Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Эволюция развития конституционного законодательства Республики Афганистан




 

За период немногим меньше одного века Афганистан переживает достаточно сложную и временами трагическую историю. Здесь и борьба за королевский трон, и перевороты, которые приводили к смене государственного строя, желание быстро вывести страну на уровень развитых социально-экономических отношений и попытка превращения страны «в центр радикально-клерикального исламского фундаментализма»[1].

Так или иначе, все это отражается в документах, которые регламентируют на протяжении истории отношения в обществе, в том числе и в Конституции. Известно, что понятие Конституции оформилось в процессе буржуазных резолюций, а сам термин применяли еще во времена феодализма, однако у него было другое содержание. Государствоведы определяли Конституцию ХVIII века как «моральную основу хорошо организованного порядка», «торжественную манифестацию социального согласия», «идеальное соглашение социальных сил»[2].

Конституцию XIX столетия определяли как «меру мирного компромисса и политических сдвигов»[3]. Юристы считали, что основное назначение Конституций в том, что они «могли быть использованы либо для кодификации разумного, прогрессивного и политического порядка, либо для того, чтобы отрубить охоту злоупотреблять политической властью»[4]. В XX столетии многими государствоведами основное назначение Конституций виделось в том, что они «регулируют деятельность государственных органов»[5].

Из мировой практики государственно-правового строительства можно видеть, какое большое значение на разных этапах развития имеет научная теория конституций, которая является составной частью науки конституционного (государственного) права. Под влиянием принципов конституционализма формируются и развиваются нормы конституций, устанавливаются основы общественного и государственного строя, определяется система прав и обязанностей граждан и их взаимоотношения с обществом и государством, вырабатываются формы осуществления суверенитета, создаются и совершенствуются системы государственных органов.

Наука конституционного (государственного) права афганского государства возникает с образованием независимого государства Афганистан и появлением первых государственно-правовых актов. Конституция афганского государства, как и все конституции мира, является объектом изучения не только науки конституционного права, но и большей части юридических дисциплин. Однако только для государственного права Конституция является предметом специального исследования.

В качестве основных предпосылок возникновения Конституции афганского государства можно назвать:

– возникновение института Джирги как основного института обычного права, которое оказало влияние на формирование государственности Афганистана;



– возникновение в Афганистане в начале XX в. движения реформаторства, боровшегося за ликвидацию абсолютистской формы правления и принятие Конституции, а также за провозглашение независимости страны;

– влияние первой русской революции 1905-1907 гг., Октябрьской революции 1917 г., появление первой Конституции РСФСР 1918 г. и Конституций в Турции 1921 г. и Иране 1911 г.;

– приход к власти в 1919 г. Амануллы-хана, который являлся сторонником и активным участником реформаторского движения, а также провозглашение независимости Афганистана в 1919 г.

После того, как в 1919 г. была завоевана политическая независимость, изменяются цели и формы борьбы прогрессивных сил Афганистана, главная задача данного периода заключается в преодолении социально-экономической, политической и культурной отсталости и укреплении политической независимости.

В реформаторской деятельности правительства Афганистана важным звеном стала разработка и принятие первой Конституции независимого афганского государства. Основной закон об управлении Афганистана, который был принят в 1921 г., является, по сути, первым конституционным актом в истории афганского государства. В нем закрепляется структура и функции центральных и местных органов власти и управления Афганистана. На его основе создается первый в истории афганского государства полупредставительный орган – Государственный совет, который наделен законодательными функциями.

Основной закон об управлении Афганистана имеет важное историческое значение, так как впервые оформляет зачатки конституционных форм правления – появляются первые органы власти – Совет Министров и Государственный совет. Событием исторического значения в жизни афганского государства становится разработка и принятие первой Конституции в 1923 году, или, как провозглашалось официально, «Основного Закона высокого государства Афганистана»[6].



При анализе структуры и содержания Конституции 1923 г. можно прийти к выводу, что у этой Конституции есть как положительные, так и отрицательные стороны. К положительным чертам можно отнести то, что впервые юридически оформлялась государственность Афганистана; отменялось рабство в стране, запрещались пытки и наказания, провозглашались основные права и свободы граждан: свобода слова, свобода выбора религии, неприкосновенность жилища и переписки; равноправие всех граждан перед законом и право всех без исключения граждан на труд; обязательность начального образования и т.д. Первая Конституция закрепляет основы судебной власти, провозглашает независимость судей и обязательность проведения открытых судебных заседаний. В Конституции содержатся положения по ее защите.

К отрицательным сторонам практики реализации афганской Конституции 1923 года можно отнести:

– быстрый отход на практике от принципов конституционного движения в Афганистане, которые провозглашались;

– практически эмир наделялся такими широкими полномочиями, способствующими его превращению в абсолютного диктатора;

– отсутствие четкого определения полномочий основных государственных органов (Государственного совета, Совета Министров и суда) отрицательно влияло на осуществление государственной власти. Кроме того, в Конституции не устранялось безграничное влияние феодалов на государственные структуры, в результате чего последние не были заинтересованы в том, чтобы проводились прогрессивные реформы в Афганистане;

– закрепление положений в Конституции, которые касались имущественного и подоходного налога, равенства всех племен и наций; создания условий для участия всех граждан в управлении государством и других оказались чисто формальными и не были реализованы на практике.

Несмотря на то, что большинство статей Конституции Афганистана 1923 г. имели декларативный характер, она впервые «наиболее полно выразила и юридически оформила в основном прогрессивные идеи и установки младоафганского движения»[7]. Исходя из этого, можно заметить, что многие положения этого документа сохранили свою актуальность и жизненную силу до сегодняшнего дня.

Несмотря на то, что политика младоафганцев имела прогрессивный характер, ухудшилось экономическое положение крестьян, что привело к антиправительственным выступлениям. В конце 20-х годов постоянная борьба с оппозицией привела к тому, что младоафганское правительство было свергнуто, в стране установился открыто теократический реакционный режим во главе с Бачаи Сакао (Хабибулла). Все реформы младоафганского правительства были отменены, реставрировались многие феодальные институты, которые отбросили афганское государство на несколько десятилетий назад.

Поэтому не вызывает удивления тот факт, что вскоре режим Бачаи Сакао был свергнут, к власти пришел основатель новой королевской династии Мохаммед Надир-хан. «В ноябре 1929 г. Надир-хан предложил новую правительственную программу, выражавшую прежде всего интересы реакционной части духовенства. При этом устанавливалось, что ни одно мероприятие правительства не должно противоречить предписаниям священной религии ислама и само правительство обязывалось управлять делами государства на основе ислама»[8].

В программе были определены задачи правительства, особенно Министерства юстиции, по наблюдению за тем, чтобы постоянно и неукоснительно применялись нормы шариата в решении всех государственных дел. Другим правовым актом правительства Надир-хана явилось Положение о Совете улемов, в котором предусматривалось создание религиозного органа – Совета улемов, обеспечивающего возрождение священного учения Ислама и прогресс религии мусульман в Афганистане. «Совет улемов наделялся широкими государственно-правовыми полномочиями, он регулировал работу всего государственного аппарата страны, одобрял кандидатуры чиновников государственного аппарата, под его контролем находились наука, культура, образование и печать, толкование законов»[9].

В 1931 г. принимается вторая по счету Конституция афганского государства, которая содержала 110 статей, при этом почти в половине статей практически воспроизводились положения Конституции 1923 г., которые дополнялись ссылками на нормы ислама и шариата. В определенном смысле, думается, Конституцию 1931 г. можно считать вторым, ухудшенным вариантом Конституция 1923 г. В Конституция 1931 г. впервые закреплялось создание двухпалатного парламента. Однако Национальный совет не играл заметной роли в осуществлении государственной власти, так как в соответствии с ее положениями «вся власть практически была сконцентрирована в руках главы государства – шаха»[10].

Анализируя структуру, содержание и принципы Конституции 1931 г, можно прийти к выводу, что основное достоинство Конституции 1931 г. заключается в создании первого двухпалатного представительного органа – Национального совета страны. Шестидесятые годы в Афганистане можно охарактеризовать активными политическими выступлениями народных масс, возникновением политических и общественных движений, выдвигающих требования о том, что необходимо провести конституционные реформы, в том числе – принять новую, более демократическую Конституцию.

Результатом этих выступлений явилась третья по счету Конституция Афганистана 1964 г., которая включала преамбулу, одиннадцать глав и 128 статей. В положениях этой Конституции практически подтверждается конституционно-монархический строй Афганистана, предоставление шаху верховных полномочий в области исполнительной, законодательной и судебной власти. Прогрессивным явлением было «предоставление гражданам Афганистана права на создание политических партий и общественных организаций»[11]. Кроме того, впервые за всю историю конституционного развития Афганистана институт Лоя Джирги получил свое конституционное закрепление в пятой главе Конституции. Представляется особенно важным положение об отделении династии Надир-шаха от государственного управления.

В Конституции 1964 года одновременно с положениями о государственной религии, правах немусульманских народов и равноправии всех народов, появились новые положения относительно афганской нации. В частности, в статье 1 указывалось на то, что Афганистан является конституционно-монархическим, независимым, единым и неделимым государством. Национальный суверенитет Афганистана принадлежит нации. Нация Афганистана состоит из всех лиц, имеющих в соответствии с предписаниями Закона подданство афганского государства. Каждый из данных лиц является «афганцем».

Другое важное нововведение касалось официальных языков Афганистана. В статье 3 указывалось, что из всех языков, которые распространены в Афганистане, официальными языками считаются пушту и дари. Известным фактом является, что в 1936 году государственным языком Афганистана провозглашался пушту. Правящие круги Афганистана рассчитывали, что, если повысить статус языка пушту, это активизирует общественную и культурную жизнь афганцев, ликвидирует неграмотность и будет способствовать развитию просвещения. С другой стороны, политика внедрения повсеместно языка пушту должна была решить задачу создания «единой афганской нации».

На рубеже 30-х – 60-х гг. вопрос о судьбе языков, которые были распространены в Афганистане, был наиболее обсуждаемым на страницах газет и журналов, в дальнейшем он стал предметом острой полемики между учеными, политиками, деятелями культуры и депутатами парламента. При этом главными вдохновителями идей «афганства» были шовинистические круги, в которых одновременно отрицался многонациональный характер населения и культурное наследие страны. В этом отношении признание в качестве официального языка дари явилось большим успехом неафганских народов.

После реформы 1963-1965 гг. новыми конституционными нормами предусматривалось расширение полномочий парламента и гражданских прав населения, разрешалось создавать политические партии и общественные движения. Конституцией декларировалась свобода мысли и слова, а также право на создание политических партий, деятельность которых не противоречила положениям основного закона. В данной Конституции более широко были представлены гражданские права и обязанности. Сравнивая Конституцию 1964 года с ранее принятыми конституциями страны, можно отметить, что она была наиболее передовой и демократической конституцией.

В Конституции 1964 года провозглашалось, что все граждане страны равны, независимо от того, какая у них национальная, религиозная и политическая принадлежность. В то же время, несмотря на то, что основные свободы и права граждан были провозглашены во всех конституциях, приятых со времен Амануллы-хана, положение многих народов неафганского происхождения неизменно оставалось тяжелым в долгий исторический период. Главная причина состояла в том, что не были признаны права этнических групп, отсюда подобные декларации являлись пустой фразой, так как индивидуальные права не могут быть осуществлены без признания групповых прав.

При анализе политической активизации этнических групп после того, как была принята Конституция Афганистан 1964 года, можно отметить, что она способствовала выдвижению некоторых проблем, которые относились к национальному вопросу. Социальной основой этих движений являлся переход к капиталистическим отношениям, продолжавшийся во второй половине ХХ столетия.

Концепция национальной политики, которая законодательно закреплена Конституцией 1964 года и осуществлена в Афганистане в 60-е годы, безусловно, отвечала интересам правящих кругов страны. Суть данной политики была заключена в необходимости достичь национального единства, пропагандируя общность исторических судеб всех этносов страны, формальное равенство их перед законом, общность наследи культуры, ответственность всех народов за то, чтобы сохранить единую и неделимую территорию Афганистана.

На этот процесс большое воздействие оказывал фактор единства религиозной общности, объединяющей разнородное в идеологическом плане население. Это в свою очередь сдерживало в определенной степени рост национального самосознания народов. Многими исследователями в Афганистане признается, что, с точки зрения уровня поступательного развития страны, самим безрезультатным был период правления М. Дауда.

Смена монархического строя на республиканский многими рассматривается как переход к диктатуре. В политической жизни общества остановился процесс движения в сторону демократизации и участия разных слоев общества в управлении государством, которое осуществлялось не в рамках закона, а административно-командными методами. Данное положение было не только после переворота 1973 года, но и после того, как была принята Конституции 1977 года.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.007 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал