Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Русская пляска Горецкого.




Появляются Мурзавецкий, Глафира, Мурзавецкая, Купавина не отрывает глаз от пляшущего Горецкого.

МУРЗАВЕЦКАЯ:Плясун – загляденье! Ну вот, я к тебе со всем двором.

 

КУПАВИНА:Милости просим!

 

МУРЗАВЕЦКАЯ:Да уж рада ты иль не рада, делать нечего – принимать надо. Вот (указывает на племянника) пристал.

 

МУРЗАВЕЦКИЙ:Ах, ма тант, лесе!

 

МУРЗАВЕЦКАЯ:Замолчи, пожалуйста! Разве я что дурное говорю. Ты всегда можешь к ней приехать и принять она тебя должна с честью: ты не баклуши бить, не лясы точить, ты за своим делом приехал кровным.

 

КУПАВИНА:С удовольствием. Сейчас на моем лугу гулянье будет. От чаю не откажетесь?

 

МУРЗАВЕЦКАЯ:Да, пожалуй.

 

КУПАВИНА:Тетя!

 

АНФУСА:Да я уж… давно… уж, гляди, готов…

 

МУРЗАВЕЦКАЯ:А вот эту девицу, Глафиру, извини, я к тебе гостить привезла.

 

КУПАВИНА:Очень вам благодарна.

 

МУРЗАВЕЦКАЯ:Думала, скучно одной, с Анфусой не много разговоришься, вот, мол, ей птицу-перепелицу, все-таки зубки почесать есть с кем.

 

КУПАВИНА:Извините меня! Я только покажу Глафире Алексеевне ее комнату. (Глафире) Пойдемте. (Уходят).

МУРЗАВЕЦКАЯ:Хороша усадьба-то?

 

МУРЗАВЕЦКИЙ:Манифик!

 

МУРЗАВЕЦКАЯ:Покоряй вдовье сердце, твоя будет!

 

МУРЗАВЕЦКИЙ:Десять слов!

 

МУРЗАВЕЦКАЯ:Что десять слов?

 

МУРЗАВЕЦКИЙ:Я больше с женщинами не говорю. Десять слов и довольно!

 

МУРЗАВЕЦКАЯ:Ну, хоть и не десять, только бы…

МУРЗАВЕЦИЙ:Нет, больше десяти слов нельзя, ма тант, опасно, черт возьми!

 

МУРЗАВЕЦКАЯ:Ну уж и опасно!

 

МУРЗАВЕЦКИЙ:В реки бросаются, что за приятность, пароль донер! (Уходит. Приходит Лыняев.)

ЛЫНЯЕВ:Ух, здравствуйте!

 

МУРЗАВЕЦКАЯ:Здравствуй, телепень! На что это похоже, как ты разбух?

 

ЛЫНЯЕВ:Сердце у меня доброе, душа чиста, вот и толстею.

 

МУРЗАВЕЦКАЯ:Ты мне вот что скажи: отчего ты людям не кажешься, ни у кого не бываешь?

 

ЛЫНЯЕВ:Боюсь.

 

МУРЗАВЕЦКАЯ:Да чего, скажи на милость?

 

ЛЫНЯЕВ:Женят.

МУРЗАВЕЦКАЯ:Вот страсть какая! Бобылем-то разве лучше жить?

 

ЛЫНЯЕВ:Кому не страшно, а я боюсь до смерти и уж где есть девицы, я в тот дом ни ногой.

 

МУРЗАВЕЦКАЯ:Как же ты ко мне ездишь? Мы обе девицы: и я и Глафира.

 

ЛЫНЯЕВ:Ведь у вас монастырь, кротость, смирение, тишина. (Уходит. Появляется Анфуса.)

МУРЗАВЕЦКАЯ:Часто у вас Лыняев бывает?

 

АНФУСА:Не то чтобы, а так уж… по соседству… известно уж…

 

МУРЗАВЕЦКАЯ:Любезничает с Евлампией-то?

 

АНФУСА:Да…уж… где уж… куда уж…



 

МУРЗАВЕЦКАЯ:Плохой ты сторож, да я тебе хорошего сторожа привезла.

Уходят. Появляются Купавина и Аполлон.

МУРЗАВЕЦКИЙ:Позвольте вам говорить откровенно.

 

КУПАВИНА:Сделайте одолжение.

 

МУРЗАВЕЦКИЙ: Вы не увидите меня на коленях перед собой. Нет уж. Это атанде. Я горд.

 

КУПАВИНА: Ах, очень рада.

 

МУРЗАВЕЦКИЙ:Но полюбить меня вы должны.

 

КУПАВИНА: Скажите, я и не знала.

 

МУРЗАВЕЦКИЙ: Но, знаете, какие обстоятельства, черт возьми. Родового не имею, благоприобретенного не приобрел.

 

КУПАВИНА: Если муж мой действительно был вам должен, вы получите.

 

МУРЗАВЕЦКИЙ:Ах, оставьте, лесе. Я совсем о другом… Ма тант, старая девка, она не понимает потребностей молодого человека и скупа, как…

 

КУПАВИНА: Я вам говорю, что вы получите.

МУРЗАВЕЦКИЙ: Вы опять за свое? Это скучно! Я иногда должен отказывать себе в самых необходимых удовольствиях. Ну, положим, табак. Имажине ву дворянин без табаку.

 

КУПАВИНА: Что же вам угодно?

 

МУРЗАВЕЦКИЙ: Апрезан келькшоз. Конечно, взаймы.

 

КУПАВИНА: Пять рублей довольно?

 

МУРЗАВЕЦКИЙ:Сет асе. Мерси, гран мерси! Через два дня пароль донер! (Убегает).

ЛЫНЯЕВ:(выходит) Что такое Мурзавецкие к вам пожаловали?

 

КУПАВИНА: Тысячу рублей получить.

 

ЛЫНЯЕВ: Зачем? С какой стати?

 

КУПАВИНА: На бедных, по приказанию покойного мужа.

 

ЛЫНЯЕВ: Никакого приказания не было, и быть не могло. Он терпеть не мг Мурзавецкой и всегда называл ее ханжой. Как вас обманывают-то! Ай-ай!

 

КУПАВИНА: Вот вы всегда так несправедливы к Меропе Давыдовне. Когда вы перестанете обижать эту почтенную женщину? Вот, посмотрите, письмо моего покойного мужа. (подает письмо)

ЛЫНЯЕВ: (рассматривает письмо) Нет, что хотите со мной делайте, а это подлог!

 

КУПАВИНА: Что вы, что вы, Михайло Борисович! Возможно ли это!

 

ЛЫНЯЕВ: Кто у нее эти штуки работает?

 

КУПАВИНА:Да перестаньте, мне дико слушать.

 

ЛЫНЯЕВ: Позвольте мне взять это письмо ненадолго.

 



КУПАВИНА: Возьмите, только не ссорьте меня с Меропой Давыдовной. Я поручила Чугуновой покончить ее дела с моим покойным мужем миром и уже подписала.

 

ЛЫНЯЕВ: Нет, я этого так не оставлю! Я разыщу этого писца!

 

Уходит. Появляется Глафира.

ГЛАФИРА: Это Михайло Борисович ушел?

 

КУПАВИНА: Верно до обеда ушел подремать в беседке. Ему лишь бы не двигаться, лежебоке. Наконец-то я заполучила вас к себе.

 

ГЛАФИРА: Я давно собиралась к вам; сельская природа так располагает к благочестивым размышлениям.

 

КУПАВИНА: Надеюсь, что у меня вы погостите подольше.

 

ГЛАФИРА: Очень благодарна, но я боюсь, что со мной соскучитесь: я плохая собеседница, я люблю уединение.

 

КУПАВИНА: Я слышала, что вы в Петербурге жили весело.

 

ГЛАФИРА: Ваша правда. Я тогда еще не понимала жизни, теперь я смотрю на вещи гораздо серьезнее, житейская суета не имеет для меня никакой цены.

 

КУПАВИНА: Но когда же вы успели так изменить свой образ мыслей?

 

ГЛАФИРА: Я молода еще, конечно, но под руководством такой женщины, которую почти можно назвать святой, я в короткое время успела сделать много для своей души.

 

КУПАВИНА: А вы кстати приехали.

 

ГЛАФИРА: Почему же?

 

КУПАВИНА: Мне нужно посоветоваться, а не с кем было. Вы мне не откажете?

 

ГЛАФИРА: Рада служить вам всем, чем могу. Откройте мне свою душу! Впрочем, не надо, я догадываюсь. Вы женщина светская, значит, легкомысленная, - вы влюблены?

 

КУПАВИНА: Вы почти угадали.

 

ГЛАФИРА: Мне вас жаль.

 

КУПАВИНА: Отчего же?

 

ГЛАФИРА: От того, что это грех.

 

КУПАВИНА: Небольшой, я думаю.

 

ГЛАФИРА: Ну, это, судя по человеку, которого вы любите. Богат он или беден?

 

КУПАВИНА: Беден.

ГЛАФИРА: Значит, он будет очень рад вашему богатству. Хорошо, что вы не навязываетесь со своей любовью к богатому человеку, может быть, он женился бы на бедной девушке и осчастливил ее. А то если и богатые женщины хватаются за богатых, то что ж нам-то, бедным девушкам, останется! Я ошиблась, сказавши «нам», мне ничего не нужно, я говорю вообще.

 

КУПАВИНА: Что же мне делать?

 

ГЛАФИРА: Если уж вы без любви жить не можете, так полюбите бедного человека, греха будет меньше. Его разлюбить легко, стоит только вглядеться в него хорошенько. Вы плохо хитрите, ваш секрет известен всем: вы любите Лыняева.

 

КУПАВИНА: Вы ошибаетесь.

 

ГЛАФИРА: (живо) Ошибаюсь? Вы говорите, что я ошибаюсь?

 

КУПАВИНА: Да, уверяю вас.

 

ГЛАФИРА: Так вы любите не его?

 

КУПАВИНА: Нет, с чего вам в голову пришло?

 

ГЛАФИРА: Говорите правду! Я вас умоляю, говорите правду!

 

КУПАВИНА: Да подумайте хорошенько! Ну что мне в нем?

 

ГЛАФИРА: Так извините меня, извините! Довольно играть комедию.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2017 год. (0.107 сек.)