Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Коммунисты, шаг вперёд!




 

Р: В начале этой лекции я хотел бы поговорить о французском учителе истории и географии Поле Рассинье,который считается отцом критической историографии холокоста.До Второй мировой войны Рассинье был ярым коммунистомпричина,по которой он вступил в ряды бойцов Сопротивления после того,как Франция пала под натиском Вермахта.В результате он был арестован немецкими оккупационными войсками и отправлен в концлагерь Бухенвальд.

 

С: Я думала,что Вермахт расстреливал партизан на месте...

Р: Согласно тогдашним международным нормам(так же как и сегодняшним),партизан можно было расстреливать по законам военного времени.Однако в1943году Вермахт изменил свою политику в этом отношении,поскольку немецким войскам приходилось иметь дело со слишком большим количеством партизан,и массовые расстрелы партизан настраивали местное население против немецких войск до такой степени,что партизаны получали ещё бóльшую моральную и физическую поддержку со стороны населения[78].

С: Это вполне можно понять.

Р: Да,борьба гражданского населения против оккупационной державы,может быть,и незаконна,но вполне понятна с психологической точки зрения и всегда считается героической,если данная оккупационная держава проигрывает войну.Но,как бы то ни было,фактом является то,что в тот момент немцы предпочли не расстреливать Поля Рассинье и его сотоварищей,а использовать их в качестве рабочей силы на предприятиях,имевших большое значение для военной экономики.Таким образом,после нескольких недель,проведённых в карантине в Бухенвальде,Рассинье в итоге очутился в лагере Дора-Миттельбау,где немцами было развёрнуто производство ракет«Фау».В конце войны СС,ставшее к тому времени весьма безрассудным,бесцельно переводило с одного места на другое его и остальных заключённых.Рассинье повествует о нескольких случаев насилия во время этой перевозки со стороны ставших раздражительными эсэсовцев.В конце концов Рассинье удалось бежать,и он был освобождён наступающими американскими войсками[79].

 

После войны Рассинье заседал во французском парламенте в качестве представителя от социалистической партии.

 

Как,наверное,всем известно,сразу же после войны некоторые бывшие узники концлагерей стали писать книги и статьи о пережитом.

Одним из таких авторов был французский священник,аббат Жан-Поль Ренар,который написал следующее: «Я видел,как тысячи и тысячи людей входили в душевые Бухенвальда,где вместо воды шёл удушливый газ».

 

Когда Рассинье возразил,что,насколько ему известно по собственному опыту,в Бухенвальде не было газовых камер,аббат Ренар ответил: «Ну,это,так сказать,поэтический оборот»[80].



Ещё одним таким автором был Юджин Когон,бывший политический заключённый и сотоварищ Рассинье по Бухенвальду.Когда Рассинье прочёл книгу Когона[81],он был настолько возмущён содержавшимися в ней искажениями,преувеличениями и просто грубой ложьюв особенности,снятием ответственности с его коммунистических сотоварищей за многие жестокости,совершённые в лагерях, —что решил сам написать книгу,в которой раскритиковал сочинение Когона[82].

 

С: Таким образом,Когон видел события через свои собственные,политически искажённые очки.

 

Р: В предисловии Когон лично написал,что показал свой манускрипт бывшим ведущим узникам лагерячтобы развеять известные опасения за то, что этот рассказ мог превратиться в некий обвинительный акт против ведущих узников лагеря».

 

Когда Когона упрекнули в том,что его книга«СС-государство»представляет собой пристрастный памфлет,он подал иск за клевету,который,однако,проиграл.В своём решении суд постановил:

«Это обвинение [что книга Когонаненаучный памфлет] не выглядит так, будто оно было взято с потолка,учитывая,что истец составил социологическую оценку поведения людей в концлагере с учётом того,что она не должна превратиться в обвинительный акт против ведущих узников лагеря.

 

[...] Если учесть, что среди пятнадцати человек, которым он прочёл свой рассказ, было двое граждан

 

СССР и восемь коммунистов,то создаётся впечатление,что независимо от жестокостей,совершённых коммунистами,сей круг лиц сознательно не будет затронут[...].Такие рассуждения должны быть чужды научной работе.Чистую науку не интересует,удолбен ли полученный результат для того или иного лица.Там,где на содержание влияют вопросы целесообразности,объективность теряется.Следовательно,когда




 


ответчик,в качестве товарища по заключению,выражает своё мнение,согласно которому«СС-государство» —это памфлет,он пользуется своим конституционным правом на свободное выражение мнения,не посягая при этом на право на личное достоинство истца[...]»[83].

 

С: Следовательно,книга Когонаэто попытка обелить себя и своих друзей-коммунистов,обвинив во всём злобных эсэсовцев и других заключённых.

 

Р: Причём именно Когон в своё время сыграл в Германии ключевую роль в«деле по разъяснению»холокоста.

В более поздних работах Рассинье уделяет всё большее внимание заявлениям о немецких злодеяниях времён Второй мировой войны и,в особенности,вопросу о том,существовала ли в то время у немцев политика по систематичному уничтожению европейских евреев.В книге«Выдумки Одиссея»Рассинье ещё допускает ту возможность,что где-то существовали газовые камеры,поскольку он полагает,что нет дыма без огня.Однако по мере продвижения своих исследований Рассинье всё больше и больше склоняется к выводу о том,что систематичной программы по уничтожению евреев никогда не существовало,и с каждой новой книгой растёт его уверенность в том,что газовых камер,в которых массово убивали евреев,никогда не было[84].

 

Так,в книге«Драма европейских евреев»за1964год он пишет: «Последние пятнадцать лет,каждый раз,когда мне говорили,что в такой-то части Европы,не оккупированной советами,есть свидетель,утверждающий,что он лично присутствовал при газации,я немедленно ехал к нему,чтобы выслушать его свидетельство.Но каждый раз это заканчивалось одинаково.С папкой в руках я задавал свидетелю ряд точных вопросов,на которые он мог отвечать только весьма очевидной ложью,так что в итоге ему приходилось признавать,что он не присутствовал при этом лично,а всего лишь полагался на рассказ одного доброго знакомого,умершего во время его заключения,в чьей честности он не сомневался.Подобным образом я исколесил по всей Европе тысячи километров»[85].

Я рекомендую книги Рассинье всем,кто интересуется критической историографией холокоста.Но в то же время я хочу отметить,что работы Рассинье не лишены ошибок.Но в каких работах нет ошибокособенно,если это работы первопроходца!Рассинье имел лишь ограниченный допуск к первоисточникам,так что в его работах обязательно должны были появиться пробелы.Из-за этого,если смотреть с точки зрения сегодняшнего дня,убедительность и точность его аргументов представляют меньший интерес,чем сам авторфранцузский коммунист,партизан и бывший узник концлагерей,ставший первым,кто бросил открытый вызов многочисленным выдумкам и преувеличениям,связанным с холокостом[86].

 

С: Это просто удивительно!Я всегда думала,что первыми были нацисты или неонацисты.

 

Р: Это весьма распространённое,но ложное клише.На самом деле это была жертва национал-социалистов,смертельный идеологический враг национал-социализма,который пытался воздать должное истине.

 

С: Что ж,вряд ли кто-то сможет обвинить этого человека в том,что он хотел кого-то обелить.

 

Р: Вообще-то не имеет значения,кто выдвигает аргумент,если этот аргумент обоснован.Но я согласен с тем,что в этом вопросе больше хочется выслушать того,кто сидел за колючей проволокой,а не того,кто стоял перед ней с автоматом в руках.Хотя,положа руку на сердце,обе эти группы лиц имели интереспо противоположным мотивамутаить одни вещи и преувеличить или даже выдумать другие.

 

Поэтому мы скажем,что отцом критичного,ревизионистского исследования холокоста был крайне левый,антифашист,узник концлагерей.

С: А у Рассинье были какие-то неприятности из-за его критичного отношения?

 

Р: О да!Против него было возбуждено уголовное преследование,которое,однако,в конечном счёте,было приостановлено.На него постоянно клеветали французские СМИ и,если не считать его собственных книг,он лишь изредка имел возможность сказать слово в своё оправдание.Впрочем,если сравнивать это с гонениями на более поздних критических исследователей,то Рассинье отделался сравнительно легко.

 

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.009 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал