионных норм, применимых к вещным правам, обусловили определение наследственного статута недвижимого имущества по праву страны, где находится это недвижимое имущество, а движимого имущества - по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства (ст. 1224 ГК РФ).

Личный закон не может быть проигнорирован при разрешении семейных имущественных конфликтов. Например, в соответствии с положениями Вводного закона к Гражданскому кодексу Бразилии режим брачного имущества, законный или договорный, подчиняется закону страны, в которой вступающие в брак имеют место жительства, и, если оно является различным, закону страны первого супружеского места жительства.

Аналогичное правило закреплено и в Семейном кодексе РФ: личные имущественные права супругов определяются законодательством государства, на территории которого они имеют совместное место жительства, при отсутствии совместного места жительства - законодательством государства, на территории которого они имели последнее совместное место жительства. Имущественные права супругов, не имевших совместное местожительство, определяются на территории РФ российским законодательством (п. 1 ст. 161).



 

4.3. Унификация и гармонизация норм

международного частного права по вопросам собственности

 

Сохраняющиеся различия в регулировании вещных правоотношений предопределяют доминирующее положение коллизионных норм национального права. Международное сообщество предпринимает инициативы по унификации коллизионных и материальных норм, регламентирующих отдельные аспекты права собственности, а также гармонизации законодательства.

Большая работа в этой сфере осуществляется международными организациями, занимающимися проблемами международного частного права. Среди них наиболее известны Гаагские конференции по МЧП, Международный симпозиум по Кодексу Бустаманте, Всемирная торговая организация (ВТО), Международный институт по унификации частного права (УНИДРУА), Международная торговая палата, Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), Комиссия ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ).

Унификация норм международного частного права предполагает создание единых, приемлемых для всех стран материальных и коллизионных норм регулирования. В сфере вещных правоотношений всеобъемлющих и универсальных конвенций, унифицирующих все аспекты права собственности, на сегодняшний день не имеется. Унификация законодательства проводится в отдельных, наиболее значимых областях развития имущественных отношений и отражает по существу пути разрешения наиболее актуальных на момент выработки международных соглашений проблем.



В Гаагской конвенции о праве, применимом к переходу права собственности при международной купле-продаже товаров (материальных движимых вещей), 1958 г. сформулированы самостоятельные коллизионные привязки для решения вопроса о переходе права собственности и риска случайной гибели вещи: вещное право лежит в основе определения прав лица, заявляющего право собственности на проданную вещь, и обязательственный статут - в разрешении вопросов о моменте перехода риска в договорах купли-продажи.

Гаагская конвенция о праве, применимом к режимам собственности супругов, 1978 г. содержит коллизионные привязки, позволяющие определить право, регулирующее режим супружеской собственности вне зависимости от изменения гражданства супругов или места их постоянного проживания.

Гаагская конвенция о праве, применимом к наследованию имущества умерших людей, 1989 г. содержит коллизионные нормы о форме распоряжения имуществом после смерти, способности распоряжаться имуществом после смерти, об общей собственности супругов, имущественных правах, интересах и активах, созданных или переданных иначе, чем по наследству, например по договору о совместной собственности с правом проживания, пенсионному или страховому контракту и др.

Особое место в унификации права собственности занимают конвенции, посвященные регулированию правоотношений, связанных с культурными ценностями. Это Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта от 14 мая 1954 г., Конвенция об охране Всемирного культурного и природного наследия от 16 ноября 1972 г., Европейская конвенция о правонарушениях в отношении культурных ценностей от 23 июня 1985 г., Конвенция УНИДРУА по похищенным или незаконно вывезенным культурным ценностям от 24 июня 1995 г., Соглашение стран СНГ о вывозе и ввозе культурных ценностей от 28 сентября 2001 г.

Целями указанных международных соглашений в широком смысле являются защита культурного достояния: сохранение памятников, имеющих важное историческое значение для будущего поколения; организация культурного диалога между народами; инвестирование в памятники как материальные ценности; развитие глобального рынка искусства и антиквариата; содействие научному диалогу между учеными разных стран; стимулирование культурного обмена; противодействие хищениям и незаконной торговле культурными ценностями.

Изучение института собственности традиционно сопровождается обращением к инвестиционному законодательству. Основной вопрос, который волнует иностранного инвестора, - это сохранность вложенных в иностранную экономику средств. Ясно поэтому, что активное инвестирование обусловлено наличием правовых гарантий, установленных международными соглашениями. В настоящее время такие гарантии предусмотрены заключаемыми государствами двусторонними соглашениями о поощрении и взаимной защите инвестиций <1>.

--------------------------------

<1> Более подробно об иностранных инвестициях см. п. 4.6 настоящей главы.

 

Целью гармонизации права, в том числе и по вопросам собственности, является сближение национальных правовых систем. Наиболее эффективна гармонизация, осуществляемая в рамках деятельности международных организаций. Это разработка типовых и модельных законов, типовых регламентов, общих условий поставок. Применение такого рода документов возможно по общему правилу при наличии ссылки на них в контракте, поскольку они не являются правовыми нормами, а представляют собой лишь элементы типового контракта.

Среди наиболее востребованных гармонизаций на сегодня - Правила ИНКОТЕРМС, которые рассматривают момент перехода права собственности и момент перехода риска как самостоятельные категории и определяют их без использования коллизионных принципов посредством унифицированного материально-правового регулирования. При этом момент перехода права собственности не учитывается вообще; значение имеет только установление момента перехода риска.

Гармонизация в рамках Европейского союза означает создание общих стандартов, при этом согласование, как правило, не является универсальным, скорее частичным. Принимаемые ЕС Директивы регулируют отдельные вопросы применительно к конкретным обстоятельствам.

Образцом такой гармонизации в отношении весьма специфического права собственности - права дробной собственности стала Директива N 2008/122/ЕС, разработанная для "защиты интересов потребителей в отношении некоторых аспектов таймшера, долгосрочного отпуска продукции, продажи и обмена" и принятая Европейским парламентом в Страсбурге 22 октября 2008 г.

Другим примером может служить Директива ЕС N 93/7/ЕЭС 1993 г. о возвращении незаконно вывезенных культурных ценностей из одного государства - члена ЕС в другое.

Определенной попыткой создать единообразное регулирование в вопросах выбора применимого права при рассмотрении в том числе и имущественных споров стало принятие Регламента Европейского парламента и Совета от 17 июня 2008 г. N 593/2008 о праве, подлежащем применению к договорным обязательствам ("Рим I"). Регламент устанавливает на территории государств - членов Европейского сообщества и Европейского союза единообразные правила "конфликта законов" - коллизионные нормы, определяющие, законодательство какого государства (не обязательно члена ЕС) должно применяться, если правоотношение содержит иностранный элемент и, соответственно, может регулироваться правом разных стран. Так, согласно п. "c" ст. 4 Регламента договор, имеющий предметом вещное право на недвижимое имущество или аренду недвижимого имущества, регулируется правом страны, где находится недвижимое имущество; в то же время договор аренды недвижимого имущества, заключенный с целью временного личного пользования на срок не более шести последовательных месяцев, регулируется правом страны, где имеет свое обычное место жительства собственник, при условии, что арендатором является физическое лицо, имеющее свое обычное место жительства в той же самой стране <1>.

--------------------------------

<1> О Регламенте ЕС "Рим I" более подробно см. т. 1 настоящего учебника, с. 154.

 

Однако, несмотря на растущую популярность процессов унификации и гармонизации права, деятельность международных организаций, международное частное право, включая его центральный институт - институт собственности, остается противоречивой, пробельной и сложной отраслью права. Современные государства не спешат вносить принципиальные изменения в свое законодательство в целях сближения его с правом других государств или с международным правом.

 

4.4. Государственная собственность за рубежом

 

Специфическим объектом регулирования в международном частном праве является имущество государства, находящееся за рубежом. В состав зарубежного государственного имущества могут входить: недвижимость, акции, ценные бумаги, доли и паи в юридических лицах, морские и воздушные суда, экспортные товары и т.д.

В отличие от имущества иностранных физических и юридических лиц, которое подчиняется юрисдикции страны места нахождения имущества и пользуется за рубежом национальным режимом за некоторыми изъятиями, зарубежное государственное имущество наделено особым статусом. Правовое положение государственной собственности за рубежом определяется внутренним национальным законодательством, правом страны места нахождения имущества и международными договорами. Непосредственно национальное законодательство определяет, какие государственные органы осуществляют управление этой собственностью, кто правомочен принимать решения о ее приобретении или отчуждении, сдаче в аренду и т.п. Порядок и условия приобретения за границей имущества по общему правилу подчиняется законодательству страны места нахождения имущества, однако в определенных случаях он устанавливается международными договорами (размещение дипломатических миссий).

Государственная собственность пользуется за границей особым режимом - иммунитетом собственности государства, который определяется международным правом и законодательством государства места нахождения собственности. Наибольшее распространение имеет в настоящее время признание функционального иммунитета государства, что означает отказ от безусловного иммунитета собственности иностранного государства и от связанной с ним доктрины акта государства <1>. Именно такой подход к разрешению вопросов, связанных с иммунитетом государства, закреплен в международных конвенциях: Европейской конвенции об иммунитете государств от 16 мая 1972 г. <2> и Конвенции ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности от 2 декабря 2004 г. <3>. В обеих Конвенциях закреплен принцип необходимости явно выраженного согласия иностранного государства на предъявление к нему иска, принудительное исполнение судебного решения или принятие обеспечительных мер в отношении его имущества. Другими словами, отказ от этих видов иммунитета должен явно следовать из самостоятельного волеизъявления государства. Подписание государством международного договора, соглашения с частным лицом, где предусмотрено согласие на иностранную юрисдикцию, если иное не установлено сторонами, означает, согласно положениям конвенций, только согласие на судебное разбирательство в иностранном суде.

--------------------------------

<1> Доктрина акта государства исходит из запрета судам обсуждать законность актов иностранного государства и принимать решение об их недействительности.

<2> В настоящее время в ней участвуют Австрия, Бельгия, Великобритания, Германия, Кипр, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Швейцария.

<3> Россия подписала Конвенцию во исполнение распоряжения Правительства РФ от 27 октября 2006 г. N 1487-р. В настоящее время Конвенция в силу не вступила.

 

Национальное законодательство может определять зарубежную государственную собственность в качестве самостоятельного объекта управления. Так разрешен вопрос в Законе Республики Узбекистан от 31 октября 1990 г. "О собственности в Республике Узбекистан".

В США вопросами управления зарубежной недвижимостью занимается Департамент по операциям с зарубежной государственной недвижимостью (Department of State Overseas Buildings Operations), действующий в соответствии с Актом об иностранной недвижимости 1926 г. (Foreign Buildings Act of 1926) и Актом об иностранной помощи 1961 г. (Foreign Assistance Act of 1961).

Зарубежная собственность может не расцениваться в качестве объекта управления, требующего специального регулирования, однако и в этом случае законодатель специально упоминает о ней, устанавливая общие принципы управления государственной собственностью, соблюдение которых вменяется в обязанность специально уполномоченному органу. Так, например, разрешен вопрос о регламентации управления государственной собственностью в Норвегии, составляющей порядка 2,6 млн. кв. м жилой площади в Норвегии и за рубежом, среди которых государственные и культурные здания, колледжи и общественные здания администрации, королевские здания, посольства и дипломатические резиденции.

Регламентация вопросов управления государственной собственностью на уровне специального закона разрешена в Республике Туркменистан, где в марте 2010 г. был принят Закон "О государственной собственности Туркменистана за рубежом". Этот правовой акт устанавливает организационную и правовую основу управления государственной собственностью Туркменистана, находящейся за рубежом, защиты этой собственности, создания и функционирования системы учета и регистрации объектов зарубежной собственности, организации контроля за эффективностью ее использования. В нем также определяются полномочия органов исполнительной власти, представляющих Туркменистан при заключении международных договоров в отношении собственности Туркменистана, находящейся за рубежом. Закон состоит из статей, которые отражают государственно-правовые (полномочия государственных органов), частноправовые (распоряжение имуществом) и международно-правовые (иммунитет государства) направления правовой деятельности Туркменистана на международной арене.

В Российской Федерации регламентация вопросов, связанных с управлением зарубежной государственной собственностью, осуществляется отдельными правовыми актами, среди которых в настоящее время наиболее значимыми являются:

- Постановление Правительства РФ от 5 января 1995 г. N 14 "Об управлении федеральной собственностью, находящейся за рубежом" (изменения, внесенные Постановлением Правительства РФ от 18 сентября 1995 г. N 929, вступили в силу с 18 сентября 1995 г.);

- Постановление Правительства РФ от 12 декабря 1995 г. N 1211 "Об инвентаризации собственности Российской Федерации, находящейся за рубежом";

- Указ Президента РФ от 29 июня 1998 г. N 733 "Об управлении федеральной собственностью, находящейся за границей";

- Постановление Правительства РФ от 3 сентября 1998 г. N 1025 "Об утверждении плана мероприятий по повышению эффективности использования государственного имущества Российской Федерации, находящегося за границей";

- Указ Президента РФ от 23 октября 2000 г. N 1771 "О мерах по улучшению использования расположенного за пределами Российской Федерации федерального недвижимого имущества, закрепленного за федеральными органами исполнительной власти и их представительствами, другими государственными органами Российской Федерации и государственными организациями";

- Постановление Правительства РФ от 14 января 2002 г. N 10 "Об утверждении порядка отчуждения федерального недвижимого имущества, расположенного за пределами Российской Федерации".

Согласно действующему российскому законодательству федеральное имущество за рубежом, предназначенное для осуществления публичных целей и пользующееся иммунитетом, передано в оперативное управление Министерства иностранных дел РФ и Министерства экономического развития и торговли РФ. Имущество, предназначенное для осуществления коммерческой деятельности, передано в хозяйственное ведение специально созданного Управлением делами Президента РФ федерального государственного унитарного предприятия "Госзагрансобственность". Доходы от коммерческого использования зарубежной собственности после уплаты платежей и отчислений, установленных законодательством Российской Федерации и государства, в котором расположено недвижимое имущество, должны направляться на содержание и эксплуатацию этого недвижимого имущества, капитальный и текущий ремонт и другие расходы, обеспечивающие надлежащее состояние объектов федерального недвижимого имущества, за исключением строительства новых объектов.

Принятие решений о совершении таких юридически значимых действий в отношении зарубежного федерального имущества, как купля-продажа, мена, залог, дарение, изъятие, отнесено к компетенции Правительства РФ. Передача имущества в аренду осуществляется государственными предприятиями и учреждениями, на балансе которых это имущество закреплено, самостоятельно (на срок до одного года), либо с разрешения полномочного государственного органа - Федерального агентства по управлению государственным имуществом (ФАУГИ) (на срок от одного года до пяти), либо по решению Правительства РФ (на срок свыше пяти лет). Порядок участия Российской Федерации в зарубежных юридических лицах также строго регламентирован: в качестве вклада в уставный капитал запрещено вносить являющиеся собственностью государства акции (паи, доли) находящихся на территории иностранных государств юридических лиц. Таким вкладом может быть только находящееся за рубежом имущество, высвобождаемое для коммерческого использования.

 

4.5. Защита вещных прав

 

Содержание права собственности раскрывается посредством применения различных способов защиты прав, которыми располагает собственник и которыми он может воспользоваться, от иных лиц. Традиционно в странах континентального права для защиты прав собственника используются виндикационный и негаторный иски. Помимо этого собственник может воспользоваться деклараторным иском - требованием о признании своего права. Обладатель иного вещного права может предъявить владельческий (посессорный) иск.

Особенностью стран общего права является защита права собственности отдельными исками. В отношении собственности это преимущественно иски, связанные с нарушением владения недвижимостью (завладение землей, вторжение в частное жилище либо на частную территорию и др.). Право на защиту движимости также возникает в силу нарушения владения. Под такое нарушение подпадает, например, насильственное удержание чужих объектов собственности.

Российское законодательство в перечень способов защиты вещных прав включает: истребование вещи из чужого незаконного владения (виндикационный иск, ст. 301 ГК РФ); устранение нарушений вещного права, не связанных с лишением владения (негаторный иск, ст. 304 ГК РФ).

Как в континентальном, так и в общем праве при защите вещных прав существует возможность применения законного ограничения - принципа защиты прав добросовестного приобретателя.

Зарубежное законодательство разделяет вопросы добросовестного приобретения прав на движимое и недвижимое имущество. Виндикация недвижимого имущества не ограничена, виндикация движимого имеет определенные пределы. Защита прав в сфере недвижимости, таким образом, носит абсолютный характер, в сфере движимости, напротив, во главу угла поставлен принцип максимального содействия хозяйственному обороту.

Иначе урегулированы вопросы истребования вещи у добросовестного приобретателя по российскому законодательству, в котором не проводится различия между виндикацией движимого и недвижимого имущества: в виндикации любой вещи может быть отказано в пользу добросовестного приобретателя (ст. 302 ГК РФ).

Обращению в суд за защитой нарушенных вещных прав предшествует определение суда, компетентного рассматривать спор. Сформулированное в результате рассмотрения множества дел и ставшее общим практически для всех стран правило сводится к тому, что суд не компетентен рассматривать любой иск о праве собственности, владении либо возмещении ущерба за причинение вреда в отношении любого недвижимого имущества, расположенного за пределами территориальной юрисдикции. Это правило зафиксировано и в нормах международных соглашений относительно порядка определения компетентного суда по рассмотрению имущественных споров, в частности, в Соглашении стран СНГ от 20 марта 1992 г. "О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности", Луганской конвенции о юрисдикции и приведении в исполнение судебных решений по гражданским и коммерческим делам 1988 г., Регламенте Совета ЕС от 22 декабря 2000 г. N 44/2001 о юрисдикции, признании и исполнении судебных решений по гражданским и коммерческим делам и др.

Выбор юрисдикции при рассмотрении трансграничных споров в отношении материального движимого имущества менее строг. Помимо многочисленных оснований, позволяющих признать надлежащей компетенцию суда при рассмотрении спора в отношении движимости и обратиться к нему с соответствующим иском, допустимо заключение пророгационного соглашения. Исключением из этих правил могут стать только отдельные дела, отнесенные законом к исключительной компетенции национального суда. Таковыми, например, на сегодня повсеместно признаются иски о действительности и регистрации прав интеллектуальной собственности.

Современный международный гражданский процесс определяет компетенцию национального суда на рассмотрение имущественных споров с участием иностранного элемента, устанавливая перечень критериев, при наличии которых суд может принять иск к рассмотрению:

а) установление подсудности по признаку гражданства сторон или стороны в деле (использование этого признака в качестве основного характерно для стран, которые в коллизионных вопросах исходят из критерия гражданства);

б) установление подсудности по признаку места жительства ответчика, т.е. применение начала actor sequitur forum rei (широко распространенный принцип, играющий во многих странах роль основного критерия);

в) личное присутствие ответчика или наличие принадлежащего ему имущества на территории данного государства и вытекающая отсюда фактическая возможность привлечения его к судебной ответственности в данной стране и (или) наложения взыскания на его имущество в данной стране;

г) место нахождения спорной вещи;

д) какая-либо иная связь спорного дела с территорией данного государства: местожительство истца, место причинения ущерба (по деликтам), место исполнения договора <1>.

--------------------------------

<1> См.: Лунц Л.А., Марышева Н.И. Курс международного частного права: В 3 т. М., 2002. С. 813.

 

Применение иных критериев также возможно, хотя на практике они встречаются значительно реже.

Одной из немногих стран, определяющих компетенцию национального суда на рассмотрение имущественных споров наряду с использованием традиционных критериев также и путем установления пределов признания иностранной юрисдикции, является Перу: согласно ст. 2060 Гражданского кодекса Перу 1984 г. выбор иностранного суда или распространение юрисдикции в его пользу для рассмотрения дел, вызванных предъявлением исков имущественного характера, признаются, если только они не охватывают споры, подпадающие под перуанскую исключительную юрисдикцию, не составляют злоупотребления правом и не противоречат публичному порядку Перу.

Выбор суда, компетентного рассматривать транснациональный имущественный спор, так же как определение права, применимого к спорным отношениям, является весьма непростой задачей, влекущей серьезные последствия для сторон. К примеру, по личному закону корпорации определяется состав имущества компании, которым она может обладать на праве собственности, ограничения в отношении распоряжения активами. Что же касается споров в отношении акций компании, то это может быть или закон инкорпорации, или место ведения реестра, однако последнее может измениться, если акции котируются на фондовых биржах. Отсутствие четких критериев определения компетенции суда в законодательстве ряда стран и возможность вследствие этого применения различных принципов при выборе суда нередко приводит к потенциальной манипуляции со стороны крупных компаний в определении места рассмотрения спора и выбора применимого права. От того, насколько "удачен" окажется этот выбор, зависит и решение суда относительно того, что компания может иметь в собственности, каковы ее возможности свободного распоряжения активами.

Особую категорию составляют споры, возникшие из частноправовых отношений касательно собственности с участием государств: компенсационные соглашения, концессионные договоры, соглашения о разделе продукции, сервисные соглашения, отношения с иностранными инвесторами и др. Серьезные проблемы возникают и в случае разрешения конфликтов, связанных с национализацией и приватизацией, осуществляемой государствами.

Для устранения наиболее острых противоречий в отношениях между государством и иностранными инвесторами создана система международных правоприменительных органов по рассмотрению споров - Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС), созданный в соответствии с Вашингтонской конвенцией об урегулировании инвестиционных споров между государством и лицом другого государства 1965 г.; Многостороннее агентство по гарантиям инвестиций (МИГА), созданное в соответствии с Конвенцией о международном агентстве по страхованию инвестиций, заключенной в Сеуле в 1985 г.

По соглашению сторон такого рода споры рассматривают и известные международные коммерческие арбитражи (Арбитражный суд при Международной торговой палате (Париж), Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма (ТПС) и др.

Что касается межгосударственных имущественных споров, то их рассмотрение отнесено к компетенции международных органов. Так, разногласия, в том числе и имущественного характера, между бывшими республиками Югославии были разрешены специально созданной Международной арбитражной комиссией, задачей которой было дать разъяснения отдельных юридических аспектов, связанных с распадом Югославской Федерации.

Порядок разрешения имущественных споров между республиками бывшего Советского Союза урегулирован путем заключения многостороннего Соглашения о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности от 9 октября 1992 г. в Бишкеке. Статьей 17 Соглашения установлено, что споры между Сторонами относительно толкования и применения норм настоящего Соглашения разрешаются путем взаимных консультаций и переговоров на различных уровнях, а если спор не может быть урегулирован таким путем, то по требованию одной из Сторон он передается на решение Экономического суда Содружества Независимых Государств.

К примеру, 18 апреля 2008 г. Коллегией Экономического суда СНГ был разрешен спор между Российской Федерацией и Республикой Казахстан о праве собственности на имущественный комплекс санатория "Узень", расположенный на российской территории. Решением суда был установлен факт финансирования строительства санатория за счет средств казахстанского предприятия и рекомендовано сторонам урегулировать права Республики Казахстан на имущественный комплекс посредством заключения соответствующего международного соглашения.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.018 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал