Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Язык художественной литературы




Художественная и нехудожественная литература

 

В главе о факторах, которые влияют на раскрытие темы в словесном произведении, мы кратко уже коснулись вопроса о литературе (словесности) художественной и нехудожественной. Очевидно, сейчас стоит поговорить об этом несколько подробнее, чтобы избежать весьма распространенного недостатка рассуждений о языке художественной литературы: пренебрежения к определению (хотя бы самому приблизительному, «рабочему») объекта исследования. Толковать о языке художественной литературы, предполагая, что всем и без объяснений известны отличия художественной словесности от нехудожественной, конечно, можно, но лучше всё же иметь представление об этих отличиях не только на интуитивном уровне.

В старых наставлениях по риторике и словесности четко и последовательно различались поэзия и проза, причем оба эти термина употреблялись не в тех значениях, в которых привыкли употреблять их мы. К поэзии относились не только стихи, но всё то, что теперь называется художественной литературой, а в XIX в. называлось изящной словесностью. К прозе относились все прочие произведения словесности, то есть произведения научные, деловые и те, которые мы теперь относим к критике и публицистике. Теории поэзии и теории прозы в учебниках отводились особые разделы или части. Нетрудно увидеть, что именно к этой давней традиции восходит поддерживаемое рядом современных ученых выделение в особый раздел стилистики или даже в особую науку «стилистики художественной литературы».

Разделение всех словесных произведений на два рода — поэзию и прозу — в учебниках теории словесности дожило до начала XX в. Но как же различали эти два рода?

П. В. Смирновский в «Теории словесности для средних учебных заведений», первое издание которой вышло в 1883, а последнее, 20-е, — в 1917 г., писал: «Словесное выражение результатов одной только умственной деятельности называется прозой; словесное же выражение результатов художественного творчества называется поэзией»1.

В «Уроках теории словесности (Применительно к программам для духовных семинарий)» А. Л. Радонежского (1887) кроме противопоставления словесного выражения «умственной деятельности» и «художественного творчества» как основы различения прозы и поэзии называется еще изображение мира реального и мира идеального, а также содержится важное упоминание о создании в поэзии посредством слова «новых прекрасных образов»: «Поэзия или творчество (poiesis), подобно живописи, музыке, ваянию, есть искусство создавать посредством слова новые прекрасные образы, или мир возможный (идеальный), в отличие от прозы, которая изображает мир действительный (реальный2.



Распространение наряду с термином «изящный» (изящная словесность) термина «художественный» (художественная литература) требовало их объяснения и соотнесения друг с другом и с каким-то третьим понятием, объединяющим два первых. Таким понятием выступает «красота»: «Слово "изящный" в смысле отборный, изъятый из среды обыкновенной, повседневной, житейской и «художественный», по преимуществу искусно, красиво сделанный, обозначает самую сущность всякого искусства — красоту его»3.

На значение определения художественная словесность, художественная литература в какой-то мере наложилось значение прежнего определения изящная словесность (то есть словесность «отборная», «изъятая» из общего ряда). Отсюда в критике и формирующемся литературоведении середины и второй половины XIX в. идет понимание «художественного», «художественности» в литературе как совершенства формы словесного выражения. В общем виде — применительно ко всякому искусству — такое понимание художественности найдем, в частности, у В. Г. Белинского: «Всякое произведение искусства только потому художественно, что создано по закону необходимости, что в нем нет ничего произвольного, что в нем ни одно слово, ни один звук, ни одна черта не может замениться другим словом, другим звуком, другою чертою»4. Об этом же, по уже по отношению именно к словесному искусству, писал Н. Г. Чернышевский: «Художественность состоит в том, чтобы каждое слово было не только у места, — чтобы оно было необходимо, неизбежно и чтоб как можно было меньше слов. Без сжатости нет художественности»5.



Однако совершенство формы словесного выражения может быть присуще и произведениям нехудожественной словесности. Например, М. Л. Магницкий еще в 1835 г. подчеркивал, что главные свойства хорошего «служебного слога суть: правильность языка, точность, краткость, благородная простота и нужная в разных случаях сила»6. Как видно, Магницкий почти в точности повторяет требования Пушкина к художественной прозе. Так что совершенство языка само по себе хотя и является необходимым качеством подлинно художественного произведения, однако не отличает произведений словесности художественной от произведений словесности нехудожественной.

Как определяющий признак поэзии (то есть художественной литературы) выдвинулся на первый план ее образный характер. Это нашло выражение в известной формуле Белинского: «Поэт мыслит образами».

И. М. Белоруссов в «Учебнике теории словесности», который с 1893 по 1918 г. издавался 32 (!) раза, из трех указываемых отличий поэзии от прозы два связывает с образом и образностью:

1. В прозаических сочинениях изображается что было и есть, действительность, в поэтических — не только то, что было, но и что могло и может быть, то есть допускается правдоподобный вымысел.

2. Прозаические сочинения дают понятие о предмете, поэтические — ясный, живой образ, или представление.

3. Язык прозаических сочинений отвлеченный, выражающий понятия; язык поэзии — образный, необходимый для ясного выражения представлений7.

Д. Н. Овсянико-Куликовский уже со всей определенностью пишет о решающем значении образного мышления для определения поэзии:

«Процесс мышления, орудующий образами, и называется поэтическим. Поэзия — это образное мышление.

Ему противопоставляется другой процесс мышления, именно тот, который обходится без участия образов. Он называется прозаическим. Проза — это мышление безобразное»8.

В советском литературоведении, которое больше внимания уделяло идеологии, чем специфике литературы как вида искусства, главным признаком художественности объявлялась значимость идейной правдивости содержания произведения. Но, конечно, продолжалась и разработка выдвинутых в XIX в. положений об отличиях поэзии (изящной словесности, художественной литературы) от прозы (нехудожественной литературы). В теории литературы, несмотря на постоянные упоминания о решающем значении идейности, закрепился тезис, что художественная литература отличается от нехудожественной образным отображением жизни, следовательно, художественному тексту свойственна образность.

Как признак художественности в современной специальной литературе фигурирует и совершенство формы словесного выражения. Это действительно важный признак, но признак, как мы уже говорили, не отличающий художественного произведения от нехудожественного. Само представление об идеальном построении текста может связываться не с художественной, а, скажем, с научной литературой. Любопытны в этом отношении такие строки из рассказа И. Грековой «За проходной»:

«Для самого Критика стихами звучат такие, например, строки: Пересечение последовательности внутренне регулярных множеств конечной меры внутренне регулярно; пересечение убывающей последовательности внешне регулярных множеств конечной меры внешне регулярно.

Четкость, лаконизм, ритм. Фраза, собранная из слов, как умный механизм — из деталей».

Но вернемся к понятию художественной литературы. Учитывая уже сказанное в этой главе, а также соображения и примеры, приведенные в главе о факторах, влияющих на раскрытие темы в словесных произведениях, мы можем сделать такой вывод: художественная литература (или художественная словесность) — это совокупность словесных произведений, в которых действительность отображается и изображается в образной форме. Это отличает художественную литературу от нехудожественной, которая описывает, объясняет, анализирует действительность, оперируя понятиями. Преобладание в художественных текстах эмоционально-экспрессивных, оценочных структур, а в нехудожественных — предметно-логических объясняется именно этим принципиальным различием образного и необразного изображения и выражения.

Говоря о различиях художественной и нехудожественной литературы, нельзя забывать и о жанрах словесности, которые в своей массе достаточно определенно делятся на художественные и нехудожественные. Однако как нет четкой границы между образным и необразным изображением, так не всегда можно провести четкую границу и между художественными и нехудожественными жанрами (например, между рассказом и очерком, между биографической повестью и биографией и т. д.). К тому же некоторые жанры — например мемуары, дневники, письма — уже по своей природе занимают промежуточное положение между художественными и нехудожественными.

Приступая к разговору о языке художественной литературы, мы, естественно, будем иметь в виду язык произведений, которые однозначно относятся к художественным.

Вопрос о главном качестве художественного текста — образности — мы особо рассмотрим в следующей главе. А сейчас вернемся к двум важным для понимания сущности языка художественной литературы и тесно связанным между собой вопросам, уже затрагивавшимся в главе о системе разновидностей употребления современного русского языка: 1) как соотносятся язык художественной литературы и литературный язык и 2) стоит ли язык художественной литературы в одном ряду с функциональными стилями литературного языка.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.005 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал