Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Э. Фромм




Психологическая адаптация представляет собой процесс при­ближения внутреннего мира личности к социальным и социально-психологическим требованиям среды, условиям и содержанию общественной жизни людей в интересах исполнения соответствую­щих социальных ролевых функций. Это гармонизация внутренних и внешних условий жизни и деятельности личности, активное освое­ние человеком природной и социальной сред во всем многообразии их проявлений.

С конца прошлого столетия американский ученый У. Джеймс и его последователи (Р. Лазарус, И. Гаккер, Л. Фестингер и др.), основываясь на исследованиях Дарвина, разработали функ-ционалистский подход в теории сознания, считая, что главное в ней — выявить функцию сознания и его роль в выживании чело­века. Основной функцией сознания, по их мнению, является адаптационная, состоящая в регуляции взаимодействия челове­ка с внешним миром. Роль сознания, считали они, состоит в том, чтобы дать индивиду возможность приспосабливаться к раз­личным ситуациям, возникающим с утра до вечера, со дня рождения и до смерти, либо повторяя уже выработанные формы поведения, либо изменяя их в зависимости от обстоятельств, либо, наконец, осваивая новые действия, если того требует си­туация. Представители этого направления видели истоки адап­тации личности в рассогласовании между наличным уровнем подготовленности, опыта индивида и требованиями конкретных условий жизни и деятельности.

Представители психоаналитического направления западной пси­хологии (3. Фрейд, Э. Берн, А. Адлер, Р. Гарднер, Э. Эриксон и др.) источником адаптации личности считали конфликт, возникающий вследствие несоответствия потребностей человека, его побуждений, влечений, возможностей содержательным, нормативным требованиям среды, социальным нормам, правилам, которые носят огра­ничивающий человека характер.

Позитивисты (А. Бандура, А. Маслоу, Г. Олпорт и др.) видят ис­токи адаптации личности в ее конфликте со средой, основу которо­го составляют социальные препятствия (и не только нормативного характера), затрудняющие процесс самореализации личности.

С формированием и утверждением в советской психологии теории предметной деятельности (А.Н. Леонтьев) истолкование взаимодействия человека со средой в терминах приспособления все больше уступает место его истолкованию в терминах «присвоения» и «овладения» миром общественных предметов.

Основное различие между процессами приспособления и при­своения АН. Леонтьев видел в том, что «процесс биологического приспособления есть процесс изменения свойств и способностей организма и его видового поведения», а процесс присвоения — это процесс, «в результате которого происходит воспроизведение ин­дивидуумом исторически сформировавшихся человеческих способ­ностей и функций»1.



Более того, согласно этой теории в процессе присвоения проис­ходит не только «воспроизведение», но и развитие, наращивание человеческих сил и возможностей. А.Н. Леонтьев не без основания утверждал, что такого процесса нет у животных, как не существует у них и противоположного процесса опредмечивания их способно­стей в объективных продуктах их деятельности. В человеческой адаптации ведущей стороной выступает активность человека, имею­щая не приспособительный, адаптивный, а преобразующе-деятельностный характер. Принимая во внимание закономерности производственной адаптации и рассматривая ее в широком смысле не только как производство материальных благ, но и как производ­ство человека как общественного существа, адаптацию можно охарактеризовать как активное освоение природной, а также соци­альной среды во всем многообразии ее сфер экономической, политической, социальной и духовной.

В процессе именно такого взаимодействия со средой проис­ходит как целенаправленное ее преобразование, так и соответст­вующие изменения в самом человеке, в его психике. В резуль­тате этих взаимных изменений и происходит снижение степени рассогласования между личностью и средой. Таково принципи­альное решение вопроса об адаптации в отечественной теории деятельности.

Обычно выделяют две наиболее широкие сферы жизнедеятель­ности человека, а потому и его психологической адаптации: социаль­ную и экологическую. Понятия «социальная адаптация» и «эколо­гическая адаптация» отражают содержательные стороны адаптации психологической.



Одним из первых разработчиков теории социальной адаптации был русский социолог А.А. Богданов (1873—1928). Он считал, что социальная адаптация существенно не отличается от биологичес­кой. При этом сознание людей он достаточно жестко связывал с их профессиональной деятельностью, профессиональными обязанно­стями.

В дальнейшем проблемы социальной адаптации были предме­том внимания и получили разработку в трудах А.Г. Здравомыслова, В.Н. Иванова, Г:А. Пруденского, Г.В. Осипова, В.А. Ядова и других. Закономерности адаптационного взаимодействия превратились в пограничную область исследования представителей многих дисци­плин, научно-теоретических и прикладных направлений: социоло­гии личности, социологии коллектива, социологии профессий, социологии организаций, социологии труда, трудовых проблем молодежи, профориентации и профотбора, управления и социоинженерной деятельности и др.

В социологической литературе выделяется два подхода к рас­смотрению проблем социальной адаптации. Первый подход опреде­ляет социальную адаптацию как процесс приспособления человека к изменяющейся среде во всем многообразии форм ее существова­ния и проявлений через включение личности в различные связи и отношения с нею, разнообразные виды деятельности. Суть второго подхода состоит в том, что социальная, профессиональная адаптация рассматривается в контексте взаимодействия личности и коллек­тива, личности и контактной социальной среды.

Очевидна условность выделения этих подходов. В реальной жизни социальная адаптация осуществляется и в контактной соци­альной среде, и в среде широкого социального плана через непосред­ственное взаимодействие личности со средой. При этом происхо­дит как усвоение личностью социальных норм, правил, ценностей, отношений и т. п., так и ее воздействие на среду.

Таким образом, социальная адаптация — это вхождение в со­циально-ролевые связи и отношения, в процессе которого личность овладевает социальными нормами, правилами, ценностями, социаль­ным опытом, социальными отношениями и действиями.

Социальная адаптация личности осуществляется в двух сферах:

- социально-психологической сфере жизнедеятельности — системе общественно-психологических связей и отношении личности, возникающих при исполнении ею различных социально-психологических ролей. Поэтому различают социально-психологическую адаптацию личности;

- сфере профессиональных, учебно-познавательных и других деятельностных связей и отношений личности. Поэтому нужно го­ворить еще и о ее профессионально-деятелькостной социальной адаптации,

В связи с этим принято выделять первичную и вторичную со­циализацию. Считается, что первичная социализация связана с формированием обобщенного образа действительности. Характер же вторичной социализации определяется разделением труда и соответствующего ему социального распределения знания. Иначе говоря, вторичная социализация представляет собой приобретение специфически-ролевого знания, когда роли прямо или косвенно связаны с разделением труда (П. Бергер, Т. Лукман). Существует и несколько иное представление, в рамках которого социализация рас­сматривается как процесс, протекающий в следующих двух направ­лениях: становление человека как личности и становление челове­ка как субъекта деятельности (Б.Г. Ананьев). Конечным эффектом этой социализации в виде личности и в виде субъекта деятельности является образование индивидуальности.

Социально-психологическая адаптация личности — это процесс приобретения ею определенного социально-психологическо­го статуса, овладения теми или иными социально-психологическими ролевыми функциями.

Статус в социальной психологии — положение личности в системе межличностных отношений, определяющее пра­ва, обязанности и привилегии человека.

 

В процессе социально-психологической адаптации личность стремится достигнуть гармонии между внутренними и внешними условиями жизни и деятельности. По мере ее осуществления повы­шается адаптированность личности. При полной адаптированности достигается адекватность психической деятельности человека задан­ным условиям среды и его деятельности в тех или иных обстоятель­ствах.

Адаптированность личности может быть:

внутренней, проявляющейся в форме перестройки функцио­нальных структур и систем личности при определенной транс­формации и среды ее жизни и деятельности. В таком случае и внеш­ние формы поведения, и деятельность личности видоизменяются и приходят в соответствие с ожиданиями среды, с идущими извне требованиями. Происходит полная, генерализованная адаптация личности;

внешней (поведенческой, приспособительской), когда личность внутренне содержательно не перестраивается и сохраняет себя, свою самостоятельность. В результате имеет место так называемая инст-
рументальная адаптация личности;

смешанной, при которой личность частично перестраивается и подстраивается внутренне под среду, ее ценности, нормы и в то же время частично адаптируется инструментально, поведенчески, со­храняя и свое «Я», и свою самостоятельность.

Социально-психологическая адаптация бывает двух типов:

1) прогрессивной, которой свойственно достижение всех функций и целей полной адаптации и в ходе реализации которой достигается единство интересов, целей личности, с одной стороны, и групп, общества в целом — с другой;

2) регрессивной, которая проявляется как формальная адаптация, не отвечающая интересам общества, развитию данной социальной группы и самой личности.

Некоторые психологи обозначают регрессивную адаптацию как конформную, основанную на формальном принятии лично­стью социальных норм и требований. В такой ситуации личность лишает себя возможности самореализоваться, проявить свои творческие способности, испытать чувство собственного досто­инства.

Только прогрессивная адаптация может способствовать подлин­ной социализации личности, тогда как длительная приверженность конформистской стратегии формирует склонность личности к сис­тематическим ошибкам поведения (нарушениям норм, ожиданий, шаблонов поведения) и ведет к созданию все новых проблемных ситуаций, для адаптации к которым у нее нет ни адаптивных способностей, ни готовых механизмов и их комплексов. По механизму осуществления социально-психологическая адап­тация бывает добровольной или принудительной.

Э. Фромм считал, что человек может адаптироваться и к неже­лательным, отрицательным для себя социальным явлениям, на­пример к рабству, фашизму, диктатуре. Но эта адаптация будет проходить в ущерб человеку — за счет деформации интеллектуаль­ных и моральных качеств личности, развития у нее ментальных и эмоциональных нарушений, которые, в конце концов, приведут к изменению среды, так как свою природу человек изменить не в состоянии. Э. Фромм достаточно четко выразил идею о перма­нентности адаптационного процесса у человека и, фактически, о по­зитивности дезадаптации личности как источника ее разви­тия. Неадаптивность личности, таким образом, становится, по Э. Фромму, неизбежностью в условиях, которые не соответствуют ее существованию. Эти мысли нашли подтверждение в исследова­ниях А.В. Петровского и В.А. Петровского.

Полярным адаптации и, по существу, деструктивным является процесс дезадаптации личности, когда развитие ее внутрипсихических процессов и поведения приводит не к разрешению проблемных ситуаций в ее жизни и деятельности, а к усугублению, усилению трудностей личности и тех неприятных переживаний, которые они вызывают.

Дезадаптация может носить патологический и непатологический характер. Патологическая дезадаптация приводит к необратимой трансформации психических и физиологических функций, пове­дения, к перманентному конфликту личности со средой и с самой собой и даже к суициду. В одном случае личностный конфликт является «последней каплей» и усугубляет дезадаптацию, переводя ее с преддиспозициальной фазы в суицидальную; в другом случае конфликт сам порождает процесс дезадаптации, смысловое содер­жание которого отличается неприятием субъективно непереноси­мой ситуации.

Факторы дезадаптации личности разнообразны. Обычно выде­ляют две их группы:

а) средовые;

б) интрапсихические, связанные с особенностями психики человека, прежде всего с акцентуированными чертами его характера.

Среди признаков дезадаптации выделяют объективные и субъ­ективные. К объективным признакам относят изменение поведения человека в социальной сфере, несоответствие своим социальным функциям, патологическую трансформацию поведения; к субъек­тивным — психологические и эмоциональные сдвиги от негативно окрашенных переживаний до клинически выраженных психопато­логических синдромов. К субъективным признакам можно отнести и состояние психологического «тупика», возникающее в результа­те долгого нахождения личности в конфликте (внешнем или внут­реннем) и отсутствия необходимых адаптивных механизмов для вы­хода из этого состояния.

Обычно выделяют несколько типов дезадаптированности лич­ности:

устойчивую ситуативную дезадаптированностъ, характеризующуюся отсутствием у личности механизмов адаптации, присутствием желания, но неумением адаптироваться. Это чаще всего происходит с людьми, находящимися в группе, но изолированны­ми от нее. Следствием данного явления может быть защитный комплекс, приводящий к иллюзорному восприятию своего места в группе;

временную дезадаптированностъ, при которой имеет место нарушение баланса между личностью и средой, порождающее адаптивную активность личности;

общую устойчивую дезадаптированностъ, представляющую со­бой состояние перманентной фрустрированности, активизирующее патологические защитные механизмы.

Наряду с термином «адаптация» используется и термин «пере­адаптация», понимающийся как процесс перестройки личности при коренных изменениях условий и содержания ее жизни и деятель­ности: с мирного на военное время, одинокой жизни на семейную и т. п. При невозможности переадаптации личности происходит ее дезадаптация.

Адаптация и переадаптация различаются лишь степенью пере­стройки личности. Процесс адаптации связан с коррекцией, дост­ройкой, деформированием, частичной перестройкой отдельных функциональных систем психики либо личности в целом. Переадап­тация происходит там, где ценности, смысловые образования личности, ее цели и нормы, потребностно-мотивационная сфера в целом перестраиваются (либо нуждаются в перестройке) на проти­воположные по содержанию, способам и средствам реализации либо изменяются в значительной степени.

При переадаптации личность может нуждаться в реадаптации, если происходит переход в предыдущие условия ее жизни и дея­тельности. Так, например, переход человека из гражданских, мирных условий его жизнедеятельности к военным обычно сопровождает­ся не только адаптацией, но и переадаптацией его психики. При возвращении к мирной жизни у таких военнослужащих происходит их реадаптация и нередко с серьезными психологическими последствиями.

Социально-психологическая адаптация выступает и как средство защиты личности, с помощью которого ослабляют­ся и устраняются внутреннее психическое напряжение, бес­покойство, дестабилизационные состояния, возникающие у человека при взаимодействии его с другими людьми, обще­ством в целом.

Защитные механизмы психики выступают при этом как спосо­бы психологической адаптации человека. Определяющее значение в их образовании и проявлении, как свидетельствуют исследования, принадлежит травмирующим событиям в сфере межличностных от­ношений и особенно в раннем детском возрасте. В целом, когда личность овладевает механизмами психологической защиты, это повышает ее адаптивный потенциал, способствует успешности со­циально-психологической адаптации.

Социально-психологическая адаптация, таким образом, выпол­няет функцию защиты личности. К другим ее функциям относятся:

• достижение оптимального равновесия в динамичной системе «личность — социальная среда»;

• максимальное проявление и развитие творческих возможностей и способностей личности, повышение ее социальной активности;

• регулирование общения и взаимоотношений;

• формирование эмоционально-комфортных позиций личности;

• самореализация личности;

• самопознание и самокоррекция;

• повышение эффективности деятельности, как адаптирующейся личности, так и социальной среды, коллектива;

• повышение стабильности и сплоченности социальной среды;

• сохранение психического здоровья.

Социализация и психологическая адаптация — процессы близ­кие, взаимозависимые, взаимообусловленные, но не тождественные. Социализация личности — это процесс формирования и становления личности через овладение социальным опытом. Психологическая же адаптация выступает одним из ведущих и определяющих меха­низмов социализации личности.

Однако не всякий процесс адаптации ведет к социализации личности, например ее конформное поведение. Вместе с тем полная, внутренняя психологическая адаптация личности может оказаться тождественной процессу ее социализации.

Другим механизмом социализации личности выступает воспи-тание — управляемый и целенаправленный процесс социализации, в ходе которого в сознании личности закрепляются общественно одобренные нормы и правила поведения, моральные и нравствен­ные ценности, отношения, существующие в обществе.

Факторы социализации личности.В самом общем виде факто­ры социализации личности могут быть представлены в виде двух больших групп: в первую входят социальные факторы, отражающие социально-культурный аспект социализации и затрагивающие про­блемы ее групповой, исторической, культурной и этнической спе­цифики, во вторую — индивидуально-личностные факторы, в значительной мере определяемые своеобразием жизненного пути личности.

К социальным факторам обычно относят макро-, мезо-и микрофакторы, отражающие социально-политические, эконо­мические, исторические, национальные и т. д. особенности развития личности, в том числе и качество жизни, экологическую обстанов­ку, возникновение экстремальных и других социальных обстоя­тельств.

Макрофакторы — это социальные и природные детерминанты социализации и развития личности, обусловленные ее проживани­ем в составе больших социальных общностей.

Страна, государство (в обыденном понимании синонимы) — по­нятия, принятые для выделения людей, проживающих в определен­ных территориально-административных границах и объединенных между собой в силу исторических, социально-экономических, поли­тических и психологических причин. Специфика развития страны, государства определяет важнейшие особенности социализации на­селения, особенно молодежи.

Культура — система духовных форм обеспечения жизнедеятель­ности и социализации людей. Она охватывает все стороны жизни человека — биологическую (еда, сон, отдых, половой акт, естествен­ные отправления нужды в чем-либо), производственную (создание средств материального жизнеобеспечения — орудий труда, пищи, одежды, жилищ), духовную (язык и речевая деятельность, мировоз­зрение, эстетическая деятельность и др.), социальную (коммуника­ция, социальные отношения).

Мезофакторы — это детерминанты социализации личности, обусловленные ее проживанием в составе общностей средней ве­личины.

Этнос (нация) — исторически сложившаяся на определенной тер­ритории устойчивая совокупность людей, обладающая единым языком, общими относительно стабильными особенностями куль­туры и психики, а также общим самосознанием (сознанием своего единства и отличия от всех других подобных образований), зафик­сированным в самоназвании. Принадлежность к той или иной нации, ее традициям во многом определяет специфику социализации личности.

Региональные условия — условия, характерные для социализации людей, проживающих в той или иной части страны, государства, имеющей свои отличительные особенности (единую социально-эко­номическую систему, общее историческое прошлое» культурное и социальное своеобразие).

Тип поселения — село, поселок, город, область, в силу определен­ных причин придающие своеобразие социализации людей, в них проживающих.

Средства массовой коммуникации — технические средства(печать, радио, инематограф, телевидение), с помощью которых осуществляется распространение информации (знаний, духовных ценностей, моральных и правовых норм и т. п.) на количественно большие аудитории.

Микрофакторы это детерминанты социализации личности, относящиеся к воспитанию и обучению людей в малых группах (семье, трудовом коллективе, религиозной организации или учеб­ном заведении).

Особое значение в социализации личности играет историческое развитие государства, общности, групп людей, к которым она при­надлежит. Каждый период и этап развития человеческого общества предъявляет и определенные требования к личности. Известный отечественный историк А.Я. Гуревич, специалист по эпохе средне­вековья, утверждал, что «не оригинальность, не отличие от других, но, напротив, максимально деятельное включение в группу, корпо­рацию, в богоустановленный порядок — такова была общественная доблесть, требовавшаяся от индивида» в средние века. Полностью обрести и осознать себя человек той эпохи мог лишь в рамках кол­лектива.

Аналогичные особенности социализации в средние века на Руси отмечали и другие исследователи. И только сразвитием капитализма началось разрушение интегрированности человека в социальную группу, сословие, преобладание индивидуально-личностного уров­ня притязаний.

Замечено также, что в стабильные периоды общественного развития более социально адаптированными к окружающей дейст­вительности оказались люди с преобладанием ориентации на групповые ценности, в то время как в переломные кризисные мо­менты истории активизировались разные типы личности: с одной стороны, те, у которых одновременно преобладают и общечело­веческие, и индивидуально-личностные притязания; а с другой — люди, спасающиеся от общественных бурь с помощью привыч­ных стереотипов ориентации на групповые нормы, присущие стабильному этапу развития социума. В условиях общественного кризиса доминирование последнего из указанных типов личностей ведет к поискам «внешних» врагов, предпочтению «своей» (нацио­нальной, профессиональной, возрастной, территориальной и т. п.) группы.

И н д и в и д у а л ь н о - л и ч н о с т н ы е факторы социализации личности не менее значимы. С точки зрения психологии социа­лизация не может рассматриваться как простое механическое отражение личностью непосредственно испытанного или по­лученного в результате наблюдения социального опыта. Усвоение этого опыта субъективно. Одни и те же социальные ситуации по-разному воспринимаются, по-разному переживаются различными личностями. А потому разные личности могут выносить из объек­тивно одинаковых социальных ситуаций различный социальный опыт.

Многое зависит и от того, в каких условиях развиваются и про­ходят социализацию конкретные личности. В стабильные периоды развития общества, согласно исследованию американского ученого Л. Кольберга, дети до 7 лет большей частью находятся на доконвенциональном уровне морального развития. Их поведение опре­деляется в основном стремлением избежать наказания или получить поощрение, т. е., по всем данным, у них доминирует незрелый инди­видуально- личностный уровень притязаний. К 13 годам и до окончания школы у большей части детей преобладает групповой уровень идентичности, когда реальность поступка оценивается в за­висимости от точки зрения референтной группы ребенка. По-види­мому, этот уровень идентичности в стабильные периоды развития общества остается доминирующим, поскольку только 10% детей старше 16 лет достигают постконвенционального уровня морального развития, который соответствует одновременной выраженно­сти индивидуально-личностных и общечеловеческих характеристик направленности личности.

Иначе протекает процесс социализации на разных этапах он­тогенеза в условиях общественного кризиса. Социальный кризис характеризуется, как правило, нарушением нормальной жизни и дея­тельности общества, расшатыванием его прежней системы ценно­стей, состоянием аномии, т. е. отчуждением людей друг от друга. В принципиально иной ситуации оказываются три возрастные груп­пы:

1) дети до подросткового возраста включительно;

2) юноши и молодые люди;

3) люди среднего и пожилого возраста.

Кроме того, отдельные наиболее развитые люди не принимают навязываемых взглядов, а формируют свою собственную, отличную от принятой систему ценностей.

Сказанное не означает, что подавляющее большинство людей среднего и старшего возраста абсолютно невосприимчиво к карди­нальным общественным изменениям. Однако их социализация про­ходит: 1) либо через переживание глубокого личностного кризиса; 2) либо достаточно легко, если в стабильные периоды развития об­щества такой человек был среди социальных аутсайдеров (или не в полной мере реализовывал свой потенциал), а в кризисных услови­ях его способности оказались востребованными.

Содержание социализации личности.

Формы социализации личности.Личность не может сразу, с мо­мента рождения, усвоить весь социальный опыт.

Социализация — процесс длительный, протяженный во времени и пространстве.

Социализация детей отличается от социализации взрослых и тем более пожилых людей. При этом она носит индивидуальный ха­рактер и связана с определенными циклами в области физического, анатомо-физиологического, сенсорного, эмоционального, познава­тельного и социального развития личности.

Сложилась традиция, согласно которой в структуре социализа­ции принято выделять:

1) содержание (с этой точки зрения говорят о социализации и асоциализации как приспособлении к негативно­му опыту);

2) широту, т. е. количество сфер, в которых смогла при­способиться личность.

Как правило, прежде всего рассматривают содержание социали­зации, которое не является прямым результатом того, что человек видит и слышит. Человек может видеть одно, слышать другое, гово­рить третье, думать четвертое. Содержание социализации опреде­ляется, с одной стороны, всей совокупностью социальных влияний (политических программ и доктрин, средств массовой информации, культуры), с другой — отношением индивида ко всему этому. Причем эти отношения зависят не только от особенностей самой личности, но и от социальной ситуации, в которой она оказа­лась: материальных условий или, скажем, соображений, связанных с карьерой. Человек может только внешне демонстрировать законопослушание, лояльность к политическим и правовым институ­там, зная, что в области политики существуют двойные стандарты, а за отклонение от правил игры, предписываемых норм придется «платить». Иными словами, о содержании социализации нельзя судить только по вербальному поведению.

Истинный смысл социализации заключается в актуализации «Я», раскрытии потенциалов личности, ее возможностей, креативной природы. Однако это возможно только в условиях настоящей демо­кратии. В тоталитарном же государстве все обстоит совершенно иначе. С точки зрения Э. Фромма, в этих условиях наблюдаются такие спо­собы социализации, как мазохизм, садизм, деструкция и конформизм.

Мазохизм— это стремление к подчинению, отказ от «Я», слияние его с кем-нибудь или чем-нибудь, иначе говоря, — это бегство от оди­ночества, свободы.

Социализация в виде садизмаосуществляется путем:

1) постановки других людей в зависимое от себя положение и приобретения над ними неограниченной власти;

2) эксплуатации дру­гих;

3) запугивания окружающих.

Деструкциякак способ социализа­ции заключается в избавлении человека от собственного бессилия посредством разрушения окружающего мира Конформизм в его край­нем выражении означает отказ от собственного «Я» и превращение человека в робота, подмену подлинной личности псевдоличностью.

В результате жесткой социализации в условиях тоталитарного общества формируется «массовый» человек, человек «организации», «извне ориентированная личность», «автоматически ориентирован­ная личность», «автоматически конформная личность». Г. Маркузе считал, что одномерному человеку свойственны: некритическое от­ношение к действительности, к поведенческим и пропагандистским стереотипам; отсутствие индивидуальности, манипулируемость, консерватизм, искаженное видение мира, сугубо потребительская ориентация, унификация «Я». Вместе с тем, очевидно, что и главный смысл социализации — достижение того результата, при котором человек становится высшей ценностью в обществе, — еще трудно претворяется в жизнь.

Человек вместе с тем всегда нуждается в признании, он не может вынести постоянных порицаний, принуждения, ограничения его собственного «Я». В этом смысле показательна социализация под­ростка в нормальном обществе, показывающая, что ив нем нужно правильно формировать человека и следить за его повседневным развитием. В условиях, когда самооценка подростка не находит опо­ры в социуме, когда его оценка другими постоянно низка в сравне­нии с самооценкой, когда постоянно блокируется реализация одной из фундаментальных потребностей — потребности в уважении, развивается резкое ощущение личностного дискомфорта. Личность не может пребывать постоянно в состоянии острого дискомфорта и дистресса, подросток не может не искать выхода из сложившейся ситуации. Его самооценка должна найти адекватную опору в соци­альном пространстве.

Одним из распространенных путей решения этой проблемы яв­ляется переход подростка в группу, в которой оценка окружающими личности подростка является адекватной самооценке или даже пре­восходит ее. Вданной группе подростка ценят (это подтверждается постоянно вербально и невербально), что приводит к удовлетворе­нию потребности в уважении, а следовательно, и к состоянию удов­летворенности, комфорта от принадлежности к группе. Самооценка подростка, таким образом, наконец получает адекватную опору в пространстве внешних социальных оценок личности. Группа, в ко­торую переходит подросток, может иметь различную ориентацию, различные ценности. К сожалению, очень часто в новой неформаль­ной группе, в которой подросток находит необходимую социальную опору, доминирующими являются анти- или псевдообщественные ценности, часто ориентирующие на конфронтацию с другими людь­ми, на безответственность в отношениях с ними.

Социально незрелую личность от личности социально зрелой отличает именно тип ответственности. В настоящее время в психологии распространена концепция локуса контроля, выявляю­щая два таких типа.

Ответственность первого типа — это тот случай, когда лич­ность считает ответственной за все происходящее с ней в жизни саму себя. «Я сам отвечаю за свои успехи и неудачи. От меня самого зависит моя жизнь и жизнь моей семьи. Я должен и могу это сделать» — вот жизненное кредо и постулаты такой личнос­ти.

Ответственность второго типа связана с ситуацией, когда человек склонен считать ответственными за все происходящее с ним в жизни либо других людей, либо внешние обстоятельства, ситуацию.

В качестве других людей, на которых возлагается ответственность, как за неудачи, так и за успехи личности, выступают родители, учите­ля, а в будущем — коллеги, начальство, знакомые. В обыденных ситуациях, на языке житейских понятий второй тип ответственно­сти обозначается не иначе как безответственность.

Понятие локуса контроля в его современном понимании было введено в психологию американским психологом бихевиористской ориентации Дж. Роттером. При этом предполагалось, что сущест­вует континуум, крайними точками которого являются индивиды с ярко выраженными внешними или внутренними стратегиями атри­буции. Остальные люди занимают промежуточные позиции между этими крайностями. В соответствии с тем, какую позицию занима­ет на континууме индивид, ему приписывается определенное значение локуса контроля.

Говоря о локусе контроля личности, обычно имеют в виду склон­ность человека видеть источник управления своей жизнью либо пре­имущественно во внешней среде, либо в самом себе. Выделяют два типа локуса контроля — интернальный и экстернальный. Причем об интернальном локусе говорят тогда, когда человек большей частью принимает ответственность за события, происходящие в его жизни, на себя, объясняя их своим поведением, характером, способ­ностями, об экстерналъном — если человек склонен приписывать ответственность за все внешним факторам, другим людям, судьбе или случайности, окружающей среде.

Во многих исследованиях установлено, что интерналы более уве­рены в себе, более спокойны и благожелательны, более популярны. Существует положительная корреляция между интернальностью и наличием смысла жизни — чем больше субъект верит, что все в жиз­ни зависит от его собственных усилий и способностей, тем в боль­шей мере находит он в жизни смысл и цели.

Экстерналов же отличают повышенная тревожность, обеспоко­енность, меньшая терпимость к другим и повышенная агрессивность, конформность, меньшая популярность. Все это, конечно, естествен­ным образом связано с их установкой о зависимости от внешних обстоятельств и неспособности управлять своими делами. Имеют­ся данные о большей склонности экстерналов к обману, к соверше­нию аморальных поступков.

В последнее время появились новые экспериментальные дан­ные, вносящие коррективы в сложившиеся представления о связи типа ответственности и некоторых особенностей личности. Полу­ченные результаты не подтверждают гипотезу о связи депрессии с внешним локусом контроля. Они в большей степени согласу­ются с представлениями о связи экстернальности с агрессией, а не с депрессией. И наконец, нельзя абстрагироваться и от такого обстоятельства, как изменчивость локуса контроля (хотя необ­ходимо отметить, что исследований, посвященных этому вопро­су, очень мало).

Ответственность является важной составляющей, компонентом личностной зрелости. Исследования показывают, что интернальность коррелирует с социальной зрелостью и просоциальным пове­дением. Экстернальность корреляционно связана с недостаточной социальной зрелостью и асоциальным поведением. Интерналы, как уже отмечалось выше, отличаются большей терпимостью, большей целеустремленностью, самостоятельностью, меньшей агрессивно­стью, более благожелательным отношением к окружающим, чем экстерналы.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.015 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал