Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Знакомство с ментором




 

- Ну, стал я кандидатом технических наук, - Шепс умел «забивать баки» девушкам, - даже в Англию ездил.

- В Англию? – удивилась эстонка.

У неё была возможность посетить эту страну, но она там так и не побывала.

- Да, защищал диссертацию в Кембридже. - неопределенно ответил Шепс, взлохматив челку.

Не хотелось уходить в детали, но что поделаешь, если девушка «просит».

- Как интересно! А о чем диссертация?

Вопрос застал медиума врасплох, но отступать было поздно. Сбросив с себя «лыцарские латы», он сидел перед ней в одних шортах, и присутствие дамы его не смущало.

- Ничего особенного. Обычное исследование… Времени прошло много, я уже все забыл. Да и в Англии пробыл недолго.

Столь пренебрежительное отношение к научному труду вызвало у неё недоумение.

- И видел королеву? – уточнила эстонка.

- Видел. - соврал Шепс. - Но ничего в ней особенного нет. Обычная женщина. В возрасте. На голове корона, вот и все.

- Так ты самаровец?

- Нет, я москвич.

- Странно, а зрителям говорил, что из Самары.

В эстонской речи Керро чувствовался акцент, но в целом, говорила она правильно, и это не мог отметить сам медиум.

- «Самара» - это так... – уклончиво отмахнулся он, пялясь в окно. – Мое бывшее «погоняло» в школе.

- А до защиты диссертации кем ты работал?

- В НИИ научной. – оживившись, соврал Сашка. - Бросил и пошел в НИИ промышленную…

- А мой папа работал на химкомбинате. - пробормотала Мэрилин, в лучших традициях «мудроженщины» продолжая пялиться на него. - Накладные на спирт выписывал.

- Спирт? – усмехнулся медиум. Да, семейка этой девушки начала его порядком забавлять.

- А я вот тамадой работал.

- Правда?

- Не работа, сплошной анекдот.

Их разговор был прерван нетерпеливым возгласом проводника:

- Все немедленно взяли постели! «Кто постелей не берет, глазок ночью не сомкнет»

- А мне и не надо. – отозвался Похабоу, листая книгу с медиационными практиками. - Я как йог, засыпаю только на гвоздях.

- А нам с Мэрилин даже наличие постели не поможет сомкнуть глаза. - Шепс не мог не сдержаться, чтобы не «подковырнуть» проводника.

Поравнявшись с их купе, он с подозрением уставился на медиума и задал ему встречный вопрос:

- Вы будете брать?

- Почем? – переспросил тот, сделав вид, будто ищет мелочь по карманам, которых на его шортах никогда не было.

- А чай у вас есть? – послышался голос откуда-то из «потустороннего» мира, и вслед за ним, из глубин коридоров «всплыло» нечто в белых одеяниях, с белым колпаком на голове, держащее в руке кружку с железным подстаканником времен царской России.

Никиту Платонова, ученика Виктории Суботы узнать в подобном «неглиже» было трудно, но Шепс его узнал. В обычной одежде Ники производил впечатление дельного парня, адекватно реагирующего на неадекватное к нему отношение враждебного мира; здесь же, преобразившись на ночь глядя, он напоминал сумасшедшего гномика, сбежавшего из ближайшей психушки. Белый антураж привиденческого стайла портили только зеленые домашние тапочки в виде дракошек. Саня еле сдержался, дабы не засмеяться, но проводнику было не до смеха.



- «Дайте чаю, бо скучаю» – прокомментировал его «ночные желания» Шепс.

Томимый жаждой, Никита Платонов повторил свою просьбу, но проводник остался глух к его мольбам подобно Иегове, отказавшегося благословить «манной небесной» израильтян вторично.

В поисках заварки Ники исходил и избегал весь вагон, но ничего приблизительно похожего на чайные листья ему найти так и не удалось. От безвыходности парень даже наведался к соседям, но кроме обычной воды и спиртного, предложить ему больше ничего не могли.

- У вас что, сразу у всех проводников заварка кончилась? – тряся кружкой в воздухе, негодовал Платонов. - Или среди участников только я один такой «везучий»?!

Причина, вынудившая его захотеть чаю, оказалась банальной. Его сосед, Алексей Похабоу не собирался засыпать, пока не прочитает все мантры, в итоге так увлекся начиткой, что собравшись устроить всенощную, решил не спать до утра. И чтобы хоть как-то отвлечься, Платоноу перед сном решил напиться хотя бы чаю.

Окинув взглядом внешний вид «трибьюта», проводник сжалился:

- Ладно, давай ко мне, я налью тебе кое-кто покрепче чая, заснешь, хоть перестанешь мотать нервы соседям, а то ходишь тут, как привидение по планете, пугаешь мне пассажиров.



- Но я только…

- Ты главное, к бабушке из соседнего вагона не заходи, а то примет ещё тебя за тень собственной смерти, и скончается скоропостижно.

- Вы опоздали. Я у неё уже спрашивал.

- И она осталась жива?

- Живет и здравствует. – кивнул Платонов, так что балабончик на колпаке дернулся. - Моей родне даже привет передала.

- Значит, «повезло» вам.

- Но заварки у неё тоже не нашлось.

- Да ты «везет» по жизни.

- Это я и без вас понял. – сказал Платонов и зачикилял по коридору с кружкой.

- Ну, так что, товарищи, постели будем брать? – проблеял проводник, и, заметив, что Шепс не особо торопиться доставать мелочь из карманов, постучался в соседнее купе, обитателями которого были Велес и Влад Кадони.

- А мне не надо, - отозвался колдун, отхлебнув из бутылки «кропаль» в виде спиртного, - у меня своя. Из дому взял, а то мало ли что вы мне тут подсунете.

- Да у нас все стерильное!

- Да знаю я это ваше «стерильное». – заявил он, и от брезгливости его аж передернуло.

Они с Велесом оказались единственными пассажирами, которые не заказали не только постели, но и еду. Колдуну вполне хватало «кропаля», захваченного из дому, а Димке весь вечер пришлось давился сухарями. Что касается самого Кадони, то он уже привык постоянно испытывать чувство голода. Ему проще было терпеть муки, нежели их прекратить. Чувство голода отвлекало от ненужных мыслей и воспоминаний, (как говориться, «клин клином» вышибая), поэтому ему было важно поддерживать такое состояние как можно дольше. Шепс же морить себя голодом не собирался. Но уж кто точно не экономил на еде, так это Мехди с Мурановым.

У этой «развеселой» компании уже заранее было все разложено на столе, как дома: огурчики, курица, зелень, даже ножи положили рядом, для удобства разрезания продуктов. И хотя проводник предупредил ребят, чтобы открытый огонь в купе использовать запрещено, Мехди все равно достал шашлычницу и развел костер. Часть двери, которую тащил на себе Муранов, пошла на дрова. И едва до Шепса донесся легкий запах шашлыков, в его голове начал сам собой разрабатываться план добычи еды. Закосив под местного «дружбана», медиум собрался заявиться к ним в гости, и, втершись в доверие к старейшинам, под шумок стащить оттуда хоть что-то.

- Мне, пожалуйста, одну, - не отрываясь от монитора, произнес Велес.

- А нам с Мэри одну, – улыбнулся Шепс, - на двоих.

- Я тебе вообще в тамбуре постелю, - зыркнул на него проводник, - если будешь приставать к девушке.

- Вы мне дадите поспать или нет? – Похабоу был уже на пределе.

Из-за всех этих разговоров о «бытовом» он все никак не мог сосредоточиться на «духовном», и каждый раз, пытаясь в медиационном порыве оторваться от «грешной» земли, слова «постель», «чай», «почем будете брать», произносимые окружающими, возвращали его обратно.

Кадони к тому времени уже достаточно принял на душу и был готов к новым «приключениям», вернее приготовился устроить «приключения» соседям. И оставив Велеса наедине с ноутбуком, выскользнул в коридор. До купе, где сидели самаровец с эстонкой, рукой подать. Дверь была приоткрыта. Едко ухмыльнувшись, он оперся о косяк и заявил:

- Ой, здрасьте, соседи... Будем знакомы?

Шепс посмотрел на него.

- Извини, но сегодня ты будешь лишний. – сказал он, и задвинул дверь ногой, так что та захлопнулась прямо перед носом гостя. Послышался щелчок замка.

«Ну, лярвец, сейчас я тебе сделаю… Думаешь, я так просто от тебя отстану?!» подумал некромант, начав прокручивать в голове план мести. Да, он был готов к любому приему, но чтобы с ним обошлись так – это было первый раз на его памяти.

Вернувшись на место, медиум собрался укладываться спать. Пусть постели не выдали, но пакеты с собою зачем?! Мэрилин смотрела на него глазами, полными ужаса. От этого типа можно было ожидать чего угодно. Сегодня он спит, завернувшись в пакеты, а завтра, быть может, так само захлопнет перед нею дверь.

Через пять минут раздался стук в двери. Аккуратно постучавшись, наподобие того, как тесть поутру интересуется у молодоженов, как прошла брачная ночь, полюбопытствовал:

- Сашка, а почему вы закрылись? Что у вас там происходит, хотелось бы знать?

- Как же он меня уже достал… - вполголоса проговорил медиум, и, застыв у двери, порыскал взглядом предмет, которым можно было прибить навязчивого гостя. - Даже безвозмездно влюбленная в меня одноклассница и то, не жаждала с такой интенсивностью моего внимания, как этот тип.

- Что ты собираешься сделать? – переспросила его эстонка.

Взгляд Шепса упал на открытую бутылку с водой.

- Мэрилин, если тебе будет не трудно… Подай мне её, пожалуйста. Там вода еще оставалась. Для первого раза хватит.

- Для «первого раза» чего? – не поняла девушка, передавая ему бутылку.

- Для отражения атаки врага. – отозвался медиум. - Как только этот чокнутый начнет опять к нам ломиться, я прысну ему в морду водой, поняла?

Идея мести привела его в восторг, но Керро думала иначе. Она не понимала, зачем Шепсу дался этот «детский сад».

- Когда вы уже успокоитесь? – пробормотала она, переворачивая страницу книги.

Полчаса она пыталась вникнуть в суть прочитанного, но дело продвигалось туго.

Сконцентрироваться в такой обстановке было невозможно.

Кадони к тому времени перестал стучаться. Теперь он выбивал створку ногами, и выбивал так, что шпингалеты могли вылететь из двери в любую секунду.

- Ты вообще оборзел? – схватившись за дверную ручку, медиум потянул её на себя.

Но силы врага превзошли его собственные. Прекратив бить дверь ногами, теперь и он принялся тянуть её на себя, но Шепс сдаваться не собирался. Удвоив силы, медиум пытался удержать створку, но борьба давалась ему нелегко.

- Эх, сильный гад! – сцепив зубы, пробормотал медиум, и ведьма, наблюдая за ним стороны, начала подмечать, что как бы Сашка не хорохорился, силы его были на исходе.

Но прежде, чем окончательно выпустить её из рук, он добрался до бутылки, и когда дверь открылась, Шепс плеснул кому-то водой прямо в лицо. Каким же было удивлением обоих, когда на пороге купе показался… Сафронов.

До них не сразу дошло, что Кадони бросился атаковать дверь после первых неудачных попыток, стало быть, все это время, к ним ломился не кто иной, как сам иллюзионист.

Не зная, куда деть бутылку, медиуму оставалось вертеть её в руках. Мэрилин знала, что должно было произойти что-то ненормальное.

- Вы – из Четырнадцатого Округа? – протерев лицо от воды и разлепив глаза, осведомился у них Сафронов.

К приему такого рода он был явно не готов. Эстонка подтвердила его слова. Ещё раз окинув взглядом обоих, сказал:

- А я ваш ментор. Буду, так сказать, готовить вас к испытаниям... Дрессировать так, чтобы победа в Квартальной бойне досталась именно вам.

Эстонская ведьма переглянулась с самаровцем. Уж чего-чего, но знакомства в такой обстановке они не ожидали. Впрочем, сам Сафронов хоть и сильно разозлился на своих «трибьютов», но вида не подал. Новый ментор был уверен, с представителями Четырнадцатого Округа, ему удастся быстро «подружиться».

Не обращая внимания на развязный и бесцеремонный вид Шепса в одних шортах, Сафронов подсел к столу, и подозвав «трибьютов» к себе, намекнул им, что пришла пора отметить дату «посвящения». Поставив на стол «кропаль» и банку с огурцами он принялся разливать им «Хенесси» в одноразовые стаканчики:

- Давайте, ребята, по чуть-чуть... для храбрости…

Протянув молодежи стаканы, он поставил бутылку на стол, после чего улыбнувшись, продекламировал:

- Но сначала тост. Вернее легенда…

Керро приблизительно начала догадываться, какого рода «тост» они с коллегой сейчас услышат. Санька оказался не столь проницательным.

- Летит, значит, с девятого этажа милиционер... – начал свой рассказ Сафронов. - И вот, темная ночь, ребята, чтобы не сбрехать, на этаже где-то седьмом-восьмом подлетает к нему архангел Гавриил…

На этом месте медиум почему-то подумал о «Сверхах», и перед медиумом вдруг встал фантом Каса, И хотя ни одной серии «Сверхъестественного» Шепс и не видел, Кастиэль вспомнился ему, когда переключал каналы в поисках одной кулинарной передачи, название которой он уже плохо помнил, случайно надыбал на этот сериал.

- Дальше летят вместе. Час летят, два летят, ну, архангел спрашивает у милиционера: "Милиционер, милиционер, куда летишь?", а милиционер так глянул на него, и говорит: "Ты лучше спроси, откуда?". – закончил свое повествование Сафронов, и подняв одноразовый стаканчик, доложил: - Так выпьем же… за любовь!

Самаровец с эстонкой не ожидали, что тост, вернее «легенда», закончится так внезапно. Они даже засмеяться не успели. Вернее засмеялись бы, если бы только знали, где.

- Ой, - воскликнул вдруг Сафронов, опрокинув свой стаканчик. Физиономия фокусника приняла страдальческое выражение. «Хеннеси» оказался слишком крепким.

И чтобы справиться с неприятными ощущениями, он занюхал спиртное рукавом. Саня услужливо поднес ему банку с солеными огурцами. Не долго церемонясь, Сафронов вытащил оттуда один, и откусив, начал жевать, продолжая при этом щурится и размахивать руками подобно ветряной мельнице:

- Ой, вот это паленка! Вот это паленая… Ой, ой, что же это спонсоры такую паленую нам подсунули, а?! – скептик скривился так, словно получил ожог языка.

Разлили по новой и выпили, не чокаясь. Да, подумала Мэрилин, глядя на Сафронова, им попался самый «забавный» и непредсказуемый ментор… Интересно, смогут ли они с ним пройти хотя бы отборочный тур, не говоря уже о Квартальной бойне?! Но Шепса, похоже, волновала совсем другая проблема. И если медиум о чем-то таком и думал, то только не об отборочные испытания.

- Ну, как, смешно? – осведомился Сафронов у своих «трибьютов» насчет анекдота.

- Так смешно, я прям ножками дергаю.- саркастически улыбнулся Шепс, поставив стаканчик на стол.

После третьего тоста фокусник, наконец, успокоился и перестал размахивать руками в воздухе.

- Ну, как вам? – кивнул он в сторону "Хеннеси".

- Если честно, мне что-то не вкатило. – признался Саня.

Керро по традиции воздержалась от ответа.

- Ладно, давайте, ребята, ещё раз по половинке! - завопил Сергей, но «Хеннеси» было на исходе.

Не беда, у Шепса с собой оказалась отцовская наливка. Откупорив бутылку, он принялся разливать её по стаканам. Сначала налил Мэрилин, а потом потянулся к сафроновскому стакану, но скептик запротестовал:

- По половинке, Саня! По половинке! Мне ж нельзя.

Но Шепс оказался настойчивым.

- Моя доза - черпак норма. – категорично сказал ментор, прикрывая свой стакан рукой.

- Ты лучше, ей налей. – намекнул он про Керро. - Видишь, как проситься…

Пропустив четвертый стаканчик, Шепс пошаманил над стаканами кинжалом и "зарядил" спиртное своей энергетикой. Результат не заставил себя долго ждать. Опрокинув пятый стопарик, Сафронов тут же опьянел.

- Слушай, а вставило! – завопил он, занюхивая свой рукав.

Медиум вопросительно на него посмотрел.

- Вставило, аж страшно!!! – заорал иллюзионист, и заметив, как эстонская ведьма потянулась за драже, выхватил у неё упаковку. - Дай мне "Тик-так", дай сюда "Тик-так»!

Шепса начал вынимать из багажа пакет с жареными семечками, иллюзионист изменил свое мнение:

- Не надо «Тик-так», дай мне лучше семечку!

Выхватив у медиума пакет из рук, он тут же высыпал содержимое себе на ладонь, и принялся пережевывать семки вместе с лузгой. В эту минуту Сафронов напоминал сумасшедшую белочку, у которой того и гляди, могли отобрать харчи. У Сани прямо глаза на лоб полезли при виде такой картины. Впервые в жизни он видел, чтобы человек с таким азартом набрасывался на снеки.

Из тамбура до их купе вновь донесся шум, и они отчетливо услышали слова чей-то брани. Какая-то женщина с короткой стрижкой и фигурой достаточно плотной комплектации ругалась с проводником.

- Паспорт не ваш. Я ехо рассматривать не буду. Я лучший, именно лучший экстрасенс. И я уже выйхрала пятнадцатую «Битву экстрасенсов».

Вместо того, чтобы отдать свой билет на проверку, она сама проверила его наличие у проводника.

- Да мы поняли, что вы победитель, - мужчина был уже не рад, что связался с этой особой, - ну, а вообще кем вы работаете? Кто вы по профессии?

Склонив голову набок, женщина произнесла:

- Я сапер из Цархского рода.

Проводник покосился на неё, растерявшись окончательно. По правде сказать, он не то чтобы не слышал о женщинах-саперах, но о саперах подобного вида, мужчина слышал впервые.

- Я могу разминировать любую бобу охраниченного, именно охраниченного действия. – кратко ввела она его в курс своей специализации, но спорить с взбалмошной женщиной ему больше не хотелось. - И если вы мне все скажете, что это не так, я вам просто не поверю!

- Ладно, мы верим, - пробормотал он, и проверив паспорт и билеты на подлинность ещё раз, вернул их ей обратно, - ничего не поделаешь, придется поверить вам на слово, как в той поговорке: "Да Чапаев ты, Чапаев, только успокойся!».

- Все, давай на берег. – скомандовала она кому-то, и из тамбура занесли её багаж.

- Главное, радио не надо. - заметил Шепс, наблюдая за этой незнакомкой из убежища. - А кто она вообще такая?

- Так, - нехотя отмахнулся Сафронов, досадуя, что сия скандальная особа вообще попалась на глаза его «трибьютам», – одна душевнобольная… Позиционирует себя Людмилой Крааль, в прошлом Давиденко.

- И кто она?

- Фельдшерица Лазарета «Голодных Игр», так что если кому из вас не повезет на «поле боя», попадете к не. Через её прошло много «трибьютов». Не знаю, как у неё это получается, но ей удается не только «воскрешать» из мертвых каждого третьего участника, она умудряется их ещё поставить на ноги и привести в полную боевую готовность до следующих испытаний.

- Неужели трибьютов так сильно калечат? – спросила Мэрилин.

- Не всегда. Бывает, участники сами отказываются выходить на дуэль, тогда их наказывают.

- В смысле?

- В самом прямом. К ним применяют пытки, и не выдерживая их, рано или поздно участник даст свое согласие на бой. А самых «борзых» ломают психологически. Вот и весь секрет.

Самаровец с Керро переглянулись. Кажись, только сейчас они поняли, как серьёзно влипли. До этого вся серьёзность проекта воспринималась слишком легкомысленно. Пока что они не могли себе представить, что с ними такое произойдет. Они отказывались в это верить. Попытавшись отогнать от себя прочь неприятные мысли, он снова задумался о незнакомке.

- А где она раньше работала? – спросил медиум.

- В свою бытность Людмила Крааль разминировала двадцать три мины, и это на одном только участке железной дороги - двадцать метров длинной. – ответил Сафронов. – Её запомнили и позвали на проект, Работать фельдшерицей.

- Я думал, она проводница.

- Если бы она была проводницей, - усмехнулся иллюзионист, - поезд бы уже давно с рельсов сошел.

Что ж, на проекте имелся свой лазарет и свои камеры пыток, и от понимания этого Мэрилин вздрогнула. Похоже, главный «сюрприз» их ждет впереди. Дело обстояло куда хуже, чем она могла себе представить.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.064 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал