Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Лекция 11. Когнитивная антропология




Задачи:

· рассмотреть предпосылки возникновения когнитивной антропологии

· выделить объект изучения когнитивной антропологии

· изучить понятие антропоцентризма

Когнитивная антропология возникла в середине 1950-х г. как результат изменения определения «культуры», наиболее важной концепции культурной антропологии. До этого времени определения культуры были прежде всего бихевиористскими – культура представлялась моделью поведения, действий или обычаев. Бихевиористские акценты ставились также в лингвистике и психологии. Представление о том, что в культуре присутствует когниция, повлияло одновременно на все три сферы – исследования культуры, лингвистику и психологию.

В 1957 г. УардГуднаф опубликовал статью, оказавшую большое влияние на определение культуры как системы знания. В этой статье говорилось, что культура общества состоит из всего того, что должно знать и во что должно верить для того, чтобы поступать приемлемым для ее членов образом, то есть культура есть «абстракция для поведения» — это представления, на которые ориентируются сами члены общества, когда планируют свои действия. Когнитивная антропология стала базироваться на этом определении, обозначив как цель изучение культурной «компетенции» (competence), абстрактной «теории культуры», хранящейся в головах ее представителей, а не конкретных «исполнений» (performance), в которых эта теория воплощалась. С этой точки зрения, чтобы ответить на вопрос, что представляет собой культура данного общества, надо перечислить все, что необходимо знать, чтобы существовать в нем.

В рамках, установленных Гуднафом, познание обычно состоит из правил, посредством которых каждый решает, где жить, как классифицировать своих родственников и т.п. Таким образом, как компьютер оперирует значениями программы, состоящей из системы правил, так и индивидов можно рассматривать как действующих посредством культурных программ. Хотя сам Гуднаф не принимает информационно-процессуальную терминологию, последняя оказалась более или менее широко распространенной. На эту «компьютерность» когнитивной антропологии обращает внимание Р. Д’Андрад: последняя, по его мнению, возникла как одно из направлений когнитивных наук, возникших в связи с изобретением компьютера, увлечения программированием, идеями искусственного интеллекта.

Однако «компьютерная» терминология, в связи с утратой упований на панацею информационной теории, постепенно ушла на задний план. Со временем «культура» стала определяться в когнитивной антропологии прежде всего как система знания — внутренняя концептуальная система, обосновывающая и управляющая реальным поведением и наблюдаемыми событиями, или как эксплицитно выражаемая публичная система значений (вторая концепция вылилась в символическую антропологию).



По словам этнопсихолога Светланы Лурье, сегодня имеется более десятка научных направлений, которые, используя ту или иную лексику и терминологию, ставят своей целью изучения «картины мира» или «менталитета». В частности, достаточно близкими друг другу по задачам являются, с точки зрения Лурье, психологическая антропология (этнопсихология) и когнитивная антропология. Как говорит Лурье, для этнопсихологии задача состоит в следующем: объяснить, как и почему формируется специфическое восприятие народом себя самого и внешнего мира и как это восприятие влияет на поступки и поведение людей. Целью когнитивной антропологии стало решение очень близкой задачи – изучение структуры картины мира; только, по словам Лурье, подходила она к этому вопросу совершенно с другого конца.

По определению Роберта Редфильда, одного из первых антропологов-когнитивистов, картина мира — это видение мироздания, характерное для того или иного народа, это представления членов общества о самих себе и о своих действиях, своей активности в мире. Но если концепция «национального характера» (этнопсихология) предполагает взгляд на культуру со стороны внешнего наблюдателя, то когнитивная антропология пытается посмотреть на картину мира изнутри, глазами носителя культуры, понять и описать мир людей других обществ в их собственных терминах, как они его воспринимают и переживают в опыте.

Объектом изучения когнитивной антропологии является система ментальной организации элементов культуры, а не сами по себе элементы культуры. При этом подразумевается, что у каждого народа система восприятия, мышления, поведения, эмоций — различна. Познание мира зависит от поступления «сигналов из окружающего мира», которые остаются для воспринимающего субъекта незначимыми, пока не подвергнутся в его мозгу процессу когниции (cognition). Суть его заключается в группировке воспринимаемых разнородных сигналов в классы на основе культурно-обусловленных признаков-сигнификаторов, которые получили название когнитивных категорий. Отсюда вытекает особое понимание культуры — как депозитария человеческих когнитивных категорий, через которые только и реализуется процесс познания, состоящий в осмыслении и ментальной организации реальности.



Ранние работы в когнитивной антропологии утверждали представление о культурном знании как парадигматически и таксономически организованном. По сути, главным объектом, на который была направлена исследовательская деятельность ранних антропологов-когнитивистов, являлись различные классификационные и таксономические системы, функционирующие в той или иной этнической культуре. Среди них чаще всего изучались системы терминов родства, цветовые таксономии, классификации животных, растений, продуктов питания, болезней и т. п. Примером плодотворного и широко известного анализа может послужить осуществленное в рамках когнитивной антропологии исследование цветовых категорий у разных народов, установившее определенные культурные универсалии в этой сфере. Выяснилось, что цветовые классификации могут включать в себя от двух до шести исходных категорий, причем каждый последующий элемент в цветовом ряду обусловлен наличием в категориальной системе предыдущего элемента: белый - черный - красный - желтый (или зеленый) - синий - коричневый.

В настоящее время основными понятиями когнитивной антропологии можно считать схемы, рамки, событийные сценарии.

Теория схем – это теория знаний, их репрезентаций и использования. Согласно теории схем, все знания упакованы в определенные структуры (элементы), которые и называются схемами. В дополнение к знаниям как таковым имеется еще и информация о том, как этими знаниями пользоваться. Схема – структура данных, репрезентирующая хранимые в «памяти культуры» общие понятия. Существуют схемы, репрезентирующие знания обо всех понятиях: объектах, ситуациях, событиях, последовательностях событий, действиях и их последовательностях. Антропологи-когнитивисты, использующие теорию схем, расставляют в ней разные акценты.

В подходе Р. Д’Андрада к теории схем наиболее важными являются следующие идеи: когнитивная схема связывает культуру и психологию человека; проникая в психику человека в процессе его социализации и инкультурации, когнитивная схема направляет действия человека. Когнитивная схема является бессознательным средством интерпретации событий, заставляя человека видеть внешний мир под определенным, культурно-детерминированным углом зрения и действовать в соответствии со своей культурно-детерминированной интерпретацией событий.

Основным вопросом, интересующим Уильяма Гадиланста, является социальнаякогниция. Он исследует, как социальная категоризация воздействует на социальные схемы, которые индивиды применяют в межгрупповых контактах. Социальная категоризация, считает Гадиланст, определяет личность, объект или событие как члена отдельной категории.

У Джанет Келлер «схема» предстает междисциплинарным понятием, которое может использоваться как в психологии, так и в антропологии, и при том понятием открытым, не вполне сформировавшимся, значения которого еще могут корректироваться и дополняться.

Как видим, понятие схемы в когнитивной антропологии методологически сходно с уже не раз упоминавшимися понятиями фрейма, сценария и т.д., используемыми как в когнитивной психологии и лингвистике, так и в искусственном интеллекте. Это объясняется значимостью центральной для всех этих направлений проблемы ментальной репрезентации опыта.

Антропоцентрическая парадигма

Развитие этой парадигмы было обусловлено осознанием того, что «язык, будучи человеческим установлением, не может быть понят и объяснен вне связи с его создателем и пользователем».

Истоки антропоцентрической парадигмы восходят к идеям В. фон Гумбольдта и Э. Бенвениста. Особую значимость имело гумбольдтовское понимание языка как «мира, лежащего между миром внешних явлений и внутренним миром человека» , как средства, «заложенного в самой природе человека и необходимого для развития его духовных сил и формирования мировоззрения». Именно В. фон Гумбольдт впервые отметил, что «человек становится человеком только через язык, в котором действуют творческие первосилы человека, его глубинные возможности. Язык есть единая духовная энергия народа». Э. Бенвенист одну из частей «Общей лингвистики» так и назвал – «Человек в языке» (1974). В своем труде он развивает мысль о том, что в мире существует только человек с языком, человек, говорящий с другим человеком, и язык, таким образом, принадлежит самому определению человека.

В отечественной лингвистике об антропоцентризме как основном принципе современной лингвистики заговорил Ю.С. Степанов, анализируя концепцию Э. Бенвениста: «Язык создан по мерке человека, и этот масштаб запечатлен в самой организации языка; в соответствии с ним язык и должен изучаться. Поэтому в своем главном стволе лингвистика всегда будет наукой о языке в человеке и о человеке в языке» .

Антропоцентризм осознается главным принципом современной лингвистики на рубеже XX–XXI вв. Окончательное изменение научной парадигмы происходит, по образному выражению В.Н. Телия, «благодаря смене статического воззрения на мир как на совокупность элементов, частиц и т. п. suigeneris, на рассмотрение мироздания как динамической системы, разворачивающихся вокруг человека "атомарных фактов", т. е. событий и явлений, поглотивших элементарные сущности, как предметные переменные вовнутрь».

Возникновение антропоцентрической парадигмы в языкознании было предопределено, поскольку сам язык антропоцентричен по своей сути: «человек запечатлел в языке свой физический облик, свои внутренние состояния, свои эмоции, свой интеллект, свое отношение к предметному и непредметному миру, природе… свои отношения к коллективу людей и другому человеку». Взгляд исследователя перемещается с объекта познания на субъект, анализируется человек в языке и язык в человеке. В центре внимания оказывается личность носителя языка. Новый подход учитывает роль человеческого фактора в языке, вместо опоры на форму появляется опора на содержание, не на механизм, лежащий в основе языка, а на его применение.

Сущность антропоцентризма как основного принципа лингвистических исследований заключается в том, что «научные объекты изучаются прежде всего по их роли для человека, по их назначению в его жизнедеятельности, по их функциям для развития человеческой личности и ее усовершенствования… человек становится точкой отсчета в анализе тех или иных явлений, он вовлечен в этот анализ, определяя его перспективы и конечные цели. Он знаменует…тенденцию поставить человека во главу угла во всех теоретических предпосылках научного исследования и обусловливает его специфический ракурс».

Проблемные вопросы:Каковы основные предпосылки становления когнитивной антропологии? Какие идеи являются наиболее важными в подходе Р. Д’Андрада к теории схем? В чем заключается сущность антропоцентризма?



mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.006 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал