Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 7. Стоял погожий денек, вполне подходящий для нового знакомства





Стоял погожий денек, вполне подходящий для нового знакомства. Белла мысленно репетировала свое обращение к этому сыну знакомых Рене.

Так, секунду. Она даже не знает, как его зовут. А мама сама-то знает?

- Мам, а ты его хоть видела?

- Кого? – отвлеченно поинтересовалась Рене.

- Да того парня, с которым ты хочешь меня свести.

- Ааа… Видела один раз. Красивый молодой человек, – спокойно ответила она.

- Да? Красивый?

- Ну и отлично, Свон. Хоть успокоишься, и дети красивые будут, – не замедлил заметить Эмметт.

- Да пошел ты…

- Тихо, тихо… Эмметт, вниз по 68-й, а потом на 45-ю, - скомандовала Рене.

- Странно, - прокомментировал Эмм, направляясь по указанному маршруту.

- Что странно?

- Да у меня знакомый живет на той улице, - он бросил взгляд в сторону Беллы.

Звонок его мобильного прервал, открывшую было рот, Рене. Увидев номер, Эмметт нахмурил брови.

- Да? О, чувак, а я только тебя вспом… - начал было радостно приветствовать он неведомого собеседника. Но тут же был, видимо, прерван.- Чего? Ты что, сдурел?

Белла повернула к нему голову.

- Я не понимаю, причем тут… Да она и на километр не подходила к моему телефону. Конечно, знаю. Она работает в фирме моей подруги. Не такого плана подруги. Слушай, я за рулем, давай поговорим при встрече? Идет. Я перезвоню.

Эмметт нажал отбой и повернулся к Рене и Белле.

- А жизнь интересная штука.

- Ты о чем? – спросила Белла.

- Эмметт, ты пропустишь поворот! – заметила Рене, и парень сосредоточился на выполнении сложного маневра. – Теперь налево.

- Как налево?

- Да что происходит?! – начала волноваться Белла.

- Просто тут живет мой знакомый.

- У меня на каждом углу знакомые, – пожала плечами Рене. С этим было сложно поспорить.

Эмметт опять покосился на Беллу, уставившуюся в окно и впитывавшую красоту ухоженных газонов и классическую архитектуру большого дома, к которому они подъехали.

Не успел заглохнуть шум мотора, как из дверей особняка вышла красивая элегантная женщина и направилась к ним.

- Рене! – радостно обратилась она к матери Беллы.

- Эсми, дорогая! – Oни обнялись и по-светски приложились щеками.

Затем нетерпеливая Рене подтолкнула дочь поближе к возможно будущей свекрови.

- Ооо… - отреагировала улыбающаяся Эсми. – Какая же вы красивая, милая. Я очень рада, что вы нашли время посетить нас.

Белла смутилась. Его мама была очень славная и сразу ей понравилась. И после этого заводить разговор про деньги и договор? Ладно, надо хоть жениха еще увидеть!

- Эмметт! Не ожидала тебя здесь увидеть!

- Вы знакомы? – удивилась Рене.

- Ну конечно. Он друг моего сына. Правда, после одного события…

- Эсми, пожалуйста, – взмолился Эмметт.



- Ладно-ладно, - засмеялась Эсми. – Что же я! Проходите в дом, прошу!

- Надеюсь, Эдвард не сбежал? – на ухо спросила Рене Эсми, когда они всей группой направились в дом.

Белла с Эмметтом шли позади. Парень чему-то посмеивался, и это до бескрайности раздражало Беллу.

- Думаю, что нет. По-крайней мере, я сделала все возможное, - так же тихо ответила ее подруга. – А кем приходится Эмметт Белле?

- Просто друг.

- Понятно. Она настоящая красотка, Рене. Как так получилось, что мы с ней не виделись раньше?

- Ты же знаешь этих детей. Полная независимость и самостоятельность. Я не лезу в ее личную жизнь.

- И это правильно, дорогая!

Вступив в прохладу холла, группа повернула в гостиную, где, сцепив зубы и сжав руки в кулаки, их ждал Эдвард. Он решил, что встретится со знакомыми своей матери, только из уважения к ней. А потом, отдав сыновий долг, уедет по своим неотложным делам.

Однако то, что последовало дальше, не то что отменило его планы, оно повернуло всю его жизнь в новую колею.

Судьба обрела лик очень знакомой брюнетки, которая задержав дыхание, вошла в комнату и остановилась как вкопанная. Наступила пауза, закончившаяся последовавшими друг за другом репликами, сотрясшими воздух эффектом бомбы:

- Джессика?!

- Майк?!

Потрясенные Эсми, Рене и Эмметт уставились на застывшую парочку. Не в силах вымолвить не слова, Эдвард и Белла впились взглядами друг в друга.

- Я что-то не понял, - наконец произнес озадаченный Эмметт.

- Я - тоже, - дуэтом поддержали Эсми и Рене.

Напряжение в комнате росло с каждой секундой. Перестрелка взглядов достигла уровня автоматной очереди.



- Слушайте, что происходит? Какой Майк? Какая Джессика? Что за хрень творится? – не выдержал молчанки Эмметт.

Десять секунд, двадцать, тридцать… Фальшивые Джессика и Майк продолжали стоять как изваяния. Не дождавшись ответа, он зашел с другой стороны:

- Белла, ответь мне.

- Кто Белла? – не отрывая взгляда от ее лица, поинтересовался парень.

- Та девушка, что сейчас перед тобой – это Белла, Эдвард, – внятно произнес Эмм, как будто что-то втолковывал неразумному ребенку.

- Белла?!

- Эдвард? – среагировала Белла. Она воззрилась на Эмметта. – Эдвард Каллен? Тот самый гребаный Эдвард Каллен?!

Летучая мышь, умри от зависти.

- Ты что-то путаешь. Это Джессика Стэнли! – убежденно проговорил Эдвард. - И почему «тот самый»?!

- Да что ты прицепился к Джессике! Это Белла! – возмутился Эмм. – Та самая девушка, с которой я хотел тебя свести, а ты отказался.

- Я отказался, потому что встретил другую! Вернее, я так думал. То есть… Черт!

- Да! Ты переспал с первой попавшейся девкой в клубе! – затряслась от возмущения Белла.

- Это с кем? – решил уточнить Эмметт, но был проигнорирован.

- Напомню, что этой самой девкой была ты! И я – обычный парень. Мне иногда хочется секса.

- Ну, так ты его получил, поздравляю.

- Ты чем-то недовольна?

- Нет, тот парень, с которым у меня был секс, был довольно неплох.

- А был еще парень? – окончательно запутался Эмметт.

- Неплох? И это все, что ты можешь сказать после того, что между нами было?

- А что между нами, собственно, было? – фыркнула Белла. – Два оргазма да массаж.

- Три оргазма, дорогая! – скрестил руки на груди Эдвард.

- «Дорогая…», – повторила шепотом Рене, увлеченно впитывая происходящее, и подтолкнула локтем Эсми, которая в полуобморочном состоянии испытывала непреодолимое желание позвонить Карлайлу.

- Как-то хиловато у вас с оргазмами, - вставил свои пять центов Эмметт.

- Подумаешь, три! Это не отметает того факта, что ты назвался Майком Ньютоном! Ты солгал мне! – обвиняющее заметила Белла.

- И ты солгала! Причем, не моргнув глазом! – не остался в долгу Эдвард.

- А кому я должна была моргнуть? Может, настоящему Майку?

- Кто такой этот Майк? – громким шепотом спросила Эсми у Рене.

- Я уже запуталась, но, по всей видимости, он парень не промах, – ответила та.

- Ты что, с ним виделась? - прищурил глаза бывший обладатель этого имени.

- Тебе что за дело?! Я же не спрашиваю, виделся ли ты с Джессикой!

- И не надо, потому что я с ней познакомился.

- Что?! Когда это произошло? – потрясенно спросила Белла.

- Вчера на свадьбе.

- Боже, да ты сталкер! То в баре, то в ресторане, то на свадьбе… Ты за мной следил?! – В ее уме происходил поспешный анализ всех их немногих встреч. Мозг отказывался работать в столь напряженной обстановке. Предатель!

- А у вас, ребята, был плотный график, - заметил Эмметт.

- Это произошло случайно! – старался убедить ее Эдвард.

- Так я и поверила! – не сдавалась Белла.

- Придется, красотка. Как я мог тебя найти, зная как Джессику?

- А Джессика кто? – продолжала недоумевать Эсми.

- Сотрудница Беллы. Весьма недалекая особа, – отозвалась Рене.

- Надеюсь, он с ней не спал…

- И я надеюсь… - И они обе неосознанно придвинулись поближе друг другу, надеясь, что джессико-майковый тайфун их не снесет.

Белла продолжила обвинительную речь:

- Да какая тебе разница! Что Джессика, что Белла. Очередная жертва твоей трахаю-все-что-движется-натурой.

- Что за хрень! С чего ты взяла?!

- Так тебя отрекомендовал твой друг, - ее указательный палец направился в сторону побледневшего Эмметта. – Причем, с самого начала, как заговорил о тебе: охочий до денег бабник, который предпочитает блондинок!

И двое спорщиков обратили на друга свои горящие от ярости глаза.

- Блондинок?! С чего ты взял, черт возьми? – раздраженно высказался Эдвард.

- Это все, что тебя задело? – возмутилась Белла.

- Слушай, девушки, которых я с тобой видел, были блондинки, – подал голос Эмметт. – Вот я и подумал…

- Это не так! – потряс головой Эдвард.

- И сколько их было? – подняла бровь его подруга.

- Я не считал, – пожал плечами Эмм.

- Их количество не подлежит подсчету? Я правильно поняла? – продолжала допытываться девушка.

- Да, , какая разница сколько их было! Мне на них наплевать… - вознегодовал Эдвард.

- Вот еще одно доказательство твоего непостоянства! – подвела итог Белла.

- Зачем они мне, если есть ты!

Последние слова повисли во внезапно наступившей тишине. Постепенно опускаясь, они обволакивали присутствующих и доводили до их сознания смысл сказанного.

Белла открывала и закрывала рот после этого заявления, не в силах издать ни звука. Мысли бегали туда-сюда по мозговым коридорам, наталкиваясь друг на друга и мешая найти хоть какую-то смысловую нить.

Пытаясь сосредоточиться, она краем глаза заметила как их матери и Эмметт тихо выскальзывают из гостиной. И тут она внезапно сообразила, как их диалог должен был выглядеть со стороны, и в ужасе закрыла лицо руками.

Вот же черт! При Рене и Эсми! Всю подноготную!

Тут ее охватила ярость. Это он во всем виноват! Если бы не этот подонок, она сейчас спокойно бы уже обсуждала вопросы компенсации за определенного рода сделку.

Гордо приподняв голову, она сделала по направлению к нему два шага и с разбегу ударила в грудь. Эдвард так опешил, что чуть не упал от мощного напора этой хрупкой бестии.

- Негодяй! – выкрикнула она. – Ты воспользовался моей уязвимостью в клубе! Да что там в клубе! И в баре и в ресторане и… Ты выставил меня полной истеричкой перед твоей матерью!

Не в силах придумать побольше аргументов, она опять ударила кулачком ему в грудь, но теперь парень был подготовлен к нападению. Ловко увернувшись, он одним движением схватил ее руки и завел за спину. Затем резким рывком прижал к своему торсу, крепким захватом лишив возможности и дальше отыгрываться на его теле.

Но, несмотря на это, Белла продолжила попытки вырваться из железных пут. Осознав, что с такой силой ей не справиться, она направила энергию в другое русло.

- Пусти сейчас же! Слышишь?! Немедленно отпусти! Идиот! Долбанный засранец! Лжец!

Эдвард твердо держал оборону. Он все еще не мог поверить тому, что произошло. Она здесь, здесь, у него в доме! Прямо перед глазами. С густым облаком каштановых волос и глазами цвета горького шоколада.

Ощущение ее тела в руках заставляло все рецепторы петь от счастья, и посылало вибрацию в такие участки организма, которые весьма оживились и ждали заслуженной награды. Вовремя!

Завороженный, он наблюдал, как открывался и закрывался ее рот, извлекая звуки, не доходящие до его слуха. Мелькающий язычок и жемчужные зубы манили безудержно, призывая прикоснуться к чувственному изгибу ее губ. Он с трудом держал себя в руках.

Отслеживая каждый взмах ее пушистых ресниц, Эдвард подумал о том, какой же он все-таки везучий сукин сын. Теперь не надо ее искать неизвестно где. И ему все равно, как ее зовут. И кто она – тоже.

Эта девушка ему нужна такой, какая есть: ершистая очаровательная дразнилка с сексуальными изгибами и манящим ртом, из которого порой вылетали грязные словечки.

Он теперь понял, что, вернее, кого ему не хватало все это время. Понял в тот момент, как прижал ее к себе. Энергия притяжения витала между ними, завязывая незримые электрические нити.

Все сдерживаемые чувства нахлынули разом на страдающий от наплыва гормонов мозг. И организм, недолго продержавшись, сдался без боя: дыхание сбилось, по телу распространился жар, сердце забилось как сумасшедшее, а рассудок грозил потеряться, заплутав в лабиринтах извилин.

Это все она! Та, что сейчас, отчаянно сопротивляясь, призывала на его голову все громы и молнии, что приходили ей на ум. Боже, до чего же упрямая и дерзкая, и невыносимая, и такая обворожительная!

Недолго думая, он наклонился и впился поцелуем в ее мягкие губы. Белла что-то яростно промычала, но это так и осталось невыясненным. Все еще пытаясь вырваться, она, почувствовав, что хватка Эдварда ослабла, вытащила свои запястья и опять стала барабанить в его грудь.

Но это продолжалось недолго. Как только поцелуй углубился, а его язык стал вольготно хозяйничать у нее во рту, борьба прекратилась сама собой.

Руки Беллы, подчиняясь только ведомому им плану, беспрепятственно скользнули на его затылок и зарылись в волосы. Раздался ее тихий стон, а невольное инстинктивное движение привлекло его еще ближе.

Набрасываясь, поглощая, обхватывая губами друг друга и наращивая темп этого распаляющего действа, Белла и Эдвард забыли обо всем на свете. Забыли неприятности и обман, забыли о гордости и гневе. Это были просто мужчина и женщина, которые хотели и обоюдно заявляли права.

Сердца в унисон отбивали ритм, кожа пылала под жаркими прикосновениями, тела дрожали, рождая чувственные импульсы. Если бы это было возможно, они бы слились воедино - клеточка к клеточке, синапс к синапсу, нерв к нерву.

Растворяясь в ощущениях, улавливая стоны и порывы партнера, они устремились к космическому совершенству, где нет начала и конца, а только бесконечная вселенная, созданная из планет желаний и звезд страсти.

Ими управлял огонь исступления, трепет вдохновения и одержимое влечение. Любовь ли это? Они об этом не задумывались. Все потом, а сейчас есть только они, двое, а остальное пусть все катится к черту!

Губы болели, лица горели пожаром, воздуха катастрофически не хватало для полноценного процесса взаимопоглощения. И наконец, они, тяжело дыша, оторвались друг от друга.

Глаза смотрели в глаза, впитывая кружевную паутину ауры между ними. Каждый ждал, кто заговорит первым и заговорит ли. Уловив неуверенное выражение ее глаз, он понял, что именно ему нужно все прояснить.

- Ты мне позвонила накануне свадьбы мисс Баннинг, - тихо проговорил он. – Зачем?

- Я… я… я… - залепетала Белла, пряча глаза.

- Ты считала меня таким подонком? – продолжал вытягивать из нее правду Эдвард.

- Нет! – поспешно воскликнула она, но, заметив его скептически поднятую бровь, буркнула: - Может быть… Немного…

- Немного… - задумчиво протянул парень. Его глаза подернулись грустью…

- Эдвард, - нерешительно сказала Белла, как бы пробуя это новое звучание на вкус. – Я правда не считала, что ты на это способен. Но мы так мало знали друг дру…

- Ты разве этого не чувствуешь? – перебил ее Эдвард.

- Чего этого?

Вместо ответа, он нежно взял ее руку в свою. Знакомое электричество возобновило свои взаимопритягательные маневры. Эдвард прижал свою другую ладонь к ее лицу, и Белла невольно подалась ей навстречу.

- Я так боялась, что потеряла тебя, - прошептала она.

В этот раз они синхронно потянулись друг к другу и слились в сладком желанном охватывающим небо и землю поцелуе. Сильнее прижавшись телами, они впитывали теплоту и страстные флюиды, которые витали между ними и расставляли все точки над i.

Время для них остановилось, и, казалось, окружающая действительность никогда не ворвется в их перламутровый шар счастья. Откуда же им было знать, что шар – это мыльный пузырь, готовый лопнуть от любого неверного поворота судьбы.

 

ХХХХХ

 

- Ну же, давай, Эсми! - раздался шепот.

- Я не буду этого делать! - так же прошептали в ответ.

- Почему?

- Потому что это неправильно!

- Да что тут неправильного?

- А вдруг они занимаются сексом?

- И что? Ты же занималась сексом?

- Рене, боже! Это совсем другое!

- Не вижу разницы, - пожала плечами Рене.

Обе озабоченные мамы стояли у двери в гостиную. Крики уже давно затихли, и им было любопытно, что же там происходит. Вернее, было любопытно Рене, но она приволокла на место событий и Эсми, а теперь пыталась ее убедить подглядеть развитие событий. Тa упорно сопротивлялась, придя в ужас от беспринципности подруги и ее неуемной энергии.

В конце концов, они обе прижались к двери, стараясь уловить хоть какой-нибудь звук. Тишина не была абсолютной. Там явно что-то происходило, но идентифицировать шум им не удалось.

У Рене мелькнула мысль о стетоскопе Карлайла, но она знала, что Эсми будет против. Ну и ладно!

Оторвавшись от неудавшейся прослушки, они в некотором разочаровании направились на кухню, где уютно обосновавшийся Эмметт поглощал пирожные.

- Я думаю, все хорошо, - удовлетворенно заметила Рене. – Если бы что-то пошло не так, сейчас мы выносили бы чей-нибудь труп.

- Господи, Рене! – воскликнула в ужасе Эсми.

Та, даже не отреагировав, решительно направилась к Эмметту. Он перестал жевать и с беспокойством ждал, когда она начнет задавать вопросы. Вопреки всему, он почему-то чувствовал себя виноватым. Хотя, по сути дела, его роль в произошедшем была мала.

- Так, Эмметт. Теперь, когда ты основательно подкрепился, изволь сообщить нам в подробностях, что это за дела с Джессикой и Майком. И причем тут наши дети!

Раздавшийся рингтон сотового Рене вызвал у нее досаду и обрадовал приготовившегося к гильотине Эмметта.

- О, Джаспер! – возликовала Рене. – Как дела? С тобой все в порядке?

- Все в порядке, Рене.

- Я рада, дорогой.

- Дело в том, что я не могу дозвониться Белле.

- Белле? А разве вы знакомы?

Рене обратила удивленный взор на Эмметта, который в подтверждении кивнул головой.

- А разве она вам не говорила? Про статью?

- Статью? Какую еще статью?

Последовал подробный рассказ, во время которого Рене успела ужаснуться, облегченно выдохнуть и порадоваться. Эсми с беспокойством топталась рядом, пытаясь по обрывкам фраз понять, что еще нового ей предстоит узнать.

Быстрая на решения Рене мигом сделала ход конем.

- Так, я поняла в чем суть. Значит, нужно имя жениха, правильно?

- Именно. Статья уже готова. Осталось только обозначить имя. К сожалению, Белла его так и не назвала, а статья выходит уже завтра.

Рене возбужденно захихикала. Эсми расширенными от растерянности глазами смотрела на ее реакцию. Та успокаивающим жестом сжала ей руку.

- Пиши Эдвард Каллен, Джаспер. Думаю, мы не ошибемся.

Эмметт и Эсми уставились на нее.

- Ты уверена, Рене?

- Я уверена в том, что в гостиной что-то происходит. И явно не драка.

- В гостиной? – с недоумением переспросил Джаспер.

- Не бери в голову, дорогой. Верь мне.

- Я верю, - нерешительно проговорил журналист.

- Ну вот и славно! С удовольствием завтра прочту твою статью.

Нажав отбой, Рене повернула к пассивным слушателям свое сияющее от волнения лицо.

- Что случилось? – ожидая самого худшего, спросила крутившая пальцы Эсми.

- Абсолютно ничего, милая. Думаю, нам с тобой пора подумать о красивых нарядах. Я даже знаю к кому обратиться.

- Зачем? – недоумевала Эсми.

- А затем, дорогая, что, похоже, мы с тобой в ближайшее время станем родственницами.

Глава 8.

Красивый фаянсовый с кубическим узором чайник с зеленым чаем, две чашки, две тарелки с шоколадными пирожными и два бокала красного вина простаивали на столе в одном уютном кафе на Пятой авеню. И не по причине отсутствия аппетита. А по причине глубокого погружения собеседниц в очень деликатный и животрепещущий разговор.

Рене и Эсми обсуждали условия завещания Чарли Свона. Если для первой это было просто забавным событием, то для второй - сказкой из «Тысячи и одной ночи».

Сначала более темпераментная и острая на язык Рене обругала бывшего мужа по полной программе, потом посетовала на упрямство дочери, решившей следовать по всем пунктам, а в конце, отбросив ненужные рассуждения, с жаром кинулась объяснять впечатлительной подруге то, что Белле предстоит выполнить.

Рассказ занял достаточное количество времени, и в свете последних событий приобрел интересный и интригующий оттенок. Статья и размещенные в ней факты ставили перед их детьми определенные обязательства. Смогут ли они преодолеть это препятствие или оно их разведет в разные стороны? Сомнения носили не случайный характер, так как Эдвард о статье до сих пор ничего не знал.

- Я так волнуюсь, - вибрировала Эсми, теребя ложечку.

- Не стоит, дорогая, - невозмутимо отреагировала Рене, разливая, наконец, чай. – Последние два дня они были неразлучны. Эмметт говорит, что Эдвард «торчит у Беллы на работе и постоянно пялится на нее».

- Надеюсь, мой сын сможет это спокойно воспринять. Хотя, эта информация требует серьезного обдумывания и здравого решения…

- Да что тут думать?! – удивилась Рене. – По всей видимости, они очень даже неплохо знают друг друга, так чего изображать невинность?

Эсми порозовела. Откровения во время разборок в их гостиной не то, с чем бы хотелось сталкиваться матерям, узнавая новое о своем сыне. Хотя, учитывая обстоятельства, все складывалось просто замечательно.

- Думаешь, все будет хорошо? – с надеждой спросила она свою решительную подругу.

- Я просто уверена в этом. Конечно, твой сын может для приличия взбрыкнуть, но затем он, так и быть, согласится. Это чисто мужская реакция при виде хомута.

- Хомута? – похлопала глазами Эсми. – Ааа… Ты имеешь ввиду брак. Но Рене, милая, Эдвард был воспитан…

- Как бы ни был он воспитан, реакция у них одна – «меня загоняют в клетку, а я еще не нагулялся».

- Нагулялся! – мрачно изрекла Эсми.

- Да? – с интересом взглянула на нее Рене, но выражение лица подруги было таковым, что она не стала углубляться в расспросы. – Значит, можно и загнать. Кстати, времени осталось совсем немного.

- До свадьбы? – оживилась Эсми, и ее глаза загорелись сиянием тысячи звезд.

- Да, всего ничего, учитывая все приготовления. Ну и конечно до самого главного события. – Она многозначительно постучала ноготком по бокалу.

Подруга непонимающе уставилась на нее. Та закатила глаза.

- Ребенок! – прошипела Рене и оглянулась по сторонам, будто кафе было напичкано шпионами, жаждущими узнать от нее этот секрет.

- Ооо… – восторженно протянула Эсми и сложила руки почти в молитвенном жесте. – Внук или внучка…

- Да какая разница. Им над этим тоже придется серьезно поработать, - захихикала Рене, откинувшись на спинку сиденья. - Или уже поработали… Или сейчас работают…

- Рене, прекрати!

- Эсми, будем трезво смотреть на эти вещи. Теперь молодежь ставит секс на первое место. Времена романтики ушли безвозвратно. А раз так, то пусть хотя бы от этого польза будет. И всему человечеству и нам.

- Что-то я про человечество… - начала было подруга.

- Все просто, дорогая… - авторитетно перебила ее Рене. – Ибо сказано: думайте о демографии - плодитесь и размножайтесь…

- Ты все напутала!

- Да и ладно. Суть не меняется. Ты только представь, часть тебя и часть меня в крошечном комочке…

- О, да! – восторженно отозвалась Эсми. В своих мыслях она уже держала на руках маленькое чудо.

- Но пока этот светлый день не пришел, - вернул ее за столик в кафе голос Рене, - нам надо очень постараться, чтобы все условия завещания были выполнены и в срок.

- А может, Белла передумает? Думаю, Эдвард и так захочет жениться на ней.

Рене вздохнула.

- Не передумает. Она считает, что таким образом отомстит отцу за то унижение, которому он нас подверг когда-то, - затем, наклонившись, опять громко зашептала: – И, дорогая, по условию завещания мы с тобой о внуке или внучке узнаем в течение полугода, и так большой срок, согласись, а если все бросить, то когда они нас осчастливят?

Эсми опять погрузилась в размышления. Конечно, в этом завещании мало приятного. И она не сомневалась, что Эдвард почувствует себя принужденным жениться, даже если уже любит Беллу. Но мысль о маленьком существе, который будет дарить совсем другие радости и незабываемые моменты, перевесила все сомнения.

- Согласна, дорогая. Пусть так. В конце концов, мы лучше знаем жизнь.

Дамы покачали головами в знак взаимного согласия и с большим воодушевлением принялись за вино, чай и десерт.

 

ХХХХХ

 

- Не смотри так на меня.

- Как?

- Будто хочешь съесть.

- Я хочу.

Белла вздохнула и чуть покраснела. Пламенный взгляд Эдварда, боже так непривычно, прожигал ее тело насквозь. Вернее, грудь, ноги, попку и… Чуть кашлянув, она развернулась на стуле в сторону монитора и стала чуть нервными движениями эксплуатировать компьютерную мышку.

Вот уже два дня он безвылазно сидел у нее в кабинете и просто наблюдал. Сначала она обрадовалась, потому что им надо было много чего обсудить, и это являлось хорошей возможностью. Однако, на деле, все оказалось гораздо сложнее.

Ее постоянно дергали – то по телефону, то лично. Сотовый Эдварда тоже не умолкал, так как управление двумя коммерческими объектами требовало постоянного внимания. Все уверения Беллы, что она никуда не денется, и он может спокойно съездить, чтобы все проверить, на него не действовали.

Он оставался рядом. Работал на ноутбуке, заказывал ланч и обед из своего ресторана, подвозил домой в конце дня и… все…

В первый день это удивило ее, но и порадовало. Все-таки он не такой засранец, как она думала.

На второй день уже обеспокоило, и в голову полезли нехорошие мысли. Очень нехорошие… Озабоченные. Потому что, когда, прощаясь, он коснулся ее руки, целый вихрь эмоций сотряс ее либидо, дыбом поднимая все волоски на теле и заставляя желать этого мужчину как спятившая нимфоманка. А он… он целомудренно поцеловал ее в губы и был таков.

Ворочаясь сбоку на бок и мечтая о его прикосновениях, Белла составляла целый план по соблазнению Эдварда Каллена. И, кажется, все бы хорошо. Но так и неозвученные обстоятельства наследства Чарли Свона и молчание по поводу статьи, сводило все на нет. И это было мучительно. Очень мучительно.

Поднявшись в это утро уставшей и не выспавшейся, Белла чувствовала себя отвратительно. Даже продолжительный горячий душ и чашка крепкого кофе не исправили ее настроения. Застыв у окна и наблюдая за плывущими облаками, она отметила про себя, что вот так и проходит жизнь – в пустых надеждах и нереализованных мечтах.

Зазвонивший телефон прервал ее философскую медитацию и вернул в мир живых.

Увидев, кто звонит, Белла громко чертыхнулась. Рене! Ну кто же еще может тревожить ее в такую рань?!

- Белла, милая, как дела? Как настроение? – раздался медовый голос ее матери.

Белла сузила глаза. Что-то тут не так. Если ей не изменяла память, точно таким же тоном Рене на одном вечере обаяла японского дипломата и выманила у него редкостную орхидею из сада.

Понятно, разведка в действии. Интересно, Эсми рядом или Рене пока в одиночку зондирует почву?

Истинная дочь своей матери, закаленная словесными баталиями при общении с ней, она бодрым тоном отрапортовала как у нее все «хорошо» и «замечательно», не оставив Рене ни единой зацепки. Та, сделав несколько неудачных попыток, вынуждена была отступить.

Утро переставало быть тревожным и мутным. А когда приехал Эдвард, наполнилось всеми красками жизни и приобрело многомерный формат. Дышать стало легко и радостно, тело налилось непонятно откуда взявшейся силой, а обоняние и слух стали улавливать тонкие оттенки и нюансы, лаская мозг новыми впечатлениями.

Тогда Белла решила, что уж сегодня все будет по-другому. Она его обязательно расшевелит, и они поговорят о том, что волновало их обоих. Но как только парочка разместилась на прежних местах в кабинете, ее язык словно приклеился к и не желал выполнять свои коммуникативные функции. Не помогали ни внутренние диалоги, ни медитации, ни пинки. Да что за хрень такая!!!

Белла, с ожесточением орудуя несчастной мышкой, думала о том, почему же он молчит. Почему смотрит, говорит о пустяках и не позволяет ни одной вольности по отношению к ней. Может, он больше ее не хочет? Да нет, он же только что сказал, что хочет. Тогда в чем же дело?! А может, он ее сравнивает с другими? Наверняка, у него было много женщин. И, скорее всего, они были очень красивыми. Конечно, разве такой мужчина может повестись на посредственность!

Белла часто задышала, представив Эдварда с какой-нибудь другой женщиной. Она прямо-таки видела, как он, в конце концов, поднимается с дивана, говорит ей, что устал тут сидеть целыми днями и ничего не делать. А потом добавляет, что она холодная как рыба, а он любит горячих женщин, таких, чтобы одаривали его многочисленными оргазмами.

Черт! Черт! Черт!

Белла в сердцах громко хлопнула ладонью по столу. Эдвард удивленно поднял глаза от своего ноутбука.

Решительно направившись к двери, она открыла ее и обратилась к привставшей секретарше.

- Меня ни для кого нет, Джейн. И вообще, сходи, попей кофе и закажи парочку круассанов. Побалуй себя.

Проигнорировав изумленное выражение лица девушки, Белла громко захлопнула дверь и провернула ключ на два оборота.

Она прислонилась спиной к двери и посмотрела на Эдварда. Тот в расслабленной позе сидел на диване и все еще держал на коленях ноутбук. Но его глаза не отрывались от нее, ожидая дальнейших действий. Ладно, мистер Смотрю-Хочу-Не трогаю. Сейчас узнаем, почему ты такой деликатный.

Белла направилась к нему, не отводя взгляда от его потемневшего взора. Подойдя совсем близко, она не спеша забрала у него ноутбук и положила на стол. Затем встала между его ног, наклонилась и прижалась в тягучем поцелуе к его рту, до дрожи мечтая попробовать его на вкус.

Чуть проведя языком по нижней губе Эдварда, она принялась проникать им в приоткрытое пространство, пока он не пустил ее внутрь. Беспощадно нападая, углубляясь, выцеловывая и дегустируя этот источник блаженства, Белла одновременно стала проводить рукой по его груди, с удовольствием ощущая литые мускулы и пленительные пропорции этого тела.

Улучив момент, она, как бы невзначай, коснулась ставшей уже довольно значительной эрекции. Он простонал, не в силах сдержать своей реакции на ее действия. Его руки коснулись ее горевшей от внутреннего пожара кожи, вызывая дрожь и слабость в ногах.

Проведя снизу вверх по ее ножкам, он приподнял юбку и дотронулся до набухшего бутончика, скрытого маленькими трусиками. Одно нажатие, и Белла уже была готова кончить. Прямо сейчас.

Нехотя отодвинувшись от его рук, она смело взялась за пряжку его ремня. Резко дернув на себя это неудобство для нетерпеливых женщин, она оперативно избавила его от ненужных аксессуаров и в мгновение ока открыла молнию.

- Белла, что…

- Молчи…

- Но…

- Приподнимись…

- Подожди…

- Быстрее…

- Агрх!

- Мммм…

- Белла… Ааа… Бел… Ах… Бл....дь!

Ни одного шанса, Эдвард Каллен. Бывший Майк. Мой и только мой Засранец!!!

Удивив саму себя вовремя пришедшими в голову мыслями, Белла сосредоточилась на выполнении той особой миссии, когда секс становится интимным и неповторимым действом для двоих.

Эдвард, закрыв глаза, откинулся на спинку дивана, судорожно вцепившись одной рукой в подлокотник, другой зарывшись в ее волосы. Она с удовольствием втягивала в себя предмет вожделения, мастерски оттягивая момент оргазма. Посасывая, кружа языком вокруг его замечательного достоинства, она то усиливала свой напор, то отступала, нежно облизывая его ствол, следуя по дорожкам вен и анатомическим изгибам.

Если вначале он только постанывал, то теперь, не сдерживаясь, отпускал еле слышные проклятья, подпитывая энергию своей мучительницы. Когда ее нежная рука тронула его яички, Эдвард выгнулся, приподнимая бедра.

Белла захватила член еще глубже, стараясь подарить удовольствие каждой клеточке этого внушительного органа любви. Она убыстрила темп, подстраиваясь под движения его бедер. В своем слаженном взаимодействии они стремились к тем самым звездам, которые светили им и звали к себе, обещая чистое наслаждение.

Наконец, не выдержав этой изысканной пытки, он кончил, громко и обильно излившись в ее рот. Она, продлив его агонию, напоследок исследовала языком вкусную плоть на предмет оставшихся изысков. Удовлетворенная достигнутым результатом, Белла отстранилась. Довольная улыбка играла на ее лице.

Эдвард открыл глаза. Расплавленная зелень не обещала Белле никакой пощады. В одну секунду она оказалась под ним на диване и уже сама стонала от чувственного и пылкого поцелуя. Нежными и сладкими прикосновениями губ он стал исследовать ее изящную шею, уделяя особое внимание отзывчивому местечку за ушком. Доведя Беллу этими хитрыми махинациями до невменяемого состояния, Эдвард продолжил неспеша спускаться по ее телу.

Грудь судорожно приподнимала ткань блузки, стремясь вырваться на свободу и намекая засранскому элементу, что она была бы очень даже «за». Он понял намек и быстро избавил страдалицу от пут. Открывшиеся возбужденные вершины так и умоляли о страстных прикосновениях и ласках. Кто он такой, чтобы отказывать в этом! Тем более, что он обожал, когда умоляют. Раз хозяйка была слишком упряма для этого, то ее грудь знала, как правильно обращаться с мужчиной.

Эдвард со стоном вожделения припал к розовым соскам, обхватывая их своим жарким ртом, и начал посасывать, потягивать и теребить. Белла вся выгибалась от этого сладострастного истязания, пылая и сгорая от желания. Не в силах терпеть, она вытянула ноги по обе стороны от его тела и обхватила его бедра. Потираясь своим изнывающим клитором, она пыталась достичь хоть какого-то облегчения.

Разгадав ее намерения, Засранец, на то он и Засранец, оторвался от ее груди, приподнял юбку и в мгновение ока избавил Беллу от намека на трусики. Затем медленным чувственным движением провел своими пальцами по мягким складочкам, прежде чем погрузиться в манящую глубину ее естества.

Вскрикнув, она подалась ему навстречу, вожделея и мечтая о большем. Эдвард начал скользить рукой туда-сюда, одновременно касаясь ее клитора. Звуки, производимые при этом, заводили их еще больше, сводя с ума. Белла притянула его к себе и заставила забыться в горячем и лихорадочном поцелуе. Провоцируя ласкающими и дерзкими нападениями пылкого язычка, она, не давая ему опомниться, стянула ногами его брюки вниз и избавила от пиджака и галстука.

Через пару мгновений он был глубоко в ней, попав в плен ее жаркого лона. Взлетевшие на его затылок руки Беллы, запутались в волосах и стали потягивать его к себе ближе и ближе. Крепкие объятия Эдварда зажали ее в сладострастные тиски, из которых выход только один – получить наслаждение от сумасшедшего переплетения рук и ног. Не давая друг другу передышки, они пустились в эту погоню за удовольствием. И вскоре их накрыла волна огненной страсти. Да так, что они забыли как дышать.

Голова горела, руки судорожно сжимали партнера, ноги дрожали от напряжения, мозг был еле жив, слова превратились в междометия…

Вот оно… близко… сейчас… да… да… о, да… аааххх…

Переступив крайнюю черту, Белла громко застонала и, не сдержавшись, прикусила нижнюю губу Эдварда. Тот, вскрикнув от неожиданности и сделав несколько глубоких толчков, кончил вслед за ней, зарываясь лицом в ее шею.

Растворяясь в послеоргазменном свечении, они с удовольствием одаривали друг друга нежными ласками. Им не хотелось двигаться и таким образом нарушить границы своего перламутрового шара. Наслаждаясь прикосновениями, они просто молчали и прижимались так тесно, как могли. Казалось, этому не будет конца, но, как всегда, действительность ворвалась и сюда, преобразовавшись в звонок телефона.

Они его проигнорировали, но атмосфера интимного уюта была нарушена. Белла прочистила горло и, приподнявшись на локте, спросила:

- Может, поедем ко мне домой? Здесь нас все равно не оставят в покое.

- Тогда почему ты напала на меня в своем кабинете, если знала, что так и будет? – Эдвард расслабленно потянулся.

- Напала? Я? – приподняла брови Белла, изображая невинность.

- Я тихо и мирно сидел за…

- Вот именно! С чего это ты вдруг стал таким щепетильным? Раньше тебе не составило бы труда запихнуть меня в темный угол и трахнуть, – намеренно жестко высказалась она.

- Это было раньше. До того, как девушка, которая полностью разделяла со мной эти взгляды, неожиданно заявила, что я воспользовался ее слабостью, – спокойно пояснил Эдвард.

Белла резко села. Вот же черт! Бл...ский язык!

- Ты что, обиделся? Я не хотела… Я не имела в виду… черт…

- Белла, - остановил ее от самоистязания Эдвард. – Я знаю. Но мне хотелось, чтобы именно ты сделала первый шаг. Я до безумия хотел и хочу тебя. И не желаю навязываться тебе, если…

Белла впилась в его губы, прерывая поток возможных глупостей. Понятно, что она хотела его так же страстно. И пусть он знает об этом!

Поцелуй стал глубоко взаимным, порождая страстные ласки и перемещение тел. Искушение было слишком велико. Но, собравшись с духом, они все-таки разомкнули жаркие объятия, чтобы успокоиться и быть способными выйти из кабинета. Им предстоял серьезный разговор, а для этого нужны были все силы и хотя бы часть мозга.

 

ХХХХХ

 

- Выйти замуж? В течение двух месяцев? Это что, наказание такое? – недоумевал Эдвард.

Когда они, наконец, добрались до ее квартиры и с удобством расположились в креслах, Белла попыталась как можно обстоятельнее рассказать ему про условия завещания. Понимая, что так просто это не воспримется, она зашла издалека, описывая события детства и не такой уж далекой ранней юности.

Сначала Эдвард понимающе кивал головой, потом стал барабанить пальцами по подлокотнику, а потом задумался. Белла не могла расшифровать эти странные телесные сигналы и приступила к самой интригующей части с замиранием сердца. И как только она озвучила первый пункт, Эдвард перестал играть в молчанку и выдал серию вопросов.

Конечно, она осознавала, что ступила на скользкую территорию, но выбора не было. А значит, придется защищаться, бороться, а если надо, то и нападать. Она готова ко всему.

- Можно сказать и так, - ответила Белла, отслеживая его реакцию. Он провел рукой по волосам, напряженно выдохнув.

- И что ты собираешься делать? – спросил он, пристально глядя на нее.

Белла отвела глаза.

- Буду выполнять это условие.

- Серьезно? Но как это возможно? У тебя кто-то есть на примете? Или тебе предложили выйти замуж? Черт, я не понимаю. Белла, объясни.

Она вздохнула:

- Все просто, Эдвард. Мне нужен мужчина, который не побоится связать себя со мной узами брака.

- Нужен? Что значит, нужен? Как машина? Та – средство передвижения, а он станет средством для получения денег?

Белла простонала. Сбывались самые худшие опасения. Конечно, он ее не понял. Ведь он мужчина. Ладно, попробуем по-другому.

- Эдвард, это не так. Дело не в деньгах, а в справедливости. То, как он поступил много лет назад со мной и мамой, и близко не стоит этих денег.

- И все-таки ты хочешь получить деньги этого мерзкого человека?

- Деньги не пахнут. И он должен мне! Или ты думаешь, я отдам их силиконовой кукле?

- Это еще кто?

- Это последний пункт завещания, - промямлила Белла. – Все достанется вдове Чарли Свона, если я не выйду замуж в течение двух месяцев и не забеременею в течение полугода.

Она закрыла глаза.

- Что?!

Раздавшийся шум заставил ее их открыть и уставиться на полностью обескураженного Эдварда, который мерил комнату нервными шагами.

- Охереть! Это ни на что не похоже! Только полный идиот мог оставить такое завещание своей дочери, как бы он к ней не относился!

Он остановился и посмотрел на нее.

- Знаешь, а ты, видимо, очень похожа на него по характеру. Это же надо согласиться выполнить бред этого сумасшедшего!

Белла вспылила.

- Я совсем на него не похожа!!! И я согласилась на этот бред, чтобы восстановить справедливость!

- Хочешь бороться за справедливость? Иди в сенат!

- Агрх! – Oна в свою очередь тоже вскочила и вытянулась в струнку. Волосы разметались в беспорядке, щеки покраснели, а глаза зажглись недобрым огнем. Береги свои яйца, Каллен.

- Боюсь, меня не выберут, - съязвила она. – Плохое происхождение, знаешь ли…

- При грамотной раскрутке это не будет иметь значение.

- Боже, что за ерунду ты городишь! – приложила руку ко лбу Белла. - Как бы ты к этому не относился, я все равно уже ничего не могу изменить. Я согласилась. И плюс к этому вышла статья Джаспера.

- Это еще кто? – сузил глаза Эдвард

- Тот, кому помог твой отец и Рене. И когда к нему пришла чарли-долл с рассказом про завещание, он сначала обратился ко мне, а потом уже ее напечатал.

- И какой смысл было обращаться к тебе, если он все равно ее напечатал? – пренебрежительно прокомментировал он.

- Джас ее немного изменил.

- Всмысле?

- Ну… - замялась Белла. Черт, черт, черт! – Например… он написал, что у меня уже есть жених… И что я… уже беременна.

- Что?!

- Нет, я не беременна! То есть, надеюсь, что это так… то есть… Тьфу!

Наступило напряженное молчание. Белла покусывала нижнюю губу, Эдвард испепелял ее взглядом.

- Так, так или не так?

- Нет! Точно нет! Это в статье Джаспер написал, чтобы не выставить меня злобной стервой, думающей только о деньгах и ищущей подходящую жертву для своих махинаций.

- Ладно, - устало потер переносицу Эдвард. – А кто жених?

Белла прочистила горло.

- Ты.

- Что?! - уже в который раз за вечер воскликнул Эдвард, с ужасом думая, куда катится его жизнь. Эта женщина, придя в нее когда-то на один краткий миг, осталась надолго и перевернула все с ног на голову. – И кто это сказал твоему писаке?

Он с подозрением посмотрел на нее.

- Это не я! – стала защищаться Белла. – Это наши матери!

- Каким образом?!

- Когда мы с тобой выясняли отношения у вас в гостиной, Джас, не дозвонившись мне, набрал Рене. Ну и вот…

- Значит, получается, что жених…

- Ты.

- И ребенок?

- Твой.

Белла осторожно подошла к Эдварду и обхватила руками его лицо.

- Конечно, твой. Все равно я не смогла бы назвать никого другого, ведь в моем сердце был только ты.

- Мой… - произнес он, вслушиваясь в звучание этого слова.

Раздавшийся со стороны двери голос, заставил их вздрогнуть и повернуться в ту сторону.

- Как бы не так, мудак! Это мой ребенок. И я могу доказать это!


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.061 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал