Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 19. Странный рождественский подарок




Тик так радовался, что папа поверил ему и хотел помочь, что вся затея с экспедицией на Аляску достигла его сознания только на следующий день, когда отец сказал, что уже купил билеты на самолет. Вроде бы, папа был уверен, что они смогут выяснить, кто послал первое письмо, и получить какие-то сведения непосредственно от него или от нее. Путешествие на Аляску само по себе казалось довольно увлекательным, и Тик не знал, как он выдержит следующие десять дней.

Каждый день рождественских каникул Тик и София обменивались письмами, в конце концов установив традицию постоянно отвечать на вопросы и рассказывать о себе все больше и больше. Тик уже понял, что София была энергичной и уверенной в себе — не тем человеком, с которым бы хотелось ссориться, если вы, конечно, не любитель пинков по голени или чего похуже. А еще она была очень умной, и Тик почти не замечал языкового барьера. Он чувствовал, что они во многом похожи, и поймал себя на том, что она очень ему нравится. Они даже играли в шашки по сети, хотя из-за разницы в часовых поясах на одну партию уходила целая неделя.

София первой разгадала последнюю часть четвертой подсказки — первую букву назначенного места. Сначала Тик боялся, что они нарушают какое-то правило тем, что помогают друг другу, но София обратила его внимание, что ни в одном письме не говорилось, что это запрещено. По ее мнению выходило, что автор писем будет впечатлен тем, что они догадались друг друга найти и начать сотрудничать.

Услышав ответ, Тик почувствовал себя тупым.

«Я попрошу только, чтобы его название начиналось с буквы, идущей после А и до Я, но не и остальном алфавите».

Тик уже подозревал, что речь шла о кладбище, но именно София догадалась, что слово «кладбище» начиналось с буквы «к», которая явно шла после «а» и до «я» и не содержалась в словосочетании «остальной алфавит». Именно это и имелось в виду, что теперь казалось Тику до боли очевидным.

Тик раздумывал, на какое кладбище ему пойти, потому что в любом городе, заслуживающем этого названия, было больше одного. Но, судя по тексту подсказки, было не особенно важно, куда именно он отправится, только бы это было кладбище. София решила ближе к делу выбрать какое-нибудь поближе к дому, и Тик поступит так же.

Конечно, оба понимали, насколько странно было бы попросить их отправиться гулять среди могил, да еще и непонятно куда. Но в этом деле странным было вообще все, так что они уже привыкли.

Тик был счастлив от того, что он нашел Софию; впервые за много лет он чувствовал, что у него есть друг. Да, она жила в Италии и любила избивать мальчиков, но дареному коню в зубы не смотрят. Он не мог дождаться следующей подсказки, чтобы обсудить ее с ней.



На Рождество его желание исполнилось.

 

В эти пару дней стояла идеальная погода. Миллионами мягких хлопьев падал снег, устилая участок и дом белым ковром, покрывая грязь, начавшую образовываться после двух недель без снега. Классические хиты Бинга Кросби и Фрэнка Синатры парили в доме, как теплый воздух у камина. Мама Тика целыми днями пропадала в кухне, готовя все, что угодно, от ветчины с хрустящей корочкой до фаршированных перцев, от картошки с сыром до фруктового салата, от покрытых шоколадом шариков из арахисового масла до своего знаменитого рождественского печенья, полного кокосовой стружки, ириса, ореха-пекана, грецких орехов и огромного количества всякого другого объедения.

Тик был сытым и счастливым, в который раз вспоминая, за что он любил каникулы больше всего остального. А то, что через пару дней он отправится в Аляску, только улучшало его настроение. Жизнь была прекрасна.

После шума и смеха рождественского утра повсюду валялись большие и яркие куски оберточной бумаги. Тик сидел на диване, изучая подарки: три видео-игры, несколько книг, парочка подарочных сертификатов, много сладостей. Обычно он чувствовал укол грусти, когда все подарки были открыты, и до следующего Рождества оставалось триста шестьдесят пять долгих дней. Но теперь все было не так. Он чувствовал приятное тепло, любопытство и счастье.

Загадка М. Д. и его двенадцати подсказок осветила жизнь Тика новым светом, и, невзирая на пришедшие с письмами опасности, он никогда не чувствовал себя более живым.

Он взглянул на украшенное дерево с десятками белых огней, отражающихся в красных металлических шарах и серебряных гирляндах. Что-то квадратное и явно тяжелое, спрятавшееся за гирляндой из Щелкунчиков, привлекло его внимание. За последний месяц он смотрел на это семифутовое дерево никак не меньше тысячи раз и мог с уверенностью сказать, что до сегодняшнего дня этой штуковины здесь не было.



Подскочив с дивана, он огляделся, чтобы увидеть, как идут дела у семьи. Мама углубилась в книгу, отец был в кухне, Лиза слушала в наушниках свои новые диски, а Кэйла играла со своим кухонным набором, делая вид, что готовит блины и яичницу. Стараясь выглядеть беспечно, Тик встал с дивана и подошел к дереву, уставившись на то, что приковало его внимание.

Коробка, завернутая в бумагу с изображениями фей, гномов и драконов, была засунута между двумя ветками и привязана к ним гирляндой лампочек. На одной из граней синими чернилами было разборчиво выведено: «От М. Д.». Тик еще раз огляделся, отвязал коробку и положил ее рядом с остальными подарками. Потом он набрал в руки столько подарков, сколько мог унести, включая и загадочную посылку, и направился к себе наверх.

Он сел на кровать и изучил странную упаковочную бумагу. Сам по себе подарок был очень легким, и он был уверен, что внутри будет подсказка. Но кто и когда положил туда эту коробку? Он сорвал бумагу с белой картонной коробочки. Открыв крышку, Тик увидел то, чего и ожидал.

Пятая подсказка. Он извлек картонку и почитал послание:

«Если ты не скажешь магические слова абсолютно верно, все пропало. Мне больно напоминать тебе, что я не могу сказать тебе этих слов, как не смогу ни под каким давлением, которое тебе может вздуматься на меня оказать. Что, конечно, тебе было бы очень трудно исполнить, поскольку ты не знаешь, кто я такой, и поскольку я живу в таком месте, до которого ты точно не доберешься.

Удачи, парень!»

 

Тик еще пару раз прочел подсказку и вклеил кусок картона в дневник. Он подумал о четвертой подсказке, о ее игре слов с «остальным алфавитом». Здесь могло быть что-то подобное.

«Если ты не скажешь магические слова абсолютно верно, все пропало»

«Скажешь магические слова абсолютно верно». Могут ли магические слова звучать как «абсолютно верно»? Тик подумал, что это было бы глупо. И потом, ему было сказано, что волшебные слова содержатся в первом письме, не в одной из последующих подсказок.

Тик в досаде закрыл дневник. Новое письмо не дало ему ничего, чего бы он не знал, только то, что в назначенный день нужно сказать что-то конкретное. В остальном же, похоже, М. Д. просто повторял, что он ни за что, ни за что, ни за что не скажет Тику волшебных слов.

В разочаровании, гадая, не ускользает ли от него что-нибудь очевидное, и все еще в растерянности от того, как к ним под елку попал подарок М. Д., Тик спустился вниз и написал Софии о пятой подсказке. Зная, что ответит она не скоро, он отправился к папе в кухню и ввел его в курс дела, попутно съедая все, до чего мог дотянуться.

София ответила тем же вечером, что по ее времени могло быть ранним утром следующего дня. Сердце Тика воспряло, когда он увидел ее письмо во входящих, и он быстро щелкнул по письму:

«Дорогой Тик!

Я тоже получила пятую подсказку. Не особенно-то много информации, да? По-моему, твоя идея о словах «абсолютно верно» именно такая, как ты сам о ней сказал. То есть глупая. Это было бы слишком просто.

Я уверена, что все твои мысли сейчас заняты предстоящим путешествием на Аляску. Может быть, ты там затеряешься во льдах или тебя съест полярный медведь. На твоих похоронах гроб будет закрыт, потому что от тебя останется только мизинец правой ноги. Шучу-шучу, я очень надеюсь, что ты выберешься оттуда живым.

Мне кажется, вчера за мной шпионил какой-то мужчина. Он выглядел злобно, но исчез, прежде чем я его рассмотрела поближе. Не круто.

Удачи в стране льдов. Пиши, как вернешься.

Чао,

София».

 

Тик перечитал абзац о том, что за ней кто-то шпионил. София ввернула это так, как будто это было сообщением о покупке новой пары носок. Если за ней следит какой-то жутковатый парень, он может потом переключиться на Тика. Или за ним уже кто-то шпионит, а он ничего не подозревает? По его позвоночнику пробежал знакомый холодок, напоминая, что затея с М. Д. не вся состояла из загадок и новых друзей.

Он написал быстрый ответ Софии, советуя ей быть осторожной и обещая написать снова, как только вернется с Аляски, и уже собирался освободить компьютер, когда услышал звук нового письма. Когда в ящике всплыло новое письмо, Тик почувствовал, как ледяная рука сжала его сердце:

«Отправитель: Смерть.

Тема: Без темы».

 

С кислотой в желудке, Тик щелкнул по сообщению. В нем была только одна строчка:

 

«Встретимся в Аляске».


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (2.961 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал