Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Модели обучения психотерапии




Разработано несколько типов моделей. Один тип представлен моделью «учитель—ученик», в к-рой учитель считается знающим и передает важные умения и навыки новичку. Приобретение умений и навыков имеет результатом накапливания обучающимся мастерства психотер. Др. тип представлен моделью «анализа случая болезни», в рамках к-рой уч-ся выступает скорее в роли подмастерья, старающегося подражать опытному клиницисту и представляющего ему результаты собственной работы на производственных совещаниях. Здесь также вес приобретенного опыта плюс соответствие требованиям формальной программы обучения имеет результатом приобретение новичком статуса квалифицированного молодого специалиста.

Третья модель является более коллегиальной по своей сути. Она относится к последним этапам программы подготовки, на к-рых устанавливаются менее формальные, коллегиальные отношения между обучающим и учащимся. Эта модель представляет континуальную ситуацию обучения, поскольку, простираясь за пределы формальной программы, дает возможность специалисту получать необходимые консультации в течение длительного времени.

Лишь недавно в обучении психотер. стали выделяться различные аспекты, такие как построение теорет. базы, профессиональная практика и различение потребности в научных исслед. Элементы системы О. п. — супервизоры, обучающиеся, отношения между ними, обстановка обучения, процесс обучения, модальности (видеозапись, группы) и модели подготовки — все это лишь начинает теорет. осмысляться и эмпирически исследоваться. В конечном итоге, исслед., в к-рых варьируются эти аспекты подготовки психотерапевтов, могут быть соотнесены с данными об эффективности оказываемой клиентам психотерап. помощи.

См. также Психотерапия, Супервизия психотерапии

А. К. Хесс

 

Обучение равными по статусу (peer tutoring)

 

Любое привлечение уч-ся для обучения или тренировки друг друга принято называть О. р. по с., несмотря на возможные возрастные различия, уч-ся в действительности не принадлежат к одной и той же группе равных по положению или возрасту людей.

Я. Коменский, чешский педагог XVI в., сделал наблюдение, к-рое яв-ся ныне широко признанным в отношении обучения равными: тот, кто обучает, научается большему в сравнении с тем, кого он обучает.

Обращение современных педагогов к О. р. по с. в большей степени связано с его эффективностью как метода обучения / учения, нежели с его потенциальной экономичностью. Результаты исслед. оказывают неизменную поддержку этому методу.

В своем обзоре исслед. Эллиот приводит следующие объяснения причин эффективности О. р. по с.:

— увеличивает процент времени, затрачиваемого на обучение в период классных занятий;



— предоставляет уч-ся больший объем обратной связи в отношении их результативности, и обеспечивает ее немедленно;

— увеличивает время, затрачиваемое на объяснения уч-ся, и уменьшает время, затрачиваемое на объяснения учителя;

— обучающиеся испытывают удовлетворение от повышающегося чувства собственной компетентности и личной значимости;

— обучающиеся получают возможность взглянуть на ситуацию обучения/учения с позиций учителя, что делает психол. климат в классе в большей степени направленным на сотрудничество и в меньшей степени подавляющим и авторитарным.

— обучающиеся способны выявлять проблемы, связанные с усвоением и адаптацией, к-рые оказались упущенными из вида учителем.

См. также Низкие учебные достижения, Теория обучения

Г. К. Линдгрен

 

Обучение релаксации (relaxation training)

 

В век сильных стрессов и тревожных реакций, возможно, трудно счесть релаксацию естественным состоянием организма. Это легче понять, если учесть, что стресс активирует симпатическую НС и вызывает реакции повышения частоты сердечных сокращений, подъема кровяного давления и учащения дыхания — т. н. синдром «нападения-или-бегства» (fight-or-flight syndrome). Такая реакция организма имела значение для выживания в ходе эволюции, но в наше время яв-ся менее адекватной, чем в доисторическую эпоху. Организм имеет естественную тенденцию возврата в нормальное состояние: парасимпатическая НС замедляет сердцебиение и дыхание, снижает давление крови. О. р. способствует парасимпатическому эффекту, препятствуя т. о. постоянному запуску и поддержанию возбуждения симпатической НС.



Релаксация, чрезвычайно полезная и эффективная сама по себе для снятия тревоги, вызванной стрессом совр. жизни, используется тж в качестве компонента различных др. моделей — гипноза, йоги и дзэн-буддизма, медитации, биолог. обратной связи, аутогенной тренировки и нек-рых методов психотер. Существует много систем релаксации, большинство из к-рых ведет свое происхождение от системы прогрессивной релаксации Джекобсона.

Прогрессивная релаксация начинается с расслабления одной группы мышц с переходом к др. группам. Клиент лежит в удобном положении на спине с закрытыми глазами, сначала напрягая, а затем расслабляя по одной группе мышц, фиксируя чувство напряжения и расслабления. После работы над одной группой мышц переходят к др. группам. Значительная длительность этого процесса вынудила мн. психотерапевтов изменить и сократить метод Джекобсона.

Чтобы быть эффективной, релаксация должна применяться там, где клиенты сталкиваются со стрессами своего рабочего времени. Они не могут всегда сидеть в спокойной комнате и закрывать глаза для того, чтобы расслабиться. При тренировке они сначала должны вообразить себе эти места, расслабляясь дома, а затем воспроизводить усвоенное дома состояние расслабления на рабочем месте. Т. о., обучение переносится на совладание с трудностями, испытываемыми в реальном мире.

Чтобы быть эффективной в повседневной жизни, релаксация должна быть достижима в течение достаточно короткого времени. В действительности требуется от десяти до тридцати минут для достижения состояния полной релаксации, но чел. должен быть способен расслабиться под действием трудового стресса в течение неск. с, в противном случае релаксация станет средством бегства от реальности, а не средством совладания со внешним стрессом. Сокращение времени, необходимого для расслабления, достигается практикой, в ходе к-рой приходится как можно полнее сознавать глубокое состояние расслабления, достигаемое дома утром и вечером, подмечать все его аспекты и затем переносить это глубокое состояние в ситуацию стресса в течение неск. с. Это непросто и требует долгих упражнений.

Кроме того, такая тренировка позволяет чел. в течение дня использовать для мини-релаксаций время ожиданий или поездок, к-рое в противном случае окажется относительно незанятым. Др. полезным приемом яв-ся дифференциальная релаксация. Нельзя расслабить все тело во время работы или иной деятельности, но можно расслабить те мышцы, к-рые непосредственно не заняты в данный момент. При ходьбе мы можем расслабить наши руки, а за рабочим столом можно расслабить ноги.

Релаксация показана не для каждого и не яв-ся панацеей от всех бед. О. р. более всего показано клиентам, острые реакции к-рых на стресс затрудняют им жизнь. Это клиенты, страдающие бессонницей, головной болью и нервным напряжением. Расслабление в определенных непереносимых ситуациях м. б. адекватной реакцией. Показанием м. б. самоутверждение или работа в направлении реалистичных изменений. Важно установить время регулярных занятий и заниматься релаксацией с хорошим настроением.

В большинстве программ О. р. после того, как клиент усвоил в достаточной степени навык как напряжения, так и расслабления мышц, необходимость в напряжении отпадает и на каждом занятии прямо приступают к релаксации. Др. признаком успешности обучения яв-ся способность переносить навыки, полученные в терапевтической ситуации, на стрессовые ситуации, испытываемые в реальной жизни.

См. также Аутогенная тренировка, Биологическая обратная связь, Гипнотерапия, Медитация

С. Мур

 

Общественная психология (community psychology)

 

Термин О. п. вошел в лексикон большинства психологов в 1965 г., после конференции, организованной в США с целью определить роль психологии в местном движении за общественную систему психич. здоровья. В итоговых материалах этой конференции содержался призыв к психологам активно включиться в решение проблем об-ва, приняв роль агента соц. перемен и «участника-концептуализатора». Термин «общественная система психического здоровья» (community mental health)относится к широкому спектру программ предоставления услуг в сфере психич. здоровья, и часто истолковывается расширительно — как национальная соц. политика, имеющая целью снижение распространенности психич. заболеваний. Эта цель здравоохранения требует эпидемиологического, а не клинического взгляда на психич. болезнь.

Корни движения за общественную систему психич. здоровья можно найти во многих ранних традициях американской психологии, а также в «движении психической гигиены», организованном в первой половине XX в. В соответствии с Законом об изучении психического здоровья (Mental Health Study Act), принятого Конгрессом США в 1955 г., была создана Объединенная комиссия по психическому здоровью и психическим болезням. В 1966 г. открылось Отделение общественной психологии в Американской психологической ассоциации.

Движущей силой общественной системы психич. здоровья и общественной психологии изначально являлось желание сделать общество открытым для контингента пациентов психиатрических клиник и расширить сферу услуг в области психич. здоровья, чтобы охватить все слои населения. С тех пор возобладала профилактическая позиция — избегать помещения людей в психиатрические больницы за счет усиления их соц. окружения; снижать негативное воздействие соц. институтов на жизнь конкретных людей; поощрять и развивать защитные силы и компетентность отдельных людей и коммун.

Осн. путь к общественной системе психич. здоровья предполагал критику традиционных клинических учреждений, к-рые часто пассивно ожидали одиночных клиентов, ищущих помощи психиатра, обычно сводившейся к курсу индивидуальной психотер., и к-рые изолировали людей в психиатрических клиниках, отрывая их от семьи, друзей, работы и др. источников соц. поддержки. Концепция общественной системы психич. здоровья подвергает сомнению эффективность таких учреждений и способность государства оказать помощь большему количеству нуждающихся в ней граждан. Взамен существующего положения, эта концепция предлагает соц. политику, направленную на предотвращение эмоционального дистресса.

Идея срочных превентивных мер послужила мостом для перехода к психол. исслед. соц. условий жизни и того, как они влияют на благополучие людей. Первоначально исслед. в области срочных превентивных мер сконцентрировались на группах населения с высоким риском психич. заболеваний и на поиске предрасполагающих к развитию болезни факторов. Позднее они переключились на изучение ситуаций и событий высокого риска, таких как переход из одной школы в другую, распад орг-ций, безработица, расизм, отсутствие в жилом районе условий для занятий спортом, организованного отдыха и поддерживания соц. контактов.

По мере того как общественная психология развивалась в перечисленных направлениях, центральное значение в ней стало придаваться психол. знаниям, к-рые могли бы быть полезными для соц. и государственной политики в таких областях, как воспитание детей, право, образование, гериатрия, соц. обеспечение и мн. др.

Концепции общества.Специалисты общественной системы психич. здоровья полагали, что осн. соц. проблемы, к-рые приходится решать людям в сложных жизненных ситуациях, требуют научить их приспосабливаться, приобретать новые навыки и адаптироваться к требованиям об-ва. Этот классический взгляд на услуги системы психич. здоровья предполагает, что об-во должно быть относительно стабильным как в настоящем, так и в будущем. Альтернатива этому ориентированному на стабильность взгляду была предложена общественными психологами. Несмотря на реальность индивидуальных проблем в приспособлении, предполагается, что соц. и общественные вмешательства должны происходить в контексте, допускающем изменение.

Стиль предоставления услуг.Специалисты в области психич. здоровья, в целом, допускали, что подходящий в данном случае способ вмешательства определяется отношением «врач—пациент». Даже те, кто отвергает применимость концепции болезни к челов. поведению, склонны принимать мед. стиль вмешательства, при к-ром высококвалифицированный или авторитетный специалист, обычно обладающий какой-либо ученой степенью (выше бакалавра), несет ответственность за диагноз и назначение лечения.

Альтернативный стиль вмешательства — ищущий стиль — был создан общественными психологами с целью предложить услуги или вмешательство в несколько иной обстановке, чем та, что сложилась в службах психич. здоровья. Такие услуги могут предоставляться разными людьми, как профессионалами, так и не профессионалами. Ищущий стиль дает возможность профессионалам попробовать себя в целом ряде новых ролей, напр., в роли консультантов тех, кто предоставляет непосредственные услуги: студентов колледжа, волонтеров, учителей или полицейских. Этот стиль вмешательства позволяет профессионалам оказывать помощь в создании новых видов соц. окружения, таких как подростковые центры или центры для стариков, сформированные по принципу соседства, что способствует орг-ции групп самопомощи. Кроме того, у профессионалов появляется возможность способствовать созданию альтернативных форм образования и программ экономического развития жилого района и улучшения жилищных и социально-культурных условий его населения.

Уровни анализа.Соц./общественная перспектива дает возможность представить себе соц. порядок как ряд последовательно усложняющихся уровней орг-ции. Каждый уровень служит одновременно предметом осмысления и точкой приложения вмешательства. Каждый уровень функционирует в соответствии с собственными переменными и концепциями, хотя имеет место и межуровневое взаимодействие. Для осмысления соц. порядка общественная психология использует концепции и принципы понимания индивидуумов, групп, орг-ции, соц. институтов, сообществ и об-в, а также внутриуровневых и межуровневых связей и влияний. Однако, по сравнению с др. областями психологии, О. п. придает большее значение соц. критике, к-рую можно рассматривать как уровень организационной, коммунальной и общественной политики.

Агенты распространения.Во-первых, благодаря пионерским работам таких людей, как М. Райач, Э. Позер, Р. Рифф и Ф. Райссман, Дж. Хольцберг, М. Бард, Э. Коуэн и др., 1960-е и 1970-е гг. принесли с собой признание ценности непрофессионалов в общественной системе психич. здоровья. Растущее одобрение их деятельности было обусловлено реалиями жизни: мн. люди, зарабатывающие себе на жизнь благодаря профессиям, не имеющим отношения к психиатрии, студенты, домохозяйки, пенсионеры, могут быть полезны другим, помогая им в решении жизненных проблем.

Вторым обстоятельством, способствующим признанию значения непрофессиональных сотрудников служб психич. здоровья, было осознание того, что некоторые профессии включают людей в такие ролевые отношения, к-рые позволяют им влиять на ход преодоления кризиса у большого количества людей. Такие помощники не яв-ся ни наемными работниками, ни волонтерами в системе охраны психич. здоровья. По-видимому, они часто даже не подозревают о том, что имеют к.-л. отношение к поддержанию психич. здоровья населения.

Третья линия поддержки не получивших профессиональной подготовки помощников связана с развитием групп самопомощи. Идеология движений общественной системы психич. здоровья и О. п. полностью согласуется с ростом легальности групп самопомощи. Во многих отношениях объединенные общей заботой люди служат идеалом устойчивой, ориентированной на превентивную стратегию системы психич. здоровья.

Дальнейшее расширение агентов распространения помощи связно с естественными системами поддержки. Эти системы представляют собой менее формальные, менее преднамеренные отношения, к-рые существуют между значимыми другими. Очевидная реальность, к-рую раньше, однако, не замечали, состоит в том, что семья, друзья, церковь, группы родственников, клубы и орг-ции создают челов. ткань в жизни людей, благодаря к-рой жизненные проблемы нередко фильтруются, разрешаются, осложняются или видоизменяются. Те, кто занимается здравоохранением, профилактикой или соц. политикой, подчеркивают, что большинство людей никогда не ищут профессиональных или формальных непрофессиональных услуг в сфере психич. здоровья, а решают свои жизненные проблемы в собственных естественных системах поддержки. Некоторые из этих систем, вероятно, яв-ся более эффективными, помогающими, другие — менее полезными. Признание естественных систем поддержки привело к пониманию того, что их изучение, возможно, даст профессиональным помощникам важную информ. о том, как протекает процесс оказания помощи.

См. также Кризисное вмешательство, Интеграция психически больных в обществе, Непрофессионалы в психиатрическом здравоохранении

Дж. Раппопорт

 

Общие системы (general systems)

 

Общая теория систем (general systems theory)пытается обнаружить модели, к-рые носили бы универсальный характер в отношении различных дисциплин. Если бы одну и ту же модель (или аналогию) можно было бы применить в металлургии, сельском хозяйстве, бизнесе и музыке, мы тем самым получили бы «общую систему». Мат. операции яв-ся наиболее очевидной из таких систем, однако существуют и другие, не менее важные модели. Чаще всего используемая модель представляет собой «открытую» систему в противоположность «закрытой». Каждую систему можно описать с т. зр. «открытости» и «закрытости», т. е. исходя из того, насколько она самодостаточна или насколько подвержена влияниям извне.

Теория научения признает ограниченный класс систем. Регулярно вознаграждающиеся формы поведения имеют тенденцию превращаться в устойчивую систему там, где определенный круг стимулов вызывает определенный круг реакций. Психология личности, напротив, придает системам большое значение. Многие исследователи личности полагают, что все поведение личности принадлежит к одной системе (за исключением «множественных личностей»). Стремление к «внутренней согласованности» яв-ся одной из самых ярких особенностей «личности». Теории черт используют более узкую концепцию системы, как и стимульно-реактивные теории.

Однако в психологии и в других дисциплинах находят широкое применение иные модели. Прекрасным примером тому служит гомеостаз. Являясь изначально физиолог. моделью, объясняющей реципрокные отношения между различными частями организма в поддержании «постоянства внутренней среды», гомеостаз впоследствии использовали для объяснения устойчивости личности — сохранения Я-образа. Но, вероятно, лучшей иллюстрацией О. с. в психологии яв-ся понятие стресса. Исслед. Г. Селье указали на определенное изменение в физиолог. структуре в результате биолог. стресса. Психол. стресс вызывает устойчивое изменение личности.

Стрессом яв-ся то, что коренным образом изменяет наблюдаемый паттерн. Следовательно, стресс яв-ся моделью, соответствующей данным наблюдений о некоем событии, за к-рым следует коренное изменение в поведении организма. Т. о., как личность, так и стресс, являются конструктами или системами.

О. с. нередко смешивают с «системами» и с «системным анализом», однако это различные понятия. Термин «система» применяют по отношению к модели, ограниченной пределами к.-л. одной дисциплины, напр. система коммуникации, административная система или государственная система. Она становится О. с. лишь в случае применимости к двум или более областям, а системный анализ в большей степени связан с анализом организации и функционирования специфических систем, нежели с разработкой общих описаний или построением обобщенных моделей.

Основоположником научного направления общих систем принято считать Людвига фон Берталанфи. Он рассматривал общую теорию систем как «науку о науке». А. Рапопорт, философ и математик, придал этой дисциплине строгий мат. характер.

Область О. с. в некоторых случаях слилась с кибернетикой. Этот термин, введенный математиком Н. Винером, охватывает область автоматических устройств, сервомеханизмов, термостатов и т. д. Кибернетика концентрируется на изучении проблем автоматического (или «программированного») управления.

К. Левин вводил свои психол. понятия, опираясь на разработанную им «теорию поля». Экологию можно рассматривать как биолог. теорию поля. В психологии почти все холистические или организменные теории обладают некоторыми из характеристик полей. Редукционизм (или элементаризм) в науке пренебрегает системами или целостностями. Общая теория систем имеет тенденцию к заигрыванию с элементаризмом и редукционизмом. Каждая сущность рассматривается как функционирующая в контексте, при этом возможно существование систем различного уровня. Системы могут быть организованы иерархически, где каждая включена в более охватывающую систему, и каждая содержит менее охватывающую. Одна и та же О. с. будет не обязательно применима на всех уровнях, но все они тем не менее яв-ся системами.

У общей теории систем было немало предшественников, однако два из них оказали на научную мысль особенное влияние: гештальт-психология и холизм, или подход с позиций эмерджентной эволюции. Было замечено, что многие «эмердженты» нельзя предсказать на основе их элементов. Эмердженты представляют собой нечто большее, нежели простую сумму частей. Холистический подход не уточняет то, чем именно эти эмердженты отличаются от своих элементов; он просто констатирует это отличие.

Гештальт-психологи сделали следующий шаг, предположив, что этим новым элементом является конфигурация или паттерн частей. Для гештальт-психологов (и большинства когнитивных психологов) конфигурация или паттерн событий яв-ся более важным, чем сами элементарные события. Элементарные события приобретают значение и смысл в результате их взаимосвязей. Общая теория систем избегает этого противопоставления (элементаризм против холизма) путем простого подчеркивания необходимости изучения системы, особенно когда ее можно сравнить с др. системами на др. уровнях.

См. также Теория поля, Теория систем, Теоретическая психология

У. Э. Грегори

 

Общий адаптационный синдром (general adaptation syndrome)

 

Ганс Селье предположил, что все люди обнаруживают одинаковую неспецифическую физиолог. реакцию на стресс. Он назвал всю совокупность этих реакций О. а. с. Согласно Селье, общие реакции организма похожи, что бы ни называли стрессом, хотя воздействие стресса может по-разному сказываться на различных органах, приводя в конечном итоге к их разрушению, и это избирательность зависит от индивидуального предрасположения. Он утверждает, что механизмом, лежащим в основе этого разрушения, является затяжное предельное повышение активности симпатической НС. Последовательность событий, развивающихся в ответ на продолжительный стресс, выглядит, по Селье, следующим образом: тревога, сопротивление, истощение и смерть.

На стадии тревоги активизируются все физиолог. реакции, связанные с максимизацией энергообразования, включая выделение эпинефрина (адреналина) корой надпочечников и адренокортикотропного гормона (АКТГ) передней долей гипофиза, что приводит к повышению уровня глюкозы в крови. Повышается тж частота дыхания и сердечных сокращений.

Если стресс продолжается, организм переходит в стадию сопротивления (резистентности) и выглядит вернувшимся в нормальное состояние. Напр., частота дыхания и сердечный ритм возвращаются к своим предстрессовым уровням. Однако повышенный уровень АКТГ сохраняется, способствуя поддержанию концентрации глюкозы в крови на высоком, но отрицательном, с т. зр. здоровья, уровне, увеличивающем уязвимость организма к инфекциям.

Селье утверждает, что если стресс продолжается и дальше, наступает стадия истощения, на к-рой начинают нарушаться соматические процессы. Железы не могут бесконечно поддерживать повышенный уровень секреции; запасы сырья, необходимого для выработки энергии, заканчиваются, и происходит истощение организма. Вслед за этим может наступить стадия смерти.

Селье наблюдал эту трехфазную реакцию на пролонгированный стресс — тревогу, сопротивление и истощение — у самых разных лабораторных животных. В какой мере понятие О. а. с. применимо к людям, нам еще предстоит определить.

См. также Надпочечники, Психофизиология, Симпатическая нервная система

Р. М. Стерн

 

Общий фактор интеллекта (general intelligence factor)

 

Гипотезу о существовании общего фактора всех когнитивных способностей выдвинул еще Ф. Гальтон, однако Ч. Э. Спирмен был первым, кто подверг эту гипотезу эмпирической проверке. Общий фактор, обозначенный Спирменом буквой g, был положен в основу созданной им двухфакторной теории, согласно к-рой любой психол. тест позволяет оценить лишь 2 фактора: фактор g, общий для всех тестов, и фактор s, специфический для каждого теста. Разработанный Спирменом метод факторного анализа сделал возможной точную оценку того, в какой степени каждый тест из батареи разнообразных тестов измеряет фактор g,общий для всех входящих в данную батарею тестов. Эта степень есть не что иное, как факторная нагрузка теста по общему фактору g, или просто его g-нагрузка; ее можно представить себе как корреляцию между показателями по конкретному тесту и фактором g, если бы гипотетический тест мог измерять только g и ничего больше. Предложенный Спирменом принцип «индифферентности индикатора» означал, что фактор g мог быть измерен бесконечным количеством всевозможных тестов, независимо от сенсорной модальности, специфического содержания знаний или особых навыков, требуемых для выполнения конкретного теста. Поскольку тесты, предполагающие выявление отношений и улавливание смысла понятий, умение рассуждать на абстрактном уровне и решать нестандартные задачи, имеют самые высокие нагрузки по фактору g и наиболее четко дифференцируют людей с предположительно высоким и низким интеллектом, фактор g стал практически синонимом общего интеллекта.

На уровне исслед. методами факторного анализа нет оснований сомневаться в существовании фактора g в области когнитивных способностей. Обнаружение сильно нагруженного фактора g — всего лишь следствие более общего явления: все когнитивные тесты, сколь бы разнообразными они ни были, демонстрируют положительные интеркорреляции в репрезентативных выборках из генеральной совокупности. Но столь же очевидно, что для объяснения всех этих интеркорреляций между тестами помимо фактора g необходимо использовать др. факторы. Эти дополнительные факторы, общие только для определенных групп тестов, получили название «групповые факторы».

Метод многофакторного анализа с вращением (преобразованием) факторов для приближения к критерию «простой структуры» наиболее ясно продемонстрировал существование групповых факторов, которые Терстоун назвал «первичные умственные способности». Считается установленным наличие следующих первичных факторов: логическое рассуждение, вербальное понимание, беглость речи, легкость числовых операций, пространственная визуализация, перцептивная скорость и ассоциативная память. Однако мат. сущность предложенной Терстоуном модели факторного анализа препятствовала выявлению фактора g, к-рый оказался замаскированным среди первичных факторов. Кажущееся исчезновение фактора g Спирмена в работах Терстоуна и его последователей породило немало теорет. споров, пока исследователи не пришли к выводу, что это мат. артефакт конкретного метода факторного анализа. Сам Терстоун в конце концов признал, что при вращении осей первичных факторов для получения наилучшего решения в соответствии с критерием простой структуры они становятся облическими (начинают коррелировать между собой), и факторный анализ интеркорреляций между первичными факторами дает фактор второго порядка, к-рый есть не что иное, как фактор g Спирмена. Этот тип иерархического факторного анализа, при к-ром g выявляется как фактор второго (высшего) порядка, стал в настоящее время наиболее предпочитаемым методом извлечения фактора g.

Оказалось, что невозможно разработать тесты, являющиеся чистыми факторными мерами первичных умственных способностей. Тесты первичных умственных способностей всегда существенно коррелируют между собой, что объясняется вкладом фактора g во все когнитивные тесты. Т. о., самые «чистые» тесты, к-рые только можно придумать, измеряют одну из первичных умственных способностей в сочетании с фактором g, причем фактор Спирмена обычно объясняет более значительную часть общей дисперсии (индивидуальных различий) тестовых показателей.

В настоящее время не существует общепринятой теории в отношении фундаментальной природы фактора g, и мы по-прежнему далеки от понимания механизмов мозга, к-рыми можно было бы объяснить фактор Спирмена.

Хотя фактор g не имеет пока удовлетворительного теорет. обоснования, он, без сомнения, служит сильнейшим источником индивидуальных различий в любой мало-мальски сложной познавательной деятельности, проявляясь в форме поведения, к-рое можно оценить с позиции объективного стандарта выполнения.

См. также Интеллект человека

А. Р. Дженсен

 

Объективная психология (objective psychology)

 

Термином «объективная психология» в его узком смысле обозначаются психол. воззрения И. М. Сеченова, И. П. Павлова и В. М. Бехтерева, пришедших в результате изучения рефлексов и обусловливания к объяснению психол. явлений, включ. высшие психич. процессы, как зависимых от конфигураций рефлексов в ЦНС и особенно — в головном мозге. Бехтерев сначала назвал свою работу О. п., а уж затем — «рефлексологией». В более широком смысле термин О. п. используется для обозначения таких психол. доктрин, для к-рых характерен скептический и натуралистический подход к явлениям, традиционно называемым сознательными или психич. В самом широком смысле термин О. п. — это психология, разделяющая взгляд на науку как на публичное, эмпирическое предприятие, основной принцип к-рого — научные исслед. должны проводиться таким образом, чтобы любой заинтересованный член научного сообщества мог воспроизвести его результаты. Расхожее употребление термина О. п. не связано ни с какой конкретной психол. системой, а указывает на общность представлений, присущих некоторым направлениям в психологии XX в. — преимущественно бихевиористским школам, но не только им.

Объективист считает само поведение достойным изучения, полагая, что психол. термины для обозначения внутренних состояний или условий воскрешают донаучное мышление.

Первоначально О. п. переплеталась с психологией животных, ассоцианизмом и эксперим. психологией. Эти традиции и объективистские традиции — не одно и то же, хотя многие их смешивают. Нередки и случаи расширения понятия О. п. и отождествление его с такими теорет. предпочтениями, как а) детерминизм и б) редукционизм (система взглядов, согласно к-рой психол. процессы «всего лишь» физиолог. события). Представители О. п. были и остаются детерминистами, но детерминистами являются и гештальтисты. Системы Скиннера и Кантора принадлежат к тем объективным направлениям, к-рые не сводят психол. события к физиолог., как это, по-видимому, делала российская школа О. п.

См. также Бихевиоризм, Теоретическая психология

Э. Б. Пратт

 

Объем памяти (memory span)

 

О. п. относится к максимальному числу несвязанных между собой объектов, к-рые можно удержать в памяти и повторить или осознать за один раз. О. п. относится не к продолжительности сохранения в памяти, но лишь к количеству материала, к-рое можно удерживать одновременно в сознании.

Измерение объема памяти.Метод оценки О. п. описан более века назад, и с тех пор использовались различные подходы к его измерению. Общепринятым методом определения О. п. яв-ся зачитывание вслух перечня пунктов чел., проходящему тестирование. Перечень может состоять из несвязанных между собой цифр, букв или слов. После завершения ряда чел. просят его повторить. Серии постепенно удлиняются до тех пор, пока тестируемый не терпит неудачу в этом задании.

Клиническая оценка.В ряде психометр. тестов меры О. п. используются для помощи в оценке и постановке диагноза. О. п. яв-ся одной из широкого множества взаимодействующих способностей, к-рые вносят свой вклад в общий уровень функционирования, измеряемый некоторыми тестами интеллекта. Шкала интеллекта Стэнфорд—Бине первоначально использовалась при оценке IQ удетей. На различных уровнях этого теста ребенка просили повторять цифры по порядку; предполагают, что с увеличением возраста дети способны повторять возрастающее число цифр. В 2,5 года от ребенка ожидают, что он сможет повторить две цифры, три цифры — в 3 года, четыре цифры — в 4,5 года, пять цифр — в 7 лет, и шесть цифр — в 10 лет. Нормальный О. п. взрослого составляет около семи цифр.

Тест «Повторение цифр» — это один из нескольких субтестов Векслеровских шкал интеллекта, к-рые могут способствовать оценке не только интеллектуального функционирования, но также некоторых характеристик личности. Тест «Повторение цифр» можно сочетать с др. мерами для оценивания степени отвлекаемости. Легко отвлекаемые люди испытывают затруднения с точным восприятием и кодированием. Кроме того, тест «Повторение цифр» требует не только точного припоминания и соблюдения последовательности цифр, но и их озвучивания. На выполнение этого теста, особенно когда обследуемого просят повторить цифры в обратном порядке, существенно влияют тревога или напряжение.

Тесты О. п. также используются в клинической оценке взрослых, страдающих от различных нарушений, таких как болезнь Альцгеймера. Хотя, по-видимому, и в процессе нормального старения возникают минимальные изменения объема памяти, люди, страдающие болезнью Альцгеймера, обнаруживают подобное ухудшение в значительной степени. Тест «Повторение цифр» яв-ся полезным инструментом в общей оценке недостаточной обучаемости, мозговых нарушений и задержки психич. развития.

О. п. в лаборатории.Лабораторное исслед. О. п. стало частью изучения моделей памяти как обработки информ. О. п. называют также кратковременной памятью, к-рая яв-ся этапом обработки информ. в направлении из сенсорной памяти через кратковременную память в долговременную память. Размер О. п. был основным вопросом важной статьи Миллера, озаглавленной «Магическое число семь: некоторые пределы нашей способности перерабатывать информацию». Т. зр., выраженная в этой статье, предзнаменовала появление когнитивной перспективы в психологии.

О. п. в повседневной жизни.О. п.играет главную роль в любой деятельности, для к-рой необходимо извлекать информ. из долговременной памяти. Когда это происходит, то в любой данный момент времени возможно воспроизвести примерно лишь такое количество единиц информ., к-рое можно удержать в кратковременной памяти. Более того, О. п. весьма важен для способности понимать речь (необходимо помнить начало предложения столь долго, чтобы понять смысл его окончания), делать записи, а также выполнять множество задач, начиная от набора телефонного номера до запоминания того, что ты ищешь на кухне.

Следует помнить, что ограничения, накладываемые кратковременной памятью, выполняют весьма полезную функцию. Представим себе на минуту, что можно помнить каждый телефонный номер, к-рый когда-либо был набран. Сумма информ. в конце концов станет просто подавляющей. Ограничивая информ., к-рая со временем находит себе пристанище в долговременной памяти, О. п. в действительности помогает уменьшить когнитивный беспорядок.

См. также Магическое число семь, Память, Повторение

Ф. М. Кодл

 

Ограниченная во времени психотерапия (time-limited psychotherapy)

 

Согласно оценкам потребности в получении психотерапевтической помощи, ежегодно нуждаются в получении соотв. помощи 10—15% населения США (20—30 млн чел.), обслужить к-рых существующей системе здравоохранения явно не под силу.

Сопоставление этой громадной потребности в помощи и ограниченных возможностей психотерапевтов, связанных с кадрами, заставляет разраб. краткосрочные модели лечения. Опыт учреждений, обслуживающих широкий контингент населения, свидетельствует о том, что обращающиеся за психотерапевтической помощью готовы пройти курс, не превышающий пять-шесть сеансов.

Нек-рые типы вмешательств, обычно обозначаемые как кризисные или поддерживающие, имеют целью помочь индивидууму оправиться от временного состояния, часто вызванного к.-л. травмирующим событием. Этот вид вмешательства почти всегда краткосрочный и направлен на то, чтобы помочь чел. вернуться к прежнему уровню функционирования. Изменение самого этого уровня не является целью. Используемые здесь виды краткосрочной и О. во в. п. относятся к видам лечения, цель к-рых — закрепление изменений в уровне эффективности и стиле функционирования индивидуума. Наиболее важным различием между краткосрочной и О. во в. п. является то, что в ходе последней так или иначе открыто устанавливается временной предел календарного времени, отводимого на проведение терапевтического курса, или количества сеансов терапии. Дж. Н. Бутчер и П. Л. Косс утверждают, что большинство практиков считают 25 сеансов верхней границей «краткосрочной» терапии.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.023 сек.)Пожаловаться на материал