Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 7. Искусственные драгоценности и хот-доги из опилок 4 страница




 

После звука колокольчика Луис вышел из своего левого угла, оценивающе взглянул на Шмелинга, словно мясник на кусок говядины, затем он беспощадно бил его в течение двух минут и девяти секунд так, что тот потерял сознание. Это было окончательное разочарование для белой расы, которое парализовало их своей жестокой неожиданностью.

 

С улицы Леммон я услышал радостные возгласы и ликование. Я подошел к окну на кухне… Люди двигались по переулку, радостно похлопывая друг друга по спине и ревя от восторга. Затем я увидел, как кто-то начал двигаться по переулку к территории белых, а остальная группа, охваченная желанием бросить вызов судьбе, пошла за ним огромной толпой...

 

Они шли там, маршируя прямо посередине улицы Ломбард, как будто это была их собственная улица...

 

Джо Луи придал им храбрости, чтобы отстаивать свое право на пользование проездом в общественном транспорте, и не было ни одного белого человека, который бы осмелился оспаривать это. Это была первая демонстрация в защиту гражданских прав, которую я когда-либо видел, и она была абсолютно спонтанной, вылившись из окончательности, с которой Джо Луис уничтожил теорию о превосходстве белых. Этот марш длился, может быть, пять минут, которые понадобились, чтобы вся толпа медленно прошла всю улицу. Затем они завернули за угол и вернулись обратно на переулок. Я думаю, что они чувствовали себя гораздо лучше, чем они чувствовали себя в течение долгого времени до этого».

 

Похоже ли это на победную жизнь во Христе? Нет! Это было одно из многих лиц победной хромоты.

 

Спустя пятьдесят лет после нокаута Луи в первом раунде, в Америке,все еще есть места, где быть чернокожим означает не красоту, а уродство. Сегодня вечером один из пяти человек в Соединенных Штатах ляжет спать голодным. Еще тридцать миллионов недоедают. Многие из них - преданные Богу христиане. Действительно ли это победная жизнь?

 

Когда наша социальная система вынудила чернокожих ездить только в задней части автобуса, заставила их учиться в лачугах, работать в туалетах, и запретила им ходить по нашим тротуарам и сидеть на наших церковных скамейках, выгнав их из гостиниц и ресторанов, кинотеатров и уборных, была ли это победная жизнь?

 

Большинство описаний победной жизни не соответствуют моей собственной реальности. Гипербола, раздутая риторика и грандиозные свидетельства создают впечатление того, что как только человек признает Иисуса Богом, его христианская жизнь становится пикником на зеленой лужайке: брак превращается в супружеское счастье, здоровье резко улучшается, прыщи исчезают, а неуспешная карьера вмиг начинает расти до невиданных доселе вершин. Провозглашается, что победная жизнь должна означать, что каждый в этой жизни – победитель. Привлекательная двадцатилетняя девушка принимает Иисуса Спасителем и становится Мисс Америкой. Адвокат, испытывающий серьезные трудности в работе, побеждает алкоголизм и становится более успешным адвокатом, чем Ф. Ли Бейли. Десятый раунд отбора заканчивается тем, что команда Грин Бэй Пэкерс выходит в Про Боул. Происходят чудеса, повсеместно каются люди, посещаемость церквей резко возрастает, разорванные отношения восстанавливаются, застенчивые люди становятся общительными, а команда Атланта Брэйвс выигрывает Мировую Серию. Идиллические описания победы в Иисусе чаще окрашены культурными и личными ожиданиями, чем Христом и евангелием оборванца.



 

Новый Завет изображает другую картину победной жизни … Иисус на Голгофе. Библейское изображение победной жизни больше похоже на победную хромоту. Иисус был победителем не потому, что Он никогда не вздрагивал, не возражал или не подвергал сомнению, а потому что, вздрагивая, возражая и подвергая сомнению, Он оставался верным.

 

Истинными учеников делают не видения, экстазы, умение толковать Писание или впечатляющие успехи в служении, а способность быть верным. Измученные ветрами неудач, потрепанные своими непослушными эмоциями и израненные отвержением и насмешками, истинные ученики могли спотыкаться и падать, делать ошибки и повторять их, попадать в рабство и уходить в далекую страну. Но все же, они всегда возвращались к Иисусу.

 

После того, как жизнь покрывает их лица морщинами, многие последователи Иисуса впервые начинают ощущать самих себя. Когда они скромно заявляют: "Я - все еще оборванец, но я изменился", они правы. «Когда умножился грех – стала преизобиловать благодать» (Римлянам 5:20).



 

Портрет Петра - скалы, которая оказалась грудой песка - громко говорит к каждому оборванцу в любом поколении. Ллойд Оджилви пишет: «Петр построил все отношения с Иисусом Христом на своей предполагаемой способности соответствовать требованиям. Вот почему он так тяжело переживал свое отречение от Господа. Его сила, преданность и верность были продуктом его стараний в процессе ученичества. Петр заблуждался, думая, что его отношения с Господом зависели от его последовательности в приобретении тех качеств характера, которые, по его мнению, должны были сыскать ему благосклонность в Божьих очах».

 

Многие из нас сталкиваются с той же самой проблемой. Мы присваиваем Господу свои собственные стандарты для принятия. Мы понимаем наши отношения с Ним как «услуга за услугу», т.е. что мы должны отдать в обмен на Его любовь. Он будет любить нас, если мы будем хорошими, нравственными и прилежными. Но мы все перевернули с ног на голову: мы пытаемся жить так, чтобы Он полюбил нас, вместо того, чтобы жить, зная, что Он уже нас любит».

 

Во время последней вечери Иисус повернулся к Петру и сказал ему: "истинно говорю тебе, что в эту ночь, прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня". Помните пустое хвастовство Петра? "Хотя бы надлежало мне и умереть с Тобою, не отрекусь от Тебя". Будучи полным уверенности, Петр полагался на свои собственные силы. Но сегодня эти слова являются хвалебной песнью Петру. Его восстановление в благодати было настолько похоже на настоящее перерождение, что его протест – это уже не пустое хвастовство, а пророчество неизменной Божьей истины. Потому что Петр скорее умрет, чем предаст своего Учителя, и он всегда будет помнить свое предательство как момент торжества благодати и побеждающей любви Христа.

 

Скрипач-виртуоз Пинхас Цукерман давал мастер-класс группе молодых музыкантов, которое съехались со всех концов света на музыкальный фестиваль в Аспене. Аудитория была заполнена их сверстниками, а также известными учителями и исполнителями. Атмосфера была наэлектризована. Цукерман давал дружеский совет каждому из талантливых исполнителей, детально обсуждал их игру и обязательно брал свою собственную скрипку, чтобы продемонстрировать тонкости техники и интерпретации.

 

Наконец настала очередь молодого музыканта, который выступил блестяще. Когда аплодисменты стихли, Цукерман похвалил музыканта, затем подошел к своей скрипке, осторожно взял ее, положил под подбородок, а затем, не говоря ни слова и не сыграв ни одной ноты, аккуратно положил ее обратно в футляр. В зале снова раздались оглушительные аплодисменты, но на этот раз они предназначались учителю, который сделал такой щедрый комплимент.

 

Какое бы будущее ждало Петра после того, как он три раза отрекся, если бы ему пришлось положиться на мое терпение, понимание и сострадание? Вместо того, чтобы пожать плечами, усмехнуться, ударить или проклясть, Иисус ответил ему самым утонченным и щедрым комплиментом, который только можно себе представить. Он назвал Петра лидером сообщества верующих и наделил его властью проповедовать Благую Весть в силе Духа.

 

Отречение хромающего Петра от Иисуса, как и большинство наших нравственных падений и отказов от благодати, было не смертельной неудачей, а возможностью для болезненного личного возрастания в преданности. Весьма реалистично предположить, что позднее Петр прославил Бога за ту служанку во дворе Каиафы, которая превратила его в хнычущего труса. Неудивительно, что, говоря об этом, Августин перефразировал слова апостола Павла: «Любящим Бога все содействует ко благу, даже грех».

 

В определенный момент нашей жизни мы были глубоко затронуты личной встречей с Иисусом Христом. Это было славное переживание, мгновение безмерного утешения. Нас охватили мир, радость, уверенность, любовь. Проще говоря, мы были охвачены Божьей любовью. В нашем разуме и сердце эхом отдавались благоговение и удивление. Мы были глубоко тронуты в течение нескольких часов, дней или недель, а затем возвратились к своим обычным занятиям повседневной жизни. Мы не вышли из строя.

Постепенно мы запутались в требованиях служения или карьеры и всех забот, которые нам предлагает наш занятой мир. Мы начали относиться к Иисусу как к старому другу из Бруклина, которого мы когда-то любили, но постепенно потеряли с ним связь. Конечно, это было ненамеренно. Мы просто позволили обстоятельствам разлучить нас. Во время нашего последнего визита в этот город у нас даже не возникло мысли позвонить ему. Мы стали заняты чем-то еще, несмотря на то, что это не было таким захватывающим и животворным. Вполне возможно, что мы больше никогда не полюбим никого так, как любили этого друга, но даже память о нем потускнела.

 

Присутствие Иисуса угасает из-за «агностицизма невнимательности» - когда мы перестаем дисциплинировать себя и начинаем слушать ненужные для нас новости, читать ненужные книги, вести пустые разговоры, небрежно молиться и поддаваться своим чувствам. Точно так же как недостаток внимательности подрывает любовь, доверие и общение в человеческих отношениях, так и невнимательность к Святому рвет ткань отношений с Богом. Как говорится в старой поговорке: «Нехоженая тропа зарастает сорняками». Однажды зеленевшее сердце превращается в опустошенный виноградник. Когда мы периодически отгораживаемся от Бога в своем сознании, смотря в другую сторону, к нашему сердцу прикасаются ледяные пальцы агностицизма. Христианские агностики не отрицают Божье существование; они проявляют свое неверие тем, что игнорируют святое присутствие Господа. Незначительность наших жизней – немое свидетельство изношенной меблировки наших душ.

 

И таким образом, наши дни становятся более тривиальными. "Мы пойманы в беспокойный лабиринт. Мы встаем по часам. Нас атакуют заголовки новостей, которые кажутся нам чересчур далекими и недостижимыми. Мы чувствуем себя винтиками в механических устройствах, которые приводят нас в движение. Нас постоянно испытывает движение машин, заставляя нас вычислять время и расстояние до секунды. Лифты, телефоны и разные технические устройства ведут нас через необходимые взаимоотношения с людьми, делая их искусственными и сводя их к минимуму. Наше общение перемежается с деловыми встречами и маленькими кризисами. В конце дня мы перематываем себя как пленку назад: движение машин, автоматизм, заголовки газет и так до тех пор, пока мы не заводим будильник на следующий день, чтобы он диктовал завтрашнее пробуждение. Рутина с тиканьем часов и отсчитыванием времени. Остается мало места, чтобы по-человечески и гуманно реагировать на события дня; мало времени, чтобы принять мудрость, новизну и обещания ее возможностей. Мы чувствуем, что наша жизнь сужается, ограничивая и подминая нас под себя».

 

Мы приспосабливаемся и успокаиваемся, живя жизнью удобного благочестия и хорошо откормленной добродетели. Наши слабые попытки молиться наполнены неестественными фразами, адресованными безразличному божеству. Даже время богослужения становится обыденным.

 

Этот писатель тоже часто живет, победно хромая. В разное время своего путешествия я пытался заполнить пустоту, которая часто приходит с Божьим присутствием, посредством разных вещей: написанием книг, проповедями, путешествиями, просмотром телевизора, мороженым, пустыми отношениями, спортом, музыкой, сном, алкоголем и т.д. Как говорит Энни Диллард: "Всегда есть огромное искушение слоняться без дела, понапрасну теряя время на ничего не значащие отношения, еду и путешествия на другой конец света». За время своего путешествия я выбирал рабство и потерял желание быть свободным. Я полюбил свое рабство и заключил себя в тюрьму желаний того, что я ненавидел. Я ожесточил свое сердце против истинной любви. Я перестал молиться и обратился в бегство от святой простоты своей жизни. В какой-то день, когда благодать настигла меня и я вернулся к молитве, я почти ожидал, что Иисус просит: «Ты кто?»

 

Ни одно из моих нравственных падений не стало для меня смертельным. Снова и снова радикальная благодать захватывала меня в глубинах моего существа, приводила меня к покаянию за свои падения и вела меня обратно к пятому шагу программы Анонимных Алкоголиков: «Признали перед Богом, перед собой и другим человеком истинную природу своих ошибок».

 

Прощение Бога – это бесплатное освобождение от вины. Как это ни парадоксально выглядит, осознание своей греховности становится возможностью для встречи с милосердной любовью Бога-искупителя. «На небесах более радости будет об одном грешнике кающемся…» (Лука 15:7). В своем разбитом состоянии, раскаивающийся блудный сын имел более близкие отношения со своим отцом, чем его безгрешный, самоправедный брат…

 

Когда Иисус простил грехи парализованного, некоторые книжники подумали про себя: «кто может прощать грехи, кроме одного Бога? (Марк 2:7). Как близки они были к истине в своей слепоте! Только Бог может прощать грехи. Наши неуклюжие человеческие попытки прощать часто создают больше проблем, чем решают. С невыносимой щедростью мы сокрушаем и унижаем грешника своей снисходительностью. Может быть, он и чувствует себя прощенным, но он совершенно лишен уверенности, утешения и поддержки. Только Бог знает, как простить, а также дать и все остальное. В действительности, отец блудного сына сказал: «Тише, сынок. Мне необязательно знать, где ты был и чем занимался».

 

Евангелие благодати провозглашает: прощение предшествует раскаянию. Грешник принят прежде, чем он будет умолять о милосердии. Оно уже даровано. Ему остается только принять его. Полная амнистия. Бесплатное прощение. "Только Бог мог сделать прощение чем-то великолепным. Он так рад освободить нас, что те, кто подарили Ему такую радость, ощущают себя не как непослушные, назойливые вредители, а как избалованные дети, которых понимают и утешают, и которые угодны и полезны для Него. У них все гораздо лучше, чем они думали. Они могли бы воскликнуть: «О, счастливая ошибка!». Если бы мы не были грешниками и не нуждались в прощении больше, чем в хлебе, мы бы никогда не узнали, как глубока Божья любовь».

 

Когда блудный сын хромал домой после своего долгого разгула и блужданий, пьянства и распутства, его мотивы были в лучшем случае смешанными. Он сказал себе: "сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода!». Его желудок не сводило от раскаяния из-за того, что он разбил сердце Отца. Он брел домой, чтобы просто выжить. Его пребывание в далекой стране сделало его банкротом. Дни вина и роз оставили его ошеломленным и разочарованным. Вино прокисло, а розы увяли. Его декларация независимости пожала неожиданный урожай: не свободу, радость, и новую жизнь, а неволю, мрак и близкое столкновение со смертью. Его ненадежные друзья бросили его, когда копилка опустела. Разочаровавшись в жизни, транжир направился домой. Не от сильного желания увидеть отца, а просто, чтобы остаться в живых.

 

Для меня самый трогательный стих во всей Библии – это ответ отца: «И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его». Меня поражает, что отец не подверг сына перекрестному допросу, не стал его запугивать, читать ему лекции о неблагодарности или настаивать на каких-либо высоких побуждениях. Он так обрадовался, увидев своего сына, что отбросил все каноны благоразумия и родительской рассудительности и просто принял его домой. Отец принял его обратно таким, каким он был.

 

Какое слово поддержки, ободрения и утешения! Нам не обязательно исследовать мотивы своего сердца и анализировать свои намерения прежде, чем мы вернемся домой. Авва просто хочет, чтобы мы вернулись. Нам не нужно сидеть в таверне до тех пор, пока мы не обретем чистоту сердца. Нам не нужно глубоко скорбеть или сокрушаться от раскаяния. Нам не нужно становиться совершенными или даже хорошими, прежде чем Бог нас примет. Нам не нужно упиваться своей виной, стыдом и самоосуждением. Даже если мы все еще испытываем тайную ностальгию по далекой стране, Авва падает нам на шею и целует нас.

 

Даже если мы вернемся только потому, что не справляемся с жизнью в одиночку, Бог с радостью примет нас. Он не будет требовать от нас объяснений по поводу нашего внезапного появления. Он рад тому, что мы вернулись, и Он хочет дать нам то, в чем мы нуждаемся.

 

Генри Нувен пишет: "Своим мысленным взором я вижу картину Рембрандта «Возвращение блудного сына». Старый отец с потухшим вздором прижимает вернувшегося сына к груди с безусловной любовью. Обе его руки, одна сильная и мужественная, а другая нежная и женственная, покоятся на плечах сына. Он не смотрит на своего сына, но чувствует его молодое, усталое тело и позволяет ему отдохнуть в своих объятиях. Его большая красная накидка похожа на крылья матери-птицы, закрывающей своего хрупкого птенца. Кажется, что он думает только об одном: он вернулся домой и я так рад, что он снова со мной.

 

Так зачем откладывать? Бог стоит с распростертыми объятьями, ожидая, чтобы заключить меня в них. Он не будет задавать никаких вопросов о моем прошлом. Все, чего Он хочет – это чтобы я вернулся к Нему».

 

Притча о блудном сыне – это один из многих портретов верности. Она также является земным и честным изображением победной хромоты.

 

В фильме «Человек на все времена», получившем премию Оскар в 1966 году, рассказывается история о верности человека себе и Христу любой ценой. Томас Мор, канцлер Англии, был заключен в тюрьму в Лондонский Тауэр за отказ повиноваться королю. К нему в тюрьму приходит его дочь Мэг, которая умоляет его передумать и спасти свою жизнь. Мор объясняет ей, что если он даст клятву верности королю Генриху VIII, то он тем самым пойдет на компромисс со своей совестью и предаст Иисуса.

 

Она говорит ему, что его вины нет в том, что государство на три четверти прогнило, и что если он хочет страдать за него, то делает себя героем. Ее отец отвечает: «Мэг, если бы мы жили в государстве, в котором добродетель приносила бы доход, здравый смысл подсказывал бы нам, что лучше быть хорошими, а жадность сделала бы из нас почти что святых. И мы бы жили как звери или ангелы в счастливой стране, которой не нужны герои. Но пока мы видим, что жадность, гнев, зависть, гордость, лень, похоть и глупость обычно больше ценятся, чем смирение, целомудрие, стойкость, справедливость и разум, и нам приходится делать выбор, чтобы оставаться людьми, то тогда, возможно, стоит занять твердую позицию, даже рискуя стать героями».

 

В 1535 году Мор радостно пошел на плаху, радуясь своей свободе, как христианин. Он кратко помолился о Божьей милости, обнял своего палача, который просил его прощения, исповедал свою веру во Христа и призвал всех находящихся молиться за короля, говоря, что он умирает «добрым слугой короля, но прежде всего Бога». И напоследок он пошутил о своей бороде, которую он разместил на плахе так, чтобы ее не отрезали, так как она, по крайней мере, точно не совершила никакую государственную измену.

 

Томас Мор, светский человек в светской одежде, живший в светском городе и обремененный семьей, имуществом и обязанностями общественной жизни, был верен. Не потому, что он не совершал ошибок и грехов; они у него были, как и у каждого из нас, и он часто исповедовался в них перед своей смертью. Но со всеми своими слабостями и недостатками он сделал радикальный выбор быть верным себе и Христу в высшем испытании мученичеством.

 

В 1929 году Г.К. Честертон предсказал: "Сэр Томас Мор более важен в этот момент истории, чем в любой другой, с момента его смерти. Но он будет оказывать еще большее влияние через сто лет». Его жизнь стала заявлением, которое преодолело границы времени, что в этом мире можно жить трезво, честно, нефанатично, без напускной религиозности, серьезно, и в то же время радостно: верным. Каково послание жизни этого человека? Делайте радикальный выбор веры, несмотря на свою греховность, и оставайтесь верным этому выбору в своей повседневной жизни, посвященной Господу Христу и Его Царству.

 

Зрелые христиане, которых я встречал на своем жизненном пути, совершали ошибки, но они научились жить благодатью, несмотря на свои ошибки. Верность требует от нас смелости поставить все на Иисуса, желания продолжать расти и готовности рисковать и терпеть неудачу в жизни. Что же это конкретно означает?

 

Что значит поставить все на Иисуса? Евангелие оборванца говорит, что мы не можем проиграть, потому что нам нечего терять. Верность Иисусу подразумевает, что мы стоим с Ним, несмотря на все наши грехи, шрамы и неудачи; что мы сотворены и сформированы Его Словом; что мы признаем тот факт, что аборт и ядерное оружие – это две стороны одной и той же монеты, отчеканенной в аду; что мы стоим перед Князем Мира и отказываемся поклоняться идолу национальной безопасности; что мы являемся Божьими людьми, несущими жизнь, а не смерть; что мы живем под сенью креста, а не знаком ядерной бомбы.

 

 

Что значит желание продолжать расти? Неверность – это отказ расти, отвержение благодати (бездействующая благодать – это иллюзия) и отказ быть самим собой. Очень давно я прочел молитву, написанную покойным генералом Дугласом Макартуром: "Молодость – это не период в жизни. Это состояние ума, изъявление воли, качество воображения, победа смелости над робостью и стремления к приключениям над любовью к комфорту. Человек не становится старше, когда он оставляет свои идеалы. Годы могут покрыть его кожу морщинами, но отказ от своих идеалов покрывает морщинами его душу. Озабоченность, страхи, сомнения и отчаяние – это враги, которые медленно пригибают нас к земле и обращают нас в прах еще до смерти. Вы будете молоды до тех пор, пока вы открыты прекрасному, доброму и великому; пока вы восприимчивы к тому, что вам хотят сказать другие люди о природе и о Боге. Если когда-нибудь вы станете озлобленным, пессимистичным и вас будет терзать отчаяние, пусть Господь помилует вашу душу».

 

Что значит готовность рискнуть и потерпеть неудачу? Многих из нас преследует то, что мы не смогли совершить задуманное. Несоответствие между нашим идеальным «я» и нашим настоящим «я», мрачное привидение прошлых ошибок, осознание, что я не претворяю в жизнь то, во что я верю, постоянное давление соответствовать чьим-то требованиям и ностальгия по утерянной невиновности, укрепляет в нас непрестанное чувство вины за свою жизнь, что я потерпел полную неудачу. Это крест, который мы никак не ожидали. Именно его нам тяжелее всего нести.

 

Однажды утром на молитве я услышал это слово: «Маленький брат, Я видел Петра, который заявил, что не знает Меня. Я видел Иакова, который хотел получить власть в награду за служение в Божьем царстве. Я видел Филиппа, который не увидел во Мне Отца, и множество других учеников, которые были убеждены, что со Мной было все покончено на кресте. В Новом Завете есть множество примеров мужчин и женщин, которые хорошо начали, но затем упали на пути».

 

«Но все же Пасхальным вечером Я явился Петру. Иакова помнят не за его амбиции, а за то, что он отдал за Меня свою жизнь. Филипп увидел во Мне Отца, когда Я показал ему путь. А отчаявшиеся ученики узнали Меня, когда Я преломил с ними хлеб в конце их пути в Эммаус. Вот, что Я хочу сказать тебе, маленький брат: Я ОЖИДАЮ ОТ ТЕБЯ БОЛЬШЕ ПРОВАЛОВ, ЧЕМ ТЫ ОЖИДАЕШЬ ОТ САМОГО СЕБЯ».

 

Оборванец, который рассматривает свою жизнь как путешествие и рискует потерпеть неудачу, лучше понимает верность, чем робкий человек, который прячется за закон и так никогда и не узнаёт, кто он такой на самом деле. Уинстон Черчилль хорошо сказал об этом: «Успех— не вечен, провал — не навсегда: значение имеет лишь мужество».

 

Джо Макгилл, друг моей жены Рослин, однажды вечером молился над отрывком из Евангелия от Иоанна: «В начале было Слово и Слово было у Бога и Слово было Бог… Слово стало плотию и обитало с нами…» (Иоанн 1:1,14). В яркой темноте веры он услышал, как Иисус сказал: «Да, Слово стало плотью. Я принял осознанное решение войти в твой сломанный мир и хромать по жизни вместе с тобой».

 

В последний день, когда мы придем к Большому Дому на Небесах, многие из нас будут нести на себе раны, ушибы, синяки и прихрамывать. Но по милости Бога и Христа в окне этого дома будет гореть свет, а на двери будет висеть табличка: «Добро пожаловать домой».

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.013 сек.)Пожаловаться на материал