Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






В честь всех наших первых разов в твой первый День рождения в качестве моей любимой жены. 2 страница




 

- СЮРПРИЗ!

 

О, Боже! Роуз, Эммет, Элис, Джаспер, Карлайл и Эсме… Билли и Джейк… моя мама и Фил… Я стояла, разинув рот, уставившись на них, лишившись дара речи. Как? Когда? Я повернулась с ужасом на лице к Эдварду, и он сжал мою руку.

 

Моя мама сделала шаг вперед и обняла меня.

 

Ох! Мама!

 

- Дорогая, ты выглядишь прекрасно! С днем рождения!

 

- Мам! – зарыдала я, обнимая её. Ох, мамочка, мамочка… Слезы потекли по моему лицу; несмотря на всех присутствующих, я зарылась лицом в её плечо.

 

- Сладкая, дорогая моя, не плачь. С Чарли все будет хорошо. Он такой сильный человек. Не плачь. Не в твой день рождения, – её голос надломился, но она сохранила самообладание. Он обхватила мое лицо ладонями и большими пальцами стерла мои слезы.

 

- Я думала, ты забыла.

 

- Ох, Белла! Как я могла? Милая, семнадцать часов мучений – это не то, что легко позабыть.

 

Я захихикала сквозь слезы. Она улыбнулась.

 

- Вытри слезы, дорогая. Так много людей здесь хотят разделить с тобой этот особенный день.

 

Я фыркнула, не желая смотреть на кого-то еще в этой комнате, смущенная и взволнованная тем, что каждый человек приложил столько усилий, чтобы приехать и увидеть меня.

 

- Как вы сюда попали? Когда вы приехали?

 

- Твой муж прислал самолет, дорогая, – впечатлено усмехнулась она.

 

И я рассмеялась.

 

- Спасибо, мам, – улыбнулась я, и она вытерла мой нос салфеткой… как только могла мама. – Мам! – заругалась я.

 

- Так-то лучше. С днем рождения, милая! – она шагнула в сторону, пока все выстроились в очередь, чтобы обнять меня.

 

- С днем рождения, Белла!

 

- Белла, ты выглядишь горячо! С днем рождения.

 

- Хэй, Беллс. Никаких всхлипов в твой день.

 

- Белла, милая, отлично проведи свой день рождения.

 

- Белла. Великолепное платье. с, верно? Ох, и с Днем рождения!

 

- С ним все будет хорошо, Белла, доктор Сладер одна из лучших в стране. С днем рождения, дорогая.

 

- С днем рождения, ангел! – лучезарно улыбаясь, сказала Эсме, вглядываясь в мое лицо. - Ты можешь плакать, если тебе хочется, Белла, это твоя вечеринка.

 

- Как жизнь, детка? С твоим стариком все будет хорошо, – сжав меня в объятьях, сказал Эммет. Боже милостивый, он был таким огромным! – С днем рождения.

 

- О’кей, – взяв меня за руку, Эдвард вытянул меня из объятий Эммета. – Достаточно ласкать мою жену. Иди, ласкай свою собственную.

 

Эммет ухмыльнулся ему и подмигнул Роуз.

 

Официант, незамеченный мною ранее, предложил Эдварду и мне бокалы розового шампанского. Я вдруг поняла, что все уже были с бокалами. Эдвард откашлялся.



 

- Это был бы идеальный день, будь здесь с нами мой отец-в-законе. Но он близко… Он идет на поправку, и я знаю, он хотел бы, чтобы ты наслаждалась сейчас, Белла. За всех вас – спасибо что приехали и разделили со мной день рождения моей прекрасной жены, первый из многих будущих. С днем рождения, любовь моя, – Эдвард поднял бокал и все хором повторили «С днем рождения!», и мне пришлось бороться с собой, чтобы удержать подступившие слезы.

 

-

 

Я наблюдала за оживленной беседой за обеденным столом. Было так странно, быть окруженной моей семьей, зная, что отец находится на аппарате жизнеобеспечения в холодной палате интенсивной терапии местной клиники.

 

Я чувствовала себя слегка отрешенно от всего этого процесса, но была благодарна за то, что все они находились здесь. Я наблюдала за спаррингом между Эмметом и Эдвардом, волнением и энтузиазмом Элис по поводу всего сразу… Джаспер снисходительно и с любовью был весь в её внимании. Джейк источал остроумие. Билли, как и я, наслаждался разговорами. Он выглядел лучше. Отдохнувшим. Джейк был очень внимателен к нему, разделывая его еду, поддерживая его бокал всегда наполненным. Его единственный оставшийся в живых родитель был так близок к смерти, и это заставило Джейка ценить Билли еще больше… Я знала это.

 

Я посмотрела на свою маму. Она была в своей стихии: очаровательна, остроумна и радушна – я любила её такой. Я должна запомнить и сказать ей это. Жизнь так дорога. Теперь я понимала это.



 

- С тобой все о’кей? – спросила Роуз необычно мягким тоном.

 

Я кивнула и сжала её руку.

 

- Да. Спасибо, что приехала.

 

- Ты думаешь, мистер Мегабакс может удержать меня в стороне от твоего дня рождения? Нам пришлось лететь на вертолете! – ухмыльнулась она.

 

- Серьезно?

 

- Да. Всем нам. И ты говорила, что Эдвард может управлять им?

 

Я кивнула.

 

- Это горячо.

 

- Ага, я тоже так думаю.

 

Мы ухмыльнулись.

 

- Ты останешься здесь на ночь? – спросила я.

 

- Да. Мы все, я думаю. Ты ничего не знала об этом?

 

Я покачала головой.

 

- Круто, не правда ли?

 

Я кивнула.

 

- И что же он подарил тебе на день рождения?

 

- Это, – я показала свой браслет.

 

- О, это мило!

 

- Да.

 

- Лондон, Париж… мороженное?

 

- Ты не хочешь это знать.

 

- Могу догадаться.

 

Мы рассмеялись, и я покраснела, вспоминая Ben & Jerry’s & Белла.

 

- Ох… и R8.

 

Роуз прыснула вином, обливая свой подбородок, заставляя нас рассмеяться еще сильнее.

 

- Он хорош до неприличия, да?

 

- Именно это я и говорила.

 

На десерт мне был подан роскошный шоколадный торт с зажженными двадцатью двумя серебряными свечками под зажигательный хор « Happy Birthday to you». Эсме наблюдала за тем, как Эдвард пел вместе с другими моими друзьями и членами семьи, и её глаза светились любовью. Перехватив мой взгляд, она послала мне воздушный поцелуй.

 

- Загадай желание, – прошептал Эдвард мне на ухо.

 

На одном дыхании я задула все свечи, горячо желая, чтобы моему папе стало лучше. Папочка, поправляйся. Пожалуйста, поправляйся. Я так люблю тебя.

 

-

 

В полночь Билли и Джейк собрались уходить.

 

- Спасибо большое, что пришли, – я крепко обняла Джейка.

 

- Не за что на свете не пропустил бы это, Беллс. Рад, что Чарли идет на поправку.

 

- Да. Ты, Билли и Чарли должны поехать на рыбалку с Эдвардом в Аспен.

 

- Да? Звучит круто, – ухмыльнулся Джейк. Он направился забрать пальто своего отца, и я наклонилась к Билли попрощаться.

 

- Ты знаешь, Белла, было время… ну… я думал, что ты и Джейк… – его голос пропал, и он пристально посмотрел на меня; его темные глаза были полны напряжения… и любви.

 

О, нет.

 

- Знаю, Билли. Я люблю Джейка, но… Он мне как брат.

 

- В один прекрасный день, ты бы стала прекрасной дочерью-в-законе. И ты стала. Для Калленов, – он мечтательно улыбнулся, и я покраснела.

 

- Надеюсь, вы примите нашу дружбу.

 

- Конечно. Твой муж прекрасный человек. Ты сделала хороший выбор, Белла.

 

Я покраснела еще сильнее.

 

- И я так думаю, – прошептала я. – Я очень люблю его, – я обняла Билли.

 

- Обращайся с ним хорошо, Белла.

 

- Я буду, – пообещала я.

 

-

 

Эдвард закрыл за нами дверь в наш номер.

 

- Наконец-то одни, – пробормотал он, прижавшись спиной к двери, наблюдая за мной. Я шагнула к нему и пробежалась пальцами по лацканам его пиджака.

 

- Спасибо за прекрасный день рождения. Ты действительно самый предусмотрительный, внимательный и щедрый муж…

 

- К моему удовольствию.

 

- Да… твоему удовольствию. Давай сделаем что-нибудь для этого, – прошептала я. Сжав его лацканы в кулаках, я притянула его навстречу своим губам.

 

***

 

Когда я проснулась, я обнаружила, что обвилась вокруг моего мужа. Он тоже пробудился, взлохмаченный, с ярким изумрудным взглядом, красивый.

 

- Доброе утро, миссис Каллен.

 

- Мистер Каллен, доброе утро. Надеюсь, ты спал хорошо?

 

- Да, спасибо. Очень приятные сны, – с намеком, ответил он.

 

- И ты хочешь рассказать мне, о чем они были?

 

- Думаю, лучше я покажу тебе.

 

Я захихикала, но уже вскоре снова потерялась под воздействием его чар.

 

-

 

После совместного завтрака, когда я открыла все подарки и закончила поочередное прощание со всеми Калленами, моя мама, Эдвард и я направились в больницу. Тайлер сел за руль, после того как мы втроем еле уместились в моем R8. Фил отклонил посещение, и я в тайне была рада этому. Это было бы слишком странно… и уверена, Чарли не оценил бы, что Фил увидит его не в лучшей форме.

 

Чарли выглядел все также. Более заросшим. Мама была шокирована, увидев его, и вдвоем мы немного всплакнули.

 

- Ох, Чарли… – она сжала его руку и нежно погладила его лицо, и я бы переехала к ней обратно, чтобы увидеть такое проявление её любви к бывшему мужу. Я рада, что это мгновение навсегда останется в моих воспоминаниях.

 

Мы сидели рядом с ним, я держала её за руку, в то время как она сжимала его ладонь.

 

- Белла, было время, когда этот мужчина являлся центром моего мира. Солнце всходило и садилось с ним. Я всегда буду любить его. Он дал мне тебя.

 

- Мама, – ахнула я. Она погладила мою щеку и поправила выбившуюся прядь волос за ухо. – Ты знаешь, я всегда буду любить твоего отца. Я просто не могу жить с ним.

 

- Я знаю, – смахнув слезы, ответила я. – Они собираются вывести его из комы сегодня.

 

- Хорошо. Уверена, с ним все будет в порядке. Он такой упрямый. Как и ты.

 

Я улыбнулась.

 

- Ты разговаривала с Эдвардом?

 

- Неужели он думает, что ты упрямая?

 

- Я в этом уверена.

 

- Я скажу ему, что это семейная черта. Вы выглядите так хорошо вместе, Белла. Такими счастливыми.

 

- Так и есть, я думаю. На пути к этому, в любом случае. Я люблю его. Он – центр моего мира. Солнце тоже встает и садиться с ним… для меня.

 

- Очевидно, что он обожает тебя, дорогая.

 

- И я обожаю его.

 

- Убедись, что ты говоришь ему это. Мужчинам необходимо слышать подобные вещи, как, впрочем, и нам.

 

-

 

Я настаивала на том, чтобы поехать в аэропорт попрощаться с мамой и Филом. Тайлер следовал за нами на R8, а Эдвард сел за руль кроссовера. Мне было жаль, что они не могли остаться дольше, но они должны были вернуться в Джексонвилль. Это было слезное прощание.

 

- Береги ее, Фил, – прошептала я, обняв его.

 

- Конечно же, буду, Белла. И ты береги себя.

 

- Постараюсь, – я повернулась к маме. – До свидания, мам. Спасибо, что приехала, – прошептала я хрипло. – Я так сильно тебя люблю.

 

- Ох, моя дорогая девочка, я тоже люблю тебя. И с твоим папой все будет в порядке. Он не готов похоронить свое бренное тело. Он на самом деле не может пропустить игру Mariners!

 

Я захихикала. Она была права. Я решила, что почитаю Чарли спортивную колонку воскресной газеты этим вечером.

 

Я наблюдала за тем, как она и Фил поднялись по трапу в самолет КЭХ. Мама помахала мне и исчезла в самолете.

 

Эдвард обнял меня за плечи.

 

- Давай вернемся, детка, – прошептал он.

 

- Ты поведешь?

 

- Конечно.

 

-

 

Когда мы вернулись в больницу этим вечером, Чарли выглядел как-то по-другому. Мне потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что аппарат искусственной вентиляции воздуха исчез. Чарли дышал самостоятельно. О, святые угодники. Давай, папочка! Я погладила его щетинистую щеку и, взяв салфетку, аккуратно протерла его губы.

 

Папочка.

 

Эдвард вышел из палаты, чтобы найти доктора Сладер или доктора Кроу узнать новости, а я взяла уже знакомый мне стул и села рядом с кроватью, чтобы внимательно понаблюдать за отцом.

 

Я открыла спортивную колонку Sunday Oregonian и добросовестно начала читать отчет об игре Mariners против Texas Rangers. По всем признакам это был захватывающий матч, благодаря какому-то японскому игроку по фамилии Сузуки. Я крепко держала Чарли за руку, в то время как продолжала читать.

 

- И финальный счет: Mariners – 8, Rangers – 3.

 

- Хэй, Беллс, так мы выиграли? – прохрипел Чарли и сжал мою руку в ответ.

 

Ох, папочка, папочка, папочка!..

 

 

Глава 110 (23)

Слезы хлынули из моих глаз. Он вернулся, мой папочка вернулся!

 

- Не плачь, Беллс, – хриплым голосом сказал Чарли. – Что произошло?

 

- Ты попал в аварию. Ты в больнице Портленда.

 

Чарли нахмурился, и я не знала, было ли это потому, что он чувствовал себя некомфортно из-за нехарактерного для меня проявления привязанности, или от того, что не мог вспомнить аварию.

 

- Хочешь немного воды? – спросила я, неуверенная, можно ли мне было его поить.

 

Он кивнул, все еще сбитый с толку.

 

Ох, папочка! Мое сердце готово было расколоться на части.

 

- Я люблю тебя, папа. С возвращением.

 

Он неловко махнул рукой.

 

- Я тоже, Беллс. Воды.

 

Я бросилась бегом к дежурной медсестре.

 

- Мой папа… он проснулся! – широко улыбаясь медсестре Кристи воскликнула я, которая ошарашено смотрела на меня.

 

- Позови доктора Сладер, – сказала она своей коллеге и поспешно начала выходить из-за своего стола.

 

- Он хочет воды.

 

- Я принесу ему.

 

Я практически летела обратно к кровати своего отца, чувствуя себя такой беззаботной! Его глаза были закрыты, когда я оказалась рядом, и я сразу же забеспокоилась, что он вновь впал в кому.

 

- Папа?

 

- Я здесь, – пробормотал он.

 

Сестра Кристи появилась с кувшином воды и стаканом.

 

- Здравствуйте, мистер Свон. Я – медсестра Кристи. Ваша дочь сказала мне, что вы испытываете жажду.

 

-

 

Эдвард сидел в зале ожидания, уставившись в свой ноутбук и глубоко сконцентрировавшись. Он поднял на меня взгляд, когда я закрыла дверь, и его глаза округлились.

 

- Он очнулся! – объявила я.

 

Он улыбнулся, и напряжение на его лице спало. Ох… я и не замечала раньше. Как долго он был так напряжен? Он отставил ноутбук в сторону, встал и притянул меня к себе.

 

- Как он? – спросил он, уткнувшись в мои волосы.

 

- Говорит, хочет пить, и сбит с толку. Он совсем ничего не помнит об аварии, – было так уютно стоять в его объятьях. Я обняла его в ответ.

 

- Это объяснимо. Теперь, когда он очнулся, я хочу перевести его в Сиэтл. Тогда мы сможем вернуться домой, а мой отец – присматривать за твоим.

 

Ох.

 

- Я не уверена, что он достаточно хорошо себя чувствует для транспортировки.

