Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 9. Марисса Лу смотрела в лобовое стекло полуразвалившегося грузовика Рэнди, прокручивая в памяти все, что случилось в школе




Марисса Лу смотрела в лобовое стекло полуразвалившегося грузовика Рэнди, прокручивая в памяти все, что случилось в школе. По плану действий в ее голове каждый раз она говорила и делала что-то другое. Черт, что угодно было бы лучше, чем то, что она на самом деле сделала – стояла там, онемев, молча уставившись на Дэниэла, как какая-то жалкая неудачница.

— Эй, красотка, как на счет того, чтобы придвинуться поближе, — сказал ей Рэнди, и прежде чем она смогла отреагировать, он обернул свои руки вокруг нее, приподнял и притянул ближе к себе, положив одну руку на ее плечо.

— Так намного лучше.

Марисса Лу хихикнула, когда он это сделал, несмотря на то, что запах сигаретного дыма шел от него волнами и ударялся в нее. Она никогда прежде не рассматривала Рэнди в качестве парня, и, откровенно говоря, она не была уверена почему. Он был идеальным плохим парнем, и, конечно же, все девчонки любили плохих парней. Он был классным, сексуальным и опасным, что было полной противоположностью Дэниэла. Несомненно, Дэниэл был горячим, но он не представлял опасности. Он был слишком хорошим парнем. Он был типично американским "золотым мальчиком". Переключиться на Рэнди было самым правильным, чтобы на время отвлечься.

— Не могу поверить, что мы прогуливаем школу, — произнесла Марисса Лу с озорными искорками в глазах. Она всегда была готова повеселиться, но пренебрежение правилами было не тем, к чему она привыкла.

Рэнди усмехнулся.

— Ты никогда раньше не прогуливала?

Она отрицательно покачала головой, но улыбка, которой она одарила его, говорила о том, что ей нравились эти ощущения.

Он задумчиво посмотрел на нее, прежде чем свободной рукой потянулся через нее и открыл бардачок. Он был так близко, что его лицо практически оказалось у ее груди. Настолько близко, что наверняка мог услышать, как ее сердце ускорилось от их близости. Он улыбнулся, когда нашел то, что искал. Он сел и снова наклонился поближе к ней.

Она в недоумении смотрела, как он зажег зажигалку, подкуривая косяк. Она знала людей, которые курили марихуану, но не была одной из них. Ей не нравилось, какими изможденными были обкуренные. Она всегда говорила, что если и было самое непривлекательное качество в человеке, то именно это.

— Вот, хочешь? — спросил он, протягивая ей косяк.

Она отвела взгляд, отмахнулась от дыма, и подавила потребность откашляться.

— Нет, я в порядке. Спасибо.

Он убрал косяк и поднес его к губам, делая большой вдох токсичных паров. Он схватил ее за подбородок, повернул ее лицо к нему и обрушил свои губы на ее, проталкивая дым в ее рот.

— Что за хрень? — спросила она, откашливая чужеродное вещество.



— Эй, не придирайся, пока не попробуешь, — сказал он и пожал плечами.

Она сразу же стала раздраженной из-за его очевидного отсутствия внимания к тому, чего хочет она. Она оттолкнула его и уставилась в боковое стекло. Но в течение нескольких минут сумасшедшие чувства постепенно исчезли, оставив ее с чувством радостного веселья, хотя она усердно пыталась скрыть это от него, не желая доставлять ему удовольствие.

Спустя некоторое время он, судя по всему, стал равнодушным из-за ее протеста и притянул ее обратно к себе. Она чувствовала себя слишком одурманенной, чтобы бороться с этим. Он еще раз затянулся косяком, легонько схватил ее за подбородок, поворачивая лицом к себе, и без предупреждения прижался своими губами к ее. Она инстинктивно приоткрыла рот, разрешая поцеловать. Но когда она это сделала, он выдохнул ядовитый дым прямо в ее рот и ниже в горло. Она быстро оттолкнула его обратно, и ее накрыл приступ кашля. Она никогда раньше ничего не курила, поэтому это вещество было ей чуждо и ее легким это не понравилось. Ни капельки.

— Придурок! — закричала она сквозь вздохи и бросилась открывать дверь грузовика. Он обманул ее не единожды, а дважды, и для нее это было ненормально.

— Эй, куда это ты собралась? – смеясь, спросил Рэнди и последовал за ней. — Эй, подожди, — сказал он, хватая ее за руку и поворачивая лицом к себе.

Из-за этого внезапного движения у нее закружилась голова, благодаря тому, что он держал ее за руку, она сохранила вертикальное положение. Все же она ухватилась за его предплечье для дополнительной поддержки и наклонила голову. Когда она пришла в себя, то взглянула на него и шлепнула по руке. К сожалению, намного слабее, чем ей бы того хотелось.



— Придурок! — закричала она снова.

Рэнди все еще держал ее за руку, хотя и слабо, пытаясь сохранить серьезное выражение лица, но вид милой девушки в гневе, исказившем ее прелестное личико, забавлял его, наряду с впечатлением от сигареты с марихуаной.

— Не знаю, что тут смешного, — сказала она, еще больше раздражаясь.

Очевидно, это не возымело желаемого эффекта, потому что он полностью забылся.

— Прекрати! Прекрати смеяться надо мной!

Чем выше становился ее голос, тем больше он смеялся.

— О... мой... бог... я не могу, — произнес он сквозь вздохи.

Спустя несколько минут ее гнев начал рассеиваться, пока она тоже не рассмеялась. Причем ни один из них толком не понимал, но что-то, несомненно, доставляло удовольствие их чувству юмора. Ее поразило, что в тот момент она чувствовала себя счастливее, чем чувствовала себя в эти дни. Она больше не чувствовала ужасной боли в сердце и не проклинала Бога за то, что допустил такую боль в ее жизнь.

Они возвращались обратно на его потрепанном грузовике, рука об руку, оттуда где они провели остаток дня. Иногда разговаривая, иногда даже целуясь, но в основном они просто сидели в тишине, наблюдая за картинами природы вокруг них. Еще она добровольно несколько раз затянулась косяком. Это было не так уж и плохо, когда она поняла, что из-за этого чувствовала себя хорошо. Нечто вроде этого не может быть плохим, верно? Здесь не было людей или шума, как на верхнем уровне утеса, пользующегося популярностью и места вечеринок, — только они. Единственным, что нарушало тишину, были звуки природы вокруг них и скалы, где непрерывная песня воды плескалась о каменистое дно.

 

* * *

В оставшуюся часть дня Кэти пропустила школу, приведя Дэниэла в состояние паники. Он понимал, что, если начнет с ней встречаться, будет тяжело всем, но не мог предсказать того, что сделает Марисса Лу. Рэнди ему не нравился, и она знала это. Теперь обе девушки пропали, поэтому говорить об этом не стоило, и он ничего не мог с этим поделать. Если бы ему не нужно было сдавать экзамен по английскому на седьмом уроке, он бы последовал за Кэти, но его средний балл итак уже был слабым.

Вместо этого он остался в школе, размышляя над тем, что сказала Кэти. Она сказала, что не знает, останутся ли они вместе. Слова причиняли острую боль, и к концу дня он был готов кусать локти из-за того, что тоже не пропустил школу, поскольку не мог ни на чем сфокусироваться. Даже на сплетни, которые ходили по школе. Ему нужно поговорить с ней.

Как только закончился последний урок, он на максимально допустимой скорости добрался до ее дома. Это была та самая дорога, по которой он столько раз ездил прежде, так как Марисса Лу жила прямо рядом с ней.

Когда он остановился на подъездной дорожке, он почти успокоился, что там не было машины Мариссы Лу, но и немного огорчился, поняв, что она наверняка все еще была с Рэнди.

Эти мысли исчезли из его разума, как только Кэти открыла дверь. Ее хорошенькое личико выглядело бледным, а глаза были красными. Очевидно, она тяжело это восприняла, и это разбивало его сердце.

— Мы можем поговорить? — спросил он мягко.

Она кивнула и шире открыла дверь, впуская его внутрь.

Когда она закрыла дверь и повернулась к нему лицом, он тут же обернул вокруг нее свои руки и крепко обнял.

— Я так сожалею о случившемся, — прошептал он в ее ухо.

Она растаяла в его руках и обняла в ответ, но, казалось, ей еще слишком больно говорить.

Он выпутался из ее рук и немного отстранился, чтобы взглянуть на нее. Она выглядела так, будто собиралась снова заплакать. Он нежно прикоснулся к щекам, заставляя взглянуть на него.

— Ты в порядке?

Все еще не в состоянии говорить, она согласно кивнула головой, хотя выражение ее лица говорило совершенно о другом.

— Мы можем поговорить?

Она снова кивнула. Прежде чем отпустить, он поцеловал ее в лоб и повел за руку к дивану в гостиной.

— Кэти, я знаю, все запутано, и я сожалею об этом. Хотя по поводу нас я не сожалею. Я говорил тебе, что не жалею о той ночи, и это все еще так. А ты?

 

* * *

 

Кэти не знала, что на это ответить, даже если бы была в состоянии говорить. Ей действительно нравился Дэниэл. Для нее это не было просто каким-то мимолетным порывом. Но она любила Мариссу Лу. Они были лучшими подругами с тех пор как им исполнилось одиннадцать. Это не было чем-то, от чего она готова была отказаться. Но сейчас, глядя на Дэниэла, все, что она могла видеть, был он.

— Кэти? — спросил он с болью в голосе.

— Я не знаю, — прошептала она.

— Я что-то сделал не так?

— Нет, — сказала она быстро.

— Это из-за Мариссы Лу? — сказал он, спустя мгновение.

Она посмотрела в сторону, тем самым показывая, что он прав.

Он схватил ее за обе руки и взмолился:

— Ты говорила мне, что она дала тебе свое благословение. Что она хотела, чтобы мы выяснили это. Ну, мы сделали это или, по крайней мере, начали. Теперь это уже не секрет. Мы не можем изменить то, что произошло, но я думаю, мы обязаны показать себе, кем мы можем быть. И я думаю, этим мы обязаны ей. Она самоотверженно предоставила нам этот шанс. Это было нелегко сделать. Не уверен, чтобы я сделал на ее месте. Неужели ты хочешь, чтобы она жертвовала и страдала впустую? Это так, это уже произошло, и сейчас никто из нас ничего не сможет сделать, чтобы изменить этого, будем ли мы с тобой вместе или нет. Пожалуйста, просто дай нам шанс.

Кэти молча выслушала его, уставившись вниз на переплетенные руки, улавливая все, что он говорил. Он был прав. Конечно же, Марисса Лу приняла решение прекратить их отношения, но и теперь, когда она это сделала, ничего уже не вернется в нормальное русло. Только, если она и Дэниэл не останутся вместе, им всем троим будет больно и никто из них не будет друзьями.

Последние слезы Кэти высохли. Она взглянула на него и сжала его руки в ответ, потом вяло улыбнулась.

— Ладно.

— Ладно? — спросил он, взволнованно глядя на нее.

Она кивнула.

— Да, я хочу дать нам шанс.

Он быстро притянул ее к себе, крепко обнимая.

— Это так здорово. Я обещаю, все получится. Мы найдем какой-нибудь способ.

 

* * *

 

После того, как они провели весь день вместе, Рэнди отвез ее обратно в школу, где она оставила свою машину. Этого Марисса Лу никак не ожидала.

— На удивление, сегодня я хорошо провела день, — сказала она, прислонившись к его грузовику на парковке. — Это было именно тем, что мне было нужно.

— Хорошо, рад, что смог помочь. Я как один большой сюрприз, если уж на то пошло. Как рождественское утро.

Марисса Лу громко рассмеялась, в сотый раз за этот день.

— У тебя такая сексуальная улыбка. Ты должна улыбаться почаще.

— Да?

— Ага. Знаешь, нет причин расстраиваться. Не из-за чего. Жизнь испорчена достаточно, чтобы волноваться по пустякам. Живи своей жизнью, будь свободной и получай удовольствие. Это мое отношение к жизни.

Она улыбнулась ему, в очередной раз ощутив удивление и влечение.

— Мне нравится это. Это будет моей новой мантрой.

— Вот это другой разговор, — рассмеялся он. Потом он наклонился и легонько ее поцеловал, прежде чем забраться в свой грузовик. Опустив окно, он высунулся наружу. — Постарайся держаться подальше от неприятностей. Не хочу, чтобы ты попала под дурное влияние.

— Да, ну это означало бы, что нужно держаться подальше от тебя, а я не уверена, что это случится. Не так скоро, во всяком случае.

— Я тебя услышал. Увидимся позже, милая.

— Да, увидимся.

Она отступила и встала рядом со своей машиной, наблюдая, как он уезжает. Может быть, это из-за марихуаны, может быть, волнение из-за чего-то нового, но непривычное чувство надежды пронеслось через нее. Это было то же самое ощущение, что было у нее целый день, проведенный с Рэнди. И это чувство свидетельствовало о том, что с ней все будет в порядке, благодаря новому сомнительному другу. Рэнди был темным и опасным, с пирсингом и тату, которые она обнаружила, когда его грудь обнажилась после их страстных ласк, зашедших немного дальше, чем она ожидала.

Даже это отличало его от Дэниэла. Он был грубым и контролирующим, в то время как Дэниэл был нежным и робким. Ее удивило, что в этом плане Рэнди нравился ей больше. Он определенно был не тем, к чему она привыкла, но, возможно, это было к лучшему. Может быть, перемены смогли бы достигнуть цели, вытащить ее из состояния депрессии. Это, несомненно, произошло сегодня.

Она согласно кивнула сама себе и забралась в машину. Она ехала домой со счастливыми мыслями, но когда приблизилась к своему дому, у нее на сердце стало тяжело. На подъездной дорожке Кэти, которая по случайности оказалась рядом с ее собственной, была машина Дэниэла.

Прежде чем выйти из машины, она заметила, что в комнате Кэти горит свет. Именно там они, скорее всего, были, и мысли о них вместе в ее спальне заставили ее желудок сделать сальто. Невозможно было сказать, чем они там занимались, не то чтобы у нее была причина злиться после всего того, что она делала за этот день с Рэнди. Она надеялась благополучно попасть в дом, сохранив последнюю каплю достоинства, но по опыту с Кэти она знала, что они могли увидеть свет ее фар сквозь окно ее спальни, когда она подъезжала. С чувством паранойи, что они могут наблюдать за ней через окно, она сделала глубокий вздох, высоко подняла голову и вошла в дом, не оглядываясь.

Десять минут спустя она лежала на своей кровати и листала известный журнал, когда кто-то постучал в ее дверь.

— Входите, — сказала она бездумно, не отрываясь от статьи о том, кто с кем встречается в Голливуде, думая, что это кто-то из родителей наверняка пришел читать лекцию, что пропустила школу. После того как она услышала, что открылась и закрылась дверь и никто не заговорил, она подняла взгляд и замерла. Перед ней стоял Дэниэл, и по выражению его лица, плотно скрещенным на груди руках она поняла, что он не был счастлив.

— Что? — наконец спросила она, когда больше не могла выдерживать его молчаливый осуждающий взгляд.

— Что это такое было сегодня?

— Я не знаю, о чем ты говоришь, — сказала она и вернулась обратно к журналу.

— Черт, Марис! Что ты делаешь, прогуливая школу, и с подобными Рэнди Фэррису людьми?

— Я была не против этого, — произнесла она упрямо.

— Серьезно, Марисса! Он плохой парень.

Этого было достаточно, чтобы ее терпение лопнуло. Она провела с ним весь день, и это намного больше времени, чем Дэниэл когда-либо проводил с ним, так что она смело могла сказать, что знала его лучше, чем Дэниэл. Защищаясь, она вскочила на свои босые ноги и ткнула пальцем в его грудь.

— Мне не нужен супермен, прилетающий и спасающий меня. Что я делаю со своей жизнью — это мое дело, не твое, больше нет. Я могу делать и тусоваться, с кем, черт побери, захочу.

— В том числе с ним? — спросил он, и его голос сорвался.

— Ты даже не знаешь его! — закричала она, потом скрестила руки на груди, борясь с желанием заплакать. Она не хотела доставить ему такое удовольствие.

— Я бы предпочла быть с ним, чем смотреть на эту маленькую унизительную сцену, которой я стала свидетельницей сегодня утром. Если тебе это не нравится, это твоя проблема, не моя. Спасибо за это, кстати.

Она знала, что слова жалили, но он понимал, что она права. Ему не нравился Рэнди, ни капельки, но он и Кэти даже не подумали о ней или о том, что она почувствует, когда увидит их вместе так скоро.

— Ты права. Извини меня, — сказал он и медленно вышел из ее комнаты.

Как только он ушел, она плюхнулась на кровать и крепко сжала в кулаки одеяло. Он имел наглость ревновать. Он был первым, кто двинулся дальше. Потом до нее дошло. Он ревновал, потому что беспокоился. Затея была в том, чтобы заставить его беспокоиться. Вероятно, Рэнди стал спусковым крючком. К тому же, в процессе она могла немного повеселиться с ним.

— Живи своей жизнью, будь свободной и получай удовольствие, — сказала она себе, повторяя мантру Рэнди, и это было именно тем, что она планировала делать.

 

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.037 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал