Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Четверг




 

 

09.20

– Палыч, привет!

– О, Лёва, заходи! Как раз о тебе вспоминал.

– Матом?

– С чего бы? Скорее добрым словом… Тот материал, что ты мне на анализ прислал… короче, оч-чень любопытный экземпляр. Это одного из твоих психов?

– А что такое?

– Да вот, хотел бы лично на него взглянуть…

– Палыч, что за дурацкая просьба?! Ты же генетик, нахрена тебе воочию объект исследования?! Смотри в свой микроскоп… или как ты там работаешь?!

– Лёва, ты чего на взводе?

– Да вот этот самый «объект исследования» по фамилии Милеев загадками своими уже достал – тут непонятно, там странно… Вот ещё и у тебя очередной сюрприз… Ты тока не смейся, Палыч, но он мне уже сниться… из головы его выбросить не могу!

– Ты серьёзно?! А сон расскажешь?

– А ну к чёрту!

– Лёва, рассказывай… Я тебе пока чайку заварю – с бергамотом, как ты любишь. Мне же тоже интересно, какие сны психиатрам снятся.

– Очень смешно, обхохочешься… Две сахара.

– Да знаю я… Держи…

– Угу… спасибо.

– А теперь рассказывай давай. Не томи.

– В общем, всех подробностей не помню. Помню какой-то большой такой, длинный ангар, что-то вроде завода… на протяжении которого расположены такие… м-м… что-то вроде конвейеров, только подвесные – метрах в трёх-четырёх над землёй, к «г-образным» балкам канат прикреплён… от которого вниз отходят тысячи небольших четырёхпалых зажимов, в каждом из которых накрепко зажата голова марионетки в человеческий рост… Только представь, десятки таких длинных рядов, заполненные висящими куклами…

– Жуть!

– Вот… И куклы эти совершенно безликие – просто обработанные в форме человека деревяхи. Локтевые сгибы, колени, туловище, шея – всё это есть, и каждый раз, когда конвейер начинает двигаться, чтобы в следующий миг вновь остановиться, они дёргаются, словно висельники на ветру… тела их болтаются, подвешенные за голову к щупам… Я стою, завороженно глядя на этот страшный завод, и вдруг понимаю, что все они живые!

– Живые?!

– Да, просто неподвижно ждут…

– Чего?

– Палыч, ну подумай сам! Конечно же, своей очереди! Ждут, когда придёт их очередь оказаться внутри здоровенной чёрной коробки, возвышающейся в самом центре ангара. Ведь именно туда и направлены все эти ряды марионеток.

– А что внутри той коробки ты, конечно же, не помнишь?

– Очень даже помню… Помню, как приближаюсь к ней, а в стене дверь, словно созданная специально для меня, чтоб я войти мог. На двери золотая табличка с надписью «Специальная Канцелярия Господа Бога»… сокращённо СпецКГБ…

– Ты серьёзно?

– Сам ведь просил рассказать!

– Всё-всё… извини. Ты заходишь в дверь и-и-и…



– И вижу такую картину. В полу огромная дыра, похожая на колодец… а надо мной торчат концы сотен конвейеров, с марионетками. Из потолка торчат щупальца, как роботы на заводах… которые ввинчивают в кукольную грудную клетку золотые шурупы…

– Щика-а-арно…

– Да… и я прямо во сне понимаю, что эти шурупы что-то вроде флэш-карты – носитель информации. Получается, что марионетки – это безликие роботы, а в золотом гвозде находится жизненно важная информация, что-то вроде программного обеспечения: внешние данные, рост, вес, характер… И у всех эти параметры разные, ни в одном золотом гвозде нет повторяющихся данных… так как и задания у роботов разные.

– А что потом?

– Когда шуруп вкручен в грудь, конвейерные держатели, сжимающие голову, раздвигаются, и марионетки падают в ту самую огромную дыру в земле…

– Ого!

– Это ещё не всё… Я решил глянуть в колодец – ведь интересно же, что там происходит. И оказывается, внизу на разных уровнях из стены колодца выходят парапеты, на которых стоят яркие люди, огромные такие… настоящие гиганты…

– Ангелы что ли?

– Ну, что-то вроде ангелов. Я их насчитал шестнадцать. Так вот, они ловят одной рукой падающих кукол, а другой, свободной, со всей дури наотмашь бьют по лицу… В этот самый момент удара, словно бы программа с золотого гвоздя загружается, и безликая марионетка приобретает конкретные очертания – появляются глаза, нос, рот… Короче, пустое тело становится похожим на живого человека, а не на куклу. Они сразу шевелиться начинают, дышать, моргать… Тогда ангелы разжимают ладони, и уже живой полноценный человек продолжает своё падение в кромешную тьму…

– И всё?!

– Нет… Затем я покидаю СпецКГБ и выхожу обратно в цех. Я хочу рассмотреть кукол поближе. Когда приближаюсь к одному из конвейеров, вдруг понимаю, что хотя у кукол и нет глаз, но они все до единой уставились на меня. Но я продолжаю приближаться, а одна из кукол… представляешь!.. поднимает руки и начинает их ко мне тянуть! В этот самый момент четырёхпалый держатель разжимается и кукла падает…

– И?!

– И теперь всё… Дальше какая-то белиберда началась, которую не помню…

– Да уж, нехилые сны!



– И не говори, Палыч. Врагу не пожелаешь.

– Надо было мне не в биологию подаваться, а в психиатрию… И на телевизор тогда можно не разоряться.

– Шутишь?

– Шучу… хе-хе… Тока, Лёва, я не совсем понял, при чём тут твой пациент?

– А при том, что во сне я был уверен – та марионетка, проявившая ко мне особый интерес, именно он. Ну это так, между прочим… Теперь-ка, Палыч, ты мне лучше расскажи, что у тебя за странности с материалом Милеева?

– О-о… мой друг! Странности не хуже твоего сна. Когда я рассматривал и пристально изучал ДНК-код этого самого твоего Милеева, у меня глаза чуть на лоб не вылезли…

– Впервые ДНК альбиноса увидел… хе-хе… Как там, мутация гена такого-то на хромосоме одиннадцать?

– Да не в этом же дело! По сравнению с остальным его альбинизм – просто ерунда!

– Палыч, ты будешь нормально говорить или мне опять из тебя по слову вытаскивать?!

– Блин, Лёва, как бы тебе объяснить подоступней… Ты вообще представляешь, как выглядит генная цепочка человека?

– Я хоть и психиатр, но не совсем идиёт… даже школьный курс биологии вспомнить могу.

– Кстати, эта длинная полимерная молекула – и есть главная причина, из-за которой я поступил на биофак. Представь только, в этой спирали находится вся наша сущность – цвет глаз, волос, рост, болезни, характер и вкусы… Ты осознаёшь всё её величие? Понимаешь ли ты, что в этой переплетающейся цепочке закодированы МЫ? Если человек разгадает все гены, то проникнет в святая святых и даже сможет познать свою истинную, глубинную сущность…

– Палыч, ты увлёкся… Как это к пациенту относится?

– А напрямую! Я впервые встретил настолько… пустое ДНК человека!

– Что это значит?

– А это значит, дорогой Лёва, что у твоего Милеева активны лишь гены, отвечающие за формирование тела, внутренних и внешних органов, систем – и всё!!! Нет, ты не можешь этого понять! То есть на молекулярном уровне у него не записана информация ни о внешности, как таковой… ни генов агрессии или уравновешенности, то есть характера у него тоже словно бы и нет… Ни особых склонностей и талантов – тоже пусто! Генов противостояния болезням – ни-хре-на! Понимаешь?! Всё, что мог, я перерыл – его цепочка почти пуста! Я вообще удивлён, как он ещё живёт… Или он «растение», а? Ну, признайся, к кровати прикован?

– Ходит и разговаривает.

– Вот! Вот именно поэтому я и хочу посмотреть на этого урода лично… Из-за него несколько раз приходилось кодировку переделывать – думал, аппарат накрылся.

– Слушай, Палыч… у него в истории написан «Глазно-кожный альбинизм А-один, вызванный мутацией гена»…

– Тирозиназы на хромосоме одиннадцать.

– Вот-вот… А мутация – это изменение, разве нет?

– Мутация – это случайное изменение последовательности нуклеотидов в цепи ДНК…

– Па-алыч!

– Эх ты, дилетант… Это в традиционном понимании альбинизм вызван данным изменением гена, но не в случае Милеева… Мне когда его образцы ткани принесли, то предупредили, что это альбинос… Я и стал искать мутации, которых там не оказалось… Там вообще ничего нет!

– То есть его бесцветная кожа и волосы – это не следствие генетической… болезни?

– В традиционном понимании болезни – никакая это не болезнь и даже не отклонение от нормы, а вообще чёрт знает что! Если объяснить образно, то его гены как бы заготовка для того, чтобы создать обычного человека. То есть они готовы принять и хранить информацию, но информации в них нет. Словно пустые диски, на которых должны быть записаны и цвет глаз, и кожи, и всё остальное… но по какой-то причине он пуст.

– А это возможно?

– Ты мне сам лучше ответь, может ли родится человек без отца и матери, без истории предшествующего рода, записанного в ДНК? Без внешности? Как те марионетки из твоего сна…

– Теоретически не может…

– Именно! Словно с неба упал человек, а не родился.

– Ты не поверишь, Палыч, но этот Милеев утверждает приблизительно то же самое… Потому-то он и в психушке.

– Ой, не знаю, Лёва… Ты как хочешь, а я, глядя на расшифрованное ДНК, готов ему поверить…

– Ты серьёзно?!

– Вполне. Потому что, даже разбери мы его по частям, всё равно не сможем понять, как мог родиться человек, существование которого попросту невозможно. Именно поэтому я хочу увидеть его воочию – пока не увижу Милеева своими глазами, никогда не поверю в то, что он есть… и буду считать результаты исследования злым розыгрышем. Так что веди меня, Лёва, к этому, с позволения сказать, альбиносу…

– Палыч, давай только не сейчас… И так голова пухнет!

 

12.11

– Надюш, можно тебя отвлечь на секунду?

– Слушаю вас, Лев Серафимович.

– Ты сейчас свободна?

– Немного занята, но если потребуется, могу освободиться…

– Очень тебя прошу. Поговорить нужно.

– Сейчас… Оль, если Пацева будет спрашивать, я в патологии. Скажешь, Исаков забрал, хорошо? Всё, пойдёмте, Лев Серафимович.

– Заходи, располагайся… Чувствуй себя как дома.

– Хм-м… У вас это несложно.

– Нравится мой кабинет? Как в американских фильмах. Кучу времени и средств вб у хал сюда… Знаешь, скольких трудов стоило этот стол у начмеда перехватить… целые бои из-за него устраивали!

– Так о чём вы со мной поговорить хотели?

– Не торопись, Надежда Сергеевна… Для начала кофэ и печенъки. Так будет лучше.

– Не стоит так беспокоиться, Лев Сера…

– Время обеда, Надя, время обеда… Я и тебя угощу, и сам заодно немного перекушу. А то я с самого утра в бегах. К тому же, судя по всему, разговор у нас предстоит до-олгий…

– Лев Серафимович, не пугайте меня так.

– Нет-нет, всё в порядке и без лишнего садизма… Просто кое-что у тебя разузнать надобно. Воды сколько наливать?

– Я скажу когда… ещё чуть… ага, хватит! Спасибо.

– Итак… Мне с тобой надо посоветоваться, как с человеком хорошо осведомлённым в области… м-м… веры…

– Извините, конечно, Лев Серафимович, но я совершенно не понимаю, как вас могут касаться мои религиозные взгляды!

– Надя, окстись! Мне не нужны твои «религиозные взгляды», я позвал тебя, чтобы получить необходимую мне информацию, но никак не колупаться в твоей личной жизни. Просто ты, как мне известно, каждое воскресенье ходишь в церковь и регулярно читаешь библию, слушаешь проповеди пастыря… вот я и подумал, что ты, как никто другой, сможешь просветить меня в некоторых вопросах. Хорошо?

– Хорошо… Просто надо мной часто подшучивают и говорят неприятные вещи из-за моей религиозности… вот я и подумала…

– Всё в порядке. Пей кофе… Я верно сказал, что ты по воскресеньям ходишь в церковь?

– Ещё в четверг вечером…

– И где она находится?

– На Войковской.

– А-а, знаю-знаю… Бывший склад? Я-то думал, что там такое красивое соорудили. Оказывается церковь.

– Я всё-таки не понимаю…

– Извини, Надюш. Я в разговоре часто отвлекаюсь и в сторону ухожу. Собственно, я хотел у тебя о душ е разузнать…

– О душ е ?

– Да. О той самой, что находится, как утверждают религии, внутри нас. Расскажи, прошу…

– Ну, вы меня этим вопросом в тупик загнали. Честно говоря, я даже не уверена, что знаю об этом больше, чем вы…

– Надь, я закостенелый атеист и материалист, а ты в церковь два раза в неделю ходишь. Есть разница? Так что давай, рассказывай.

– Душа бессмертна.

– Та-ак, хорошо.

– Душа одухотворяет тело и управляет им… подобно тому, как Бог наполняет Вселенную, но остается невидим, так и душа наполняет тело человека, сама оставаясь невидима. Мы и есть души, заключённые в земном облике…

– А зачем? Зачем души заключаются в земной облик?

– Чтобы прийти к Христу… Искупить свои грехи верой и чистыми поступками… Но ведь это вам и так наверняка известно?

– Я – психиатр, лекарь душевных недугов, который к душе никаким боком отношения не имеет. К тому же иудей. Так что ты говорила, «искупить грехи чистыми намерениями»?

– Да… Беззлобностью, отсутствием зависти и ненависти… Жить с любовью ко всем…

– Оч-чень любопытно… То есть получается, что мы, люди, приходим в этот мир с грязными душонками, чтобы очистить их верой в Иисуса? Так, а где мы ещё до рождения успеваем так замараться? В прошлых жизнях?

– В прошлые жизни верят буддисты и кришнаиты…

– В иудаизме тоже грешные души после смерти должны снова и снова проходить круг перерождения, пока не достигнут совершенства.

– Да? А я и не знала… Но в христианстве реинкарнации нет, после суда Всевышнего грешники обречены на вечные муки Ада, а верующие праведники на райское блаженство.

– То есть если я не верую и грешу… Если я плохой мальчик, не говоря уже о принадлежности к другой конфессии, то поджариваться мне в кипящем масле оч-ч-чень долго?! «Исаков во фритюре – на десятый столик. Кто заказывал?» Забавно-забавно…

– Вы сами просили рассказать.

– Да не обижайся ты! Просто я тут собираюсь с Милеевым поговорить, так хотел более-менее подготовиться. Думаю, тема души так или иначе всплывёт.

– Я так и думала, что вы из-за него со мной столь странную тему завели!

– Думала?

– Просто два дня назад, на том сеансе, он вас сильно ошарашил, и с тех пор вы явно себе места не находите… Всё понять пытаетесь, как это он так и вас, и технику вокруг пальца обвёл. Всё обман разоблачить хотите.

– А ты? Разве тебя он не ошарашил? Разве тебе не хотелось бы разгадать его странности?!

– У меня, в отличие от вас, Лев Серафимович, есть большое преимущество.

– Что ты имеешь ввиду?

– Веру… Я связана с наукой, но живу с верой в Бога, стараюсь жить по Его законам и поэтому допускаю чудеса…

– На-де-жда! О каких чудесах ты говоришь?! О каком ещё Боге?! Ты в НИИ психиатрии работаешь или в пуэрториканском приюте?! Ты учёный или кто?! О каком чуде может быть речь – о чуде шизофрении? Не хватало ещё, чтоб ты свою чушь в науку вплетала! У Милеева генные изменения и мозги от этого набекрень, а ты его чуть ли не в святые заделываешь! Опомнись, дитя!

– Для меня ваш тон, Лев Серафимович, не имеет никакого значения. Вы просто заблудились и…

– Господи, Надя! Не неси этот бред в кабинете психиатра. Мне на тебя смотреть больно! Со стороны глянешь – не человек, а золото: добрая, всегда на просьбу откликнешься, исполнитель великолепный… Но стоит только этой самой темы коснуться, превращаешься в кроткую овцу! Я же неоднократно сам видел, как от тебя чуть ли не ноги вытирают, а ты лишь мило улыбаешься и в пол смотришь… Вот, прям как сейчас! Может, ну её чёрту, твою веру, и научиться за себя постоять, а?!

– Настоящий христианин не может злиться и ругаться.

– Ну, хорошо… Мы ведь с тобой оба умные люди… давай говорить серьёзно! Получается, что в церкви вас учат перестать чувствовать гнев, так?

– Нас учат прощать и любить.

– Ты не можешь любить, Надя!!!

– Откуда вам это знать?! Я умею любить людей искренне, чисто… и поэтому прощаю за зло, причинённое мне… без прощения нет любви

Без ненависти нет любви ! Ты просто научилась закрывать глаза на гнев и злость. В моменты, когда они бурлят вулканами внутри, готовые вырваться наружу, ты неосознанно уговариваешь себя, что их в тебе нет. Но никто… слышишь!.. никто не в силах заранее решать, какие испытывать чувства, а какие – нет. Они просто появляются сами по себе, и всё… Злость, когда тебя злят! Агрессия, когда угрожают! И от этого некуда не деться! Ты не Бог, а, как сама считаешь, лишь душа – ты не создавала саму себя, а значит, из всего спектра врождённых чувств не способна избавиться ни от одного! Это всё равно что договориться с самой собой, что красного цвета не существует… Но он ведь от этого никуда не денется. Ты просто начинаешь каждый раз игнорировать «плохой» цвет… но беда в том, что отказавшись от « плохого », ты не сможешь и почувствовать многое из хорошего !

Если продолжить аналогию с цветами, то выкинув из своей жизни красный, ты не сможешь видеть фиолетовый, пурпурный, оранжевый, розовый и все другие оттенки, где присутствует «красный-гнев». Если ты боишься чувствовать злость и ненависть, то в итоге теряешь способность любить. Чем жёстче ты своей силой воли будешь контролировать негатив, тем меньше в тебе останется сердечности, исчезнет способность к глубоким чувствам… Страсть, желание, восхищение – всё то, ради чего и стоит жить!

Я бы может и рад с тобой согласиться, но у каждого своя вера… Моя – учебник психиатрии, который явно противоречит тому, чему вас учат в церкви.

Хочешь увидеть результат? Вон, посмотри на своё чудо – Милеева. Он же на безжизненного робота похож. Ни эмоции на лице – ни радости, ни боли… Чем он живёт? Хочешь стать такой же, как он – всё удовольствие сидя поглощать книгу за книгой в четырёх стенах или пялить отмороженным взглядом на пробегающих мимо полных жизни людей? Ну ладно он, у него проблемы с генами, он родился таким… А ты?! Знаешь, как в глаза бросается, когда над тобой кто-то из коллег подшучивает или заставляет делать лишнюю работу? Видно невооружённым глазом, как ты проглатываешь злобу и, натянув улыбку, поступаешь в разрез со своими чувствами…

Получается, что ты готова свою реальную жизнь превратить в Ад ради билета в мифический посмертный Рай?! Если хочешь, и дальше спасай свою душу в ущерб жизни.

– Я не злюсь на вас, Лев Серафимович… Я вас понимаю. Этими словами вы защищаетесь от боли. Когда ваша семья…

– Да при чём тут вообще моя семья?!! Надя, не тупи! Я тебе совершенно о другом говорю…

– Я пойду.

– Надя!

– До свидания…

Хлоп!

– Уф-ф… Ну вот, хорошего человека обидел из-за ерунды… Покой нам только снится…

18.39

– Позволь быть с тобой откровенным, Даниил… Или ты больше предпочитаешь, чтобы тебя называли Данил? Или вместе с отчеством?

– Мне всё равно. Имя не имеет значения… Как вам удобно, так меня и называйте.

– Могу даже Сергеем или Таней?.. Хе-хе.

– Для меня неважно, каким именем меня обозначают.

– Ты серьёзно?

– Да… Ведь имя не имеет значения. Оно является лишь обозначением меня, но не мной.

– Ну да, ну да… Итак, Данил, хочу с тобой быть максимально открытым. Насколько, конечно, возможно быть открытым психиатру с пациентом. Для начала хочу признаться, что мне достаточно тяжело с тобой работать. Ведь ты… как бы это лучше выразиться… ты – немного нестандартный случай.

– Ведь именно поэтому я и нахожусь здесь. Нетрудно догадаться, что НИИ психиатрии «стандартные» случаи не интересны.

– Согласен, но всё же… Я впервые за всю свою многолетнюю практику по-настоящему выбит из колеи. Сегодня утром я встретился с нашим генетиком, от которого узнал, что ты даже на уровне ДНК ни в какие рамки не лезешь, и в какой-то степени твои рассказы даже гены подтверждают. Ещё немного – и я сам стану верить в твои воспоминания. Хе-хе…

– Ваше дело – верить или нет. Для меня это не имеет значения.

– Зато для меня имеет! И ещё какое! Если так и дальше пойдёт, то мы точно в ближайшем будущем станем соседями по палате! Если я не пойму, что происходит, то у меня точно крыша поедет! Сегодня почти не спал… на Надежде Сергеевне отыгрался… Будь другом, Данил, дай мне понять, хотя бы намекни, как ты это с ЭЭГ провернул?

– Я вам уже всё рассказывал, Лев Серафимович.

– Да слушал я уже твои бредни, которые ты Головину на плёнку наговорил… Но даже не это страшно! Страшно то, что я лазейку найти не могу, а только всё больше в дебри углубляюсь и, кажется, схожу с ума! Ведь твои рассказы получают всё больше подтверждений – гипноз под энцефалографом, ДНК… и даже Надя уже на твоей стороне!

– Можно вам дать совет?

– Ну попробуй…

– Вы, Лев Серафимович, перестаньте стараться меня разоблачить, не ищите изъян.

– Но ведь именно для этого тебя и направили сюда из военкомата. Ты как себе представляешь мой им ответ?! «Вы знаете… Милеев совершенно здоров… он действительно прекрасно помнит то, что с ним происходило до рождения… С психикой всё о’кей! Берите его служить…» Не это ли абсурд и сумасшествие?!

– Если хотите, то можете просто поставить мне любой диагноз. Для меня это не имеет особого значения.

– Ты хоть соображаешь, что говоришь?! Вот так возьми и поставь… А последствия для себя?! О них ты подумал, умник?! Или тебе наплевать, что с тобой-шизофреником станет?!

– Лев Серафимович, перестаньте. Ведь сейчас разговор совершенно не о моём будущем. Главным образом дело касается вашего отношения ко мне. Разве нет? В данный момент вам поверить моим словам значит во многом полностью пересмотреть свои взгляды на многие, совсем немаловажные части жизни… впустить в ваше материалистическое представление Вселенной капельку Божественной природы… Я могу лишь догадываться, насколько это может быть тяжёлым для вас шагом.

– Сильно сомневаюсь!

– Не бойтесь, ваш мир останется при вас. Вы можете даже не озвучивать своё решение. Естественно, я имею в виду не диагноз. Как я уже говорил, меня он особо не волнует – если меня назовут сумасшедшим, это не сделает меня таковым… также как и с именем, назовите меня Таней, но я ведь не стану от этого девушкой. Ваше решение – верить мне или нет – вот настоящий выбор. Но опять же, поверить мне не так уж и сложно, как могло показаться вначале. Ведь я не единственный в своём роде, а лишь повторяю то, что было уже давно сказано…

– В смысле?

– Посмотрите, сколько книг, статей, картин и фильмов подтверждают мои слова…

– Данил, но одно дело читать в жёлтой газетёнке о свидетелях загробной жизни, а совсем другое, когда напротив сидит человек и на полном серьёзе рассказывает о своих «душевных» путешествиях. «Когда я был маленький, я был душой, которая упала с неба»…

– Лев Серафимович, это не более чем вопрос веры. Тысячелетиями одни люди говорили то же, что говорю я сейчас, и тысячелетиями другие люди сомневались в существовании того, что невозможно потрогать руками. Иисус, Будда, Мухаммед и бесчисленные пророки древности, помнящие себя «до» того, как появилась жизнь во плоти – все они говорили о существовании души.

– Да как ты не поймёшь, что не было ни у кого задачи поставить диагноз Иисусу!

– Это как сказать… Понтий Пилат, возможно, был когда-то в точно таком же затруднительном положении, в каком сейчас вы. Я думаю, вам известно какой «диагноз» он решил поставить Иисусу? Но опять же, важен не приговор Христа, а во что поверил или не поверил Пилат.

– Ну вот, докатились… Теперь ты себя с пророками сравниваешь…

– Это вы меня с ними сравниваете. А я чётко понимаю, что не могу быть Пророком.

– Откуда такая уверенность?

– Я, в отличие от них, не являюсь ни Вестником, ни Проводником… У меня нет Миссии рассказать людям о нашей божественной сущности. У меня вообще нет никакой Миссии. Я просто помню, что было «до рождения» – и всё. Помню, каким образом я попал пустым на землю… Теперь видна разница между мной и Пророками? Мной и вами?

– А я тут при чём?

– При том, что у вас много большего с Иисусом или Буддой, чем у меня – ведь у вас тоже есть своя Миссия, как и у каждого на Земле…

– Да-а?.. Хе… И в чём же она заключается? Ты точно уверен, что знаешь её?

– Конечно. У всех людей она одна и та же, только достигается разными способами.

– Ну-у… не томи…

– Расширение.

– Расширение?

– Да, расширение… увеличение Вселенной – вот задача и Миссия каждого человека.

– Я не совсем понимаю, Данил.

– Мне достаточно тяжело будет это объяснить, но я попытаюсь. Чтобы вам было понятнее, объясню с помощью физики – это самый лёгкий способ…

– Почему физика?

– Потому что нет другой науки, столь близко подобравшейся к пониманию божественной сущности Мироздания. Сейчас физика так приблизилась к толкованиям природы нашей Вселенной, что ещё один шаг – и существование Бога будет доказано формулами и вычислениями. Точнее, будет открыто и доказано, что существует ЧТО-ТО, что невозможно доказать, но при этом оно существует… Хотя с другой стороны, физики лишь повторяют истины, которые были известны человеку с самого начала…

– А что начёт «расширения»?

– Вы, наверное, в курсе, Лев Серафимович, что астрономы обнаружили доказательства того, что Вселенная… Физическая Вселенная возникла около пятнадцати миллиардов лет назад в результате гигантского взрыва и с тех пор продолжает расширяться?

– Да, я об этом слышал.

– Так вот, эта самая физическая, или материальная, Вселенная есть прообраз Духовной Вселенной, которую люди и называют Богом…

– Подожди, Данил, не так быстро! Ты хочешь сказать, что Бог – это не седой старик на облачке, а…

– Именно, бесконечно огромный мыльный пузырь, в котором всё происходит… Наша физическая Вселенная лишь малая, и самая плотная часть… можно также сказать – слой… самый поверхностный слой этого мыльного пузыря. Все слои переплетены и едины, как матрёшка, один находится в другом. И прямо сейчас, когда мы с вами разговариваем, смотря друг на друга, глазами мы видим тело – самую большую из «матрёшек»… внутри которой находится другая матрёшка, а в ней ещё и ещё, которые не видны глазу.

– Ты сейчас говоришь про душу?

– Так как мы, люди, являемся воплощением Всего, то есть Вселенной, то мы также… впрочем как и любая другая вещь – многослойны. Но именно человек находится одновременно во всех слоях сразу. Это необходимое условие для расширения.

– Данил, ну при чём тут «расширение»?!

– Человек был создан для того, чтобы поддерживать и множить Бога. Благодаря людям Духовная, а значит и физическая, и все остальные Вселенные расширяются… Бесконечность становится больше.

 

 

– Ты хоть сам понимаешь, что говоришь?!

– Лев Серафимович, я предупреждал, что это сложно понять разумом. Вещи, о которых мне приходится говорить, достаточно сложно заключить в рамки словесных образов. Слово – это всегда какой-то образ. Когда я говорю «молоко», ваш мозг автоматически представляет белую жидкость или пакет на магазинной полке. Если я говорю «пустота», то что вы представляете? Скорее всего, чёрный цвет…

– Именно так.

– Тем не менее, пустота – это отсутствие всякого цвета и образа. Но что тогда мозгу представлять? За что зацепиться? Вы сказали, что прослушали мои воспоминания до рождения, которые я рассказал на сеансе гипноза у доктора Головина. Я помню, как дожидался своей очереди, болтаясь в пустоте… Но пустота – это не космос, не огромное чёрное пространство… Это просто отсутствие всего.

– Сложновато понять.

– Если говорить метафорами, пустота в вашем представлении – это закрытые глаза. А истинная пустота – это врождённая слепота. Понимаете? То же самое и с бесконечностью – чтобы вашему мозгу было попроще, я и говорю, что Вселенная, естественно бесконечная – это огромный мыльный пузырь, который благодаря людям расширяется, но неравномерно по всей окружности, как воздушный шарик во время надувания, а местами – создавая на поверхности волнистую рябь… Эта рябь похожа на то, будто изнутри пузырь пытаются протолкнуть наружу то тут, то там… Теперь понятно насчёт расширения?

– Пока что мне лишь понятно, как это выглядит… Вот только зачем Богу, или как ты Его называешь, Духовной Вселенной, расширяться? Ему Его размеров мало? Или у Бога комплекс недоросля, и теперь Он хочет быть больше и больше?

– Он ничего не хочет… Просто расширение – это единственная возможность всему существовать. Вселенная динамична, она не может стоять на месте, постоянно необходимо движение. Расширение создаёт время, а время – это и есть движение.

– То есть?

– Представьте, что вы болтаетесь внутри мыльного пузыря…

– Ну и?

– И вы хотите станцевать танец, но двигаться ваше тело может лишь в том случае, если мыльный пузырь становится больше, так как только при этом условии появляется «время-движение». Поначалу пространства внутри мало, вы еле помещаетесь в этой тесноте, почти касаясь стенок… Но пузырь постепенно расширяется, вы танцуете, и он уже такой огромный, что вы не видите даже с помощью телескопа его границ… бесконечно огромный… Так как вам и дальше нужно танцевать, пузырь и дальше будет шириться, ведь иначе вы замрёте на месте. Без расширения нет возможности двигаться, так как нет времени…

– То есть может так произойти, что мир враз остановится и всё замрёт?

– Нет, не может…

– Почему?

– Я уже упоминал, что Вселенная динамична – она должна находиться в движении. Она и есть движение. Если она замрёт, то само существование Вселенной теряет всякий смысл – зачем нужна жизнь, которая не живёт, а остановилась в неподвижности? Поэтому движение было и будет всегда. И если не будет расширение, то будет сжатие.

– И что, время потечёт вспять? Я снова стану молодым? Хе-хе…

– Видите, Лев Серафимович, опять получилось недоразумение из-за того, что слова – это образы. Под временем вы , видимо, подразумеваете линейную прямую от прошлого к будущему. Но я, кажется, предупреждал, что говоря о времени я подразумеваю возможность двигаться, само движение . Для Вселенной не существует ни прошлого, ни будущего – эти понятия существуют лишь у вас в голове в виде мыслеобразов: цветов, запахов, ощущений… Время не линейно. Время – это движение. Поэтому если Вселенная начнёт сужаться, вы не сможете вернуться в прошлое, потому что его попросту не существует для Вселенной. Есть лишь движение в данный момент – вот что такое время.

– Получается, что нет разницы между сужением и расширением, так как и то, и то создаёт время-движение?

– Как раз таки для вас разница будет ощутима. Допустим, вы всё так же продолжаете свой танец внутри мыльного пузыря. Только теперь его покрытые рябью границы приближаются. Вы помните, что танец происходит не в обратном порядке… то есть вы не повторяете уже сделанные движения, а продолжаете танцевать как обычно, с той лишь разницей, что теперь вы испытываете страх, наблюдая, как пространства вокруг становится всё меньше и меньше… А в голове лишь одна-единственная мысль: «Что со мной будет, когда стенки пузыря достигнут моего тела?»

– И что же со мной, Данил, произойдёт?

– Конечно же, ваше физическое тело исчезнет… Вселенная сузится до одной единственной частицы и как бы вывернется наизнанку… вслед за чем последует новый акт расширения – перерождение, реинкарнация Вселенной… В материальном мире ничто не вечно, даже сам Мир…

– Ого!

– Теперь вам понятно, Лев Серафимович, почему Вселенная расширяется? У Бога нет «комплекса недоросля», просто станов и ться больше – это единственный способ создавать время-движение, не уничтожая всё, что уже было создано…

– Мне вот что непонятно. Разве в процессе сжатия «мыльного пузыря с рябью на поверхности» я не погибну ещё до того, как его стенки коснуться меня, от увеличивающегося давления внутри «пузыря»?

– Нет. Если продолжить изъясняться образами, то существуют естественные механизмы, не дающие Вселенной сжиматься и расширяться «внутри», этой возможностью обладают лишь Её границы… Например, как в аккордеоне существуют отверстия в мехах, через которые внутрь проникает воздух. Меха раздуваются – воздух проникает внутрь. Сдуваются – выходит наружу. Избыток материи выходит через такие клапаны…

– И что же это за «клапаны» в мехах Вселенной?

– В материальной Вселенной это чёрные и белые дыры… В чёрные уходит лишнее, не давая расширяющемуся пузырю «взорваться», то есть расшириться в одночасье. А белые дыры трансформируются из чёрных, если Вселенная вдруг начнёт сужаться, подбавляя какую-то часть материи.

– Это в физической Вселенной… а в Духовной?

– А на уровне Духовной Вселенной роль белых дыр, через которые поступает энергия, расширяющая Бога, исполняют люди. В этом и заключена Миссия человека – расширять Его… создавать движение… время…

– То есть получается, что мы находимся на самообеспечинии? Сами себе создаём время и сами же внутри него живём?

– Именно… Мы и есть воплощение Бога… Каждый человек – Бог, создающий Вселенную. Эта рябь на поверхности мыльного пузыря всего лишь результат нашей жизни, то есть расширения.

– Допустим, это так… Но непонятно, каким образом мы создаём эту рябь, как расширяем?

– Мы как бы проводим во Вселенную вибрации, или энергию, которая расширяет Бога. Человек является мостиком между Духовной и материальной Вселенными.

– То есть мы выполняем свою Миссию просто тем, что мы живём?

– Нет, недостаточно «просто жить». Физическая жизнь – это необходимое условие для того, чтобы внутри нас мог храниться материал, создающий эту уникальную энергию! Этот материал я называю Его Словом. Если бы у человека не было тела, то Его Слово, то есть та самая драгоценная частица – распылилась бы, так ничего и не создав, ничего не впустив, не проведя в Мир энергию расширения.

– Данил, а зачем Богу привлекать для этого нас, ненадёжных, капризных, утопающих в отчаянии и грехах людей? Или своих ангелов наделил бы этой драгоценной частицей… тем более что они, наверное, и находятся в Духовной Вселенной? Им проще…

– Людям, чтобы создавать энергию из атома, тоже необходимы сложнейшие атомные электростанции. Чтобы Его Слово начало вырабатывать вибрации – необходима телесная оболочка, и в частности сложнейшее устройство, мозг, который, как электростанция, расщепляет атомы ради энергии. То, что вы называете ангелами, не могут вырабатывать эти вибрации, потому что когда Его Слово соединяется с душой, вместе они становятся слишком тяжёлыми, чтобы остаться целостными в Духовной Вселенной. Или они распадутся, или их нужно заключить в физическую оболочку…

– То есть опять принцип матрёшки? Сверху тело, внутри которого… э-э…

– Душа, внутри которой Его Слово…

– Точно! Те самые золотые шурупы в груди кукол!

– Я вас не понял, Лев Серафимович?

– Не обращай внимания… это я просто сон вспомнил. Со строением человека разобрались – три слоя.

– На самом деле их много больше, каждый из которых всё сильней уходит в глубь…

– Неважно! Главное, я уловил общую суть. Только вот не до конца понятно, каким образом люди расширяют Вселенную, если «просто жизни» недостаточно? А что необходимо?

– Воображение.

– Поясняй!

– Мозг, то есть разум, создаёт мышление. Душа создаёт сознание, в котором разум может существовать…

– Опять матрёшка! Или, если провести аналогию с шаром, пространство внутри шара – это душа-сознание, а танцор – это разум.

– Точно. Соединяясь вместе, материальное (разум, мысли, образы) и духовное (сознание) впускают в мир удивительные вибрирующие энергии в виде воображения. Человек создаёт новое с воображением, придумывает новое, благодаря чему Бог и расширяется…

– А разве не Бог нам посылает вдохновленные Им изобретения?

– Люди их создают – в этом суть и смысл жизни! Если вашему мозгу, Лев Серафимович, нужен образ, то более всего Бог похож на единую колышущуюся субстанцию… некий желеобразный вибрирующий шар. Так вот эта субстанция, из которой он состоит – это вероятность…

– Бог – это вероятность?

– Отчасти да… Также Его можно назвать Возможностью, или Вариантностью…

– Данил, а можно на банальном примере?

– Конечно. Когда были придуманы роботы, появилась вероятность их появления. Когда человек, соединив разум и душу в воображении, придумал роботов, они появились во Вселенной вариантов. То есть идея о создании роботов стала частью Вселенной… стала составлять Тело Бога, внутри которого находимся мы и всё остальное. Тело Бога благодаря воображению какого-то человека стало больше… на поверхности шарообразной субстанции появилась рябь… Можно сказать, что благодаря идее о роботах Бог расширился на один сантиметр… ну или пять минут времени-движения… Но это очень отдалённое сравнение.

– Получается, фантасты – это жрецы и создатели Бога, так как без них Вселенная стала бы уменьшаться? Забавно… Лукьяненко и Стругацкие – высшая ступень человечества… хе-хе… Представляю рекламу очередной книги: «Новый роман от создателя Бога! Покупайте!»

– Лев Серафимович, мы опять столкнулись с ограниченностью речи… «Воображение» – не значит фантастика, а «новое» – не значит придумывание.

– Тогда я не понимаю…

– При единстве в человеке разума и духа через то, что он делает, в Мир входит Новое, то есть энергия, которой до этого во Вселенной не существовало, как воздух входит в меха. И неважно, чем человек занят – пишет книгу, сочиняет музыку, готовит еду семье, строит дом или играет с ребёнком, сидит ли без дела… В любом мгновении может и должно быть Воображение – вибрация нового, которое проникает через человека в этот самый момент во Вселенную. Песня, текст, еда, дом, общение, цветок – если этим материальным вещам досталась доля воображения, а вместе с ним и частичка Его Слова, то все эти действия и вещи сами приобретают душу, они настоящие, и поэтому так ценятся среди людей. Даже не понимая этого разумом, каждый чувствует в них концентрированную частичку божественной вибрации. Но материальная вещь, полученная в результате творческого процесса, в воображении, на самом деле лишь малая часть из всего, что в действительности было создано. Истинная ценность недоступна человеческому глазу, так как не находится в физической Вселенной. Вытекающая из воображения новая энергия, новое вещество, являющееся Телом Бога, настолько мощное, что человеческому разуму невозможно понять силы, которая в нем заложена…

– Но ты же понимаешь? А ты – человек… или нет?

– Я такой же человек, как и вы. Но благодаря тому, что я помню себя до рождения, я не потерял связь со знанием того, кем я являюсь на самом деле. Я помню себя душой… Поэтому я и осознаю себя в первую очередь душой, а человеческий облик и само тело лишь своей временной оболочкой. И то, о чём я пытаюсь вам рассказать, я понимаю душой, а не умом…

– А какая разница?

– А вот какая… Умом вы не можете подумать и представить бесконечность Вселенной, но можете её ощутить в себе, ведь душа человека является составной частью этой бесконечности. Вы не можете понять, что такое пустота, но можете ощутить себя этой пустотой.

– Ты называешь себя «пустым», потому что состоишь из пустоты Духовной Вселенной? Кажется, начинаю понимать…

– Сомневаюсь. Ведь когда я называю себя душой, вы представляете некую светящуюся сущность в форме человека, так?

– Ты опять прав, Данил.

– Но когда я называю себя «душой», то подразумеваю отсутствие всякой формы, внешности или образа, что для мозга совершенно неприемлемо. Поэтому понять невероятную мощь выходящей из человека энергии в момент созидания умом невозможно. Могу лишь сказать, что эта сила, например, в физической Вселенной способна создавать целые галактики, миры и новые реальности. А это привилегия Бога.

– Если ты знаешь об этой силе, Данил, почему же сам не воспользуешься «привилегией Бога»? Или в физической Вселенной это невозможно?

– Отчего же невозможно? Даже вполне… Правда, в плотный мир проникает лишь мизерная часть божественной энергии, но и её можно использовать. И когда-нибудь люди несомненно научатся пользоваться чудесной силой воображения, но перед этим человечеству предстоит сделать большой шаг навстречу своему Духу. Пока же человек утопает и ищет разгадки своего бытия в физическом Мире – занавес будет закрыт, сила недоступна.

– Ну а как насчет тебя, Данил? Или мне называть тебя Дух, а?

– Мы уже поднимали тему моего имени…

– Да, извини… повторяюсь. Как я понял, ты достаточно близок к своему духу… то есть к осознанию своего истинного Я, как никто в мире. Почему же ты не создаёшь «галактики и новые реальности»? Или хоть воду в вино превратил бы… Заодно бы и мне, и военкомату показал чудо. Бьюсь об заклад, вопрос о твоём психическом здоровье мгновенно отпадёт сам собой… хе-хе.

– Я не могу.

– Хм-м… И можно узнать, почему же? Боишься ответственности? Или забыл, как волшебной палочкой махать?

– Всё намного проще, Лев Серафимович. Я не способен создавать новое, а значит и создавать эти божественные вибрации.

– Ай-я-яй… Как это?

– Ведь я говорил, что пуст. Я – чистая душа. Во мне нет Его Слов… поэтому нет и воображения.

– Что значит «нет Его Слов»? Поясни.

– Ещё до рождения мы представляем собой чистое сознание… „Существо, способное наблюдать”, или попросту душу. На тот момент у нас нет ни мыслей, ни желаний, ни интересов, ни страхов – мы просто существуем в божественном спокойствии, растворённые в пространстве возможностей . И мысли, и образы, и желания, и всё остальное появляются, лишь когда мы получаем задание…

– От кого? От Бога что ли?

– Ну, можно и так сказать. Но, Лев Серафимович, вы же поймите, что никто нам не шепчет на ухо: «Ты должен устроить революцию на Кубе!» или «Смысл твоей жизни нарисовать „Чёрный Квадрат”!» Такого нет и в помине. Поскольку мы все являемся частью Единого Сознания – Духовной Вселенной, а значит, и чувствуем общее движение Вселенной, задание как бы само загорается внутри нас, словно драгоценное семя погружается в плодородную почву, чтобы прорасти…

– Стоять! В записи Головина под гипнозом ты рассказываешь, что каждая душа должна попасть внутрь огромной сферы, чтобы получить Миссию… А сейчас ты говоришь другое, что задание само появляется. Нестыковочка!

– Лев Серафимович, знаете, почему экстрасенсы периодически ошибаются, да и предсказывают достаточно мутно, зачастую совсем непонятно?

– Ну и почему?

– Потому что экстрасенсорными способностями, то есть «способностями ощущать сверх телесных органов чувств», обладает душа, а не тело. «Разговор» души можно ощутить лишь как еле заметные изменения, как ощущение чего-то… И ошибки появляются именно в месте, когда «голос» души нужно «перевести» в речь. Сложно не понимание, а интерпретация… То же самое и со мной. Мои воспоминания «до рождения» на самом деле никакие не воспоминания, а ощущения, описать которые практически невозможно. Ведь душа находится в Духовной Вселенной, в которой существует много того, у чего в физической Вселенной «имени» нет, а назвать-то как-то надо. Вот мозг и ищет «что-то приблизительно похожее или максимально подходящее». Так что, КАК ИМЕННО мы получаем Миссию, словами передать сложно.

– Ладно, понял… Итак, получается, что задание у всех одно и то же – с помощью воображения расширять Вселенную? В этом Миссия людей?

– Да. Но в то же время оно и едино для каждой души, и различно. Разница в том, каким именно образом воображение реализуется в мире – кто-то рисует, кто-то ухаживает за растениями, кто-то обучает… В этом Его Слова и отличаются для каждого человека. Способность жить, а значит и создавать с воображением, появляется, когда соединяется ум, дух и Его Слово… А так как я не несу в себе Миссию, так как во мне нет Его Слов, то и воображать, создавать новое я не могу… а значит, и впускать в мир ту самую божественную энергию. Так что галактик мне не создать, да и воду в вино тоже переделать не смогу. Смысл Жизни каждого человека – это превратить всю жизнь, каждое мгновение в акт Творчества… Наполнить каждый свой день Воображением – чистка картошки, поездка в транспорте, разговор с окружающими – через всё это можно приумножать, расширять божественную Сущность. Лишь я не могу этого делать – мне остаётся просто жить…

– Ты сожалеешь, что остался без Миссии?

– А разве в моём голосе слышится сожаление? Конечно, я лишён в этой жизни благословенной радости быть Творцом, но я принимаю это как данность. Так случилось, и о чём жалеть? Я не способен жить с воображением, у меня его попросту нет. Кстати, это ещё одно доказательство, что я не могу быть сумасшедшим – без воображения мой мозг даже в больном состоянии не способен хоть что-нибудь выдумать. Всё, о чём я говорю – это не более чем констатация того, что я знаю и чему был свидетелем. Это даже не мои размышления о мироустройстве и Боге, это чистое знание – и всё … А сожаления у меня нет, хотя бы потому, что я не способен испытывать какие-либо чувства, так как у меня их нет.

– Отсутствие генов!

– Что?

– Я когда с генетиком разговаривал, он сказал, что у тебя, Данил, нет генов характера… и чувств…

– Это лишь физическое проявление. Настоящая причина кроется в духовной области. ДНК определяет сущность человека, его характер, интеллектуальные способности, физический облик, интересы, страхи, болезненность и многое другое…

– То же самое мне говорил Палыч!

– Но остаётся вопрос: что определяет структуру самого ДНК? Родители?

– Наверное, родители… ну, и не только…

– Информация, хранящаяся в ДНК, – это физическое воплощение Его Слов, нашей Миссии. Цвет волос, глаз, голос, рост, вес, здоровье… родители, болезни, место рождения… интересы, вкусы, предпочтения – всё это предопределяется тем, каким именно образом мы сможем воплощать воображение в мир… Как и через что мы будем Творить.

– Данил, так ты именно поэтому такой… белый?

– Я бы сказал по-другому. Больше подойдет «никакой», или «пустой». Белые волосы, кожа… цвет глаз непонятный… безжизненный голос… отсутствие характера… внешний облик и строение тела, всё это лишь немного составляет присутствие в них отца и матери. Никогда не болел, так как болезни не имеют смысла. Ничего особенного не боюсь…

– Даже смерти?

– Смерть телесной оболочки неминуема и даже необходима человеку… Поэтому чего её бояться?

– Ну-ну…

– Также у меня нет жизненного Пути, который мне необходимо пройти и за который необходимо что-то создать… ведь создавать я не могу. Тогда и смысл во всех этих нюансах, заложенных изначально в Его Слове, а затем уже и в ДНК, потерян. А с ним и внешность, и всё остальное.

– А почему люди тебя так легко забывают? Почему не реагируют на тебя, ведь ты выглядишь столь необычно?!

– Всё по той же причине. Если у меня нет Миссии на земле, если нет Пути, то меня для других как бы и не существует. Обычно каждый человек, что встречается у нас на пути, несёт какую-то определённую задачу. Причём не важно, как мы считаем – хорошую или плохую – главное, что он нас направляет. Представьте, Лев Серафимович, большой шар, где в хаотичном порядке с огромной скоростью двигаются маленькие мячики – они встречаются, сталкиваются, от этого меняют траекторию движения, снова сталкиваются, и так далее… Шар это Вселенная, а мячики – люди и события. Мир – единая взаимосвязанная сущность, в которой всё соединено со всем. Обыденные встречи и «случайные» столкновения на самом деле являются тонко и точно спланированными ходами. При столкновении двух шаров оба шара направляются именно туда, куда нужно… конечно, при условии, что «шары» могут слышать внутренний голос и не станут сопротивляться естественному вектору движения. В противном случае естественное движение будет восприниматься как «плохое» и приносить много страдания. Так что можно сказать, что любые события, происходящие в нашей жизни, это следствие единства Всего-со-Всем… Изнутри Шара всё выглядит, как произвольное движение или хаос, но стоит отойти в сторону и понаблюдать – оказывается, что всё вполне понятно и упорядоченно стремится в определённом направлении. Вот и получается, что жизнь, как и Вселенная – это упорядоченный хаос. Только вот я в этом хаосе не участвую…

– Как это?

– Без Миссии, без Его Слов, для этой Вселенной я как бы лишён «плотности». Я прозрачен и больше напоминаю слизь или туман, чем мяч… Другие люди-мячики не сталкиваются со мной, а словно проходят сквозь меня, лишь ненадолго замедляя свой ход. Я не создаю событий, поэтому и не могу влиять на жизнь других людей. По этой же причине события также не происходят и со мной. Я – пустота, и моя жизнь такая же пустая…

– Но подожди, а как же я, а военкомат? Ты же как-то влияешь и на них, и на меня? Я вон уже который день из-за тебя места себе не нахожу!

– В военкомате один из военных пообещал лично проследить за моей участью, но наверняка обо мне уже помнят лишь документы на его столе. А с вами, Лев Серафимович, честно говоря, даже не знаю… Возможно, вы со всех сторон окружили себя решением «загадки Милеева», так?

– Вообще-то да. Уже третий день ни о чём, кроме твоего случая, думать не могу… Всё пытаюсь понять, разобраться.

– Вот видите. Не переживайте, через пару дней после моей выписки вы даже не вспомните о Данииле Юрьевиче Милееве.

– Погоди-ка… Я понимаю, «нет Миссии» и всё такое прочее, но ведь ты должен чем-то жить… интересоваться… любить…

– Мне нравится познавать, учиться.

– Вот видишь, уже, значит, есть интересы! А ты говоришь, что интересом к той или иной области человека наделяет Бог…

– Не путайте. Обычно любопытство и порождённое им желание познавать заключает в себе какую-то Цель. То есть если одному ребёнку нравится смотреть мультики про гонки, а второму – про рыцарей, то в первом случае ребёнок сможет выполнить свою Миссию через автомеханику, а во втором – через написание исторических романов. Всё, что интересно человеку, имеет смысл. У меня же нет ни Цели, ни Смысла, я познаю ради самого познания. Ведь возможность познавать мир, впитывать продукты воображения других людей – это единственное, что у меня есть в жизни.

– Знаешь, как говорил Эйнштейн? «Воображение важнее, чем знания. Знания ограничены, тогда как воображение охватывает целый мир, стимулируя прогресс, порождая эволюцию».

– Воображение само по себе подразумевает эволюцию, то есть развитие. Через воображение человек эволюционирует сам и помогает развиваться Вселенной.

– Но не ты, верно? В тебе есть знания, но нет воображения…

– Разница между мной и любым другим человеком в том, что изучив язык программирования, я могу получить удовольствия от понимания его красоты, но программу создать не смогу. Прочитав теорию литературы и пять тысяч книг – не напишу роман. Я могу идеально воспроизводить и копировать, но нового… Божественного в этом не будет, потому что для этого нужно Его Слово внутри меня.

– То есть ты хочешь сказать, что можешь создать идеальную копию Венеры Милосской, но это будет лишь перевод материала?

– Да. От сделанной мной скульптуры Вселенная не расширится, а люди будут лишь проходить мимо статуи, почти её не заметив… Вы, Лев Серафимович, правильно подметили – именно «перевод материала»…

– Но ведь этого сейчас кругом навалом! Свинофермы вместо городов. Люди вместо скота, для которых штампуют на заводах без всякого там божественного воображения одинаковые песни, книги, еду, строения, продукты и вещи… и ничего – бездушные люди потребляют бездушный ширпотреб, что означает «для широкого потребления». Лишь единицы среди людей работают не ради денег, а на самом деле. Творят, делают с воображением, вкладывая душу. Такие Мастера и продукт их труда всегда на вес золота. Почему ценится всё натуральное – камень, дерево, еда? Потому что в них есть ЧТО-ТО… Или, например, «ручная работа», «Сделано с душой» – и этим всё сказано. От них самих исходят такие эманации чего-то особенного, настоящего, что люди к ним тянутся…

– Душа человека откликается на эту самую энергию расширения, на вибрации Бога, заложенные в таких вещах.

– Но таких вещей и людей единицы! Сейчас система всего мира построена таким образом, что жизнь превратилась в механический акт, не говорю уже о творчестве. Люди идут на работу, где «на автомате» выполняют свои обязанности, возвращаются в свои «на автомате» построенные дома, по дороге закупая «на автомате» изготовленную еду в кормушках гипермаркетов… Так в чём разница между ними и тобой? Между твоей Венерой Милосской и бездушной картиной, купленной на Черкизовском рынке?

– Именно потому, что использование материи не восполняется Духом, нынешняя цивилизация «тратит» себя впустую, а значит, и уничтожает… Физическая Вселенная ведь и была создана специально для того, чтобы люди наполняли Вселенную Духовную. И если человечество не выполняет этого своего предназначения, то оно как бы «занимает» у Вселенной в «долг». Вот и получается, что большинство людей едят, пьют, дышат у мира в долг, думая, что это само собой разумеется, а сами так ничего и не создают…Вы хотели знать, Лев Серафимович, в чём разница между мной и теми, кто живёт в долг? Теми, кто создаёт пустые, без воображения, вещи ради денег, славы «на автомате»?

– И в чём же?

– Нет разницы. Они создают что-то, но это мало того, что не расширяет Тело Бога, но и уменьшает Его. Люди всё больше оказываются в «долговой яме»… Разве что я живу в долг по необходимости и готов его вернуть сразу, как представится такая возможность.

– Ох-хо-хо-хушки… Я честно говоря, совсем не представляю, как ты живёшь с таким взглядом на жизнь.

– Это не «взгляд», Лев Серафимович, и не мнение – это знание.

– Ну хорошо, пусть так. Всё равно не представляю, как можно жить с таким знанием – «Я живу впустую. И что бы я ни делал, это не имеет смысла!» Кошмар какой-то! Так ведь и чокнуться недолго!

– Вы, видимо, забыли, где мы с вами находимся.

– Данил, я тебе об этом и говорю! Ты явно со своей философией, точнее с таким «знанием», переборщил. Не пробовал взглянуть на всё под другим углом?

– От угла взгляда сам мир не меняется… меняется человек.

– Но как можно жить, осознавая бессмысленность собственного существования?!

– Смысла в моём существовании нет для Бога, но не для меня. Я не способен создавать новое, но ведь я живу. Я люблю жить… и радуюсь каждому мгновению.

– Но в твоей жизни даже событий никаких не происходит!

– Жизнь сама по себе событие. Я, то есть душа, с удовольствием наблюдаю за своим телом. Улавливаю ощущения, запахи… Каждое мгновение наполнено событиями, достойными жизни. Когда я касаюсь воды, я ощущаю это прикосновение – реакцию своего тела на холод или тепло. Дует ли ветер, греет ли солнце, темно ли, светло ли… Всё это наполнено жизнью. Это и есть Жизнь. Которую мне нравится ощущать собой, душой.

– Но ведь это не имеет смысла?! Если я ничего не создаю, то зачем жить?!

– Хм… Это так звучит, будто вы подталкиваете меня к самоубийству, Лев Серафимович. Не делайте такие глаза, я конечно же понимаю, что вы не имеете в виду ничего плохого. Слова, которые вы сейчас сказали, обрекают вас на постоянное несчастье. Люди вечно чего-то ждут, чего-то хотят, живут от события к событию… И кажется, что смысл Жизнь приобретает лишь когда происходит что-то особенное или создается что-то важное…

– А разве это не так?! Иначе жизнь пуста! Ты ведь сам говорил, что наша задача Создавать с Воображением!

– То есть, по-вашему, Лев Серафимович, жизнь писателя имеет смысл лишь в моменты, когда он пишет?

– Естественно! Но при условии, что писать – это его Миссия, а он – не «литературный негр, штампующий ширпотреб для свиноферм».

– Тогда получается, когда писатель отдыхает, ест, моется, растит детей – всё это лишь «парник» для его рукописного творчества?

– Скорее всего, да. По крайней мере, я так считаю…

– Ответьте тогда на вопрос. Дикие племена в Африке – в чём смысл живущих в них людей? Ведь они зачастую ничего выдающегося не создают, и событий как таковых там тоже не особо… Разводят себе скот, охотятся, женятся, размножаются, ведя полуживотный образ жизни… Они тоже проживают впустую? Тогда зачем они вообще были созданы?

– Хм-м… Я об этом как-то не задумывался…

– Всё, что человек делает в течение дня, от утренней чистки зубов до вечернего умывания, может быть наполнено воображением. Всё это может расширять Вселенную. Я наслаждаюсь каждым мгновением, и если бы во мне было Его Слово, как например в вас, то Тело Бога от банального мытья рук, но сделанного с наслаждением, расширилось бы больше, чем от накаляканой без души картины. Так что моя жизнь не имеет смысла для Него, но не для меня.

– Странно… Ведь я всегда думал, что в жизни должна быть Большая Цель!

– Самая Большая Цель Жизни – каждое мгновение проживать не на автомате, в полусне, а с воображением, с любовью к тому, что делаешь…

– Таким образом и возвращается наш «долг» Ему?

– Да.

– И тогда любое действие, будь то утренние гренки, заправка машины или разговор с кем бы то ни было, будут содержать в себе частичку божественной вибрации?

– Да. И люди не будут создавать пустых , то есть без души вещей. И сама система «свиноферм» отпадёт за ненадобностью.

– Жизнь ради каждого мгновения? Звучит, как утопия.

– Но ведь это возможно. Я так и живу…

– Тогда ты, Данил, счастливчик. Ни тебе проблем, ни забот, учись ради познания, общайся ради общения… Не жизнь, а сказка!

– А кто сказал, что жизнь должна быть страданием?

– Мир так сказал!!! Ты оглянись кругом – всё далеко не так прекрасно! Реалии намного страшнее твоих выдумок! Люди работают, чтобы прокормить семьи, чтобы хоть как-то выжить! Им уж точно не до «восхищённого созерцания каждого мгновения»!

 

– Откуда вы знаете? Может быть если бы ваши «страдальцы» попробовали работать с воображением, ради самого дела, а не ради денег, то их серая, скучная, несчастная жизнь наполнилась бы той самой радостью?

– Ну а если на работе нет такой возможности? О каком воображении и творчестве может идти речь у штамповщика на заводе? Ладно у меня работёнка, спасибо Господи, интереснейшая и даже требующая воображения и новых подходов…

– Лев Серафимович, работа лишь часть жизни. Важная, необходимая, но часть. Не превращайте в творчество лишь профессиональную деятельность. Разве вы ещё не поняли, что в готовке еды, походе по магазинам или на прогулку, в слушании музыки или чтении, присутствие воображения не менее важно, чем в работе? Жить не на автомате, Лев Серафимович, каждое мгновение осознавать то, что ты сейчас делаешь – ведь это каждому под силу!

– Данил, или ты не последователен… или я чего-то не пойму. То ты как настоящий идеалист говоришь мне, что каждый человек рождается для осуществления некоего Задания Бога, Миссии… Которую если не выполнять, то влезаешь в долги перед Ним, а заодно и чувствуешь себя несчастной пустышкой… Потом ты утверждаешь, что не всё так страшно… мол, жизнь состоит из тысяч мелочей – привычных, обыденных, но благодаря которым мы и ощущаем, что живём… Не понимаю!

– Например, возьмём работы, котрые вам должны быть знакомы: Дины Рубиной, Евгения Гришковца, Людмилы Улицкой. Их романы и рассказы пропитаны именно такими маленькими человечностями. Когда вы читаете их произведения, то прямо растворяетесь внутри, особо не стремясь узнать, что же будет в конце. Сам процесс чтения их книг доставляет огромное наслаждение. Я об этом и толкую, Лев Серафимович, – наслаждаться процессом жизни прямо сейчас, а не жить ради свершений. Перестать хотеть чего-то большего, иначе наше «хочу» никогда не насытится, а мы, потакая ему, пропустим мимо саму Жизнь, которая и состоит-то из тысяч маленьких прекрасных обыденностей.

– Ну-ну… Скажи это матери-одиночке после трёх смен!

– К тому, о чём я говорю, физическая усталость не имеет никакого отношения. Для того чтобы делать что-то «с душой», силы не нужны, нужен лишь сам процесс. Если та мать-одиночка начнёт впускать воображение в любые свои действия в течение всего дня… день за днём… то её страдание и «выживание» превратится в радость от жизни. Вы, Лев Серафимович, сами недавно называли меня счастливчиком без проблем и забот, но ведь я ничего особенного не делаю – просто получаю удовольствие от всего, чем занимаюсь. Моя жизнь самая будничная из всех людей, так как даже у «среднего» человека в жизни случаются хоть какие-то события, направляющие его по определённому Пути. У меня же нет событий вообще, так как мне некуда двигаться. День за днём я сижу дома… читаю, читаю, читаю… иногда гуляю в одиночестве… ем, пью, хожу в туалет… всё. Военкомат и психбольница – пожалуй, единственные события за последние двенадцать лет, с тех пор как я пошёл в школу. Но при всём этом моя жизнь чрезвычайно интересна. Я каждый день делаю одно и то же, но мне это совсем не надоедает… потому что я делаю это не на автомате, а всё ощущаю, за всем наблюдаю – вкусы, запахи, цвета, реакции тела…

Теперь скажите, Лев Серафимович, чем мои будни отличаются от будней матери-одиночки? Что у меня в жизни есть такого, чего нет у неё? И даже наоборот… Я знаю, что у неё есть то, чего нет у меня – в ней заложено Его Слово и способность создавать Вселенную, а значит, она может испытывать Радость Творца… чего лишён я…

Будучи ещё совсем маленьким ребёнком, когда я начал познавать мир людей, мне было жаль, что я лишён Его Слова… жаль, что не могу Творить… Но немного осмотревшись, я понял, что ничем особенно не отличаюсь от большинства людей, которые, утопая в проблемах, мечтая лишь потреблять больше и больше, прожигают заложенную в каждом из них драгоценность впустую… Я не расширяю Бога, но окружающие тоже Его не расширяют! Но я хотя бы наслаждаюсь жизнью, а мать-одиночка страдает… Хм… И теперь кто из нас пустышка?

– Даниил, но…

– Извините, Лев Серафимович, но уже поздно и я хочу спать. Думаю, вы не будете против, если я пойду в палату.

– Да, конечно… До свиданья, Даниил.

– До завтра, Лев Серафимович.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2017 год. (0.068 сек.)Пожаловаться на материал