 

- Я поговорю с доктором Сладер. Узнаем её мнение.

 

- Ты скучаешь по дому?

 

- Да.

 

- О’кей.

 

***

 

- Ты не перестаешь улыбаться, – сказал Эдвард, как только я повернула к Heathman.

 

- Я очень рада. И счастлива.

 

Эдвард улыбнулся.

 

- Хорошо.

 

Фары погасли, и я задрожала, когда мы вышли на прохладный, вечерний воздух, передавая мои ключи сотруднику парковки отеля. Он с вожделением поглядывал на мою машину и, честно говоря, я не винила его за это. Эдвард обнял меня рукой.

 

- Следует ли нам отпраздновать? – спросил он, как только мы вошли в фойе.

 

- Отпраздновать?

 

- По поводу твоего отца.

 

Я захихикала.

 

- Оу, по поводу него.

 

- Я скучал по этому звуку, – прошептал Эдвард и поцеловал меня в висок.

 

- Можем мы просто поужинать в нашем номере? Ты знаешь, тихий вечер…

 

- Конечно. Идем, – взяв за руку, он повел меня в сторону лифтов.

 

-

 

- Это было восхитительно, – пробормотала я с удовлетворением, как только отставила пустую тарелку в сторону, полностью сытая. – Они точно знают, как приготовить отличный Тарт Татен.

 

Я приняла ванну и теперь сидела в одной футболке Эдварда и трусиках. На заднем фоне звучали случайно воспроизводимые композиции из iPod-а Эдварда, и Дайдо звонко напевала мелодию о белом флаге.

 

Эдвард задумчиво смотрел на меня. Его волосы все еще были влажными после наших водных процедур, но он был одет не только в черную футболку, но и джинсы.

 

- Это самое большое количество еды, которое я видел, как ты съела за все то время, что мы были здесь, – сказал он.

 

- Я была голодна.

 

Он откинулся на спинку стула с самодовольной ухмылкой на лице и сделал глоток белого вина.

 

- И что бы ты предпочла делать сейчас? – нежно спросил он.

 

- А чем бы ты сейчас хотел заняться?

 

Он насмешливо выгнул бровь.

 

- Чем всегда хочу заниматься.

 

- И что же это?

 

- Миссис Каллен, не надо стесняться.

 

Перегнувшись через стол, я ухватилась за его руку, перевернула её и скользнула указательным пальцем по ладони.

 

- Я хочу, чтобы ты коснулся меня им, – сказала я, проведя по его указательному пальцу. Он заерзал в кресле.

 

- Только им?

 

- Может быть, им? – я пробежалась по его среднему пальцу и обратно к ладони. – И им… – царапнув ногтем по безымянному, добавила я. – Безусловно, им, – мой палец замер на его обручальном кольце. – Это очень сексуально.

 

- И сейчас?

 

- Конечно же. Оно говорит: «Этот мужчина – мой», – и я нежно скользнула по небольшой мозоли, которая уже образовалась на чувствительной коже под кольцом. Он подался вперед и двумя ладонями приподнял мой подбородок.

 

- Миссис Каллен, вы соблазняете меня?

 

- Надеюсь, что это так.

 

- Изабелла, я сдаюсь, – его голос понизился. – Иди сюда, – он потянул меня за руку так, что я встала со своего места, а затем села на его колени. – Мне нравится иметь беспрепятственный доступ к тебе, – прошептал он, запуская руку по моему бедру к попке. Вторая его рука сжала мой затылок, и он начал целовать меня, прочно удерживая на месте. На вкус он был как белое вино и яблочный пирог… и Эдвард. Я запустила пальцы в его волосы, прижимая его ближе к себе, в то время как наши языки исследовали и кружили друг возле друга; моя кровь забурлила в венах. Мы оба задыхались, когда Эдвард оторвался от меня.

 

- Идем в кровать, – прошептал он мне в губы.

 

- В кровать?

 

Он отодвинулся подальше и потянул мои волосы назад так, чтобы я посмотрела на него.

 

- Где бы вы предпочли, миссис Каллен?

 

Моя Внутренняя Богиня прекратила обмахивать лицо черепашьим веером.

 

Я пожала плечами, изображая безразличие.

 

- Удиви меня.

 

Он усмехнулся.

 

- Ты сегодня в ударе, – пробормотал он и потерся носом о мой.

 

- Может быть, мне нужно быть более сдержанной.

 

- Может быть. Ты станешь очень властной к старости, – прищурив глаза, ответил он, но не смог скрыть своего веселья.

 

- И что ты собираешься сделать по этому поводу? – бросила я вызов.

 

Его глаза вспыхнули.

 

- Я знаю, что я бы предпочел сделать. Зависит от того, готова ли ты, – пробормотал он.

 

- Ох, мистер Каллен, ты был очень нежен со мной несколько последних дней, – прошептала я.

 

- Тебе не нравится нежность?

 

- С тобой, конечно, нравится. Но, ты знаешь… Разнообразие придает остроту жизни, – моргая ресницами, процитировала его я.

 

- Так ты хотела бы что-то менее нежное?

 

- Что-то более жизнеутверждающее.

 

Он удивленно вскинул брови.

 

- Жизнеутверждающее? – повторил он, и я услышала азарт в его голосе.

 

Я кивнула. С минуту он пристально смотрел на меня.

 

- Не кусай свою губу, – прошептал он и резко поднялся, держа меня на руках. Я ахнула и схватилась за его бицепсы, опасаясь, что он уронит меня. Он подошел к самому маленькому из трех диванов и опустил меня на него, продолжая пристально смотреть сверху вниз.

 

- Жди здесь. Не шевелись, – приказал он, и его изумрудный взгляд стал интенсивным и пылким.

 

Он развернулся на пятках и направился в спальню.Ох… босоногий Эдвард. Почему его ноги были такими сексуальными? Он вернулся через несколько секунд, к моему удивлению, наклоняясь надо мной со спины.

 

- Думаю, мы обойдемся без этого, – схватившись за край моей футболки, он стянул её через мою голову, оставляя меня обнаженной, за исключением трусиков. Он потянул меня за хвостик и поцеловал. – Встань, – приказал он, едва оторвавшись от моих губ, и отпустил меня. Я немедленно выполнила приказ.

 

Он положил на диван полотенце.

 

Полотенце?

 

- Сними трусики.

 

Оу… Я сглотнула, но сделала так, как он велел, отбрасывая их на софу.

 

- Сядь, – он снова схватил меня за хвостик и откинул мою голову назад. – Ты скажешь мне остановиться, когда это будет слишком, да?

 

Я кивнула.

 

- Скажи это.

 

- Да.

 

- Итак, миссис Каллен… по многочисленным просьбам, я собираюсь связать тебя, – прошептал он.

 

Желание тут же пронзило мое тело как молния от этих легких, простых слов. Ох, мой милый Фифти… на диване? Что ты собираешься сделать?

 

- Подними колени, – тихо приказал он, – и сядь прямо.

 

Я поставила ноги на край дивана, и мои колени оказались передо мной. Он дотянулся до моей левой ноги и, предварительно взяв пояс с одного из банных халатов, связал ее выше колена.

 

- Банные халаты?

 

Он усмехнулся.

 

- Я импровизирую, – он сделал быстрый узел и привязал второй конец пояса к дальнему углу дивана, эффективно раздвигая мои ноги. – Не шевелись, – предупредил он.

 

Медленно он повторил данный процесс с правой ногой, привязывая второй конец к другому углу дивана.

 

Ох, Боже мой… Я сидела прямо, распростертая на диване, с широко раздвинутыми ногами.

 

- О’кей? – тихо спросил Эдвард, взглянув на меня из-за спины.

 

Я кивнула, ожидая, что он свяжет и мои руки тоже. Но он воздержался от этого. Он наклонился и поцеловал меня.

 

- Ты и понятия не имеешь, как горячо выглядишь прямо сейчас, – прошептал он и потерся носом о мой. – Думаю, стоит переключить музыку, – он встал, небрежно и медленно направляясь к подставке с iPod.

 

Как он это делает? Вот она я, возбужденная и заведенная как черт, в то время как он такой холодный и спокойный. Он был лишь в поле моего видения, и я наблюдала за тем, как напрягались и двигались мышцы на его спине под футболкой, в то время как он наклонился и начал переключать песни. Незамедлительно, сладкий, почти детский, женский голос начал петь.

 

Смотри:

на этот раз

я на волоске от гибели,

 

О, мне нравится эта песня.

 

Эдвард обернулся и посмотрел на меня, его взгляд не отрывался от моих глаз, пока он двигался навстречу мне, а затем ошеломляюще грациозно опустился на колени напротив.

 

Внезапно я почувствовала себя совершенно беззащитной.

 

- Беззащитна? Уязвима? – спросил он с его сверхъестественной способностью оглашать мои невысказанные мысли. Он опустил свои руки на колени.

 

Я кивнула. Почему он не прикасается ко мне?

 

- Хорошо, – пробормотал он. – Вытяни свои руки, – я не могла оторвать взгляда от его завораживающих изумрудных глаз. Я вытянула руки ладонями вверх. Эдвард поднял небольшую бутылку с прозрачной жидкостью, открыл крышку и налил немного на каждую ладонь. Это было душистое масло… с насыщенным мускусным, чувственным ароматом, который я не могла узнать.

 

- Разотри в ладонях, – сказал он, пока я извивалась от его горячего, тяжелого взгляда. – Не двигайся, – предупредил он, прищурившись.

 

О, Боже.

 

- Теперь, Изабелла, я хочу, чтобы ты прикоснулась к себе.

 

Святая Матерь Божья.

 

- Начни со своей шеи и опускайся вниз.

 

Ох… я начала сомневаться.

 

- Не будь стеснительной, Белла. Сделай это.

 

Я видела, как азарт и вызов мелькнули на его лице, как впрочем, и желание.

 

 

Сентиментальность…

Во мне нет ничего

сентиментального, да…

 

 

Я положила руки на шею и позволила им скользнуть к вершине моей груди. Масло сделало их путь очень легким на моей коже. Мои руки были такими теплыми.

 

- Ниже, – пробормотал Эдвард, его взгляд потемнел. Он не прикоснулся ко мне.

 

Я обхватила свою грудь руками.

 

- Подразни себя.

 

О, Боже. Я нежно потянула свои соски.

 

- Жестче, – выдохнул Эдвард. Он неподвижно сидел между моих бедер и просто наблюдал за мной. – Как это сделал бы я, – его взгляд злорадно вспыхнул.

 

Мышцы тут же сжались глубоко в моем животе. Я застонала в ответ и жестче потянула за соски, чувствуя, как они затвердели и напряглись от моих прикосновений.

 

- Да. Именно так. Еще.

 

Я закрыла глаза и потянула сильнее, перекатывая и покручивая их между пальцами. Я застонала.

 

- Открой глаза.

 

Я моргнула и посмотрела на него.

 

- Еще раз, – прошептал он. – Я хочу видеть тебя. Видеть, как ты наслаждаешься своими прикосновениями.

 

Ох, блядь. Я повторила процесс. Это было так… эротично.

 

- Руки. Ниже.

 

 

Сентиментальность…

Во мне нет ничего

сентиментального, да…

 

 

Я выгнулась.

 

- Не двигайся, Белла. Впитывай удовольствие. Ниже, – его голос стал низким и хриплым, мучая и соблазняя одновременно.

 

- Сделай это ты, – прошептала я.

 

- О, я сделаю. Скоро. Ты сделай это. Ниже. Сейчас же, – он пробежался своим языком по зубам, источая чувственность. Твою мать… я начала извиваться, натягивая свои оковы.

 

Он покачал головой, медленно, из стороны в сторону.

 

- Замри, – предупредил он, и, положив руки на мои колени, прижал меня на месте.

 

- Давай, Белла – ниже, – уговаривал он меня.

 

Мои руки скользнули по животу вниз.

 

- Ниже, – произнес он одними губами, олицетворяя похоть.

 

Дерьмо… он был так горяч.

 

- Эдвард, пожалуйста.

 

Его руки скользнули вниз по моим коленям, касаясь моих бедер, к самому низу живота.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.062 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал