Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






АЗР как стратегическая ресурсная база России




Высокая значимость Арктики в экономике России определяется тем, что в настоящее время АЗР обеспечивает около 11% национального дохода России, при том, что здесь проживает только 1,95 млн чел. – около 1,4% населения всей страны. В экономике АЗР получили развитие преимущественно сырьевые отрасли, военно-промышленный и транспортный (Северный морской путь) комплексы. Большая часть производимой здесь продукции не имеет альтернативы с точки зрения их возможного производства в других регионах страны или закупки за рубежом. Только Канада имеет арктические территории, сравнимые с российскими по протяженности береговой линии и по площади занимаемой территории. Однако, по сравнению с канадским, российское Заполярье освоено гораздо в большей степени.

Освоение богатейших ресурсов Арктики способно обеспечить экономическое процветание общества. Именно здесь добывается значительное количество полезных ископаемых, имеющих стратегическую важность для России.

Более 60% нефтегазовых ресурсов всей Арктики приходится на территории, которыми уже владеет или на которые, согласно нормам международного права, претендует Россия. В абсолютном выражении это эквивалентно 375 млрд баррелей нефти. Для сравнения, запасы Саудовской Аравии составляют 261 млрд баррелей нефти[67]. Пока разведана лишь небольшая часть арктических запасов[68], поэтому необходимо своевременно вкладывать средства в разведку новых месторождений.

В настоящее время выявлено более 200 нефтегазоперспективных объектов и открыто несколько десятков месторождений, среди них:

· на шельфе Баренцева (включая Печорское) моря – 11 месторождений, в том числе четыре нефтяных (Приразломное, Варандей-море, Медынское-море, Долгинское), одно нефтегазоконденсатное (Северо-Гуляевское), три газоконденсатных (Штокмановское, Поморское, Ледовое), три газовых (Северо-Кильдинское, Мурманское, Лудловское);

· на шельфе Карского моря (в том числе в Тазовской и Обской губах) – 11 месторождений, в том числе два нефтегазоконденсатных (Салекаптское, Юрхаровское), два газоконденсатных (Ленинградское, Русановское), семь газовых (Антипаютинское, Семаковское, Тота-Яхинское, Каменномысское-море, Северо-Каменномысское, Гугорьяхинское, Обское)[69].

Дальнейшее освоение ресурсов АЗР российской стороной требует, прежде всего, проведения масштабных геологоразведочных работ, создания соответствующей инфраструктуры, овладения безопасными для окружающей среды технологиями бурения, переработки, хранения и доставки сырья.

Если сегодня почти две трети извлекаемых в России углеводородов находятся на шельфе Баренцева и Карского морей, то к перспективным районам добычи относят шельфы Восточно-Сибирского, Чукотского морей и моря Лаптевых. В будущем российский шельф может стать основным источником нефти и газа для России, а также для мирового рынка в целом.



Кроме того, прогнозные запасы угля в российской Арктике составляют 780 млрд т, из которых 81 млрд т – коксующиеся угли. Это – около половины всех угольных ресурсов России.

В арктическом регионе находится более половины российских запасов редких и редкоземельных металлов, минералов, руд и другого сырья, имеющего стратегическое значение:

· апатитового концентрата (более 90% запасов – Кольский полуостров, полуостров Таймыр, Якутия, Чукотка);

· никеля и кобальта (85% запасов – Норильск, остальное – Кольский полуостров);

· меди (около 60% запасов – Норильск, Кольский полуостров);

· вольфрама (более 50% запасов – север Якутии, Чукотка);

· редкоземельных элементов (более 95% – Таймыр, Кольский полуостров, север Якутии);

· платиноидов (свыше 98% запасов – Норильск, Кольский полуостров);

· олова (более 75% разведанных запасов и 50% прогнозных – Северо-Янское месторождение);

· ртути (основные разведанные запасы – на Чукотке, крупные месторождения на Таймыре);

· золота, серебра (из 90% запасов, находящихся на Севере, значительная часть приходится на Чукотку, Таймыр, Кольский полуостров);

· алмазов, по разведанным запасам которых Россия занимает первое место в мире (более 99% запасов – Якутия, Архангельская область, Таймыр);

· марганец (важнейшие месторождения на Новой Земле);

· хром (важнейшие месторождения на Ямале и на Кольском полуострове);

· титан (важнейшие месторождения – на Кольском полуострове)[70].



Важной особенностью никелевых месторождений на территории России является комплексный состав руд, из которых попутно извлекается большое количество меди, металлов платиновой группы, а также золото, серебро, селен и теллур, что резко повышает ценность руды, несмотря на высокую себестоимость добычи и производства в условиях Крайнего Севера[71]. Месторождения хрома жизненно важны для экономики, так как с распадом СССР Россия лишилась источников хрома с Кемпирсайского месторождения, которое расположено в Казахстане.

Регион обладает огромными биоресурсами. Арктические моря служат ареалом существования множества уникальных видов рыб и животных, среди которых белый медведь, песец, нарвал, касатка, морж, белуха. Более 150 видов рыб населяют арктические и субарктические воды, в том числе важнейшие для рыбного промысла треска, сельдь, пикша, камбала. Рыбное хозяйство АЗР обеспечивает до 15% вылова и производства морепродуктов в России[72].

Есть ли у России необходимый социально-экономический потенциал, чтобы распорядиться богатствами в свою пользу?

В Арктике при прямой поддержке государства в течение десятилетий создавалась мощная промышленная инфраструктура. В советский период были построены многочисленные объекты нефтегазового комплекса, магистральные трубопроводы протяженностью в тысячи километров, электростанции, в том числе Билибинская АЭС, шахты, железные дороги, аэродромы, морские и речные порты. В российской Арктике расположено 46 городов с населением свыше 5 тыс. чел., из них 4 города с населением свыше 100 тыс. чел.: Мурманск, Норильск, Новый Уренгой и Ноябрьск.

Однако общественно-политические перемены в России в 1990-х гг. привели к разрушению плановой экономики и свертыванию активной государственной политики в Арктике. Результатом такого поворота стала изношенность производственной базы и инфраструктуры и массовый отток работоспособного населения в другие регионы страны.

Надеяться на то, что рыночные механизмы и приватизация смогут исправить эту ситуацию, было бы наивно. Речь идет о комплексном развитии региона и социально ответственной политике, а не просто о вложении активов с целью получения прибыли. В то же время в современной России частный капитал не обеспечивает долгосрочные вложения в экономику даже в более благоприятных условиях, чем Крайний Север. Поэтому именно в АЗР государство обязано взять инициативу в свои руки, руководствуясь национальными интересами, и при этом систематически создавать условия для участия частного капитала в государственных программах комплексного развития Арктики.

В организации арктической политики России необходимо делать упор на государственные программы, ориентированные на устойчивое развитие АЗР. Целью этих программ должны стать обновление инфраструктуры, вложение финансовых средств по принципу государственно-частного сотрудничества в конкретные проекты, привлечение необходимых трудовых резервов и решение социальных проблем коренного населения, реиндустриализация Арктики на базе передовых и экологически безопасных технологий. Речь идет о технологиях по бурению на шельфе (а в перспективе и на больших глубинах), по сжижению и транспортировке газа, по глубокой переработке добытых ресурсов.

Экономическая деятельность в Арктике не должна иметь целью преимущественно добычу и транспортировку энергоносителей в другие страны. В первую очередь энергетические ресурсы Арктики следует поставить на службу экономике самой России. Имеется в виду развитие современной нефте- и газоперерабатывающей промышленности, на выходе которой – продукция глубокой переработки (с высокой добавленной стоимостью). Государственные субсидии по-прежнему необходимы, но они должны носить адресный и дифференцированный, а не общий характер[73]. Необходимо улучшить гидрометеорологическое обеспечение хозяйственной деятельности, обновлять транспортную инфраструктуру, системы связи и коммуникаций.

В случае дальнейшего технологического отставания России следует ожидать серьезные негативные последствия в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Во-первых, существует вероятность того, что разработка российских ресурсов в акватории Баренцева и других морей будет проводиться на условиях поставщика технологий. Существует мнение (хотя и не бесспорное), что при заключении российско-норвежского договора 15 сентября 2010 г. о разделе акватории Баренцева моря Москва уступила Осло наиболее богатые ресурсами части акватории из-за отсутствия технологий и в надежде получить их за уступки в будущем.

Во-вторых, вероятно, что вопросы раздела Арктики за пределами 200-мильной исключительной экономической зоны будут в дальнейшем увязываться с технологическими возможностями претендентов на разработку ресурсов. Международное право не дает четких оснований для раздела этой части Арктики. На первый план выйдет фактор реального экономического присутствия, который затем будет закрепляться правовыми и иными средствами.

При разработке и внедрении технологий добычи и транспортировки энергоносителей необходимо использовать зарубежный опыт подобного рода – прежде всего Норвегии, поскольку она имеет значительные достижения в этой области. К тому же, достигнутый недавно прогресс в российско-норвежских отношениях по разделу морских территорий создает общий благоприятный фон для интенсификации сотрудничества между двумя странами в области освоения природных ресурсов Арктики.

Следует также учитывать и тот факт, что не только у российской, но и у норвежской стороны есть стимулы к сотрудничеству с РФ – прежде всего, в лице нефтегазовой компании HydroStatoil. Дело в том, что под давлением рыболовецкого лобби и экологических организаций норвежское правительство существенно ограничило территории Баренцева моря, на которых разрешены поиск и добыча углеводородов. По этой причине HydroStatoil испытывает устойчивый интерес к участию в освоении российских месторождений и даже планирует перенести часть своей деятельности в РФ. О наличии подобных планов говорит такой факт, как приобретение HydroStatoil 24% акций компании Shtockman Development, оператора проекта по освоению Штокмановского месторождения в Баренцевом море.

В этой связи было бы целесообразно:

· творчески заимствовать норвежские технологии и внедрять этот опыт в отечественную науку и производство;

· изучить возможности обучения в Норвегии российских специалистов;

· создать совместные научно-исследовательские российско-норвежские группы по работе на шельфе.

При этом российско-норвежское сотрудничество в данной сфере необходимо строить на строго равноправной основе, ибо, как уже упоминалось, и у норвежской стороны есть не меньше, чем у России, стимулов к совместному освоению природных ресурсов Арктики.

Есть еще одно направление внешнеполитической деятельности России, необходимое для успешной защиты национальных интересов, касающееся международно-правового закрепления прав России по разделу арктического шельфа. Как известно, российская заявка 2001 г. о включении хребта Ломоносова и поднятия Менделеева, богатых углеводородами, в исключительную экономическую зону РФ была отклонена Комиссией ООН по границам континентального шельфа из-за нехватки геологических доказательств. Необходимо ускорить работу по подготовке новой заявки в указанную комиссию ООН, которая явно затягивается. Конкурентами России по данному вопросу выступают Канада и Дания.

В свою очередь, для того, чтобы эта заявка опиралась на надежные научные данные, необходимо реализовать затратную программу комплексных геолого-геофизических экспедиционных исследований в Арктическом бассейне на поднятии Менделеева и хребте Ломоносова, а также в зоне их сочленения с шельфом морей Лаптевых, Восточно-Сибирского и Чукотского.

Особую ценность имеют данные отечественных и зарубежных геолого-геофизических исследований по прогнозу и уточнению запасов углеводородов и другого ценного сырья, а также по определению внешней границы континентального шельфа. Их сравнительный анализ необходим при подготовке решений по разделу спорных акваторий Арктики, а также для обоснования расширения исключительной экономической зоны за пределы 200-мильной зоны.

Таким образом, первостепенную значимость в деле обеспечения экономических интересов России в регионе приобрели научные исследования Арктики. И сегодня это тоже поле деятельности, прежде всего, российского государства. Научные обоснования должны учитываться в принятии решений по арктической политике России по всем направлениям и на всех уровнях. Они позволят снижать риски при разработке планов по модернизации инфраструктуры в АЗР, которая требует вложения огромных финансовых и материальных средств, а также уточнять приоритеты внешнеполитической деятельности на арктическом направлении.

Без успеха в социально-экономическом возрождении АЗР Россия не будет иметь ресурса ни для сотрудничества, ни для конкурирования с другими государствами, а потому ее могут вынудить пойти на уступки.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.009 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал