Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Защитные механизмы совладающего поведения с точки зрения ТА. Контрприказания, контрсценарий, драйверы, минискрпит. Драйвер «Будь сильным».




 

Контрприказания. Первоначально послания от Родителя к Родителю назывались контрприказаниями, так как считалось, что они идут вразрез с приказаниями. В настоящее время мы знаем, что иногда эти послания могут входить в противоречие с приказаниями, однако часто подкрепляют их или не имеют с ними ничего общего. Тем не менее, первоначальный термин сохранился. [40]

 

Контрсценарий представляет собой набор решений, который ребенок принял в соответствии с контрприказаниями. Контрприказания состоят из приказов (команд) о том, что надо или нельзя делать, а также суждений о людях и жизни. Тысячи подобных приказов мы получаем от родителей и парентальных фигур. Приведем типичные примеры контрприказаний: «Будь хорошим!»; «Не будь капризным!»; «Ты должен много работать!»; «Будь лучшим в классе!»; «Брать — нехорошо»; «Не выноси сор из избы». [40]

 

Большую часть времени мы используем наш контрсценарий в позитивном плане, когда заботимся о себе и удобно чувствуем себя в обществе. Взрослыми людьми нам не нужно думать о том, икать за столом или нет, прилично ли бросать объедки на пол. Эта информация уже заложена в вашем контрсценарии. Аналогичным образом мы не перебегаем дорогу перед идущим транспортом и не суем руки в огонь. Тем не менее многие из нас имеют в контрсценарии ряд послании, которые мы решили использовать в негативном плане. Предположим, мне поступил Родительский приказ: «Ты должен много работать!» Я следую ему, чтобы быть первым в школе и институте. В своей профессиональной деятельности я могу много работать и достигнуть высокого положения. Однако, могу также работать слишком много и «сгореть» на работе, жертвуя своим отдыхом, здоровьем и друзьями. Если мой сценарий является хамартическим, послание «Ты должен много работать!» может привести к язве желудка, высокому давлению или сердечному приступу. [40]

 

Пять следующих приказаний играют особую роль в контрсценарии: «Будь лучшим»; «Будь сильным»; «Старайся»; «Радуй других»; «Спеши». Эти послания получили название драйверных (ведущих, главных) или просто драйверов. Термин драйвер используется потому, что ребенок чувствует необходимость следовать этим приказаниям. Он считает, что пока следует им, он ОК. Все люди имеют в своих контрсценариях эти пять посланий, хотя и в различной пропорции. При внутреннем проигрывании драйверного послания я веду себя так, как предписывает это послание. Драйверные поведения одинаковы для всех людей. Изучая драйверное поведение какого-нибудь человека, можно достаточно точно предсказать некоторые важные черты его сценария. [40]

 

В начале семидесятых годов психолог Таиби Кейлер сделал чрезвычайно интересное открытие. Следуя идее Берна о том, что сценарий может проигрываться в течение коротких промежутков времени, Кейлер стал непрерывно фиксировать слова, тон голоса, жесты, положение тела и выражение лица своих клиентов. Он обнаружил существование четко определенных наборов поведения, которые проявляются людьми перед тем, как войти в какое-либо сценарное поведение. Кейлер и его коллеги составили список из пяти таких непрерывных поведений, которые они назвали драйверами. [40]



 

Дальнейшие исследования показали, что связанное с драйверами поведение, является частью более широкого паттерна поведения, который Кейлер назвал минискриптом (минисценарием). Минискрипт представляет собой определенную последовательность сценарного поведения, чувств и убеждений, которая проигрывается от нескольких секунд до нескольких минут. В течение короткого промежутка времени минискрипт воспроизводит весь жизненный сценарии человека. Поэтому каждый раз, когда я проигрываю минискрипт, то тем самым усиливаю свой сценарный процесс, а когда выхожу из своего сценарного паттерна, то способствую ослаблению сценарного процесса. [40]

 

Пять драйверов также тесно связаны с шестью типами сценарного процесса. Наблюдая за паттернами драйверов какого-нибудь человека, можно достаточно точно предсказать его сценарный процесс. Таким образом, умение обнаруживать пять драйверных поведений дает нам много информации о человеке за короткий промежуток времени. В этой главе мы рассмотрим способы обнаружения драйверов, их роль во всем жизненном сценарии, а также последовательность осуществления минискрипта. [40]



 

Известны пять драйверов: Будь лучшим, Радуй других, Старайся, Будь сильным, Спеши. Каждый из них характеризуется определенным набором слов, тоном голоса, жестами, положением тела и выражением лица. [40]

 

По мнению Таиби Кейлера: «Пять драйверов являются функциональными проявлениями неблагополучных (не ОК) (структурных) контрсценариев». [40]

 

Более подробно с теоретической точки зрения предлагаю рассмотреть драйвер «Будь сильным», занимающий центральное положение во взятом мною клиентском случае. И тут я обращаюсь за помощью к моему уважаемому учителю, Вадиму Артуровичу Петровскому, поэтичнее которого описать феномены ТА смог бы, разве что, лишь сам Берн. Ниже предлагаю выдержку из его книги «Энкоды».

 

И так, «Будь сильным!». Такие люди кажутся стойкими и часто являются таковыми, но порой теряют ощущение реальности, забывают о своих чувствах, не замечают чувств других, не получают того, к чему страстно стремятся. Их девиз: «Как-нибудь сдюжим». Обычно это очень волевые люди. Во всяком случае, так кажется. Внутренне они могут переживать падения и взлеты. Чувствовать отчаяние, но внешне они невозмутимы, ведь с самого детства им внушали: «Надо всегда быть сильным!», «Надо преодолевать все». Теперь они будут требовать того же и от своих подчиненных, и от своих домочадцев. Эталонные образы человека, подчиняющегося директиве: «Будь сильным», мы встречаем в стихах Владимира Маяковского, книгах Джека Лондона, современных вестернах… Только вот можно ли быть сильным всегда и везде? И чем за это приходится расплачиваться (иначе говоря, «как оно им там внутри?»)? Помните, у Маяковского: «Ведь для себя неважно: и то, что бронзовый, и то, что сердце холодной железкою, ночью хочется звон свой спрятать во что-нибудь мягкое, женское…» «Сильный», то есть чаще всего «тревожный, но спокойный наружно», человек, воспитывая своих детей, не оставит у них и тени сомнения в твердости своего характера и хладнокровии. [41]

 

И невзгоды свои он переносит, что называется, стиснув зубы, скрепя сердце. Нет у меня проблем, и все тут… А при этом – работает до изнеможения, чувствует себя «совершенно выпотрошенным». Болеет… [41]

 

Многие «сильные», смертельно желая чего-то, никогда не позволяют себе этого. Намекните, что «в их воздухе слишком много свинца». [41]

 

Послушайте его речь. Будто бы он говорит не о себе, а о чем-то (он забывает о себе буквально): «Так надо!», «Нет сомнений в том…» (вместо «мне кажется»). Или: «Обстоятельства не позволяют» вместо: «Я не вижу решения…»). Речь монотонная. Лицо безучастно, бесстрастно. Руки переплетены на груди, ноги – одна на другой, тело неподвижно. Жесты отсутствуют. «Сильному» может быть плохо, но, предпочитая не замечать или не проявлять этого, он все-таки не идет к консультанту. Быть Фантомасом – и обращаться за помощью?! Максимум, что такой человек может себе позволить, – так это разбушеваться. [41]

 

Многие «сильные», смертельно желая чего-то, никогда не позволяют себе этого, не чувствуя сигналов приближения к самоуничтожению... Они подобны Танталу, умирающему от жажды и голода, хотя, казалось бы, можно сделать шаг и взять необходимое... Выпивают, чтобы расслабиться, как если бы руководствовались энкодом, что «лучше быть слоном под мухой, чем мухой под слоном». [41]

 

Общение с таким людьми – штука нелегкая, но на помощь приходят энкоды:

 

♦ Полковник всегда говорил, что самое главное в людях – это доброе сердце...

♦ В самом главном бою победитель не получает ничего, не так ли?

♦ В твоем воздухе слишком много свинца, ведь правда?

♦ В этом мире нужно хоть кому-то доверять

♦ А вот стану я вслед за вами героем собственной жизни?

♦ Старая школа!

♦ У тебя, наверное, много наград?..

♦ Как проигравший, я знаю, что говорю...

♦ Понял, пупс?.. (это если у вас, читатель, нервы не стальные...) [41]

 

А теперь обратимся к более «сухому» «Современному ТА» Джойнса и Стюарта. Вот что они пишут по поводу распознавания драйвера «Будь сильным».

 

Слова: человек с драйвером «Будь сильным» часто использует слова, передающие мысль: «я не могу нести ответственность за свои чувства и поступки, так как они вызваны внешними причинами». Например: «Ты заставляешь меня сердиться»; «Эта книга мне надоела»; «Мне пришла в голову мысль о том, что...»; «Его поведение заставило меня ответить ему тем же»; «Урбанизация приводит к вспышкам насилия». Говоря о себе, он будет часто использовать такие предло­жения: «Так хорошо» (означающее «Мне хорошо»); «Надо держать свои чувства при себе» (означающее «Я должен...»); «Подобные ситуации действуют на меня угнетающе». [40]

 

Тон голоса: ровный, монотонный, обычно низкий.

 

Жесты: отсутствуют.

 

Положение тела: руки переплетены на груди. Одна нога на другой или в положении, когда лодыжка одной ноги покоится на колене другой. Тело неподвижно.

 

Выражение лица: лицо безучастно и ничего не выражает. [40]


 

ГЛАВА 2. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. ТА ДИАГНОЗ

 

1. Содержание Эго-состояний. Структурная модель эго-состояний.

 
 

 


Рис. 1 Структурная модель эго-состояний клиента Мистер Стоун

 

Эрик Берн определяет эго-состояние как определенный паттерн чувств и переживаний, непосредственно связанный с определенным паттерном поведения. Структурная модель эго-состояний показывает, что из себя представляет каждое эго-состояние.

Суть модели эго-состояний заключается в том, что она позволяет устанавливать надежную связь между поведением, мыслями и чувствами. [40]

Как мы видим из рисунка 1, содержание эго-состояний таково: довольно большая Родительская часть, чуть меньше Взрослый и наибольшая Детская часть, которая содержит в себе много различных посланий.

 

Наиболее частые и яркие проявления эго-состояний:

- Родитель. В актуальных отношениях. Клиент постоянно проверяет мобильный телефон своего партнёра, отслеживает его перемещение, с кем он проводит время; устанавливает правила в доме («я лучше знаю, как нам будет лучше») и требует их неукоснительного исполнения. Из проведённых с клиентом консультаций мы можем наблюдать три активные Родительские фигуры, которые себя попеременно проявляют: Отец (лидер, манипулятор, растратчик), Мать (скупая, практичная, контролирующая), Бабушка (предположительно, антисоциал, ловкий манипулятор, властная, тираничная, жестокая, эгоценричная).

 

Наблюдается обширная контаминация – как со стороны Родителя (предрассудки, в меньшей степени), так и со стороны Детского эго-состояния (иллюзии, в большей степени).

 

Примеры контаминаций:

- вера в то, что своими чувствами он способен влиять на других людей;

- «если достаточно страдать и бояться, то проблема сама собою разрешится»

- «я должен быть компетентным во всём»;

- «мне нужен кто-то, кто бы решал всё за меня (перекладывание ответственности за принятие решений)»;

- «рассказывать о своих чувствах и проблемах неприлично»;

- «если у тебя нет денег, то ты никто».

 

Во время стрессовых ситуаций часто проявляется исключение Взрослого эго-состояния, иногда Детского эго-состояния.

 

Теперь обратимся к материалам протокола проведённых сессий, чтобы уточнить содержание эго-состояний и контаминаций (то, как они «звучат в голове» клиента)

 

1. Мистер Стоун (с позиции мамы): вот, как папа всё делаешь не так, надо делать вот как другие. Ты делаешь неправильно. Нужно жить как те, как тот. (предрассудок со стороны фигуры матери)

 

2. Мистер Стоун (с позиции мамы): ты должен быть практичным, экономичным, держать деньги при себе, защищать своё (содержание Родительской фигуры матери)

 

3. Мистер Стоун (с позиции мамы): я вообще ждала девочку, поэтому сложно сказать о моих ожиданиях. Я до последнего момента думала и чувствовала, что будет девочка (содержание Родительской фигуры матери. Оно, предположительно, является отправной точкой передачи послания «Не будь своего пола»)

 

4. Мистер Стоун (с позиции мамы): я не могу его принять и ответственность за то, что родила его. Я ждала девочку. (Родитель убеждён, что Мистер Стоун должен соответствовать ожиданиям, однако, это не так, это контаминация. И тут есть парадокс, потому что мать ответственна за рождение ребёнка, а не он сам. Сразу вспоминается рисунок в виде яйцеклетки и сперматозоида с подписью: «мама и папа, это ваша работа, я тут ни при чём». Боб Гулдинг просто гений!)

5. Мистер Стоун (Ребёнок): как будто если я построю эту границу (между собой и матерью) до конца, то я умру, лишившись заботы и любви. (Детская иллюзия)

 

6. Мистер Стоун: Ну вот, я с друзьями, например – зовут они меня куда-нибудь отдохнуть, а в фоне у меня включаются рассуждения Родителя: «А выгодны ли это?» (содержание Родительской фигуры бабушки, которое было контаминацией до того, как клиент осознал, что это мысли Родителя)

 

7. Мистер Стоун: кстати, в последнее время это очень проявляется в отношениях с Серёжей, он сейчас не работает, не может найти работу. И у меня начало проявляться в фоне сильное недовольство и злоба на Серёжу в этом плане и я не мог понять, чего я злюсь на него – это мой выбор, я это понимаю и принимаю. И в то же время я злюсь и раздражён и начинаю срываться на него (содержание Родительской фигуры бабушки)

 

8. Мистер Стоун (выражая позицию бабушки): мне трудно самой это делать, поэтому нужно окружить себя такими людьми, которые делали бы всё за меня, всю трудную и грязную работу (содержание Родительской фигуры бабушки)

 

 

Отдельными примерами я хочу включить из протокола содержание Родительских фигур отца и матери в виде эпизодов их личных историй, которые проливают свет на то, как формировался их собственный сценарий жизни и, соответственно, призма мировосприятия.

 

 

9. Я сказал фигуре матери: «Вернись в свой отчий дом. Что ты видишь?». Ей 6 лет, некогда заниматься собой. Нужно работать по дому и готовить обед, потому что сейчас мама вернётся с одной работы и пойдёт на другую. Папа работает сутками в колхозе, денег очень мало. Она хочет, чтобы ей купили красивое платье, но родители не могу себе этого позволить. Из игрушек – всего одна кукла. Она всю свою жизнь посвятила другим людям и не научилась заботиться о себе, похоронила свои желания.

 

10. Работа шла на стульях с Ре и фигурой отца. Я снова применил тот же паттерн регрессии Родительской фигуры, что и с матерью, чтобы прояснить прошлое отца Мистера Стоуна и понять, почему он вёл себя по жизни как Стрекоза из басни. Его мать была такой же, властной, с тенденцией к манипуляциям и удовлетворению только своих потребностей. Дети для неё были как домашние животные. Она умеет делать деньги из воздуха и все их тратит на развлечения. Он повторил её судьбу с поразительной точностью.

 


 

2. Функционирование эго-состояний, особенности коммуникации.

                   
   
   
   
   
     
   
 
   
       
   
 
 

 

 


КР ОР ФВ СРе АРе

 

Рис. 2 Эгограмма клиента «Мистер Стоун»

 

Функциональная модель эго-состояний делит эго-состояния на части (всего 5), чтобы показать, как он их использует (функция = «как» = процесс). Каждое структурное эго-состояние может проявлять себя одним из 5-ти способов, то есть, умножая три структурных эго-состояния на 5 их функциональных проявлений, получаем набор из 15-ти самых разнообразных поведений (и это, не учитывая, что Родительское эго-состояние несет в себе несколько паттернов поведения (несколько фигур родителей)!).

 

На рисунке 2 изображена эгограмма клиента Мистера Стоуна. Идея эгограммы заключается в том, чтобы нарисовать столбик над названием каждого функционального эго-состояния. Высота столбика указывает на то, сколько времени человек находится в каждой функциональной части. Из рисунка можно сделать следующие выводы:

- Клиент часто проявляет себя из функциональных состояний Контролирующий Родитель (КР) и Опекающий Родитель (ОР). С большой долей вероятности можно сказать, что структурно – это Родительское эго-состояние. Например, когда Мистер Стоун узнал, что я заболел, он начал вести себя по-родительски заботливо, спрашивать о моём самочувствии и рекомендовать народные средства от простуды, которые использовались в его семье.

- В актуальных отношениях так же часто проявляет себя как КР и ОР, контролируя своего партнёра и заботясь о нём, как о ребёнке.

- Проявление Функционального Взрослого связано преимущественно с рабочей деятельностью (бизнес) и на терапевтических сессиях. Очень сильный аналитический аппарат, умение моделировать и проектировать.

- Свободный Ребёнок (СРе) задавлен, его энергии явно недостаточно, отсюда так мало действий по удовлетворению собственных потребностей, поиску удовольствий. Перспективной терапевтической работой будет усиление СРе.

- Адаптивный Ребёнок – одно из основных проявлений клиента «Мистер Стоун». Ищет по жизни людей, проявляющих себя из ОР, чтобы получить родительскую заботу и переложить ответственность за принятие каких-либо решений. Часто соглашается, не обдумав предварительно (радует Родителя). По его собственным словам, на работе или в незнакомом месте всегда выискивает женщин, проявляющих себя как ОР, чтобы они физически поглаживали его, как это делала мать, когда он был совсем маленьким («руки, дающие жизнь»).

- В стрессовых ситуациях так же проявляет себя из АРе, отправляясь на «резиновой ленте» в прошлое, к событиям раннего детства, воспроизводя их в «здесь и сейчас». Из рассказов Мистера Стоуна, частыми подобными ситуациями являются стычки с одним из бизнес-клиентов, где он воспроизводит конфликт со своим отцом.


 

3. Анализ поглаживаний. Профиль поглаживаний клиента Мистер Стоун.

 

Поглаживание определяется как признание существования одного человека другим путём транзакций. Все мы испытываем некую нужду в собственном признании и физической стимуляции. Эрик Берн описал несколько видов жажды, которую испытывают все люди. Одна из них — это потребность в физической и умственной стимуляции. Эрик Берн назвал ее жаждой стимула. [40]

 

Можно классифицировать поглаживания следующим образом: вербальные или невербальные, позитивные или негативные, условные (за деятельность, достижения) или безусловные (за то, какой человек, за его существование).

Осознавая важность получения поглаживаний, мы можем понять, почему некоторые люди так упорно придерживаются самонаказующихся паттернов поведения. Подобное объяснение дает также возможность освободиться от этих негативных паттернов, изменив способы получения поглаживаний. [40]

 

Джим Маккенна разработал диаграмму, которую он назвал профиль поглаживаний. С помощью этой диаграммы я анализировал паттерны поглаживаний у моего клиента Мистера Стоуна и смог построить для него профиль поглаживаний. [40]

 

 

  Как часто Вы даете другим (+) поглаживания? Как часто Вы принимаете (+) поглаживания? Как часто Вы просите других о желаемых Вами (+) поглаживаниях? Как часто Вы отказываетесь давать (+) поглаживания, которых от Вас ждут?
Всегда   Довольно часто   Часто   Редко   Никогда   V     V V     V
  Давать Принимать Просить Отказывать
Никогда Редко Часто Довольно часто Всегда     V     V     V V
  Как часто Вы даете другим (-) поглаживания? Как часто Вы принимаете (-) поглаживания? Как часто Вы просите прямо или косвенно других о (-) поглаживаниях? Как часто Вы отказываетесь давать (-) поглаживания?

 

Рис. 4 Диаграмма анализа паттернов поглаживаний.

 

 

После того, как мной были получены данные от клиента в ходе опроса и занесения их в диаграмму, я смог построить собственно профиль поглаживаний. Он выглядит так:

 
 


+5

 

 

       
 
   
 

 


 

Давать Принимать Просить Отказываться

давать

 

0

 

 

-5

Рис. 5. Профиль поглаживаний клиента Мистер Стоун

Так же в ходе анализа я выяснил, что клиент редко даёт себе позитивные самопоглаживания, редко использует банк позитивных поглаживаний. Несмотря на то, что он всегда принимает позитивные поглаживания, происходит моментальное обесценивание части из них, особенно, условных (за достижения). Очень часто получает негативные поглаживания со стороны внутренних Родительских фигур, особенно, отца. Делая общий вывод, можно сказать, что пересмотр профиля поглаживаний можно выделить как зону роста в терапии для клиента. Так же, из полученной информации о паттернах получения поглаживаний, можно сказать, что у клиента имеется система посланий «Будь лучшим»-«Будь сильным»- «Не будь близким».

 


 

4. Структурирование времени

 

Согласно классической литературе по ТА, существует 6 видов структурирования времени или того, как мы его проводим по ходу течения нашей жизни. Это уход, ритуалы, времяпрепровождение, деятельность, игры и близость. В.А. Петровский выделяет ещё седьмую категорию – интриги или осознанные игры.

 

В ходе опроса клиента Мистера Стоуна, я выявил наиболее и наименее предпочитаемые им виды структурирования времени. Ниже они представлены в порядке от наиболее к наименее предпочитаемым:

 

1. Уход

2. Ритуалы

3. Игры

4. Деятельность (процедуры)

5. Времяпрепровождение

6. Интриги

7. Близость

 

Ведущим эго-состоянием, ответственным за структурирование времени, я считаю Родителя. При этом наблюдается такой феномен: Родитель задаёт то, как «следует» проводить время, а Ребёнок всячески пытается это саботировать.

Стоит отметить также, что клиент избегает близости посредством игр.


 

5. Игнорирование

 

Игнорирование в ТА — это бессознательное игнорирование информации, связанной с решением какой-то проблемы. [40]

 

Анализируя систему игнорирования у клиента Мистера Стоуна, я выделил следующие категории:

- игнорирование по типам пассивного поведения;

- источники игнорирования у клиента;

- области игнорирования у клиента;

- типы игнорирования у клиента;

- уровни игнорирования у клиента.

 

Рассмотрим подробнее теперь эти категории с учётом имеющихся данных.

 

Игнорирование по типам пассивного поведения. Клиент часто занимает позицию ничегонеделания и беспомощности. Особенно, это проявляется во время стрессовых ситуаций.

Источники игнорирования. Источниками игнорирования у клиента я вижу: контаминацию со стороны Родителя и Ребёнка, вхождение в драйверное поведение, особое место занимает влияние предписания «Не делай», которое в сочетании с драйверами «Будь сильным» и «Будь лучшим» создают мощную систему игнорирования как своих способностей совладать с ситуацией и своим эмоциональным состоянием, так и способностей других людей, а так же возможностей и достижений, позитивного опыта.

Области игнорирования. Ведущей областью игнорирования у клиента является игнорирование своих возможностей.

Типы игнорирования. Присутствуют все три типа игнорирования: стимула, проблемы, возможностей. Чаще проявляются последние два, то есть, клиент понимает, что что-то происходит, но при этом он игнорирует сам факт существования проблемы.

Уровни игнорирования. Существуют четыре уровня игнорирования: наличия, значимости, изменения возможностей, личных способностей. У клиента Мистер Стоун можно выделить превалирующим игнорирование личных способностей, чтобы справиться с проблемой. Тут можно сделать предположение, что это влияние родительского послания «Не расти».

 

В ходе терапии я неоднократно обращался к такому инструменту работы с игнорированием, как матрица игнорирования, где уровни и типы игнорирования сведены в одну удобную таблицу. Выясняя, в каком из 12-ти квадратов находится клиент, можно начать «движение» в сторону прояснения с помощью специальных вопросов, тем самым, уменьшая игнорирование. Матрица игнорирования хорошо сочетается с работой «на стульях» и работой по перерешению.

Так, двигаясь по матрице с моим клиентом на одной из сессий, мы вышли на квадрат 3.3 («Новый способ решения, даже если он эффективен, рождает лишь новые проблемы») и начали исследовать, почему он считает новый способ решения проблемы приносящим новые трудности. Я спросил его: «А чьи это мысли?» и получил ответ: «Отца». То есть, Родительская фигура отца инициировала сопротивление. С ней мы и продолжили работу на стульях, продвигаясь к принятию нового решения.

 

 

Ниже, я хочу предложить теоретический пример движения по матрице, который я разработал для упрощения работы с этим мощным инструментом (в квадратах, расположенных теперь уже «змейкой» я обозначил проясняющие вопросы):

 

 


А теперь, используя материал проведённых терапевтических сессий, я хочу обратить внимание на примеры игнорирования у клиента и примеры прояснения игнорирования.

 

1. Мистер Стоун: (пауза)… ну скажем так, обстоятельства вынуждают меня принять это решение, первый шаг я сам не делаю. Это похоже на то, как плыть на лодке по течению, пока она не встанет на краю водопада. И вот тогда я только и начну усиленно грести вёслами, чтобы вытянуть ситуацию. (игнорирование собственных возможностей справиться с ситуацией + игнорирование последствий ситуации)

 

2. Я взял дополнительное время и клиент, по его словам, начал испытывать вину, считая, что это не моё осознанное решение как консультанта, а «это он меня задерживает» (это и детская иллюзия о всемогуществе, и пример игнорирования клиентом возможностей других людей)

 

3. В 21 Мистер Стоун работал в бухгалтерии одной из государственных контор. Когда он только устроился туда, то ему было интересно, однако, прошёл месяц и однотипная рутинная работа стала скучной. Он систематически откладывает неинтересные дела на потом, а решает их в последний день, просиживая на рабочем месте день и ночь. То же самое и сейчас с нынешним бизнесом. Задачи, которые могут быть решены в течение нескольких часов (а то и меньше) систематически откладываются до тех пор, пока не грянет гром. (игнорирование последствий ситуации (откладывание на потом) и я бы назвал это игнорированием собственного благополучия)

 

4. Сессия закончилась осознанием своего внутреннего состояния.

Мистер Стоун: «Я изранен, теперь я это вижу и я могу начать залечивать свои раны» (это пример прояснения игнорирования своих чувств, причиной которому являются послание «Не чувствуй» и драйвер «Будь сильным»)

 

5. Мистер Стоун: да, я всю жизнь – борец за свободу и для меня свобода личности – самое важное, что есть в человеке и поэтому что-то требовать от человека или нарушать его границы – для меня дико.

Сергей: и проверять чужой телефон – тоже!

Мистер Стоун: (взрывается смехом).

(в этом примере с помощью конфронтации я развеиваю игнорирование того факта, что клиент игнорирует границы другого человека. Это ещё похоже на защитный механизм Компартментализация (раздельное мышление))


 

6. Игры, рэкеты, марки.

 

Анализируя рэкетные проявления и игровое поведение (по Берну), я выделил следующие категории:

- рэкетные проявления у клиента;

- рэкетные чувства у клиента;

- сбор марок;

- игры клиента.

 

Чтобы получить необходимую информацию, я использовал вопросы из сценарного опросника Рона Джонгварда, материалы проведённых консультаций и технику визуализации. Ниже приведены результаты анализа:

 

1.

Сергей: Скажи, пожалуйста, а какие негативные эмоции ты чаще всего испытываешь?

Мистер Стоун: Стыд, страх, зависть, растерянность, отчаяние, беспомощность, недовольство собой.

 

2.

Сергей: Как ты получал желаемое в детстве?

Мистер Стоун: Хм… я не знаю.

Сергей: Представь себе такую ситуацию: ты идёшь вместе с мамой в магазин. Тебе там очень захотелось получить вкусную конфету. Твои действия?

Мистер Стоун: Ну, я попрошу маму.

Сергей: Мама говорит, что у неё нет денег на покупку этой конфеты.

Мистер Стоун: Тогда я начну ныть, пока она не купит её, буду надоедать.

Сергей: Ага!

3.

Сергей: Представь себе, что завтра праздник и все магазины будут в течение нескольких дней закрыты. Предположим также, что ты давно не ходил в магазин и продукты в твоём доме почти кончились. Ты смотришь на часы и облегченно вздыхаешь, так как до закрытия универсама остается еще много времени. Обдумав, что нужно купить, ты отправляешься в универсам. Подходя к нему, ты замечаешь толпу людей, которые тоже пришли, чтобы запастись продуктами на праздник. Ты обходишь полки, кладешь в корзинку необходимые продукты, при этом посматривая на часы. Закончив покупки, с удовлетворением замечаешь, что до закрытия магазина есть ещё 10 минут и у тебя достаточно времени, чтобы пройти через кассу. Когда ты проходишь через контроль, кассир делает необходимые расчеты и называет общую стоимость купленных продуктов. Ты хочешь достать деньги, но не можешь их найти, их нигде нет. Тебя осеняет: в спешке ты забыл деньги дома и пришёл в универсам с пустыми руками. Пока ты объясняешь кассиру, в чем дело, за тобой выстраивается очередь. Ты спрашиваешь: «Можно ли мне оставить вам свою фамилию и адрес, забрать с собой покупки и рассчитаться после праздника?» Кассир отвечает: «Нет, это невозможно». У тебя совсем не остается времени, чтобы сходить домой и вернуться до закрытия магазина. Тебе остается лишь оставить покупки и уйти с пустыми руками, в то время как магазины откроются только через несколько дней. Осознавая это, как ты себя чувствуешь?

Мистер Стоун: Я очень огорчусь. У меня не получилось то, что планировал… Ругаю себя, раздражён…. Не надо было откладывать всё на последний момент. Мне стыдно, что не справился с такой банальной ситуацией.

Сергей: А чтобы мама сказала по этому поводу?

Мистер Стоун: Растяпа! На тебя нельзя положиться! Ты невнимательный.

 

 

4.

Сергей: Стыд – это рэкетное чувство, которое, как правило, скрывает за собой страх. Чего ты боишься?

Мистер Стоун: (пауза)… Я боюсь быть зависимым, потому что тогда человек может мне диктовать условия.

(в этом примере я проясняю, что стоит за рэкетным чувством стыда)

 

Что касается сбора марок, которые можно назвать валютой сценария, то прослеживается накопление гневных марок с последующим их обменом на «бесплатную» вспышку агрессии. Ведь невозможно же копить гнев вечно, это как закипание воды в котле – когда пара слишком много, то крышку вынесет давлением. Однако, пока гнев накапливается, а, соответственно, и напряжение (его физиологический эквивалент), начинают проявляться соматические боли в спине, шее, плечах, на что клиент неоднократно жаловался в начале терапии, когда этот механизм ещё не был достаточно исследован и доведён до его осознания. Когда марки обменены, всё обнуляется и процесс запускается вновь.

 

Игровое поведение анализировалось по рассказам клиента и имеет гипотетический характер. Но сначала вспомним так называемую формулу игры, по которой можно понять, играет ли человек или нет, потому что внешне похожее на игровое поведение, оно может быть на самом деле рэкетом.

И так, формула игры выглядит следующим образом:

«крючок (или наживка)» + «ответная реакция (проглатывание)» = «переключение» + «смущение» + «расплата».

На «бытовом» языке, я бы описал игру так:

1. Уайт, используя скрытую транзакцию, приглашает Блека поиграть.

2. Ребёнок Блека распознаёт содержание скрытой транзакции и соглашается.

3. Начинается игровой процесс (от нескольких минут до n-ого количества лет).

4. В решающий момент происходит нечто неожиданное (переключение).

5. Оба игрока, и Уайт, и Блек испытывают конфуз («А что, собственно, произошло?»)

6. Оба игрока собирают свою игровую расплату, подтверждая сценарные решения.

Эрик Берн в своей последней работе «Что Вы говорите после того, как сказали «Здравствуй»», называл главными признаками игры – переключение, после которого происходит смена игровых позиций и игровую расплату.

 

По рассказам моего клиента я увидел два игровых паттерна: «Ударь меня», являющийся центральной игрой сценария и «Пусть баобаб подрастёт», описанный В.А. Петровским, суть которой в «откладывании на потом».

 

Ниже представляю анализ игры «Ударь меня», характерной для Мистера Стоуна, по 6-ти преимуществам.

 

Тезис игры: «спровоцировать, чтобы получить «пинок»»

 

- Биологическое преимущество: получение негативных поглаживаний (физическая стимуляция, тонус)

- Внутреннее психологическое преимущество («кайф»): удовольствие от «собирания тумаков», что тесно связано с усилением чувства «Я не окей, ха-ха»

- Внешнее психологическое преимущество (перенос ответственности, уход от чувства тревоги): игра позволяет избежать столкновения с текущей проблемой лицом к лицу («я сижу в болоте, меня грызут комары, но сам я не буду вылезать, потому что пусть здесь и плохо, но зато привычно, а там, за пределами этой жижи – неизвестно, а потому страшно».

Внутреннее социальное преимущество (сам процесс игры) – «собирание тумаков».

Внешнее социальное преимущество (времяпрепровождение) – получение поглаживаний от сочувствующих.

Экзистенциальное преимущество (закрепление ранних решений, выражается в позиции «я не окей») – «Моя жизнь – ошибка», «Со мной всегда что-то не так».

 

В книге Берна «Игры, в которые играют люди» антитезиса на игру «Ударь меня» нет, однако, посоветовавшись с Вадимом Артуровичем, я пришёл к мысли, что в качестве антитезиса может быть использован следующий: «А мы не подерёмся» со стороны того, кого провоцирует «ударяемый». Так как это и есть мой клиент, то применение антитезиса несколько проблематично. Немного поразмыслив, я предложил клиенту следующую стратегию: рассказать об игре ближайшему окружению и предупредить их, чтобы они использовали антитезис как только заметят начало игры у Мистера Стоуна.


 

7. Сценарная матрица, драйверы, предписания. Позитивная динамика превращения драйвера «Будь сильным» в стратегии совладающего поведения

 

Проанализировав материал, полученный из ряда консультаций с клиентом, я смог построить упрощённую сценарную матрицу, которую разработал ближайший ученик Эрика Берна – Клод Стайнер. Матрица очень удобна в плане наглядности представленной информации. На ней отражены те родительские послания (предписания и контрпредписания), которые были получены.

 

Мама Папа

 

Мистер Стоун

 

«Будь лучшим», «Радуй других» «Будь сильным», «Спеши»

 

«Не будь», «Не будь собой», «Не будь значимым», «Не делай»,

«Не чувствуй», «Не будь здоров», «Не думай»

«Не расти», «Не будь близким»

 

 

Помимо связки «12 предписаний по Гулдингам + 5 драйверов по Кайлеру», которые идеально вписываются в сценарную матрицу и, по сути, составляют скелет сценария жизни, я увидел у клиента пример «классического Берновского» приказания:

 

Р (матери) – Р (клиента) : «Не будь как отец!»

Ре (матери) – Ре (клиента): «Но ты всё равно им станешь, ха-ха»

 

 

А теперь обратимся к примерам из протокола терапевтических сессий, чтобы показать, как драйверы и предписания реализуются в конкретных случаях у конкретного человека:

 

1. Мистер Стоун: нууу, у меня возникают трудности и я их избегаю (скорее всего, это последствия получения предписания «Не делай»)

 

2. Сергей: а что происходит в момент необходимости принятия решения?

Мистер Стоун: дискомфорт внутренний, сопротивление, напряжение, тревога, а когда всё ближе – всё это сильнее нарастает. И как будто я себя специально довожу до этого. Я не хочу сталкиваться с этими мыслями, эмоциями, потому что любое принятие решения вызывает чувство тревоги. Чем ближе момент – тем сильнее я это чувствую («Не делай» в действии. То есть, звучит приблизительно так: «Если я что-то сделаю, то произойдёт катастрофа, потому что мама считает, что любое моё решение – ошибочное и я верю ей)

 

 

В следующем отрывке я пытаюсь прояснить, как было получено предписание «Не делай», которое играет одну из центральных ролей в сценарии Мистера Стоуна.

 

3. Мистер Стоун: Если я буду выражать себя, то я сделаю хуже и останусь один

Сергей: а как ты сделаешь всё хуже? (прояснение обстоятельств получения родительского предписания «Не делай»)

Мистер Стоун: не знаю. Это решение будет ошибочным.

Сергей: кто внутри тебя говорит, что оно ошибочное? (выход на Родительскую фигуру)

Мистер Стоун: (пауза)… мама всплывает.

 

Предписание «Не делай» очень коварное, потому что своего носителя оно сковывает по рукам и ногам. Каждый раз, когда человек хочет что-нибудь сделать (в особенности, это касается ситуаций принятия решения), его охватывает страх, как будто эти действия приведут к ужасным последствиям. В детстве таких людей родители ограничивали, постоянно «боялись за них», запрещали заниматься чем-либо, потому что «ты не дай Бог поранишься/порежешься/и т.д.(список можно продолжать и продолжать), о ужас!!!». Либо родители стыдились поведения своих детей и навязчиво пытались им связать руки и ноги, а ещё и кляп в рот воткнуть… а то, вдруг, что лишнее сболтнёт!

 

Далее предлагаю 2 примера вхождения в драйвер «Будь лучшим»

 

4. Мистер Стоун: да. И каким образом оно начало, скажем так, начался процесс реализации этого желания

 

5. Мистер Стоун: конечно. По сути, это, наверное, да, проявляется не сам этот факт, раздражает, а скажем так, знаешь, как это сказать, ну если разнести на роли, со стороны чувствуется, типа как будто он не признаёт мою власть, ну и как бы, не ведёт себя, как подобает вести себя перед властной персоной.

 

 

Обращаю внимание на выделенное жирным. Это вводные слова, один из характерных признаков этого драйвера. Человек пытается словно переуточнить сказанное, потому что оно по определению «не достаточно хорошо сказано». Из других признаков, которые послужили дополняющими для определения вхождения в драйвер, стоит отметить взгляд в потолок – как будто там ответ на вопрос написан (очень похоже на сценку, когда если ребёнок не знает ответа, он смотрит на родителя, ожидая подсказки, то есть, вверх). Поза в этот момент ровная, голос монотонный, чёткая дикция, пальцы могут быть сложены в пирамидку, человек может подпирать рукой подбородок (поза мыслителя).

 

Следующий пример взят из второй сессии (в виде повествования), когда клиент вспомнил некоторые подробности своего детства, проливающие свет на образование сценарного процесса «Никогда», который характеризуется тем, что человек не получает желаемое, хотя, стоит только протянуть руку и оно твоё. В греческой мифологии подобным мучеником был Тантал

 

6. Боль была настолько сильной (он её физически даже ощущал), что лучшим на тот момент решением было отключить все чувства, уподобившись тому степному камню.

 

Из примера может быть ясно, что после травматического события (родители оставили его одного на федеральной трассе и уехали), клиент решил ничего не чувствовать и быть сильным. Этот спарринг из предписания «Не чувствуй» и «Будь сильным» просто адская смесь, потому что отключает человека от его сенсорной системы «телесные ощущения-эмоции».

 

Описав начало этого процесса («Никогда», которому соответствует драйвер «Будь сильным»), я теперь хочу показать ту позитивную динамику и те инструменты ТА-терапии, с помощью которых удалось частично перейти в стрессовых ситуациях от драйверного поведения к стратегиям совладающего поведения. Сначала я опишу те инструменты от сессии к сессии, которые были использованы в ходе терапии, а потом приведу два примера трансформации.

 

1. Первое применение разрешений на терапии, сессия №3. В ходе работы на стульях я дал ряд разрешений, в том числе и разрешение от драйвера «Будь сильным», которое звучит так: «Я могу быть открытым и открыто выражать все свои чувства».

 

2. Сессия №4. Постепенно, шаг за шагом чувства мамы распутали и я её попросил дать сыну ряд разрешений («Ты можешь делать то, что ты хочешь и всё будет хорошо», «Ты и так достаточно хорош, ты можешь быть самим собой», «Ты можешь испытывать все свои чувства», «Ты можешь быть открытым и открыто выражать все свои чувства»). После сессии я дал разрешения от драйверов для самостоятельной работы вне терапии.

 

3. Сессия №5. Фигура отца дала несколько разрешений (от «Будь сильным» и «Будь лучшим», «Я люблю тебя и охотно забочусь о тебе», «Я всегда рядом, чтобы защитить тебя», «Я рад, что ты живёшь»)

4. Через несколько сессий я рассказал клиенту о драйверах и предписаниях. Он осознал важность самостоятельной работы и всюду в доме повесил распечатки с разрешениями (фотки с распечатками он отправил мне через мессенджер).

 

5. На 10 сессии мы заключили контракт, который звучит так: «Я могу чувствовать все свои чувства и открыто их выражать».

 

 

Далее я привожу примеры, которые, на мой взгляд, показывают позитивную динамику трансформации драйверного поведения «будь сильным» в копинг.

 

6. Мистер Стоун: И вот тут вчера она чё-то мне звонила (знакомая из прошлого), я был занят, поэтому не мог ответить, сбросил звонок, работал допоздна. Звонит мне её ассистентка, говорит – перезвони, ей нужна твоя помощь. Я ответил, что я очень занят, у меня компьютер разобран, я его ремонтирую. Вот когда я с ним закончу и если будет не поздно, то тогда перезвоню.

Сергей: угу

Мистер Стоун: и тут, короче, она такая начала, типа дай слово мужика, пообещай, что перезвонишь.

Сергей: что за детский сад?!

Мистер Стоун: да. И я такой промолчал сначала, а потом сказал, что я перезвоню по своему усмотрению, когда у меня будет возможность

 

Второй пример, не зафиксированный в протоколе я восстановил из беседы с клиентом вне терапии (по телефону).

 

 

7. Сергей: ну и как там поживают твои клиенты армяне, с которыми у тебя постоянные тёрки?

Мистер Стоун: в последний раз, когда мы общались с ними, на переговорах, они снова начали на меня накатывать, прессовать.

Сергей: и как ты поступил иначе? (то есть, не поддавшись эмоциям и «не окаменев» как происходило обычно)

Мистер Стоун: я сказал им: «послушайте, ребят, если вы и дальше так продолжите делать, оскорблять меня и обвинять, то я просто-напросто прекращу с вами всякое сотрудничество, вот и всё»

Сергей: вау! Как здорово!


 

8. Адаптации и защитные механизмы

 

Тезисы:

- Адаптацией для выживания является – параноидная;

- Адаптацией для выражения себя является – предположительно истероидная;

- Имеются признаки нарциссически организованной личности (на ранней стадии консультирования я сомневался между этой организацией личности и маниакально-депрессивной)

 

Когда Мистер Стоун только пришёл на терапию, я сделал вывод, что адаптацией для выживания является шизоидная, потому что диагностировал из его рассказов такой защитный механизм, как примитивный уход в себя, характерный для шизоидов. Однако, чем дальше мы продвигались, тем всё более явным становилось наличие черт параноидной адаптации. Например, драйвер «Будь лучшим», направленный как вовнутрь («Я должен быть лучшим»), так и вовне («Другие должны быть лучшими»). Так же, центральными рэкетами у клиента являются страх и гнев, что тоже больше подходит под параноидную адаптацию. Клиент много говорил о страхе неопределённости, о других страхах. Он часто использует проекцию (гнев, проецирование негативных качеств) как защитный механизм. На одной из сессий состоялся такой диалог:

 

Сергей: что тебя раздражает в других людях?

Мистер Стоун: когда они манипулируют другими, нарушают личную свободу, раздражает наглость ещё.

Сергей: это всё?

Мистер Стоун: думаю, да… не могу вспомнить

Сергей: хорошо. А теперь можешь под всем этим расписаться – это твои качества, которые ты проецируешь на других.

 

И действительно, когда мы стали потом анализировать его поведение в бизнесе, а так же Родительскую фигуру бабушки, то всё это подтвердилось и это осознание было очень мощным для клиента, потому что дало ему право выбора – поступать так же или выбирать альтернативу. Автоматический механизм перешёл в поле осознания.

 

Шизоидную адаптацию я исключил позже ещё и потому, что нет намёков на тотальный страх поглощения, который является базовым конфликтом для шизоида.

 

Вторым моим предположением стало наличие истероидной адаптации. Как признаки я выделил следующие: драйвер «Радуй других» («я готов последнюю рубашку с себя сорвать, чтобы помочь другому человеку», амбивалентность), предписание «Не будь собой», как одно из центральных. Оно выражается и напрямую, как «будь не собой, а тем-то и тем-то», и в более классической версии «Не будь своего пола» (мама ждала девочку). Есть так же предписание «Не будь близким», которое так же очень характерно для истероидной адаптации. Ну и защитный механизм в виде вытеснения (репрессии), который часто клиент использует, чтобы «убирать подальше» травматический опыт. Поэтому в ходе терапии очень много различных пластов всплывает, которые были вытеснены ранее.

 

Что касается нарциссической организации личности, то в ходе второй сессии я отметил, что «что-то такое есть», я анализировал историю с камнем и попросил клиента побыть этим камнем и спросил его: «какой ты, камень?», на что получил ответ с улыбкой: «красивый». Далее привожу материалы протокола, чтобы развить мысль дальше.

 

 

Сессия №3, мои выводы после.

Вопрос: организация личности маниакально-депрессивная или нарциссическая? Имеются синусоидальные перепады настроения, что может быть как процессом возвеличивания/обесценивания (нарциссизм), так и характерным течением маниакально-депрессивной личности. Одной из особенностей является сильное интроецирование и тут тоже не совсем понятно – это «нарциссическое отзеркаливание» и поиск селф-объекта или просто интроецирование, что характерно для М-Д личности.

 

Сессия №4

По ходу сессии я ещё задал ряд вопросов, чтобы уточнить свою гипотезу насчёт наличия нарциссической организации личности:

- Характерно ли для тебя постоянно искать подтверждение своей высокой самооценки?

- Бывает ли в твоей жизни такое, что сначала ты себя возвеличиваешь, а потом, наоборот, обесцениваешь, стираешь с землёй? Как часто?

- Чувствуешь ли ты пустоту внутри?

- У тебя есть представление о том, кто ты?

- Как часто ты испытываешь стыд? Связан ли он с тем, что ты стыдишься того, что люди узнают, кто ты на самом деле?

 

Подтвердилось всего несколько пунктов и я на тот момент сделал вывод, что клиенту соответствуют только некоторые нарциссические защиты.

 

Так же для проверки своей гипотезы, помимо собственных знаний, я использовал DSM-V и выдержку из работы Элинор Гринберг о нарциссическом расстройстве личности.

 

Мой вывод: несомненно имеется ряд нарциссических защит, которые время от времени проявляют себя, но в целом организация личности не нарциссическая.

 

Анализируя другие защитные механизмы (по Мак Вильямс), помимо вышеупомянутых (репрессии, интроекции, проекции, примитивного ухода, нарциссического возвеличивания/обесценивания), я выделил наличие таких, как:

- проективная идентификация (с фигурой бабушки со стороны отца);

- обсессивно-компульсивные защиты, на что нам указывает стремление раскладывать всё по полочкам, навязчивые действия (перепроверить 10 раз выполненную работу), страх принятия решений («А вдруг я приму недостаточно правильное решение?»).


 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

В своей дипломной работе, посвящённой демонстрации инструментов транзактно-аналитической терапии для трасформации драйвера «Будь сильным» в копинг-стратегии я проделал следующую работу:

- рассмотрел теоретические аспекты копинг-стратегий, защитных механизмов совладающего поведения с точки зрения психоанализа и транзактного анализа, особое место уделив драйверу «Будь сильным»;

- провёл полный анализ клиентского случая, используя форму транзактно-аналитического диагноза;

- показал свои инструменты терапевтической работы, базирующиеся на использовании транзактного анализа;

- показал позитивную динамику терапевтической работы, в ходе которой произошла частичная (на момент написания дипломной работы) трансформация драйверного поведения в стратегии копинга.

- в приложении привёл материалы проведённых терапевтических сессий в виде тезисов, повествования и стенограмм с комментариями к интервенциям.

 


 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

1. Абрамова Г. С. Поток жизни/ Психология возрастных кризисов. Мн., 2000- 235с.

2. Анцыферова Л. И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысливание, преобразование ситуаций и психологическая защита.// «Психологический журнал», т.15, №1 –2006-С.15- 35

3. Анцыферова Л. И. Способность личности к преодолению деформаций своего развития / Анцыферова Л. И. - // Психол. журн. - 1999-Т. Т. - С. 6-20

4. Бодров В. А. Когнитивные процессы и психологический стресс. //Психологический журнал, 2004, № 6, С.121-128

5. Божович Л. И. Проблемы развития мотивационной сферы ребенка. Изучение мотивации поведения детей и подростков. – М.: Педагогика, 2002-312с.

6. Балакирев В. П. Отрицательные переживания у детей // Журнал практического психолога. - 2006- № 1.С. 6- 23.

7. Водопьянова Н. Е., Штейн М. В. Оценка оптимизма и активности личности // Практикум по психологии здоровья/ Под ред. Г. С. Никифорова. – СПб, 2005- 235с.

8. Василюк Ф. Е. Психология переживания. М.,2004- 158с.

9. Василюк Ф. Е. Жизненный мир и кризис: типологический анализ критических ситуаций // Психол. Журнал – 2005- Т. 16. № 3- С. 90-101.

10. Вилюнас В. К. Психология эмоциональных явлений. М.,2006-115с.

11. Грановская Р. М. Психологическая защита и совладеющее поведение в детском возрасте – Спб.,- 2007 - 476с.

12. Грановская Р. М., Никольская И. М. Психологическая защита у детей. СПб., 2003- 289с.

13. Дементий Л. И. К проблеме диагностики социального контекста и стратегий копинг-поведения // Ж-л прикладной психологии. № 3 , 2004- 236с.

14. Дорожевец Н. А. Когнитивные механизмы адаптации к кризисным событиям// Журнал практического психолога – 2006- № 4.С3 – 16.

15. Змановская Е. В. Девиантология: Психология отклоняющегося поведения - М: Академия - 2006- 235с.

16. Журбин В. И. Понятие психологической защиты в концепциях З. Фрейда и К. Роджерса // Вопросы психологии - 2000- № 4. С. 14-23.

17. Келли Дж. Теория личности: Психология личных конструктов. СП-б, 2000.- 235с.

18. Кожевникова Е. Ю. О ресурсах совладающего поведения/ Е. Ю.

19. Кожевникова //Человек. Сообщество. Управление: науч.- инф. журн. Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2001.- №2.- С.107-117 (0,42 п. л.)

20. Крюкова Т. Л., Сапоровская М. В,, Куфтяк Е. В. Психология семьи: жизненные трудности и совладение с ними: Издательство Речь-2005-179с.

21. Лазарус Р. Теория стресса и психофизиологические исследования// Эмоциональный стресс: физиологические и психологические реакции/ Под ред. Л. Леви, В. Н. Мясищева. Спб., 207- 235с.

22. Либина А., Либин А. Стили реагирования на стресс: Психологическая защита или совладание со сложными обстоятельствами? // Стиль человека: Психологический анализ. М.: Смысл,2008- 235с.

23. Мясищев В. Н. Психология отношений. М.: Академия - 2004 – 400с.

 

24. Магомед-Эминов М. Ш. Позитивная психология человека. От психологии субъекта к психологии бытия - Издательский Центр «Экономпресс» 2005- 1 и 2 т

25. Муздыбаев К. Стратегия совладания с жизненными трудностями. Теоретический анализ// Журнал социологии и социальной антропологи – 2008- Т. 1. № 2- С.35- 41

26. Нартова-Бочавер С. К. “Coping behavior” в системе понятий психологии личности // Психол. журн.2007- Т. 18, № 5. С.20-30

27. Никольская И. М., Грановская P. M. Психологическая защита у детей. М: Речь, 2006- 342с.

28. Осухова Н. Г. Психологическая помощь в трудных и экстремальных ситуациях. – М., 2005- 234с.

29. Психотерапевтическая энциклопедия. Под ред. Карвасарского Б. Д. Спб., 208- 112с.

30. Психология личности. Том 1. Хрестоматия. / Под редакцией Райгородского В. К. – Ростов-на-Дону: «БАХРА-М», 2001- 235с.

31. Сирота Н. А. Копинг-поведение и профилактика психосоциальных расстройств у подростков. // Обозрение психиатрии и медицинской психологии, 2005, №1, С. 63 – 74

32. Сибгатуллина И. Ф., Апакова Л. В., Зайцева Л. Д. Особенности копинг-поведения в реализации интеллектуальной деятельности субъектами высшей школы // Прикладная психология - 2002- № 5-6- С. 105

33. Фрейд А. Психология “Я” и защитные механизмы - М.: Педагогика - Пресс, 2003, 140с.

34. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность: В 2-х т. T. I. - М.: Мир, 2006.-450с.

35. Холодная М. А. Когнитивные стили: О природе индивидуального ума: учебное пособие. М.: ПЕРСЭ, 2002- 235с.

36. Эриксон Э. Идентичность: юность, кризис. М.,2006- 237с.

37. Эйдемиллер Э. Г. Методы семейной диагностики и психотерапии. / Методическое пособие. М - СПб.: Фолиум,- 2008- 432с.

38. Берн Э.Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. – М.: ЭКСМО, 2007.

39. Гулдинг Р.; Гулдинг М.Психотерапия нового решения – М.: Класс, 2001.

40. Стюарт Я.; Джойнс В. Современный трансактный анализ – СПб.: Социально-психологический центр, 1996

41. Вадим Петровский, Алексей Ходорыч. Энкоды: как договриться с кем угодно и о чём угодно – ЭКСМО, Москва, 2011.


 

ПРИЛОЖЕНИЕ. ПРОТОКОЛ ПРОВЕДЁННЫХ ТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ СЕССИЙ.

 

ПЕРВИЧНОЕ ТЕЛЕФОННОЕ ИНТЕРВЬЮ

Клиент Мистер Стоун, 34 года, бисексуал, имеет свой небольшой аутсортсинговый бизнес. Живёт с мужчиной 2.5 года (мужчине 25, безработный, отношения похожи на нездоровый симбиоз), до этого жил с другим партнёром 7 лет, заводит периодические романы с женщинами и другими мужчинами.

С 2009 года обращался к психологу, после того, как попал в клинику неврозов. Ему там поставили диагноз «Шизотипическое расстройство личности», которое я сам, как ни старался, диагностировать не смог (используя DSM-V). Пробыл в клинике 1.5 месяца. Принимал Кветиапин 3 месяца, потом бросил из-за того, что стал набирать вес. Иногда принимает обезболивающие.

До начала 2013 года потерял бизнес, произошло расставание с партнёром. Были попытки суицида. Прошёл тренинг радикального прощения, который временно дал поднятие самооценки.

По его словам – не умеет проявлять гнев, жёсткость. В детстве было авторитарное воспитание. Нет границ личного пространства, не чувствует их, не осознаёт.

Соматические проблемы: плохой сон, высокая потливость, головные боли.

Запрос: достичь эмоциональной зрелости, справиться со страхами, достичь уверенности в себе, осознать потребности.

С прошлым психологом (телесно-ориентированный терапевт, женщина) расстался по причине сильного отрицательного переноса (его слова).

Мои «транзактные» выводы после интервью: явно пограничный уровень организации личности, адаптации пока не ясны. Детское эго-состояние кишит самыми различными посланиями, из которых можно выделит сейчас «Не будь», «Не расти», «Не будь здоров», «Не будь близким». Чувство гнева – лежит в основе базовых конфликтов и подавляется, соответственно, есть предписание «Не чувствуй» в виде более конкретного «Не чувствуй гнев». Драйвер «Будь сильным». Прогнозируемое время терапии – 3-5 лет, возможно, потребуется вмешательство психиатра для назначения медикаментозной терапии.

 

СЕССИЯ №1 (в виде тезисов)

1. Трудности с выражением чувств, особенно, гнева. Он может блокировать саму мысль о том, что злится, из-за этого возникают различные телесные напряжения, особенно, в области спины, плеч и шеи (что-то сдавливает, не даёт говорить). Когда начинает расслабляться, его может слегка подёргивать.

2. Поглаживания принимает

3. Родителям было наплевать на его желания. Боялись, что он вырастет не таким, как все.

4. Раннее воспоминание: Мистеру Стоуну 10-11 месяцев, пытается встать на ноги, опираясь о шкаф, а старший брат сбивает с ног.

5. Был ревматизм сердца в детстве

6. Аналитический ум, стремление раскладывать всё по полочкам

7. Определённо хочет мне понравиться (тут я впервые подумал, что он может быть истероидным)

8. На стульях работали в формате Р-Ре. Родительская фигура выражала много недовольства и возмущения. В конце сессии я провёл хорошую конфронтацию:

 

Сергей: Ты говорил, что не можешь выразить свой гнев. Хочу поздравить – на стульях ты это классно проделал! (с позиции Родителя)

Мистер Стоун: «улыбка». Правда?!

Сергей: Именно

Мистер Стоун: Вау!

 

Мои выводы после: необходимо обучение самозаботе. На следующей сессии буду исследовать чувства и ситуации, связанные с ними.

 

 

СЕССИЯ №2 (повествование)

Увеличили время терапевтических сессий до 1.5 часов два раза в неделю.

По ходу обсуждения всплыло воспоминание, после которого всё изменилось. Было положено начало истории о каменном Тантале нашего времени.

Мистер Стоун с семьёй в составе его, старшего брата, сестры, мамы и папы совершают своё традиционное путешествие из Ближней Азии в Поволжье. Мальчику 5 лет. Кругом –


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.1 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал