Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Дуалистическая концепция власти




Так, французский политолог М. Дюверже выделил два элемента внутри власти: а) материальное принуждение; б) убеждение, вера со стороны подчиняющихся в то, что такое подчинение похвально, справедливо, законно. При отсутствии второго элемента это уже не власть, а господство. Господство — более узкое понятие, чем власть, и связано с применением силы, которое может выражаться в разных формах, таких, как физическое насилие, экономическое принуждение, давление со стороны организованного коллектива и т.д. Власть же может осуществляться и без прямого насилия, опираясь на силу авторитета (вероятность добровольного подчинения).

Отмечая наличие двух элементов власти, М. Дюверже подчеркивал, что источниками осуществления власти служат насилие и верования субъектов политического процесса, прежде всего их вера в необходимость власти вообще и вера в ее легитимность (законность, справедливость). Двойственность власти (не случайно М. Дюверже образно называет ее двуликим Янусом) выражается в том, что она, с одной стороны, является инструментом господства одних групп общества над другими, а с другой — выступает эффективным средством интеграции и обеспечения социальной солидарности всех членов общества для всеобщего блага.

Будучи социальной по своей сущности, власть проходит вместе с обществом сложный путь изменений, прежде всего изменения ее форм. В примитивных обществах власть была анонимной,«распыленной» среди членов рода, племени. Она проявлялась в совокупности верований и обычаев, которые жестко регламентировали индивидуальное поведение. Однако, строго говоря, власть не имела политического характера. Усложнение социальных потребностей и появление новых видов деятельности для их удовлетворения заметно подняли интенсивность взаимодействий индивидов. Это потребовало концентрации некогда распыленной власти в руках вождей, групп, для эффективного реагирования на возникающие проблемы. Таким образом, анонимная форма власти уступила место индивидуализированной.

Однако процесс нарастания социального неравенства обнаружил слабость индивидуализированной власти как средства разрешения глубоких социальных конфликтов. Поэтому началасьинституциализация власти, то есть она стала опираться в своей деятельности на специальные институты, осуществляющие такие функции, как выражение общих интересов, управление, обеспечение социального мира и порядка и др. В результате власть приобрела политический характер и выразилась в деятельности государства, партий и других организаций.

Власть как общественное явление имеет ряд специфических «измерений»: 1) она выражается в функционировании определенных институтов (государственных, общественных); 2) связана с деятельностью лидеров, элит, масс (то есть проявляется в действиях); 3) опирается на систему средств и методов властного воздействия (основания и ресурсы власти); 4) ей свойственны изменения (например, снижение или повышение легитимности, эффективности; изменение соотношения функций законодательных и исполнительных органов); 5) результаты (последствия) реализации власти.



7. Структурная организация политической власти.

 

8. Ресурсы и виды политической власти.

Ресурсы власти – это особые ценности, которые представляют собой определенные средства, которые могут повлиять на человека.

Тоффлер выделил 3 ресурса:

Если власть основана на силе, она представляет собой тип властвования низкого качества. Власть среднего качества связана с богатством. Наконец, власть высшего качества основана на знаниях. Определяющей тенденцией мирового развития является переход от типа властвования низшего качества, основанного на силе, к власти высшего качества. Власть силы, по мнению О. Тоффлера, изжила себя, несмотря на ее использование как в прошлом, так и настоящем. Решающим ресурсом власти становится знание. Массовое развитие и использование информационной техники, способной хранить, перерабатывать и передавать знания, делают ненужными огромный штат управленцев-бюрократов, необходимый для контроля и обработки этой информации. Таким образом, современное общество, по мнению О. Тоффлера, развивается в направлении «антибюрократических форм власти».

Классификация по сферам жизни:

1. Экономические

2. Социальные – возможность повышения или понижения положения



в обществе

3. Информационные – знания и информация, а также средства их получения СМИ используют для тоталитаризма

4. Демографические – человек сам создает другие ресурсы

Классификация Эттциони:

1. Утилитарные – все, что относится к социальным ресурсам, и, социальные блага, которые используются для подкупа

2. Принудительные – меры административного наказания

3. Нормативные – включают средства воздействия на сознание человека, его ценностные ориентации, он должен принять и одобрить действия руководителя

 

9. Легальность и легитимность политической власти. Типы легитимности власти

 

На основании учения М. Вебера о легитимных типах господства можно дать следующее определение легитимности власти.

 

Положение, при котором люди считают себя должными подчиняться, а власть считают имеющей право приказывать, называется легитимностью власти.

 

Другими словами, легитимность власти – это

 

а) признание власти населением;

 

б) принятие власти как правомерной и справедливой;

 

в) наличие у власти авторитета в глазах населения.

 

 

Термин «легитимность» иногда переводят с французского как «законность» власти. Это неверно. Для определения законности власти во французском языке сеть другой термин – легальность власти.

 

Легальность власти означает, что

 

а) власть имеет законное происхождение;

 

б) власть осуществляется посредством закона (а не путем произвола, насилия и т.п.);

 

в) власть сама подчиняется закону.

 

Отсюда видно, что легитимность и легальность власти – это близкие, но не тождественные понятия.

 

Легитимность – это этическая, оценочная характеристика власти (существующая власть является хорошей или плохой, справедливой или несправедливой, честной или нечестной и т.п.).

 

Легальность же – это юридическая и потому этически нейтральная характеристика власти.

 

Различие двух указанных характеристик власти выражается также в том, что легальная власть может на определенном этапе стать нелегитимной в глазах населения. В этой связи в западной политологии разработан такой показатель, как порог легитимности власти. Он определяется по результатам социологических опросов и составляет 30% населения. Это означает, что если по результатам социологических опросов больше 30% населения выражает доверие существующей власти, она считается легитимной; если же по результатам социологических опросов доверие существующей власти выражает меньше 30% населения, она считается нелегитимной. Поскольку общественное мнение в странах западной демократии рассматривается как один из политических институтов общества, то политик с рейтингом меньше 30%, как правило, уходит в отставку. Претенденты на должность президента США накануне выборов имеют рейтинг, значительно превышающий 50% (порядка 60-70%) и постоянно следят за тем, чтобы в течение их президентства он оставался достаточно высоким, т.е. не опускался ниже отметки в 50%.

показатели легитимности:

1. Уровень принуждения необходимый для проведения политики

2. Наличие попыток свержения власти

3. Наличие гражданского неповиновения

 

М. Вебер выделил три идеальных типа легитимности: традиционный, харизматический-, рационально-легальный.Однако на практике обозначенные типы легитимности не так явно противостоят друг другу. Скорее, они переплетаются и могут дополнять друг друга.

Исторически первым типом легитимности власти был традиционный (власть вождей, королей). Традиционная легитимность основывалась на праве престолонаследия, которое опиралось на божественный характер власти монарха. «Божественное право» гласило, что «власть тех, кто правит, будучи выражением власти Бога на земле, приобретает особое достоинство, стоящее выше человеческого». Таким путем создавалось убеждение в правомерности и величии королевской власти.

Сама же власть опиралась на традиции общества подчиняться монарху и на принуждение. Традиционный тип легитимности сохранился до настоящего времени, хотя заметно трансформировался. Так, традиционная легитимность королевской власти является реальностью для ряда стран: Непала, Саудовской Аравии, Омана, Иордании, Кувейта и некоторых других. В современных же обществах, подобных Японии или Англии, сохранение королевской власти есть, скорее, дань традиции: институт монархии в них играет символическую роль и составляет неотъемлемую часть менталитета общества. В других развитых государствах (например, в Испании, Бель-гаи) институт монархии несет определенные представительские и исполнительные функции (так, король Испании является верховным главнокомандующим).

Однако рационализация политической жизни привела к замене «божественного права», а вместе с ним и традиционной легитимности достаточно разветвленной системой бюрократии и политических структур.

Второй тип легитимности, по М. Веберу - харизматический. £ «Харизма» в переводе с греческого означает «божественный дар, благодать». Понятие «харизма» М. Вебер заимствовал у теолога Р. Зона,поэтому оно имеет религиозный характер. ■ Однако за термином «харизма» так и не сохранилось какого-то четкого содержания. Его трактуют предельно широко: от культа личности (в СССР - В. И. Ленина, И. В. Сталина и т. д.) до подлинных носителей харизматической власти (например, бывшего лидера Ирана аятоллы Хомейни).Очевидно, что термин «харизма» олицетворяет персонализацию власти в руках кого-то в переходных и нестабильных обществах. Харизматический тип власти, по М. Веберу,характеризуется абсолютной легитимностью, поскольку власть в лице лидера наделяется выдающимися, а подчас и сверхъестественными качествами. В результате образ лидера совпадает с чаяниями населения, что и делает его приказы и решения непререкаемыми и выполняемыми беспрекословно.

К носителям подлинной харизматической власти М. Вебер относил Моисея, Давида, Магомета, Будду.К современным лидерам харизматического типа можно отнести М. Ганди, Ататюрка, Хомейни и др. Однако заметим, что харизматическая легитимность постепенно исчезает в результате процесса секуляризации, т. е. освобождения общественного и индивидуального сознания от влияния религии. Харизматический тип легитимности пока сохраняется в традиционных обществах Африки, где харизма становится формой организованного политического поклонения (т. е. «политической религией»).

Из 170 стран мира в большей части имеет место легально-рациональный тин легитимности власти,основанный на вере в правильность формальных правил (например, формирования власти на свободных выборах, верховенство закона, законопослушности граждан и т. д.) и в необходимость их выполнения. Однако по сравнению с идеальным типом М. Вебера легально-рациональная легитимность на практике трансформировалась в смешанную: легально-рационально-бюрократическую.В рамках данного типа легитимности сосуществуют различные типы режимов, как имеющих высокую легитимность, так и лишенные ее вообще.

Веберовский идеальный тип рациональной легитимности в полном объеме распространяется на развитые плюралистические демократии.В них власть признается легитимной на свободных выборах большинством населения уже в течение продолжительного времени. Таких государств насчитывается примерно тридцать пять: страны Западной Европы, Северной Америки, Австралии, Новой Зеландии и др.

С ним соседствуют авторитарно-бюрократические режимы,где правят либо военные, либо гражданские правительства. Уровень легитимности в них заметно снижается и часто подменяется поиском властью социальной поддержки у определенных групп населения с помощью обещаний либо адресной благотворительности. Примером таких режимов выступают государства Латинской Америки.

За пределами классической теории легитимности М. Вебера находятся тоталитарные режимы.Они не являются легитимными в общепринятом смысле. Если и можно говорить об их легитимности, то только на уровне правящей элиты. Тоталитарный режим отражает интересы и ценности правящего класса, который обладает всеми ресурсами и навязывает нормы и стандарты жизни всему обществу. Однако, будучи нелегитимными, тоталитарные режимы в некоторых случаях (особенно в СССР, бывших странах Восточной Европы) оказываются достаточно эффективными.

Эффективность экономической и социальной политики (стабильность экономического роста, уровня жизни населения) вместе с разветвленной системой принуждения и контроля за обществом практически снимает проблему легитимности. В указанных странах, в частности, жизнь в условиях чрезвычайных обстоятельств, создававшихся как реальной опасностью иностранного порабощения, так и искусственно проводившимися кампаниями по борьбе с «врагами народа», обеспечила достаточно высокий потенциал развития и широкую поддержку режимам со стороны значительной части общества. Попытки различных групп оспорить легитимность режима жестоко подавлялись.

Однако это не означает, что в тех странах, где отсутствует насилие, непременно присутствует легитимность. Для большинства экономически бедных стран Африки и Азии проблема легитимности не представляется актуальной. Население этих стран не связывает нищету, войны, болезни с неэффективностью власти, а объясняет Божьей немилостью. Приход к власти демократов рассматривается народами как знак судьбы, поэтому там и власть не нуждается в признании со стороны общества, и населению безразлично, насколько власть эффективна и демократична.

Следовательно, современная политическая практика заметно расходится с идеальными типами легитимности М. Вебера.Многие режимы вообще лишены легитимности, другие строят ее на многоэлементной основе (например, на сочетании традиции и рациональности).

Однако очевидно и то, что добиться полной легитимности также не удается нигде. Диапазон легитимности очень широк: от всенародного одобрения до полного отрицания режима. Даже в развитых демократиях граждане отмечают существенные изъяны в политической системе. И тем не менее считать режим нелегитимным, как свидетельствуют результаты обследований, проведенных в 1981 г. в 12 странах мира, склонны лишь 9% американцев, 3% немцев, 7% канадцев, 10% австралийцев. А вот во Франции доля тех, кто воспринимал режим как нелегитимный, составляла 26%, в Великобритании - 24%, в Индии - 41%. В последнем случае налицо признаки того, что легитимность исчезает.

Для стран, переходящих от тоталитаризма к демократии (к ним относится и Россия), проблема легитимности является одной из самых актуальных еще и по другой причине. Только высокий уровень легитимности власти позволяет реформаторам осуществлять широкомасштабные и радикальные преобразования. Однако именно в переходные периоды доминирует многоэлементная (смешанная) легитимность,которая опирается не только на закон, но одновременно и на традиции, рациональность, чувство и т. д.

При этом законность и легитимность часто не совпадают. Так, российская Конституция 1993 г. стала законной, но нелегитимной, поскольку не получила поддержки большинства общества. Не случайно поэтому, что для России проблема легитимности представляет сегодня не только теоретический интерес. Обеспечение высокой легитимности режима означает

создание политических условий «мягкого» и контролируемого перехода к демократии, сокращения опасности возвратного движения к тоталитаризму.

Для того, чтобы не быть заложником в политической борьбе различных сил за власть, отличать непопулярность правительства от его нелегитимности, важно знать признаки проявления нелегитимности власти.Наиболее существенным признаком потери легитимности демократически сформированных режимов служит рост в них степени принуждения, ограничения прави свобод личности, запрещение политических партий и движений.Кроме этого, падение легитимности режимов может быть связано с растущей коррумпированностью всех институтов власти, их сращиванием с криминальным миром. Ситуация реального контроля «теневой властью» официальных институтов свидетельствует о параличе власти. Однако такая ситуация не является универсальной и не распространяется на все страны. Например, политические скандалы в США с продажей оружия Ирану или подслушивание переговоров в штаб-квартире демократической партии, санкционированное президентом Р. Никсоном (лидером республиканцев), не обязательно являются признаками делегитимации режима. Скорее, это исключение из правил, следование которым является признаком стабильности системы.

Наиболее существенный показатель делегитимации режима - его низкая экономическая эффективность.В частности, именно экономическая неэффективность привела к краху коммунистические режимы в Восточной Европе и СССР. В то же время экономический рост, ликвидируя нищету, расширяет границы и уровень легитимности, поскольку открывает возможности к согласию, преодолению конфликтов, возникающих из-за высокой степени социального неравенства, что подтверждает, например, опыт Южной Кореи, Сингапура, Тайваня.

Конечно, даже в условиях режимов достаточно высокой легитимности население может высказывать (и даже активно) недовольство деятельностью конкретных институтов и лидеров. Это естественно. Так, по данным Института Докса, ответы швейцарцев на вопрос «Кому Вы доверяете, рассматривая в совокупности институты и организации, а не отдельных лиц или групп лиц?» распределились следующим образом: 38% доверяют палате представителей, 36% - сенату, столько же - кантональному правительству и церкви, 42% - армии, 35% - суду, 13% - прессе, 12% - политическим партиям.

Демократия никогда не считалась идеальной формой государства. Однако несомненное ее достоинство состоит в том, то ©на обеспечивает возможность перемен на основе правил, общих для всех участников политического процесса, и тем самым создает условия для совершенствования, поэтому ей нет лучшей альтернативы.

 

10. Понятие, структура и функции политической системы общества.

Политической системой можно назвать упорядоченную совокупность норм, институтов, организаций, идей, а также отношений и взаимодействий между ними, в ходе которых реализуется политическая власть.

Современные политические системы складываются в конце 19 середине 20 в.

Система состоит из многих частей

Части составляют единое целое

Связи между частями устойчивы

Система ограничена

Стержень системы – политическая власть

Политическая система состоит из элементов, которые классифицируются на группы:

1. Политические институты: государство, политические партии, общественно-политические организации, движения, группы, лобби – их цель представлять интересы различных групп

2. Политические отношения: делятся по горизонтали между равными субъектами (политические партии) и по вертикали, где одно из действующих лиц политическая организация (между человеком и государством, между партией и государством)

3. Политические принципы и нормы: конституция, законы, нормативные акты, мораль, обычаи, традиции

4. Политическое сознание и культура: отражаются политические идеи, дается оценка, политическая идеология


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.009 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал