Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Тема 1 Понятие уголовно-исполнительного права, предмет, метод и система курса. Наука уголовно-исполнительного права. Уголовно-исполнительное законодательство




1. Уголовно-исполнительное право есть часть правовой надстройки России, провозглашенной социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (ст. 7 Конституции РФ). Соответственно части присущи свойства целого, включая не только достоинства, но и присущие ему недостатки. В частности, провозглашённое содержание и направление развития государства и права имеет существенные недостатки, закладывающие глубинную основу для конфликтного развития человека, общества и государства. Так, качество жизни как «достойное» является неопределённым, что позволяет каждому рассматривать, практически, любые жизненные условия (различные роскошества и излишества) для себя «достойными» либо ещё «недостойными». А в отношении других «достойными» могут считаться нищета, бедность и прозябание либо нормальные условия проживания могут расцениваться как «недостойные», «барские» и т.п. Очевидно, что такой подход ведёт к социальной и криминологической напряжённости в силу отсутствия общего знаменателя в качестве отправного критерия взаимодействия.

Что касается «свободного» развития человека, то такая политика ориентирует человека в целом на отрыв от реальности, от взаимосвязанности и обусловленности всего в этом мире через всеобщую причинно-следственную связь, то есть от жизненной ситуации в настоящий момент, вытекающей из прошлого и определяющей будущее. Древний миф «свободы» человека в этом обусловленном мире имеет первостепенное значение для понимания внутреннего мира человека, его поведения и возникающих в его жизни проблем, конфликтов, приводящих, в том числе, к различным преступлениям. Понятие «свободы» до сих пор у многих ассоциируется как «сладкое слово», за которое многие тысячи и миллионы людей на протяжении не одной тысячи лет жертвовали и готовы жертвовать имуществом, здоровьем и даже жизнью не только своим, но и близких людей, не говоря уж о посторонних. В свою очередь такое «развитие» порождает замкнутый круг насилия и разрушения, в котором каждый пришедший к власти под непременным флагом «справедливости» уничтожает своих противников и борется с самыми различными проявлениями частного или общественного несогласия во имя непреходящей идеи соблюдения или достижения законности. Исторический и диалектический подход указывает на то, что идея «свободы» если и похожа на «сладкое» слово, но при условии, что не рассматриваются её системные последствия в жизни человека, поскольку они являются на самом деле «горькими», то есть разрушительными для других и саморазрушающими для её последователя. Идея «свободы» играет роль некоего психического вируса, неизбежно уводящего человека в виртуальную реальность. В свою очередь данный результат указывает на то, что индивид не осознаёт вышеназванные элементарные закономерности мироустройства. В качестве альтернативы подобного развития разумным является провозглашении политики государства, направленной на гармоничное сосуществование человека в обществе и его всестороннее развитие, что неизбежно ведёт к восстановлению баланса прав, законных интересов и обязанностей человека и гражданина, на что указывалось во введении.



Такое направление должно находить своё отражение как в уголовном праве, так и в уголовно-исполнительном. Можно сказать, уголовно-правовая сфера является неким показателем или индикатором благополучия и гармонического сосуществования человека в обществе и государстве. Наличие противоречий и проблем в жизни человека и общества в данной сфере нередко гипертрофируются и достигают абсурдных форм и содержаний, противоречащих провозглашённым самим правом понятиям, принципам и нормам. В частности, общеизвестным является факт, что любое преступление имеет социальный аспект и указывает на недостатки и противоречия в развитии общества и государства. Однако в качестве целей уголовно-исполнительного законодательства провозглашается лишь исправление осуждённого и предупреждение совершения новых преступлений как осуждёнными, так и иными лицами. Мало того, что акцент при применении мер уголовно-исправительного воздействия смещается в сторону личности, не затрагивая таким образом социальную основу преступности. Некоторые наказания, в особенности смертная казнь или пожизненное лишение свободы, прямо противоречат провозглашённой цели наказания в виде исправления осуждённого. Если считать, что кого-то из них неспособным к исправлению, то это возвращает нас в лоно антропологической школы, причём воспринимающим исключительно недостатки данной концепции и не учитывающим важную для человека неразрывную связь его физического и психического.



Кроме того, все утверждения о невозможности исправления отдельных категорий осуждённых страдают одним существенным недостатком – в них не указывается реальная причина такого состояния и не раскрывается диалектика его развития, что как раз содержит направление разрешения проблемы управлением поведения человека. Тем не менее, несмотря на важное индивидуальное, общественное и государственное значение диалектического подхода к управлению поведением человека в данной сфере в качестве основного довода увеличения и ужесточения наказания до сих пор преобладает эмоциональный фактор, в частности, жажда мести, ненависти и т.д. Объяснение такого состояния усматривается в неведении или нежелании заинтересованного человека знать диалектику жизненной ситуации, поскольку этому препятствуют переданные ему генетически и внедрённые в процессе социализации идеи «свободы» человека и возможности случайного в его жизни. В свою очередь такое состояние указывает на системный кризис не только уголовного и уголовно-исполнительного права, но и всей теории и права в целом, освобождение от которого возможно только через признание закономерностей мироустройства и распространение их на любое поведение человека. Но прежде необходимо изучить действующее законодательство.

Правовую надстройку с формальной стороны можно классифицировать на систему права, осуществляющую политику в сфере борьбы с преступностью и иные системы права. К первой системе относятся уголовное право (базовое, материальное право, определяющее задачи, основания, принципы уголовной ответственности, виды наказания и иных мер уголовно-правового характера), криминология (изучает причины, условия, закономерности преступлений и преступности как явления), уголовно-процессуальное (обеспечивает правосудие в связи с совершением преступления) и уголовно-исполнительное право. Роль последнего заключается в обеспечении результатов правосудия при помощи регулирования всех отношений, возникающих в процессе исполнения и отбывания уголовных наказаний.

К предмету уголовно-исполнительного права согласно ч.2 ст.2 УИК РФ относятся вопросы регламентации деятельности учреждений и органов, исполняющих наказания и применение иных мер уголовно-правового характера на основании общих положений и установленных принципов. К иным мерам относятся вопросы возмещения преступного вреда и применения принудительных мер медицинского характера. С учётом сказанного предметом уголовно-исполнительного права являются: порядок и условия исполнения и отбывания наказаний; применение средств исправления осуждённых; порядок деятельности учреждений и органов, исполняющих наказания; порядок участия органов государственной власти и органов местного самоуправления, иных организаций, общественных объединений, а также граждан в исправлении осуждённых, порядок освобождения от наказания и порядок оказания помощи освобождаемым лицам.

Уголовно-исполнительному присущ и собственный метод регулирования общественных отношений. Поскольку уголовное наказание по своей форме является мерой государственной оценки и принуждения индивида к определённому поведению, то преобладающим свойством метода данной сферы является императивность, указывающее на неравенство субъектов уголовно-правовых отношений. Однако в силу наличия у осуждённого определённых прав и законных интересов, предполагающих соответственно у другой стороны корреспондирующих обязанностей, методу уголовно-исполнительного права присущ и диспозитивный характер, предполагающий равенство сторон в обладании правами и обязанностями. Таковым является своеобразие метода в изучаемой сфере.

Наличие собственного предмета и метода характеризует уголовно-исполнительное право как самостоятельную отрасль. Вместе с тем самостоятельность не означает независимость от других отраслей права. Поэтому эффективность действия уголовно-исполнительного законодательства, достижение его задач и целей зависит не только от точного исполнения своих норм, но и учёта при исполнении наказания принципов уголовного права, положений криминологии, касающихся, в частности, действительного характера и степени опасности совершённого деяния и личности осуждённого. Кроме того, уголовно-исполнительное право связано: с уголовно-процессуальным правом, прежде всего в сфере исполнения наказаний; с конституционным – при регулировании правового статуса осуждённых; с административным – в сфере управления учреждениями и органами, исполняющими наказания, прохождения службы сотрудниками этих органов и порядка реализации их прав и обязанностей; а также с гражданским, гражданско-процессуальным, трудовым, семейным, финансовым правом при регулировании возникающих в данных сферах вопросов в процессе исполнения (отбывания) уголовных наказаний.

При этом следует учитывать системность любого законодательства и теории, которая возможна лишь при ориентации закономерности мироустройства через всеобщую причинно-следственную связь. Отсутствие такой системности закладывает противоречия в теории и законодательстве, а в правоприменительной практике порождает проблемы и неэффективность управления регулируемыми общественными отношениями. Для предупреждения последнего в процессе исполнения наказания всегда должна быть отрицательная обратная связь, которая при необходимости могла бы в установленной процессуальной форме корректировать возможную несогласованность ситуации реальной и установленной правоохранительными и судебными органами. Любая система при отсутствии такой обратной связи обречена на неуправляемость и разрушение в конечном счёте. Поэтому уголовно-исполнительное право является той сферой, в которой наглядно проявляются противоречия и недостатки социального развития общества и государства. Соответственно выявление последних и реагирование на них в направлении устранения первоначальных причин, порождающих преступления, и условий, способствующих их совершению, неизбежно будет приводить к уменьшению и устранению преступлений. Тем самым постепенно будут не только достигаться цели наказания, но и меняться направление развития человека, общества и государства с конфликтного на гармоничное.

2. Уголовно-исполнительное право закрепляет в своих институтах и нормах основные положения политики государства в сфере исполнения уголовных наказаний. К основным из них согласно п.1 ст.1 УИК РФ относятся цели исправления осуждённых и предупреждение совершения новых преступлений. В п.2 ст.1 УИК РФ определены задачи уголовно-исполнительного законодательства России, к которым относятся регулирование порядка и условий исполнения и отбывания наказаний, определение средств исправления осуждённых, охрана их прав, свобод и законных интересов, а также оказание осуждённым помощи в социальной адаптации. При этом согласно ст.3 УИК РФ уголовно-исполнительное законодательство России и практика его применения ориентирована на Конституцию РФ, которая провозглашена имеющей высшую юридическую силу и должна применяться в ходе исполнения и отбывания наказания (ст. 15 Конституции РФ), общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ, являющихся составной частью правовой системы России. Здесь же подчёркивается строгое соблюдение гарантий защиты от пыток, насилия и другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения с осуждёнными, тем более, что здесь невозможна ссылка на отсутствие для этого каких-либо условий материального характера для их соблюдения, скорее наоборот.

В п.2 ст.3 УИК РФ закреплено, что если международным договором РФ установлены иные правила исполнения наказаний и обращения с осуждёнными, чем предусмотрено уголовно-исполнительным законодательством РФ, то применяются правила международного договора. Если же вопросы имеют экономический или социальный характер, то рекомендации (декларации) международных организаций по вопросам исполнения наказаний и обращения с осуждёнными реализуются в уголовно-исполнительном законодательстве при наличии необходимых для этого экономических и социальных возможностей. Следовательно, если в законодательстве закреплены те или иные условия обращения с осуждёнными материального характера в процессе исполнения наказаний, то они являются обязательными для исправительных учреждений и их персонала, а у осуждённых возникает право требовать их соблюдения.

Раскрывая источники уголовно-исполнительного права, необходимо прежде уточнить, что понимается под последним. В теории различают уголовно-исполнительное право в узком и широком смысле. В узком понимании данное право означает совокупность законов, регулирующих уголовно-исполнительные отношения и иные возникающие в связи с этим вопросы, указанные выше. В широком смысле под уголовно-исполнительным правом понимают всю совокупность законов и подзаконных актов, регулирующих общественные отношения, относящиеся к предмету данной отрасли права, то есть по поводу и процессе исполнения наказания и применения мер исправительного воздействия. К подзаконным актам относятся как самостоятельные постановления, приказы, инструкции Министерства Юстиции России, в ведении которого находится в настоящее время уголовно-исполнительная сфера, а также Правительства РФ, Министерства образования РФ, Министерства труда и социального развития РФ, Министерства здравоохранения РФ, Министерства социальной защиты, Фонда социального страхования и других, так и их совместные нормативные акты. Согласно ст.4 УИК РФ федеральные органы исполнительной власти вправе принимать основанные на федеральном законе нормативные правовые акты по вопросам исполнения наказаний. То есть, любой подзаконный акт, как правило, носит процедурный, или процессуальный характер. Следовательно, нормы данного подзаконного акта являются организационно-техническими, то есть регламентируют порядок реализации уже установленных прав и обязанностей, и не должны устанавливать дополнительно как права, так и обязанности или ограничения по сравнению федеральным законодательством, на уровне которого согласно ст. 71 Конституции РФ происходит регулирование уголовно-исполнительных отношений.

Таким образом, источниками уголовно-исполнительного права являются общепризнанные и ратифицированные Россией международные акты по вопросам исполнения наказания и условиям обращения с осуждёнными, Конституция РФ, федеральные конституционные законы, уголовно-исполнительное законодательство, состоящее из Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (в дальнейшем – УИК РФ) и других федеральных законов (ст. 2 УИК РФ). В частности, к источникам данного законодательства относится действующий Закон РФ от 21 июля 1993 года №5471-I «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» (с изм. и доп.), регулирующий различные вопросы исполнения и отбывания наказания, в частности, организацию уголовно-исполнительной системы и деятельности учреждений, исполняющих наказания, права и обязанности персонала, их социальную защиту, основания и порядок применения мер безопасности к осуждённым и контроль за деятельностью уголовно-исполнительной системой. Также к источникам уголовно-исполнительного права относятся отдельные или совместные подзаконные акты перечисленных выше Министерств и ведомств по вопросам исполнения наказания и условиям обращения с осуждёнными, а также локальные акты самой администрации исправительного учреждения. При этом вся система нормативных актов в уголовно-исполнительной сфере должна отвечать принципу законности при приоритете рассмотренных международных норм и соответствии положениям Конституции России, обладающей согласно ст.15 высшей юридической силой.

3. В ст. 8 УИК РФ нашли законодательное закрепление 7 принципов исполнения и отбывания уголовных наказаний: конституционные (или общеправовые) – законности, гуманизма, демократизма; межотраслевые – равенства осуждённых перед законом; отраслевые – дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний; рационального применения мер принуждения, средств исправления и стимулирования их правопослушного поведения; соединения наказания с исправительным воздействием.

В принципах уголовно-исполнительного права воплощаются исходные, руководящие положения, идеи, отражающие общую направленность и характерные черты политики государства в сфере исполнения уголовных наказаний. Предшествующие УИК РФ 1997 года кодексы не содержали статей, определяющих принципы, регулирующие законодательство. Принципы права в целом считаются объективными категориями, поскольку они отражают социально-экономические, нравственные и правовые закономерности общества, а также раскрывают отношение государства к преступлению и наказанию, в том числе, с позиции международных норм, определяющих стандарты обращения с осуждёнными. Кроме того, принципы направлены на достижение внутренней согласованности и взаимосвязи всех институтов уголовно-исполнительного законодательства и единообразия правоприменительной практики. Вместе с тем, необходимо учитывать и влияние на них субъективного фактора, который проявляется не только в характере доводов со стороны представителей народа в лице депутатов во время обсуждения или принятия закона, доходящих до оскорбления или психофизического насилия своих оппонентов, но и в разных формах лоббирования, где не исключено нарушение закона.

В процессе обучения студентов нередко наблюдается их поверхностное отношение и понимание содержания принципов. Не в малой степени этому способствует эффект «узнавания», поскольку, в частности, общеправовые принципы существуют во всех отраслях права. Поэтому неглубокое их усвоение в начале обучения не позволяет в дальнейшем изучить их содержание даже общего характера. Так, содержание принципа законности для многих сводится к соблюдению верховенства нормативных актов в зависимости от их юридической силы, приоритета общепризнанным международным нормам и конституционным положениям. Однако этим содержание данного принципа отнюдь не ограничивается. Для законности характерны следующие черты: а) её всеобщность, или обязательность для всех государственных, судебных органов, общественных объединений, а равно для всех граждан, а не только осуждённых; б) единство законности, то есть выполнение её требований на всей территории России; в) неотвратимость реализации законности, или наступления ответственности каждого за любое нарушение закона; г) недопустимость противопоставления законности и целесообразности.

Последнее требование определяется тем, что законность устанавливается заранее в целях определённого регулирования общественных отношений, что необходимо знать каждому гражданину и человеку для ориентации своего поведения в жизненных ситуациях. Целесообразность же определяется конкретной жизненной ситуации, что при каждом расхождении интересов сторон может приводить к конфликтам и преступлениям. Выше перечислено общее содержание принципа законности. Аналогично следует подходить и к раскрытию других общеотраслевых или межотраслевых принципов. Соответственно конституционные и межотраслевые принципы наравне с общими свойствами в уголовно-исполнительном законодательстве, как и ином другом, наполнены специфическим содержанием, отражающем принципы, цели, задачи отрасли, а также конкретные правоотношения в ходе исполнения и отбывания наказания. При этом полное раскрытие принципа законности в уголовно-исполнительном праве возможно на примере конкретного уголовно-правового отношения и регулирующей его нормы соответствующего законодательства с учётом общего содержания данного принципа, указанного выше.

Раскрывая содержание принципа гуманизма в уголовно-исполнительной сфере важно понимать, он затрагивает, как минимум, две стороны: осуждённого и потерпевшего. Поэтому односторонняя «гуманизация» всегда приводит к ущемлению прав и законных интересов другой стороны. Учитывать интересы всех сторон не так просто, но возможно, если будут найдены взаимные интересы участников уголовно-правовых и уголовно-исполнительных отношений. Для этого необходимо расширить изолированные сферы их отношений (либо границы осознания) до тех пор, пока не станет возможным нахождения их общего знаменателя. Это является общим положением для разрешения любого конфликтного отношения. В нашей стране, в которой не раз на протяжении исторического развития происходили бунты, перевороты, революции и массовые репрессии, значение принципа гуманизма актуально для любого человека и гражданина, не говоря уж об осуждённом. В отношении последнего актуальность данного принципа проявляется в связи со стигматизацией, или клеймением преступников различными ярлыками. Сущность такого процесса можно свести к тому, что осуждённые нередко олицетворяются с источником зла. Данное является тупиковым путём, который не только не разрешает проблему, но и уводит исследователей, индивида и общество от истинного положения дел. В стороне остаются и генетические факторы поведения, и социальное влияние, то есть как первопричины преступного поведения, так и условия, способствующие совершению преступления. Именно такой подход объясняет «вечность» преступности, а не «неисправимость» какого-либо преступника, поскольку генезис преступления практически остаётся неприкасаемым. Кроме того, человека образно можно сравнить с аккумулятором – чем его заряжать, тем он и будет разряжаться, что соответствует закономерности «подобное рождает подобное». Поэтому тот негатив к осуждённым, который проявляется к ним через эмоции, пренебрежение их правами и законными интересами, а также условиями содержания осуждённого вопреки установленным нормам, рано или поздно в той или иной форме возвращается обратно в обществе, а через него – к каждому индивиду. Это, в частности, тот общий знаменатель, который способен найти разумный компромисс в достижении гуманизации уголовно-исполнительных отношений. Содержание принципа гуманизма отражается в общих и специальных международных актах о правах человека и заключённого, отражается в цели наказания (исправление) и закрепляется в отраслевом принципе соединения наказания с исправительным воздействием (см. ниже).

Своеобразие принципа демократизма заключается в том, что осуждённого признают субъектом уголовно-исполнительного правоотношения. Иначе, если бы он был только объектом, сложно ожидать от него активной и осознанной позиции в процессе достижения целей наказания. Содержание принципа демократизма отражает сущность организации процесса исправления, которая выражается в участии органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных организаций, общественных объединений, а также граждан в исправлении осуждённого. Тем самым, несмотря на изначально режимный характер исправительных учреждений, обеспечивается определённая открытость их деятельности. Так, существует целый ряд должностных лиц, которым предоставлено право посещения уголовно-исправительных учреждений без специального на то разрешения (ст.24 УИК РФ). Представители средств массовой информации и иные лица также имеют право посещения учреждений и органов, исполняющих наказания по специальному разрешению администрации этих учреждений и органов либо вышестоящих органов. Осуждённые имеют право на предоставление им в установленном порядке свиданий, посылок, передач, бандеролей, краткосрочных и длительных выездов за пределы исправительного учреждения. Теле- и радиопередачи для осуждённых также устанавливают их связь с обществом и государством.

Межотраслевой принцип равенства осуждённых перед законом не только конкретизирует конституционные гарантии прав и свобод человека независимо от пола, языка, происхождения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям и т.д. (ст.19 Конституции РФ). В исправительном процессе он имеет особое значение для осуждённых, которые относятся к той категории людей, которые весьма остро реагируют на нарушение данного принципа. Исследователи отмечают тот факт, что если по отношению ко всем применяются равные меры, то народ может «терпеть» такие условия гораздо больше и дольше. Как только начинаются различные отклонения, «исключения», привилегии и т.п., то неизменно за этим возникает внутренняя напряжённость у очевидцев, а затем ухудшение социальной и криминологической ситуации в обществе в целом. Однако принцип равенства не означает, что средства исправления применяются одинаково ко всем осуждённым, поскольку равное, применяемое к неравному (каждый осуждённый отличается своей индивидуальной психикой, что проявляется в разной степени осознания своего внутреннего и внешнего мира), порождает неравенство. То есть, для обеспечения равенства требуется к неравному применять неравные масштабы, основу для чего создаёт следующий принцип, являющийся отраслевым.

Принцип дифференциации и индивидуализации исполнения наказания является производным от принципа дифференциации и индивидуализации назначения наказания. Критерии их являются, практически, одинаковыми, за исключением того, что при индивидуализации исполнения наказания за основу берётся реальное поведение осуждённого, а при индивидуализации назначения наказания – совершённое ранее преступное поведение. При этом одни и те же критерии находят своё отражение соответственно в нормах уголовно-исполнительного и уголовного законодательства. Иногда студенты ограничивают название принципа словами «дифференциации и индивидуализации наказания» либо вообще без последнего слова. Это не только ведёт к утрате смысла, но и говорит о полном непонимании принципа, поскольку называются действия, но не указывается по отношении к какому предмету.

Данный принцип облегчает работу персонала исправительного учреждения и создаёт нормальные условия для достижения целей наказания. В отсутствии дифференциации исполнения наказания в одном отряде могли находиться лица, совершившие преступление впервые или небольшой тяжести и многократно судимые или совершившие особо тяжкое преступление. В такой ситуации исправительный процесс имел бы обратный характер, поскольку воздействие лица, в поведении которого наблюдается рецидив преступлений либо совершение особо тяжкого преступления, как правило, всегда выше, чем у лица, впервые совершившее преступление, тем более, небольшой тяжести. Данное обстоятельство одновременно затруднило бы деятельность персонала исправительного учреждения хотя бы по той причине, что была бы создана проблема реализации принципа равенства осуждённых по отношению к неравным людям (по внутреннему миру и их осознанию внешнего мира).

Дифференциация и индивидуализация исполнения наказания соотносятся как целое и часть. Индивидуализация является логическим продолжением процесса дифференциации исполнения наказания. Их различие проявляется в критериях и их юридических последствиях. К критериям дифференциации исполнения наказания относятся следующие: характер и степень опасности совершённого преступления, форма вины, пол, возраст. В зависимости от этих критериев все осуждённые классифицируются на различные группы для последующего распределения по различным видам исправительных учреждений (ст.74 УИК РФ). Таким образом, в процессе дифференциации устанавливается вид исправительного учреждения, а вместе с этим и фиксированный объём карательно-исправительного воздействия в отношении осуждённых, который в рамках установленного вида исправительного учреждения является неизменным. После дифференциации исполнения наказания следует этап его индивидуализации. Его особенность, в отличие от дифференциации, заключается в том, что объём и вид карательно-исправительного воздействия в отношении осуждённого меняется, а в качестве критерия выступает поведение последнего: соблюдение норм уголовно-исполнительного законодательства ведёт к смягчению условий содержания осуждённого, а нарушение – к ужесточению. В этом состоит сходство и различие дифференциации и индивидуализации исполнения наказания.

Принцип рационального применения мер принуждения, средств исправления и стимулирования правопослушного поведения в процессе достижения целей наказания можно назвать не только самым важным, но и наиболее сложным. Данный принцип собственно исходит из основной цели наказания – исправление, и базируется на положениях исправительной психологии и исправительной педагогики. То есть для реализации данного принципа необходимо знать внутренний мир осуждённого и видеть его текущее состояние, а также обладать педагогическими навыками и приёмами для направленного воздействия на осуждённого. Обладая требуемой информацией, сотрудник персонала исправительного учреждения должен выбрать из всей совокупности мер принуждения, средств исправления и многообразных форм стимулирования правопослушного поведения единственно верные в конкретной жизненной ситуации для данного осуждённого вариации соответствующих мер, средств и форм. Ключевым словом в данном принципе является «рациональное». Условно индивида можно сравнить с достаточно сложным замком, который открывается ключом, который соответствует его механизму. Непрофессиональный подбор «ключа», включая сочетание мер принуждения, средств исправления и форм стимулирования правопослушного поведения, определяет соответствующий результат. Такой подход должен соблюдаться по отношению к каждому осуждённому. Сложность может возникать у того, кто действует по необоснованной методологической установке и не обладает необходимыми навыками либо заинтересован в достижении не профессиональных, а личных целей, когда формальным отношением к своей работе сотрудник пытается подменить её внутреннее содержание.

Принцип соединения наказания с исправительным воздействием был сформулирован ещё в первом исправительно-трудовом кодексе (далее – ИТК) 1924 года, а затем последовательно переходил в ИТК 1933 и 1970 годов/ Данный принцип характерен для правового государства, которое согласно ст. 10 УИК РФ обязуется обеспечить законность применения средств исправления осуждённых, их правовую защиту и личную безопасность. Поскольку наказание является мерой государственного принуждения, то в отсутствие данного принципа персонал исправительного учреждения мог бы ограничиваться исполнением только режимных ограничений для осуждённого. Однако данный принцип не сводит наказание только к каре и требует от администрации проведения воспитательных мероприятий, направленных на исправление осуждённого.

Каждые из перечисленных выше принципов, имеющих собственное содержание и направление воздействие, тем не менее, взаимосвязаны между собой, дополняют друг друга и потому их реализация должна быть комплексной.

4. Согласно ст. 2 УИК РФ, уголовно-исполнительное законодательство состоит из УИК РФ, других федеральных законов и основанных на них подзаконных актах федеральных органов исполнительной власти, имеющих предмет регулирования, указанный в ч. 2 ст. 2 УИК РФ. Понятие нормативных актов, их виды, иерархия, виды и структура норм и правоотношений рассматриваются в курсе теории государства и права, что необходимо студенту восстановить в своей памяти. Понимание вида и содержания нормы является определяющим фактором при решении жизненных ситуаций, изложенных в задачах к данному курсу. Как правило, нормы уголовно-исполнительного права представляют собой модель должного поведения субъектов и участников возникающих правоотношений, в которых устанавливаются правила, в соответствии с предписаниями которых регулируются эти отношения.

Однако не все нормы содержат модели поведения. Так, существуют нормы-задачи (ст.1 УИК РФ), нормы-принципы (ст.14 УИК РФ), нормы-дефиниции (ст.9 УИК РФ). В зависимости от характера устанавливаемого правила поведения нормы классифицируются на регулятивные (регламентирующие права и обязанности сторон, которые в свою очередь разделяются на обязывающие (признаком являются наличие слов – должен, обязан и т.п., например, ст.82 УИК РФ)), уполномочивающие (в качестве признака выступают слова – может, имеет право и т.д., в частности, п.1 ст.96 УИК РФ), запрещающие (слова отражают требование воздерживаться от определённого поведения, например, п.2 ст.95 УИК РФ). Поэтому уже одно определение вида нормы, что возможно в процессе её чтения, значительно сужает сферу поиска ответа на поставленные вопросы.

Кроме регулятивных норм существуют поощрительные, к которым относятся различные меры поощрения (в частности, ст.113 УИК РФ), охранительные, представляющие собой меры взыскания (например, ст.102, 115 УИК РФ). Для соблюдения принципа законности важно учитывать наличие ещё одной группы норм – организационно-технической. Такие нормы не устанавливают дополнительных прав и обязанностей сторон, а предусматривают процедурные аспекты регулирования уже установленных норм относительно телефонных переговоров, получения посылок, передач и бандеролей, свиданий и т.д. Все нормы можно также классифицировать на материальные (определяющие правила поведения)) и процессуальные (содержащие условия и порядок реализации установленных правил поведения). Разделение норм на виды и их установление имеет не только теоретическое значение, но и является основанием для точного определения характера и содержания прав и обязанностей участников правоотношений, что необходимо для правильного применения данных норм.

По своей структуре нормы уголовно-исполнительного права имеют свои особенности. Так, гипотеза как условие или событие, при которых применяется норма, часто выносится за её пределы (обвинительный приговор суда, вступивший в законную силу). Однако в ряде норм гипотеза может содержаться в самой норме, например, в норме, предоставляющей право передвижения без конвоя (ст.96 УИК РФ); устанавливающей основания перевода в другие условия отбывания лишения свободы (ст.122 УИК РФ) и др. Диспозиция как элемент нормы, определяющей правило поведения (права и обязанности сторон) может не совпадать по норме права и статье. Так, в одной статье могут содержаться две нормы, например, о предоставлении краткосрочных или длительных выездов за пределы исправительного учреждения (ст.97 УИК РФ) либо предоставляющей краткосрочные и длительные свидания (ст.89 УИК РФ). Особенность санкций норм уголовно-исполнительного права как последствия нарушения установленных правил поведения является то, что они могут находиться в другой статье кодекса (ст.115 УИК РФ) либо вообще быть бланкетной и регулироваться нормами иного законодательства (административного, трудового, гражданского и т.д.). Здесь можно сослаться на ст.102 УИК РФ.

Уголовно-исполнительные правоотношения возникают в связи и по поводу исполнения и отбывания наказания, в процессе которого они могут изменяться, а при наступлении соответствующего юридического факта – прекращаться. К структуре данных отношений относят: субъектов, юридические факты, объекты, их содержание. К субъектам уголовно-исполнительных отношений относятся не только осуждённые и персонал исправительных учреждений, но сотрудники органов, осуществляющих контроль и надзор за данной сферой, а также судебные приставы, исполняющие штрафы и конфискацию имущества, администрация и работники учреждений, организаций и предприятий, связанных с исполнением различных видов наказания, общественные объединения (ст.23 УИК), попечительский совет (ст.142 УИК РФ), отдельные граждане, священнослужители и родственники, посещающих исправительные учреждения.

В качестве объектов уголовно-исполнительных правоотношений выступают явления и предметы, по поводу которых они возникают. К первым относятся направление осуждённого в исправительное учреждение для отбывания наказания, выезд из него, перевод в другое исправительное учреждение и т.д. К предметам относится передачи, посылки, бандероли в процессе их получения и иные материальные формы реализации прав и обязанностей осуждённых либо других участников уголовно-исполнительных отношений. Юридическими фактами выступают действия или события, в связи с которыми возникают, изменяются или прекращаются эти правоотношения. Различают основные юридические факты, в котором учитывается преступное поведение и дальнейшие правовые последствия (приговор суда, истечение срока, досрочное освобождение и т.д.). Другой разновидностью юридических фактов являются действия, влекущие изменение вида или режима исполнения (отбывания) наказания, в основе которых можно рассматривать объективные и субъективные причины. Наконец, к третьей группе юридических фактов относятся действия, влекущие возникновение, изменение или прекращение конкретных правоотношений, например, привлечение осуждённого к лишению свободы к работе без оплаты труда, предоставление дополнительных свиданий и т.д. К содержанию уголовно-исполнительных отношений относится фактическое поведение их участников, отражающих их права, обязанности, законные интересы.

Согласно ст.6 УИК РФ уголовно-исполнительное законодательство России применяется на всей территории в существующем её понимании. При этом исполнение наказаний, а также применение средств исправления осуждённых и оказание помощи освобождаемым лицам осуществляется в соответствии с законодательством, действующим во время их исполнения. То есть изменение процедурных норм уголовно-исполнительного права всегда влечёт соответствующие изменение режима исполнения и отбывания наказания. Прекращаются уголовно-исполнительные отношения по истечении срока наказания или досрочном освобождении от него, либо путём исполнения наказаний, не являются срочными, например, штраф, лишение специального, воинского или почётного звания, классного чина и государственных наград. При этом следует иметь ввиду спорное по своей сути явление судимости, в связи с которым на уже отбывшее, в том числе полностью, наказание лицо налагаются различные ограничения. Основываясь на положения ст.8 Уголовного кодекса РФ (в дальнейшем – УК РФ), согласно которой основанием уголовной ответственности является только совершение деяния, содержащего признаки состава преступления, предусмотренного уголовным кодексом, можно сделать вывод о незаконности института судимости. Ведь наказание как мера государственного принуждения уже была определена обвинительным приговором суда в полной мере согласно общих и частных начал назначение наказания (глава 10 УК РФ). Поэтому полное отбытие наказание должно вести к прекращению уголовно-исполнительных отношений и любых прямых или косвенных ограничений. Наличие или проявление последних неизбежно указывает на системные противоречия в сфере уголовно-исполнительных отношений. Так, согласно п.1 ст.86 УК РФ судимость должна учитываться при рецидиве преступлений и при назначении наказания. Однако такое требование означает, что лицу назначают наказание за ранее совершённое и уже отбытое им наказание, то есть дважды за одно и то же, что недопустимо ни по теории, ни по закону. Тем не менее, до отмены института судимости приходится считать, что уголовно-исполнительные отношения прекращаются после погашения или снятия судимости согласно п.2 ст.86 УК РФ.

5. Наука уголовно-исполнительного права традиционно (аналогично другим наукам) шире уголовно-исполнительного законодательства за счёт изучения норм данного законодательства и регулируемых ими отношений. В предмет науки входит история развития уголовно-исполнительного права и действующее законодательство не только России, но и зарубежных стран. Конечная цель науки уголовно-исполнительного права – совершенствование уголовно-исполнительного законодательства и повышение его эффективности на пути достижения поставленных задач и целей наказания.

В уголовно-исполнительной сфере как нашей страны, так и зарубежных государств, имеется множество проблем. К наиболее актуальным из них в литературе считаются три следующие. Первая состоит в повышении эффективности исполнения наказаний, не связанных с изоляцией осуждённых лиц от общества с тем, чтобы они могли служить альтернативой лишения свободы. Преимущество таких наказаний состоит в отсутствии негативного воздействия со стороны негативно характеризующихся осуждённых и сохранении социально полезных связей. В зарубежных государствах есть различные наработки для разрешения данной проблемы, но окончательно она пока не разрешена, что связано с определённой виртуализацией теории и права. Вторая проблема сводится к поиску вариантов эффективного исполнения лишения свободы в отношении исправимых преступников. Высказанные ранее критические замечания по отношению к теории и праву и здесь создают препятствия к разрешению данной проблемы, равно как и к третье, которая сводится к разработке рациональных способов исполнения лишения свободы в отношении рецидивистов и других категорий преступников, упорно не желающих встать на путь исправления.

Действительно, пока в психику человека будут внедрять идеи «свободы» и «случайности», а затем устанавливать запреты для «свободного» человека и гражданина, то в обществе всегда будет существовать глубинная основа для нарушения любых установленных запретов. Дело даже не в том, что запреты согласно психологическим закономерностям неизменно возбуждают интерес к их нарушению, который в зависимости от представлений и навыков конкретного лица будет принимать те или иные формы проявления. Сама идея «свободы» способна подтолкнуть человека к преодолению любых рукотворных границ и пределов, то есть привести к нарушению норм морали и права, если это будет представляться значимым в глазах данного индивида. А идея «случайности» питает человека постоянной надеждой, что ему «повезёт» в его деле, или, другими словами, он сможет избежать неотвратимой ответственности за своё поведение. Однако последнее неизбежно в силу взаимосвязанности всего в этом мире через волновую картину мира и причинно-следственную связь. К сожалению, виртуальные теория и законодательство понятие ответственности нередко сводят только к юридической, что необоснованно ограничивает реальную ответственность человека в жизни, когда он не воспринимает в качестве таковой различные жизненные ситуации, несчастные «случаи», болезни, трагедии и т.п.

Так как преступное поведение является определённой реакцией человека на окружающие обстоятельства, а его исправление зависит от многих факторов, то наука уголовно-исполнительного права связана с науками, изучающими или регулирующими поведение человека с человеком и в обществе в целом, в частности, с науками конституционного (правовой статус), уголовного (теория наказания), уголовно-процессуального (проблемы исполнения), административного права (управление работой исправительного учреждения, персоналом), с исправительной психологией (внутренний мир личности), исправительной педагогикой (методика исправительного воздействия), а также с науками гражданского (владение, пользование, распоряжение и т.д.), трудового (трудовая деятельность), финансового права (экономические взаимоотношения) и т.д. Соответственно, и в других науках их содержание следует рассматривать критически на предмет отражения в них диалектического подхода к исследованию явлений, предметов и отношений. Только выявление причинно-следственной связи способно привести исследователя к реальности, использованию природных явлений и регулированию индивидуальных, а равно общественных отношений.

 

Тема 2 Система учреждений и органов, исполняющих наказания. Правовое положение персонала учреждений и органов, исполняющих наказания. Контроль за деятельностью персонала учреждений и органов, исполняющих наказания

1. Правовая база для развития уголовно-исполнительного законодательства в России стала складываться с 30-х годов XIX века. Данный вопрос раскрывается в учебнике «Уголовно-исполнительное право России» под редакцией В.И.Селиверстова, а также А.И. Зубкова. Вместе с тем история становления уголовно-исполнительной сферы стала закладываться вместе с появлением зачатков органов власти и управления, в которых в качестве средства воздействия в отношении несогласной с политикой правления стали применять принуждение в различных формах согласно тем или иным предписаниям. Данная история излагается в различной указанной ниже литературе, посвящённой как исследованию конкретных видов наказаний, так и теории уголовного и уголовно-исполнительного права либо теории государства и права в целом. Формат настоящего пособия не предлагает изложение исторических фактов и истории развития соответствующих знаний о них. Но для адекватного восприятия прошлого, настоящего или будущего в рассматриваемой сфере необходимо раскрыть суть данной теории и права в целом для всех стран.

До появления зачатков органов власти и управления никакая сфера правового принуждения появиться не могла. В первобытнообщинном строе во главе племени стоял избранный, можно сказать в современных понятиях, по физическим и психологическим понятиям, наиболее достойный. При этом вождь и член племени находились в равных условиях и вместе добывали питание либо участвовали в обустройстве для совместного проживания, что требовал низкий уровень развития производительных сил. В такой ситуации сложно отделить индивидуальные и общественные интересы, то есть энергетически-информационное поле человека и всего племени было единым. В последующем времени охота отделилась от земледелия, стало развиваться скотоводство. Специализация труда повысила производительность труда, но появилась зависимость производителей одной продукции от другой. Эти события заложили основу для последующих качественных изменений структуры общества.

Появившийся избыток продукции привёл к тому, что уже не надо было всем участвовать в процессе добывания средств к существованию. Та же причина породила потребность сохранения, учёта и перераспределения совокупного общественного продукта. Для этого стали выделяться люди с наделёнными соответствующими функциями. Избыток продукции и появившаяся возможность перераспределения совокупного продукта – вот тот базис, на котором может быть построено любое государство и общество – от гармоничного до тоталитарного. Если реальный вклад человека и гражданина в совокупный продукт учитывается и ему воздаётся равноценная замена, то можно говорить о гармоничном существовании людей в общественной и государственной организации. Если соответствующего учёта вклада и его возмещения нет, то такое государство может держаться на принуждении и насилии в той или иной форме. При этом принуждение может быть открытым, что свойственно для ранних форм существования общества и государства либо тоталитарных, либо скрытым, различные формы которых стали появляться с развитием, как ни странно, права и демократии. Для любых форм зла, разрушения самым опасным является его разоблачение, выявление его сути. Поэтому когда предложенная форма обмана раскрывается нередко те же люди образуют другую форму, сущность которой сохраняется.

Скрытности происходящих в государственном устройстве неадекватных трудовому вкладу человека процессах его возмещения способствует не только надёжного контроля за этим. В условиях государственной организации, ориентированной тем более на закономерности общественного развития, а не на закономерности мироустройства, каждому человеку сделать это невозможно, а субъективность мировосприятия способна воспринять любую виртуальную модель реальности, включая неравноценный обмен произведёнными товарами и услугами. Произошедшая в истории развития человечества специализация труда поставила вопрос о необходимости обмена продукции, товаров и услуг. В качестве критерия их ценности вначале были предложены натуральные заменители, символы, имеющие определённую ценность. Соотношение цен определялось усилиями на добычу продукции, производство товаров и услуг. Так, на ранних стадиях появления алюминия его стоимость превышала стоимость золота. Затем появляются денежные знаки, стоимость которых определяет нарисованная на них цифра.

По первоначальному замыслу количество и объём денежных знаков должны соответствовать товарной массе, которая находится в обществе и государстве. Так на царских деньгах и в первые годы советской власти в нашей стране на денежных знаках была надпись, что их ценность обеспечена золотым фондом государства. Впоследствии такая надпись без всякой мотивации и огласки исчезла, а затем с денежных знаков и вовсе исчезли какие-либо гарантии их обеспечения государством. В настоящее время на денежных символах нанесена только одна надпись – «Подделка билетов банка России преследуется по закону». Тем самым государство фактически сняло с себя обязанности по соответствию количества денежных символов и имеющейся у него товарной массы, чем были созданы идеальные условия для скрытности обменных процессов, злоупотреблений и преступлений в данной сфере. Дефолт в нашей стране в 1998 году и мировой кризис в настоящий период являются наглядным доказательством рассмотренных процессов. Подобная ситуация неизбежно ведёт к социальной напряженности, в которой каждый человек и гражданин может пойти на «переступление» установленных в обществе и государстве норм морали и прав в зависимости от степени своего осознания реальной ситуации.

Поэтому для предупреждения преступлений в государстве создаются соответствующие органы, выявляющие и расследующие преступления, назначающие и исполняющие уголовные наказания. Классики, в частности, К.Маркс и Ф.Энгельс в своей исторической и продолжающей иметь экономическое и политическое значение работе «Капитал», были правы в том, что экономически господствующий класс стремятся к тому, чтобы стать и политически господствующим, что возможно при помощи принятия соответствующих законов или внесения изменений в действующие, а также их отмены. То есть предусмотренные в законах наказания имеют первостепенной целью сохранение установленных реальных порядков отбора, концентрации и перераспределения продукции, товарной массы и различных услуг. Их различная завуалированность обеспечивается формальным провозглашением человеческих ценностей, закреплённых в различных нормах морали и права.

Соответственно в таких обществах и государствах рано или поздно появляются люди, либо несогласные с таким устройством, либо желающие также воспользоваться его запретными плодами. Действия как первых, так и в особенности, других формально и неформально подпадает под признаки преступления, наказание за которое призваны исполнять различные органы уголовно-исполнительной системы. Со временем в разных странах менялись признаки преступления, формы и содержание наказаний, но их суть в сохранении установленных в обществе и государстве норм права и морали остаётся. Можно заметить, что если в обществе и государстве существуют проблемы и противоречия, то в уголовно-правовой сфере они достигают своих абсурдных величин, что прослеживается, в частности, по ужесточению наказаний в целом. С давних времён наказание за преступление называется уголовным. Если раньше такое название соответствовало его сущности, поскольку нередко преступник отвечал за преступное деяние «головой», то есть лишался жизни, то в настоящее время содержание наказания более не соответствует его названию. Поэтому логичным называть отрасль права, законодательства и наказание иным словам, идентичным по своему значению, – криминальным. Однако конкретное соотношение характера наказания («уголовное» или «криминальное»), а равно выявление степени декларативности и защиты провозглашённых ценностей, норм морали и права либо реальное установление в поведении характера и степени его опасности в каждом обществе и государстве требует своего конструктивного исследования. Общий недостаток усматривается, что опасность нередко рассматривается применительно к обществу, а не к миру в целом.

2. В литературе выделяют четыре задачи, стоящие перед исправительными учреждениями. Первая задача состоит в том, что только уполномоченные на то органы (ст.16 УИК РФ) могут заниматься реализацией мер государственного принуждения по отношению к гражданам и иным лицам. Поскольку мера уголовного наказания представляет собой наиболее острую форму вмешательства государства в жизнь человека, то на уровне закона не только регулируется сфера воздействия, а также способы и средства достижения поставленных целей и задач, но и предусматривается формы и виды контроля за соблюдением законодательства в данном процессе. Вторая задача сводится не только к исполнению наказания и применения мер исправительного воздействия, но и исполнение приговора в части применения мер медицинского характера (ст.18 УИК РФ) и возмещение причинённого материального ущерба и иных обязательных платежей (ст.102, ст.107 УИК РФ). К третьей задаче относится обеспечение процесса исправления и создание условий для всестороннего развития осуждённого (физического, психического, нравственного, правового, духовного), которое в дальнейшем привело бы субъекта после его освобождения к цивилизованному уровню жизнедеятельности. Четвёртая задача выполняет функцию общепредупредительную, что теоретиками и законодателем предполагается достигнуть через реализацию карательной части в полном объёме. На самом деле не внешняя регуляция в прошлом определяет поведение индивида, а конкретная жизненная ситуация, внутреннее к ней отношение, понимание причинно-следственной связи на всех уровнях и приобретённые человеком навыки и модели поведения.

Виды учреждений и органов государства, исполняющих определённые уголовные наказания, перечисляются в ст. 16 УИК РФ. К ним относятся судебные приставы-исполнители по месту жительства осуждённого (взыскание штрафа); суды, вынесшие обвинительный приговор (лишение специального, воинского или почётного звания, классного чина и государственных наград); уголовно-исполнительные инспекции по месту жительства осуждённых (лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью, обязательные работы, ограничение свободы, осуществление контроля за условно осуждёнными или условно освобождёнными; орган, правомочный аннулировать разрешение на занятие соответствующей деятельностью (лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью); уголовно-исполнительные инспекциипо месту отбывания наказания (исправительные работы); арестные дома (арест); колонии-поселения, воспитательные колонии, лечебные исправительные учреждения, исправительные колонии общего, строгого или особого режима, тюрьма (лишение свободы); исправительное учреждение особого режима (пожизненное лишение свободы); учреждения уголовно-исполнительной системы (смертная казнь).

В отношении военнослужащих наказания исполняются дисциплинарными воинскими частями (содержание в дисциплинарной воинской части); командованием гарнизонов на гауптвахтах или в соответствующими отделениями гарнизонных гауптвахт (арест); командованием воинских частей, в которых проходят службу осуждённые военнослужащие (ограничение по военной службе, контроль за условно осуждёнными военнослужащими).

Задачи исправительных учреждение и органов государства, исполняющих уголовные наказания, указываются в ч. 2 ст. 1 УИК РФ, в соответствующих положениях общей и особенной частей УИК РФ, в Законе РФ от 21.07.93г. «Об учреждениях и органах, исполняющих наказания в виде лишения свободы» и других федеральных законах. Основные тенденции развития системы органов и учреждений, исполняющих наказания, состоят в расширении видов наказаний и их границ, недиалектическое стремление к повышению эффективности наказаний, не связанных с лишением свободы, и аналогичный поиск вариантов эффективного исполнения лишения свободы и форм постпенитенциарного контроля или воздействия.

Поскольку «рабочий» ресурс уголовных наказания можно считать исчерпанным (в связи с увеличением размера наказания до пожизненного лишения свободы, а также смертной казни), то вполне вероятным является развитие уголовно-правовой сферы в направлении принятия наказаний, связанных с вмешательством в телесную или психическую конституцию. Тогда в качестве «эффективных» наказаний будут предлагать к применению различные формы кастрации, стерилизации, подавления или ликвидации центра активности личности (лоботомия, электрошок и т.д.), а равно наказания, связанные с нейролингвистическим перепрограмированием личности в целях формирования их поведения под «актуальные» нужды общества и государства (различные виды работ и услуг, низкая требовательность к условиям существования и т.п.). В литературе уже были предложения, суть которых сводится к необходимости создания специальных профилакториях-реформаториях, в которых будет осуществляться комплексный контроль (включая психологический и генетический) за рождением и формированием детей по заданной программе. Такое направление вследствие низкой правовой культуры, склонности к демагогии в силу распространённой безответственности должностных лиц и соответствующего менталитета населения (по причине неосознания им взаимосвязанности всех происходящих процессов в стране и вокруг него лично (благодаря в первую очередь психическим вирусам «свободы воли и поведения», а равно – «случайности») способно привести к созданию таких «инкубаторов-матриц», последствия деятельности которых не предвидел в полной мере ни один писатель-фантаст.

3. Достижение целей уголовного наказания определяется эффективностью деятельности персонала учреждений и органов, исполняющих наказание. К персоналу исправительных учреждений относится личный состав либо часть состава, представляющих собой группу по профессиональным или иным признакам и охватывает всех лиц, работающих в уголовно-исполнительной системе (включая судебных исполнителей). Персонал учреждений может различаться в зависимости от оснований поступления, должностного положения и выполняемых функций, который включает в себя сотрудников, имеющих специальные звания рядового и начальствующего состава (аттестованный состав ИУ), а также рабочих и служащих (вольнонаёмный состав ИУ). Требования к различным категориям персонала дифференцированы. К сотрудникам исправительного учреждения предъявляются дополнительные требования по возрасту, уровню образования, профессиональным и нравственным качествам, здоровью и физическому развитию, а также иные специальные требования в зависимости от занимаемой должности или выполняемой функции (оперативно-режимная, воспитательная, производственно-техническая, медико-санитарная и другие).

Требования к профессиональным качествам персонала определяются сложностью задач и целей, стоящих перед уголовно-исполнительной системой; наличием спецконтингента; ограниченным правовым статусом осуждённых; необходимостью строгого соблюдения законов (возможно при социально-психологической готовности к этому); наличием ответственности за нарушение возложенных на персонал обязанностей.

Правовой статус персонала определяется Конституцией РФ, общими положениями УИК РФ (глава I), правовым положением осуждённых (глава II), положением о порядке и условиях прохождения службы в учреждения и органах уголовно-исполнительной системы, Законом «О милиции» (при исполнении наказаний, не связанных с лишением свободы), Законом от 21.07.93 г. «Об учреждениях и органах, исполняющих наказания в виде лишения свободы». В своей деятельности сотрудники персонала должны проявлять гуманность, справедливость, педагогическую тактичность, знание психологии поведения осуждённого, высокие нравственные и эмоционально-волевые качества. Допустившие жестокие, бесчеловечные или унижающие действия неотвратимо должны подлежать дисциплинарной или уголовной ответственности. Однако наказание здесь не является самоцелью. В первую очередь необходимо исследовать внутреннее содержание инцидента с целью выявления первопричины такого поведения и условий, которые ему способствовали, в том числе, виктимологические. Только выявление первопричин и условий нарушения и последующее их устранение способно предупредить дальнейшие нарушения, но никак не наказание либо его отсутствие.

От безопасности персонала учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания, в связи с указанными особенностями их правового положения (в частности, спецконтингент, возможная агрессия с их стороны) напрямую зависит эффективность деятельности персонала. Для обеспечения безопасности сотрудников уголовно-исполнительной системы применяются ряд правовых и организационных мер, в частности: 1) уголовно-правового характера (наличие общих и специальных норм); 2) исправительного воздействия (носящие характер убеждения – в рамках воспитательной работы; имеющие принудительный характер – различные виды надзора; дисциплинарные воздействия); 3) профилактического направления (оперативно-розыскная деятельность, режим особых условий, индивидуальная профилактика); 4) применение мер безопасности (физической силы, спецсредств, оружия); 5) ряд иных организационных мер (наличие спецподразделений, закрытость сведений о личной жизни и т.д.).

4. Основой для международного контроля за деятельностью учреждений и органов, исполняющих наказания, являются участие России в международных организациях, обеспечивающих соблюдение прав и свобод человека и гражданина при исполнении наказаний и ратификация нашим государством соответствующих международных актов. Международный контроль в данной сфере осуществляются, в основном, со стороны Организации Объединённых Наций (универсальная организация) и Совета Европы (региональная организация). Порядок и формы контроля определяются соответствующими нормативными актами.

Существуют три формы международного контроля. Первая состоит в периодическом представлении государством докладов о соблюдении прав человека при исполнении уголовных наказаний либо в отсутствии таковых. Вторая форма международного контроля проявляется в сообщениях иностранных государств о нарушениях гражданских, политических и иных правах, в особенности о применении пыток, нечеловеческих или унижающих достоинство видов обращения и наказания в отношении различных лиц со стороны других государств. Третья форма – индивидуальные жалобы лиц на нарушение их прав и свобод. Последние две формы международного контроля возникли после признания в 1991 году Россией компетенции Комитета ООН по правам человека и Комитета ООН против пыток о принятии и рассмотрении сообщений других государств или жалоб физических лиц о нарушениях соответствующих прав человека на территории нашего государства. Затем, в 1996 году Россия вступила в Совет Европы и ратифицировала Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод 1950 года, где также существует Европейский Комитет по предупреждению пыток и нечеловеческого или унижающего достоинство обращения или наказания. После этого у граждан и иных лиц в России появилась возможность обращаться в Европейский Суд по правам человека, что в правоприменительной практике используется наиболее часто. Наша страна вышла на первое место по числу обращений граждан в Европейский Суд.

Однако необходимо учитывать, что право на обращение в данную международную инстанции сохраняется за лицом в течении 6 месяцев после вступления судебного решения в законную силу (а не после прохождения всех надзорных и иных инстанций, как иногда утверждается в литературе). В вышеназванных международных органах ООН такой пресекательный срок отсутствует. Для обращения в Европейский Суд важно чётко соблюдать положения Европейской конвенции, в которой прописаны как нарушения, которые они рассматривают, так и регламент обращения и рассмотрения. Полезным для частных и общих интересов будет исследование судебной практики Европейского Суда по защите прав человека, которая публикуется в отдельных изданиях либо на интернет-сайте данного суда. В качестве недостатка подобной процедуры является неопределённо длительный срок рассмотрения обращений граждан. Члены международных организаций, осуществляющих контроль за соблюдением прав человека, в процессе своей деятельности имеют право передвижения по территории государства без ограничений, посещать любые места, где содержатся лица, лишённые свободы государственной властью, получать информацию о местах и условиях содержания лишённых свободы, беседовать наедине с осуждёнными или любом лицом, которое может предоставить информацию по их деятельности. Результат последней оформляется обычно в виде доклада, в котором содержатся рекомендации по устранению допущенных нарушений. Такой доклад может быть предметом рассмотрения на различных уровнях государственных отношений в соответствии с международными положениями.

5. Согласно ст.19 УИК РФ федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления в пределах своей компетенции, определённой федеральными законами, и соответствующей территории, осуществляют контроль за исполнением наказаний соответствующими учреждениями и органами. К федеральным органам государственной власти согласно ч.1 ст.11 Конституции РФ относятся Президент РФ, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума) России, Правительством России, суды России. В процессе своей деятельности они осуществляют контроль за деятельностью учреждений и органов, исполняющих наказания, путём рассмотрения


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.036 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал