Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Судьба и свобода




— В чем вы видите свободу человека? Человек свободен, или это лишь иллюзия ?

Это зависит от того, под каким углом зрения мы рассмат­риваем свободу. С точки зрения собственной совести я зачастую могу решиться на что-то или против чего-то. У меня есть опре­деленный взгляд, пусть и ограниченный. С точки зрения родо­вой неосознаваемой совести я совершенно несвободен, если толь­ко я не научился понимать ее законы. Законы родовой совести выявляются в процессе семейных расстановок. Семейная расста­новка — это такой метод, при котором другие люди, замещаю­щие членов одной семьи, расставляются в пространстве по отно­шению друг к другу. Внезапно заместители начинают чувство­вать то же, что реальные лица, хотя и не знакомы с ними. Суще­ствует знание, которое может передаваться не только посредством простой передачи. В ходе семейной расстановки можно, напри­мер, увидеть, что кто-то замещает другого человека, не подозре­вая об этом. С помощью этого метода можно обосновать поряд­ки, которым следует родовая неосознаваемая совесть.

На протяжении длительного времени в психотерапии суще­ствовало предположение, что личные переживания, например фру­страция, могут настолько сковать человека на личностном уров­не, ограничить настолько, что это становится его судьбой. Но вы объясняете это иначе. Как соотносятся эти обе точки зрения?

Мы, конечно, зависим от наших переживаний. Однако представление о том, что мы становимся от этого несвободны­ми, не выдерживает критики. Есть люди с очень тяжелыми судьбами, которые тем не менее смогли преодолеть их, черпая силу из произошедшего; другие, не испытавшие ничего такого, не смогли этого.

Некоторые, напротив, пережив что-то, упрекают виновных или предъявляют к ним претензии. Они считают себя жертвами. Но жертва в таком смысле не способна к действию. Такая пози­ция становится для них судьбой, но не в смысле судьбы, прихо­дящей извне, а в смысле избранной ими же позиции жертвы.

Для того чтобы черпать силу из семейной системы и изме­нить к лучшему свою судьбу, человек сначала должен узнать, что действует на семейную систему?

Сначала он должен это узнать.

Иначе освободиться невозможно?

Возвращаясь к судьбе, связанной с системным переплете­нием: спросите себя, принимая на себя чужую судьбу под вли­янием родовой совести, не черпает ли человек из этого факта величие? Существует широко распространенное представление, что мы заслужили свое счастье, что, если жизнь идет так, как нам этого хочется, мы имеем право на хорошую жизнь. Это поверхностное представление.

Человеческое величие заключается в другом. Оно состоит в преодолении трудной судьбы. Рассматривать судьбы, сложив­шиеся под влиянием родовой неосознаваемой совести, только в негативном смысле для меня неприемлемо. Слишком содер­жателен результат. Иначе не было бы великих и трагических судеб, вынуждающих нас воспринимать жизнь иначе, чем нам этого хотелось бы.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.006 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал