Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ЯЗЫКОВАЯ НОРМА

Вопросы:

1. Дайте определение понятиям языковая норма, языковые варианты.

2. Охарактеризуйте широкое и узкое понимание вариантности.

3. Проиллюстрируйте процесс либерализации норм на примере фонетических вариантов.

4. Как можно схематично представить процесс смены старшей нормы нормой более новой?

5. Как долго «живут» варианты? Сопроводите ответ примерами.
6. Каковы причины появления вариантности?

7. Назовите источники установления норм и источники появления вариантов.

8. В чем заключается параллельная двойственность произносительной литературной нормы (на примере московского и петербургского произношения)?

9. Какие типы вариантов выделяются? Приведите примеры вариантов каждого типа.

10. Назовите имена ученых, занимавшихся проблемой языковых вариантов в русистике, и перечислите соответствующие издания.

11. Раскройте следующие оппозиции признаков нормы:

эксплицитная – имплицитная,

реализованная – потенциальная,

формализованная – неформализованная,

прескриптивная – дескриптивная,

императивная – диспозитивная,

письменная – устная,

старшая – младшая.

13. Можно ли говорить о «неправильности» слова? Почему?

ЯЗЫКОВАЯ НОРМА[1] (норма литературная) – это правила использования речевых средств в определенный период развития ЛЯ, то есть правила произношения, словоупотребления, использования традиционно сложившихся грамматических, стилистических и других языковых средств, принятых в общественно-языковой практике. Это единообразное, образцовое, общепризнанное употребление элементов языка (слов, словосочетаний, предложений).

Понятие языковой нормы неразрывно связано с понятием языковой вариантности.

Языковая вариантность определяется как способность языка передавать одни и те же значения разными формами.

Языковые варианты – это формальные разновидности одной и той же языковой единицы, которые при тождестве значения различаются частичным несовпадением своего звукового состава. Вариантными языковыми знаками, как правило, бывают две языковые формы, хотя их может быть и более двух (здесь и далее – Н.С. Валгина).

Вариантность как языковое явление демонстрирует языковую избыточность, которая вместе с тем необходима языку. Будучи следствием языковой эволюции, вариантность становится почвой для дальнейшего развития языка. Избыточность формы – естественное состояние языка, показатель его жизнеспособности и динамичности. Более того, не всякая вариантность средств языкового выражения «избыточна». Она становится «избыточной» только тогда, когда варианты не имеют никакой особой нагрузки.

Вариантность обычно рассматривается в отношении к нормативности (нормативное – ненормативное), а также к временной отнесенности (устаревшее – новое). Кроме того, вариантность обнаруживается и в функциональном плане (общеупотребительное и специальное, функционально закрепленное).



В отношении понимания и трактовки самого понятия «языковой вариант» существуют некоторые разногласия. По мнению одних исследователей, вариантными можно считать разновидности языковых знаков в пределах тождества слова. Причем вариантными могут быть слова или его грамматические формы. В других случаях вариантность понимается несколько шире: к вариантам относят словообразовательные модификации типа туристский - туристический, накат - накатывание. Узкое и широкое понимание вариантности обнаруживается даже при рассмотрении отдельных, частных случаев, например при сопоставлении форм типа глас - голос; врата - ворота; ночь - нощь. Камнем преткновения оказывается происхождение этих форм - исконно русское и старославянское. Все зависит от исходной позиции. Если рассматривать вариантность только как формальную разновидность языкового знака в пределах одного национального языка и внутри языка в рамках тождества слова, то из вариантности выпадут не только параллели, этимологически восходящие к разным языкам, но и большая часть так называемых словообразовательных вариантов, различающихся словообразующими суффиксами (омич - омичанин, планетный - планетарный и др.).

Современные исследователи, изучающие динамику нормы, отмечают демократизацию языковых норм, а по более точному термину В. Г. Костомарова, либерализацию, которая происходит на всех языковых уровнях.

Так, в фонетике упрощенные формы разговорно-просторечного характера стали приметой некогда священной области былой кодифицированности: «В речи дикторов радио и телевидения опрощения типа бу[ъ]т, в[ы]грали, де[ъ]шка (девушка), ч[ьо] (чего) стали для нас вполне привычными. Характеризуя особенности современного вокализма, [2]В.Шапошников отмечает: «Сокращение сверх «положенного», выпадения и звуковые стяжения в образованной речи не просто многочисленны – массовы». И добавляет: «Увы, оборотная сторона демократизации – вульгаризация».



Проследим динамику орфоэпической нормы в на примере сочетания -ЧН-. Пользуясь таблицей, определите, сколько слов из двенадцати сохраняют прежнее произношение [шн], сколько имеют равные варианты [шн] и [чн], у какого количества слов «побеждает» произношение [чн]. Сделайте вывод, в каком направлении изменяется данная норма.

Таблица 1

 

Слово Толковый словарь русского языка (1935-1940) Орфоэпический словарь русского языка (1983) И. Л. Резниченко Орфоэпический словарь русского языка. Произношение. Ударение. М., 2009.
будничный [шн] [чн] и доп. [шн] [чн] и [шн]
булочная [шн] [шн] и доп. [чн] [шн] и [чн]
закусочная [шн] [чн] [чн]
игрушечный [шн] [чн] [чн]
нарочно [шн] [шн] [шн]
порядочно [шн] [шн] и [чн] [шн] и [чн]
порядочный [шн] [шн] и [чн] [шн] и [чн]
сливочный [шн] доп. устар. [шн] [чн]! произношение [шн] носит архаичный оттенок
яичница [шн] [шн] [шн]
яблочный [шн] доп. устар. [шн] [чн]! произношение [шн] носит архаичный оттенок
Ильинична [шн] [шн] [шн]
Никитична [шн] [шн] [шн]

 

 

Показатели различных нормативных словарей дают основание говорить о 3 степенях нормативности:

· 1 степень – строгая, жесткая норма, не допускающая вариантов.

· 2 степень – нейтральная, допускает равнозначные варианты

· 3 степень – более подвижная, допускает использование разговорных, а так же устаревших норм.

[3] Вариантность можно рассматривать как конкуренцию средств выражения. В результате этой конкуренции побеждают варианты наиболее удобные и целесообразные для конкретных условий общения, т.е. конкуренция – это закономерное явление, продиктованное коммуникативной целесообразностью.

Вариативность норм складывается исторически.

Изменению норм предшествует появление их вариантов, которые реально существуют в языке на определенном этапе его развития, активно используются его носителями.

[4]Если буквой А обозначить старую, первоначальную норму, а конкурирующий вариант буквой Б, то «соревнование» между ними за место в литературном языке проходит в четыре этапа и графически выглядит так (см. Таблицу 2):

 

1-й этап 2-й этап 3-й этап 4-й этап
А Бнеправ. единственность А и Б доп. / разг. рассеяние и конкуренция Б Аустар. приоритет и падение   Б новая единственность

 

На первом этапе господствует единственная форма А, ее вариант Б находится за пределами литературного языка и считается неправильным. На втором этапе вариант Б проникает в литературный язык, считается допустимым (помета доп.) и в зависимости от степени его распространенности квалифицируется как разговорный (помета разг.) по отношению к норме А или равноправный с ней (помета и). На третьем этапе норма А теряет свою главенствующую роль, окончательно уступает место норме Б и переходит в разряд устаревших норм. На четвертом этапе Б становится единственной нормой литературного языка.

Показательно изменение нормы для слова трактор. Оно было заимствовано в начале XX в. из английского языка, в котором traktor — суффиксальное образование от латинского traho, trahere – «тянуть, тащить». Первым его фиксирует «Толковый словарь русского языка» в 3-м томе, вышедшем в 1940 г. Литературной формой признается только тракторы, а окончание (трактора) считается просторечной, т.е. нелитературной. Через 23 года выходит 15-том «Словаря современного русского литературного языка». В нем обе формы – тракторы, и трактора – даются как равноправные, но форме тракторы отдается предпочтение, она стоит на первом месте. Еще через 20 лет в «Орфоэпическом словаре русского языка» (1983), окончание ставится на первое место как более распространенное. Можно предположить, что через 10-20 лет форму тракторы, как и поезды, дадут в нормативных словарях с пометой устарелое.

Продолжительность жизни вариантов неодинакова: одни живут долго, на протяжении десятилетий и даже столетий, другие можно причислить к вариантам -«однодневкам». Например, форма прилагательного английский, окончательно утвердившаяся как стабильно литературная, пришла на смену распространенным в XVII-XVIII вв. формам английский, англиский, англицкий, аглицкий и др.

В 30-40-ее гг. употреблялись слова дипломник и дипломант для выражения одного и того же понятия: ‘Студент, выполняющий дипломную работу’. Слово дипломник было разговорным вариантом слова дипломант. В литературной норме 50-60-х гг. произошло разграничение в употреблении этих слов: прежнее разговорное дипломник теперь обозначает учащегося, студента в период написания / защиты дипломной работы. Словом дипломант стали называть преимущественно победителей конкурсов, призеров смотров, состязаний, отмеченных дипломом (например, дипломант Всесоюзного конкурса пианистов).

Сложную жизнь прожили и такие слова, как зал (хронологически фиксированные варианты зало, зала), кофе (кофий) и др. Процесс вытеснения вариантов, сокращение их количества - процесс неравномерный, часто противоречивый. Может случиться полное вытеснение вариантов (зала - зал), а может наблюдаться соперничество вариантов довольно длительный период времени, при сохранении этой вариантности вплоть до наших дней (индустрИя - индУстрия; твОрог - творОг). И в рамках одного хронологического периода допускается варьирование форм (джЕрси - джерсИ; НьЮтон - НьютОн; кружный - кружной путь).

При неизбежности процесса непрерывного варьирования в каждый хронологический период возникает необходимость унифицировать языковые формы и, следовательно, сократить вариантность. Убывание вариантов происходит, как правило, в результате регламентации, кодификации явлений (узаконение какого-либо из вариантов в словарях, справочниках, учебниках), т.е. возведения одного из вариантов в ранг литературной нормы.

 

Причины появления вариантности кроются в сочетании действия внутренних и внешних факторов развития языка.

Внутрисистемные причины порождаются возможностями самого языка (действие законов аналогии: ср. стулья – берегашкафы; экономии речевых усилий: рекомендовать тренером – рекомендовать как тренера – рекомендовать в качестве тренера и др.).

Среди причин внешнего характера обычно называют контакты с другими языками, влияния диалектов, социальную дифференцированность языка. Вариантность активно используется при создании социально-профессиональных различий языковых средств, их возрастной и функционально-стилевой дифференциации.

Таким образом, источники изменения норм ЛЯ различны:

– разговорная речь,

– местные говоры,

– просторечие,

– профессиональные жаргоны,

– другие языки. [5]

Колебания могут принимать форму 2 параллельных относительно замкнутых систем – произносительных, лексических, словообразовательных, грамматических.

Примером параллельной двойственности произносительной литературной нормы служило московское и петербургское произношение:

 

МОСКОВСКОЕ ПРОИЗНОШЕНИЕ   Для московского произношения 2-й пол. XX в. хар-ны следующие черты: ПЕТЕРБУРГСКОЕ (ЛЕНИНГРАДСКОЕ) ПРОИЗНОШЕНИЕ. Для петербургского произношения характерны следующие черты:
– мягкие заднеязычные в прилагательных мужского рода, единственного числа, именительного падежа на -мелкый, строгый, тихый; – мягкие заднеязычные в прилагательных мужского рода, единственного числа, именительного падежа на -кий, -гий, -хий;
произношение г как [g] только в некоторых церковных словах (Бога, Господь, но не в словах богадельня, благополучный, благоприятный); [у] возникает при позиционном озвончении и в отдельных словах (бухгалтер, бухгалтерия);
– твердые губные в конце слов восе[м],
колебание в произношении между твердым [с] и мягким [с] в глагольных формах на -ся, - сь; – мягкий '] в глагольных формах на -ся, -сь;
– отсутствие упрощения групп согласных (влас[т]но, праз[д]ник);
возможное произношение чн как [шн] в словах скучно, булочная, молочный и др., но не в словах-терминах и не в большинстве лексически нейтральных слов (вечность, беспечность, личность и др.); – произношение чн вместо [шн] в ряде широко употребительных слов (коричневый, коне[чн]о, скворечник);
произношениещн как [шн], ане как [шн] (сущность, беспомощность и др.); произношение [шт] в союзах что, чтобы; – произношение [чт] вместо [шт] в союзах что, чтобы; произношение [шн] вместо [ш 'н] в помощник; произношение [шт'], [жд'] в дождь, дождя;
– произношение [кк] на месте [гк] в легка;
– некоторое смягчение аффрикаты [ц] перед [и] в заимствованных словах (революция);
– произношение [ш' ], [ж'] на месте щ, сч, жж, зж, жд, (щи, счет, вожжи. возжелать. дождя); – произношение [ш'ч'] на месте сч, зч, щ (счастье, грузчик, щетка) и др.
– произношение [] в заимствованных словах бильярд, брильянт и др.
Московское произношение через средства массовой информации, театр оказывает влияние на диалектное и просторечное произношение. Основными признаками петербургского произношения являются отсутствие последовательного иканья и преобладание твердых согласных.

 

В современном русском языке появилась новая произносительная тенденция: характер гласного становится в зависимость от последующего согласного. После [ж], [ш] на месте [а] перед твердым возрастает частотность [а] (жара, шалаш), а перед мягким – [ы] (жылеть, жыкет). Это еще не норма, но уже тенденция нормы, к ее обнаружению привели исследования специалистов по социофонетике.

Варианты представлены на всех уровнях языка и, как будет видно из примеров, данных в следующей таблице, существуют либо в рамках литературного языка (твОрог – творОг), либо в оппозиции:

1) литературно-книжное – нейтрально-разговорное;

2) общеупотребительное и профессиональное, специальное;

3) «современное» – устаревшее.

Варианты, различающиеся произношением звуков, составом фонем, местом ударения или комбинацией этих признаков, относятся к ФОНЕТИЧЕСКИМ с уточнением характера варьирующегося признака.

Так, разновидности произношения составляют круг орфоэпических вариантов: до[ж’ж’]ик – до[жд’]ик, высо[к’и]й – высо[к’ъ]й, открыв[аjи]т – открыв[а]т, ака[д’э]мгородок – ака[дэ]мгородок, и т. д.

Разновидности слов по месту ударения относятся к акцентным вариантам, один из которых часто находится за пределами литературной нормы: твОрог – творОг, звонИт – звОнит, алфавИт – алфАвит, мАркетинг – маркЕтинг, осУжденный – осужденный и т. д.

Варианты, различающиеся по составу фонем, являются фонематическими: Чтобы – чтоб, папоротник – папортник, уполномочивать – уполномачивать, галоша – калоша, шкаф – шкап, валериана – валерьяна, матрас – матрац, тоннель – туннель, вынул – вынял и др.

Существование этих групп вариантов определяется состоянием звуковой системы русского языка. Поэтому различия между ними подчиняются определённым закономерностям этой системы: существуют варианты по произношению сочетаний согласных, безударных гласных, напр.: [шт']иблеты[щи]блеты, до[мр]адо[мбр]а, [со]лянка – [се]лянка. «Орфоэпический словарь русского языка» (М., 1983) насчитывает 63 500 слов – величина, свидетельствующая о размахе колебаний норм на орфоэпическом уровне.

ГРАММАТИЧЕСКИЕ варианты характеризуются прежде всего тождеством грамматической функции. В соответствии со структурой грамматики различаются следующие типы грамматических вариантов.

1) Словообразовательные варианты, у которых вариативны словообразовательные аффиксы: осмысление – осмысливание, слесарничать – слесарить, геройски – по-геройски, читальня – читалка, волчица – волчиха; хохот – хохотня – хохотание, туристский – туристический, двусторонний – двухсторонний, межсоюзнический – междусоюзнический, хромсодержащий – хромосодержащий, омич – омчанин, стандартизовать – стандартизировать, гаснул - гас и т. п.

2) Словоизменительные, представляющие собой варианты словоизменительных форм: форм рода ИС типа: идиом – идиома, эта толь – этот толь, кофе остыл – кофе остыло; числа верховий – верховьев; полотенец – полотенцев, секторы – сектора; падежных форм типа длинною – длиной, сыра – сыру, в отпуске – в отпуску, причастных форм типа промёрзший – промёрзнувший ; форм наклонений: поезжай – езжай – съезди, положи – положь; форм сравнительной степени: важнейший – самый важный – наиболее важный – самый важнейший.

3) Синтаксические варианты, к которым относятся варианты управления, согласования и примыкания: ждать поезда – ждать поезд, купить хлеба – купить хлеб, ехать на поезде – ехать в поезде – ехать поездом, большинство стремилось – большинство стремились, две основные задачи – две основных задачи, нельзя купить спичек – нельзя купить спички, просьба предоставить убежище – просьба о предоставлении убежища, документов не сохранилось – документы не сохранились и т. п. Признаки синтаксических вариантов: 1) тождество грамматического значения и грамматической модели, 2) материальное совпадение компонентов сочетания. Основное различие вариантов заключается в формальном несовпадении зависимого компонента (наличие или отсутствие предлога; форма падежа и др.).

В отличие от других типов Я.в., ведущим признаком грамматических вариантов является грамматическая системность, предполагающая регулярное колебание грамматической формы, в результате чего в языке появляются грамматические типы вариантов, т. е. ряды варьирующихся форм-моделей. Напр., словообразовательный тип двувидовых глаголов на -изова(ть) / -изирова(ть): стандартизовать – стандартизировать, кристаллизовать – кристаллизировать, локализовать – локализировать и т. д.

ЛЕКСИЧЕСКИЕ варианты, представляющие собой разновидности одного и того же слова, характеризуются тождественной лексико-семантической функцией и частичным различием звукового состава неформальной (в отличие от грамматических вариантов) части слова: меж – между, средина – середина, злато – золото, брег – берег, мадемуазель – мадмуазель, бивак – бивуак, посребрить – посеребрить и др. Типы лексических вариантов обусловлены системностью лексики, характером парадигматических и синтагматических отношений в ней. В отличие от грамматических вариантов, ряд лексических вариантов одномерен – он располагается только по горизонтали, и при этом варианты слов характеризуются тождеством не означающего, а означаемого.

Языковая вариантность – категория историческая, поэтому время ее сосуществования, т. е. характер и продолжительность фазы вариантности, особенно важно рассматривать в нормативно-историческом аспекте.

Орфоэпические и акцентные варианты существуют только в устных формах речи (однако иногда проявляются и в стихотворных произведениях).

Некоторые грамматические варианты имеют вековую историю, тогда как для ряда фонематических вариантов характерно однолетнее существование, закреплённое на письме в вариантах написания (фломастер и фламастер, постижёрский и пастижёрский – нормативны только первые варианты в этих парах); однако всё это осмысляется как неизбежная языковая закономерность.

 

Уровень Варианты
1. Фонетический Орфоэпические (произношение) до[ж’ж’]ик – до[жд’]ик, высо[к’и]й – высо[к’ъ]й, открыв[аjи]т – открыв[а]т, ака[д’э]мгородок – ака[дэ]мгородок,
Акцентные (по месту удар-я) твОрог – творОг, звонИт – звОнит, алфавИт – алфАвит, мАркетинг – маркЕтинг, осУжденный – осужденный
Фонематические (по составу фонем) Чтобы – чтоб, папоротник – папортник, уполномочивать – уполномачивать, галоша – калоша, шкаф – шкап, валериана – валерьяна, матрас – матрац, тоннель – туннель, вынул – вынял
2. Словообразовательный Осмысление – осмысливание, слесарничать – слесарить, геройски – по-геройски, читальня – читалка, волчица – волчиха; хохот – хохотня – хохотание, туристский – туристический, двусторонний – двухсторонний, межсоюзнический – междусоюзнический, хромсодержащий – хромосодержащий, омич – омчанин, стандартизовать – стандартизировать
3. Морфологический (словоизменительный) Род: идиом – идиома, эта толь – этот толь, кофе остыл – кофе остыло, Число: полотенец – полотенцев, секторы – сектора Падеж: в цехе – в цеху, в ста метрах – в стах метрах Формы наклонений: поезжай – езжай – съезди, положи – положь Образование форм сравнительной степени: важнейший – самый важный – наиболее важный – самый важнейший
4. Синтаксический ждать поезда – ждать поезд, купить хлеба – купить хлеб, ехать на поезде – ехать в поезде – ехать поездом, большинство стремилось – большинство стремились, две основные задачи – две основных задачи, нельзя купить спичек – нельзя купить спички, просьба предоставить убежище – просьба о предоставлении убежища, документов не сохранилось – документы не сохранились
5. Лексический меж – между, средина – середина, злато – золото, брег – берег, мадемуазель – мадмуазель, бивак – бивуак, посребрить – посеребрить

 

Языковые нормы не выдумываются учеными. Они отражают закономерные процессы и явления, происходящие в языке, и поддерживаются речевой практикой. К основным источникам установления языковой нормы относятся:

– произведения писателей-классиков и современных писателей,

– анализ языка средств массовой информации,

– общепринятое современное употребление,

– данные живого и анкетного опросов,

– научные исследования ученых-языковедов.

В русистике изучение языковых вариантов получило развитие в связи с разработкой проблем нормализации русского языка и анализа динамики литературной нормы (работы Г. О. Винокура, В. И. Чернышёва, С. П. Обнорского, С. И. Ожегова).

В 1939 С. П. Обнорский, Л. В. Щерба, А. Н. Никулин составили «Вопросник по нормативной грамматике русского языка» (содержавший перечень грамматических вариантов), который был распространён среди лиц разных возрастов и профессий. На него было получено 96 ответов.

В 1956 по инициативе С. И. Ожегова был опубликован «Вопросник по произношению, ударению и грамматическим формам современного литературного языка», на который было получено около 700 ответов.

В 1959-64 в связи с разработкой темы «Русский язык и советское общество» в Институте русского языка (см. Институт русского языка РАН) были подготовлены 4 вопросника по вариантам произношения, грамматики, словообразования и лексики. Компьютерная обработка полученных данных дала возможность впервые собрать обширный статистический материал: по морфологическому вопроснику было обработано св. 4000 анкет, получено 1890 таблиц и около 1,5 млн. ответов. Материалы вопросников были использованы в монографии «Русский язык и советское общество» (под ред. М. В. Панова, 1968) и в кн. «Русский язык по данным массового обследования» (1974). Исследования нормы употребления вариантов в письменной речи легли в основу частотного словаря грамматических вариантов («Грамматическая правильность русской речи. Опыт частотно-стилистического словаря вариантов», 1976), представившего сводку наиболее употребительных синтаксических, словоизменительных и словообразовательных вариантов. Статистические данные для словаря были получены на основе компьютерного обследования языка газет к. 60-х гг.– 1/2 70-х гг. 20 в. Выборка объёмом в 2 млн. слов содержала 100 тыс. вариантов.

Наряду с лингвостатистическими исследованиями разрабатываются теоретические проблемы языковых вариантов в русском литературном языке (работы К. С. Горбачевича, Р. П. Рогожниковой, В. Н. Немченко, В. М. Солнцева и др.). В этих работах подчёркивается, что варианты неизбежно сопутствуют языковой эволюции, они появляются в результате трансформации языковых средств вследствие контакта ЛЯ с диалектами, профессиональной речью, просторечной или жаргонной стихией, другими языками.

Всем типам языковых вариантов свойственны общие черты:

– структурность,

– регулярная воспроизводимость в пределах всей исторической фазы сосуществования вариантов,

– употребительность,

– связь с внешними и внутренними факторами, воздействующими на их функционирование.

Варианты норм отражаются в словарях СРЛЯ. Так, например, в «Словаре Современного русского литературного языка» фиксируются акцентные варианты таких слов, как нормировАть и нормИровать, мышлЕние и мЫшление. Некоторые варианты слов даются с соответствующими пометами: творОг и (разг.) твОрог, договОр и (прост.) дОговор.

Если же обратиться к «Орфоэпическому словарю русского языка», то можно проследить за судьбой этих вариантов. Так слова нормировАть и мышлЕние зафиксированы как предпочтительные, а нормИровать и мЫшление имеют помету «доп.» (допустимо). В отношении творОг и твОрог норма не изменилась. А вот вариант дОговор из просторечной формы перешел в разряд разговорной, имеет в словаре помету «доп.» (допустимо).

Выявление типов норм и построение типологии языковой нормы – один из центральных вопросов ортологии. Попытки создания типологии нормы в лингвистике предпринимались неоднократно и создавались на разных основаниях. Рассмотрим те из них, которые составляют необходимую теоретическую базу ортологического знания.

[6]II. ТИПОЛОГИЯ НОРМ

  1. Характеристики языковой нормы
    в ее отношении к кодификации
Эксплицитная (В.А. Ицкович) Имплицитная (В.А. Ицкович)
Реализованная (Л.И. Скворцов) Формализованная (В. Барнет) Потенциальная (Л.И. Скворцов) Неформализованная (В. Барнет)
Прескриптивная Дескриптивная (Г. Фаска)

 

/

Пара признаков ЭКСПЛИЦИТНОСТЬ / ИМПЛИЦИТНОСТЬ характеризует способ проявления языковой нормы:

– эксплицитно (в явном виде, сформулированно) норма отражена в кодификации,

– имплицитно (скрыто, в неявном виде) она содержится в текстах, устных и письменных, на литературном языке.

Левые члены двух следующих пар (РЕАЛИЗОВАННАЯ, ФОРМАЛИЗОВАННАЯ) обозначают, по сути, норму кодифицированную, зафиксированную в словарях, справочниках, грамматиках и под., тогда как правые члены пар – норму, которая может только претендовать на статус кодифицированной, на вхождение когда-нибудь в круг кодифицированных явлений. Например, слово ходАтайство широко употребляется как ходатАйство, в том числе достаточно образованными людьми, и такое употребление далеко не всеми осознается как ненорма. На самом деле этот вариант не является кодифицированным (характеризуется правыми членами оппозиции): в Орфоэпическом словаре русского языка (под ред. Р. И. Аванесова) как нормативный представлен только вариант ходАтйство.

 

Пара признаков ПРЕСКРИПТИВНОСТЬ / ДЕСКРИПТИВНОСТЬ может быть определена следующим образом:

– прескриптивная (предписывающая) – «так следует сказать»,

– дескриптивная (описывающая, констатирующая) – «так говорят».

  1. Характеристики языковой нормы по
    степени обязательности, строгости, «крепости»

 

Императивная (Л.И. Скворцов)   Диспозитивная (Л.И. Скворцов)

 

Императивная / диспозитивная (Л. И. Скворцов). Разграничение применительно к ЛЯ норм, носящих запретительный характер, и норм, носящих селективный характер (В. А. Виноградов), является важным, т. к. помогает определить выбор одного из разрешенных нормой вариантов.

Понимание ИМПЕРАТИВНЫХ норм может быть двояким:

1) в первом случае существенным оказывается разграничение по принципу «соответствует / не соответствует структуре языка». При таком понимании разграничивают системукак систему возможностей («решетку с заполненными и пустыми клетками») и структуру как реализованные возможности системы (материально заполненные клетки системной решетки) – реализованные модели, а также списки единиц, объединяемых той или иной моделью.

Посмотрите, как именно происходит заполнение «пустых клеток» на примере спортсмены, побегущие второй этап.

Употребление формы побегущие, имевшее место в речи телекомментатора, может быть оценено как нарушение императивной нормы: образование действительных причастий от глаголов совершенного вида невозможно с точки зрения структуры.

С точки зрения же возможностей системы, такие варианты вполне образуемы, да они и появляются в речи от случая к случаю, (а у неискушенного носителя языка и возражений-то не вызывают), заполняя своеобразную лакуну. Кроме того, ошибки в речи иностранцев, связанные с недостаточным владением языком, есть не что иное, как нарушения императивных норм: ледные фигуры (ледяные), бребодавателъ, девуська, курицежилище (курятник) и под.

2) во втором случае важным является разграничение «нормативное / ненормативное», «литературное / нелитературное». Здесь мы противопоставляем варианты, принадлежащие литературному языку, и варианты, лежащие за пределами литературной нормы: просторечные ложить, ехай и литературные класть и поезжай, диалектное (вернуться) от сестре и литературное (вернуться) от сестры.

 

Градация ДИСПОЗИТИВНЫХ норм имеет функциональный характер: оставаясь на уровне собственно литературного употребления, разграничивает явления разного статуса («хуже/лучше», «подходит / не подходит к ситуации», «соответствует /не соответствует передаваемому смыслу» и под.). Диспозитивные нормы связаны не только со стилистическими характеристиками отдельных языковых единиц, но и со способами построения коммуникативно адекватного текста, точной и незатрудненной передачи информации и имеют непосредственное отношение к тому, что называют коммуникативными качествами речи (точность, ясность, уместность и т.п.).

Необходимо иметь в виду, что в литературном употреблении встречаются и нелитературные варианты: один и тот же носитель языка может использовать и те и другие средства, при этом употребление нелитературных средств может быть сознательным и вполне оправданным. Так, на совещании по итогам сессии декан вполне сознательно и оправданно использует жаргонизм: Ситуация с задолженниками тревожная, не пора ли нам провести, как это теперь говорят, «зачистку»?

 

  1. Соотнесенность с уровнями языковой системы

 

С понятием «ортология» чаще всего соотносится наиболее традиционная типология, которая строится в соответствии с уровнями языковой системы. Как уже упоминалось, здесь различаются:

– орфоэпические (произносительные и акцентологические) нормы;

– словообразовательные нормы;

– лексические (словоупотребительные) нормы, включающие и нормы употребления фразеологических оборотов;

– морфологические (словоизменительные) нормы;

– синтаксические нормы.

Сюда же иногда относят и нормы использования средств суперсегментной фонетики: интонации, паузирования, темпа речи и т.п., а также нормы правописания.

Часто традиционная системная типология используется в усеченном варианте: в ней отсутствуют нормы словоупотребления (лексические нормы), вопрос о существовании которых до сих пор является дискуссионным. Следует отметить, что нормы на уровне лексики имеют специфический характер, прежде всего потому единицы этого уровня являются уникальными.

А бывают ли «правильные» и «неправильные» слова? Может ли какое-либо слово являться «неправильным»? Наверное, нет. Оно может быть некрасивым, нелитературным, грубым, бранным, высокопарным, узкоспециальным, малопонятным и т.д., но само по себе «неправильным» оно быть не может, неправильным может быть его употребление (неточным, неуместным в данной ситуации, недостаточно выразительным и т.д.).

Конечно, нельзя сказать, что эти явления, при всем их многообразии, не поддаются типизации, – в современной науке выработано понятие НОРМАТИВНОГО словоупотребления.Таким образом, мы не можем говорить о правильных или неправильных единицах как таковых, мы должны оценивать употребление этих единиц в контексте, в ситуации общения.

Отметим, что уровень словообразования с этой точки зрения занимает промежуточное положение. С одной стороны, на этом уровне существуют определенные модели, которые с большей или меньшей степенью регулярности используются для образования новых единиц, поэтому нормы здесь заданы достаточно жестко. С другой – данный уровень в значительной мере связан с лексическим, ведь образуются, как правило, не формальные варианты, а разные единицы, поэтому понятие словообразовательной нормытакже шире понятия правильности.

 

  1. Учет функционально-стилистической дифференциации литературного языка

 

Письменнаянорма Устная норма

 

Норма разговорной речи Норма книжно-письменной речи

При ортологической характеристике явления, при квалификации типа нормы важно учитывать внутреннее расслоение ЛЯ, его функционально-стилевую дифференциацию. На этом построена функционально-стилистическая типология норм.

В этом смысле общелитературная норма предстает как сумма наиболее общих моментов отдельных норм функциональных разновидностей – «сублитературных» норм (О. А. Лаптева). Особенно важным при ортологической оценке является учет антиномии «письменная форма – устная форма», элементы устной не должны приравниваться к нарушениям литературной нормы, как это часто бывает в пособиях по КР и практической стилистике.

Особого замечания заслуживает тот факт, что в нормативную систему ЛЯ включаются нормы разговорной речи – особой системы, противопоставленной книжно-письменному кодифицированному языку. Норма разговорной речи представляет собой смешение явлений кодифицированной (стандартной) литературной и некодифицированной норм, охватывающей собственно разговорные и, шире, – устно-литературные явления. Кроме того, спонтанная устная речь вообще, будучи живой речевой стихией, включает в себя явления вовсе ненормативные, сиюминутные, индивидуальные, например: «Применение силы в данном случае нанесет огромный дестабильныйэффект» (программа «Вместе», 10 канал, ТВ, Новосибирск, беседа с приглашенным гостем, реплика ведущего), где ненормативное образование объясняется, с одной стороны, сугубо лингвистическими причинами (перед нами обусловленная формальным и семантическим сходством контаминация нормативного в данном сочетании причастия дестабилизирующий и прилагательного нестабильный), с другой – неподготовленностью речи.

С учетом функционально-стилевой дифференциации необходимо обязательно соответствующим образом атрибутировать анализируемый материал: всегда должно быть ясно, к какой сфере – разговорной речи, устной публичной речи или письменной речи – он принадлежит.

  1. Временная отнесенность
Старшаянорма Младшая норма

 

Наличие в языке в одно и то же время двух конкурирующих вариантов, как правило, приводит к тому, что одному из них отдается явное предпочтение, поскольку он или чаще употребляется, или более удобен, привычен, или отличается нейтральностью, универсальностью. В конце концов, один из вариантов завоевывает позиции основной, современной нормы, а другой постепенно устаревает. Одновременная допустимость традиционного и нового позволяет говорить о двух типах нормы «старшей» (более ранней) и «младшей» (более поздней). В качестве иллюстрации приведем отрывок из книги К. И. Чуковского «Живой как жизнь».

Анатолий Федорович Кони[7], почетный академик, знаменитый юрист, был, как известно, человеком большой доброты.

Но горе было тому, кто, беседуя с ним, искажал или уродовал русский язык. Кони набрасывался на него со страстной ненавистью...

Он, например, требовал, чтобы слово обязательнозначило только любезно,услужливо.

Но это значение слова уже умерло. Теперь в живой речи и в литературе слово обязательностало означать непременно. Это-то и возмущало академика Кони.

- Представьте себе, говорил он, хватаясь за сердце, иду я сегодня по Спасской и слышу: «Он обязательнонабьет тебе морду!» Как вам это нравится? Человек сообщает другому, что кто-то любезно поколотит его!

- Но ведь слово обязательноуже не значит любезно, – пробовал я возразить, но Анатолий Федорович стоял на своем.

 


[1] Языковая нормаэто совокупность правил выбора и употребления языковых средств(в данном обществе в данную эпоху) (Беликов, Крысин); – это единообразное, образцовое, общепризнанное употребление элементов языка; правила использования речевых средств в определенный период развития языка [Введенская, Червинский, 2005. C. 139]

норма– это совокупность наиболее пригодных («правильных, предпочитаемых») для обслуживания общества средствязыка, складывающихся как результат отбора языковых элементов (произносительных, лексических, морфологических, синтаксических) … из числа существующих, наличествующих, образуемых вновь или извлекаемых из пассисвного запаса прошлого в процессе социальной, в широком смысле, оценки этих элементов (С. И. Ожегов)

Литературная норма – это принятые в общественно-языковой практике правила произношения, словоупотребления, использования грамматических и стилистических языковых средств (Н. С. Валгина).

Языковая норма (норма литературная) – это правила использования речевых средств в определенный период развития ЛЯ, то есть правила произношения, словоупотребления, использования традиционно сложившихся грамматических, стилистических и других языковых средств, принятых в общественно-языковой практике. Это единообразное, образцовое, общепризнанное употребление элементов языка (слов, словосочетаний, предложений) (Кашкарова, Мандрикова).

[2] Шапошников В. Русская речь 1990-х. Современная Россия в языковом отображении. -М., 1998.

[3] http://www.hi-edu.ru/e-books/xbook050/01/index.html

[4] Н.П. Колесников, Л. А. Введенская. Культура речи. Серия «Учебники, учебные пособия». Ростов н/Д: Феникс, 2001. 448 с.

[5] http://www.hi-edu.ru/e-books/xbook050/01/index.html

[6] Г. П. Кашкорова, А.Г. Жукова, Г. М. Мандрикова. Ортология. Новосибирск, 2004.

Анато́лий Фёдорович Ко́ни (28 января (9 февраля) 1844 года, Санкт-Петербург — 17 сентября 1927 года, Ленинград) — русский юрист, судья, государственный и общественный деятель, литератор, выдающийся судебный оратор, действительный тайный советник, член Государственного совета Российской империи. Почётный академик Императорской Санкт-Петербургской Академии Наук по разряду изящной словесности (1900), доктор уголовного права Харьковского университета (1890), профессор Петроградского университета (1918—1922). Автор многочисленных работ, воспоминаний «На жизненном пути».

В 1878 году суд под председательством А. Ф. Кони вынес оправдательный приговор по делу Веры Засулич.

<== предыдущаЯ лекциЯ | следующаЯ лекциЯ ==>
Порядок проведения работы. | Унификация бухгалтерского учета

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2017 год. (0.192 сек.)