Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






КНИГА ТРЕТЬЯ 9 страница




— Уйдем отсюда, — сказала она.

Вся группа повернулась и зашагала обратно к Шестой авеню, прочь от этого неонового коридора. Они уже почти завернули за угол, как вдруг услышали отдаленный взрыв и тут же ощутили слабый порыв ветра, а потом по всем авеню, от Девятой до Шестой, пронесся воздушный шторм, несущий железные банки, мусорные бачки, несколько автомашин, которые, казалось, летели по воздуху. Повинуясь животному инстинкту, туристы бросились за угол Шестой авеню, чтобы укрыться от этого вихря, но воздушный поток сбил их с ног. Издалека до них доносились грохот рушащихся зданий и крики тысяч умирающих людей. Они прижались друг к другу за углом, не понимая, что же произошло.

На самом деле они только что вышли из зоны разрушений, вызванных взрывом ядерной бомбы. Они оказались восемью выжившими в этой величайшей катастрофе, обрушившейся на мирные Соединенные Штаты.

Один из туристов поднялся на ноги и стал помогать остальным.

— Этот чертов Нью‑Йорк, — сказал он. — Я надеюсь, что все таксисты погибли.

Полицейская патрульная машина медленно пробиралась среди уличного движения между Седьмой и Восьмой авеню. В ней находились два молодых полицейских, итальянец и негр. Они не имели ничего против того, чтобы застрять здесь среди других машин, так как это было самое безопасное место на их участке. Дальше, в темноте улиц, они могут спугнуть воришек, вытаскивающих из машин радиоприемники, грязных сводников, грабителей, угрожающих мирным нью‑йоркским прохожим, но не хотели ввязываться в такие дела. Кроме того, департамент полиции Нью‑Йорка принял новую тактику — не преследовать за мелкие преступления. Полицейские как бы выдали беднякам лицензию на право грабить благополучных и законопослушных жителей города. В конце концов, разве это справедливо, что некоторые мужчины и женщины могут позволить себе иметь автомобиль стоимостью в пятьдесят тысяч долларов, оборудованный музыкальной аппаратурой в тысячу долларов, когда масса бездомных не может купить себе еды или обеспечить стерильный шприц для укола. Разве справедливо, что эти богачи с ожиревшими мозгами, эти безмятежные, смахивающие на волов граждане, у которых хватает наглости разгуливать по улицам Нью‑Йорка без пистолета или даже без смертоносной отвертки в кармане, могут наслаждаться сказочным видом величайшего в мире города и не платить за это какую‑то цену? И вообще, в Америке все еще не погас тот давний революционный дух, который не мог устоять перед подобным искушением. Суды, полиция, передовицы самых уважаемых газет застенчиво констатировали этот свободный дух воровства, грабежей, насилия и даже убийств на улицах Нью‑Йорка. У бедняков в этом городе не было других занятий, их жизнь истощалась нищетой, убожеством, самой архитектурой этого города. Один журналист высказал мнение, что все эти преступления можно сложить у дверей Луиса Инча, подлинного владельца земли, который застроил Нью‑Йорк громадинами в мили высотой, стальными вышками, заслоняющими солнце и небо.



Два полицейских видели, как хорошо известный им Блейд Букер вышел из бара «Таймс‑сквер синема». Один полицейский спросил у другого:

— Поедем за ним?

— Пустая трата времени, — отозвался второй, — мы можем даже застать его в момент преступления, он все равно вывернется.

Они заметили, как из бара вышла крупная блондинка с мужчиной и направилась той же дорогой в сторону Девятой авеню.

— Бедняга, — произнес один из полицейских, — он думает, что поразвлечется с ней, а вместо этого его кувыркнут.

— Получит шишку на голову побольше своей собственной, — сказал второй, и они оба рассмеялись.

Их машина продвигалась медленно, они следили за происходящим на улице. Настала полночь, дежурство скоро закончится, и они не хотели ввязываться во что‑нибудь, что может их задержать. Они видели бесчисленных проституток, преграждающих путь пешеходам, торговцев наркотиками, открыто предлагающих свой товар, грабителей и карманников, теснящих намеченные жертвы и пытающихся вовлечь туристов в разговоры. Сидя в темноте патрульной машины и оглядывая улицы, ярко освещенные неоновым светом, они лицезрели все отбросы Нью‑Йорка, сползающие каждый в свой ад.

Оба полицейских были начеку, опасаясь, что какой‑нибудь маньяк сунет в окно машины ствол пистолета и откроет пальбу. Они видели, как двое карманников‑наркоманов набросились на хорошо одетого господина, пытавшегося отвязаться от них, но четыре руки цепко держали его. Водитель патрульной машины нажал на газ и подъехал к ним. Воришки тут же отпустили свою жертву, и тот улыбнулся с облегчением.



В этот момент дома по обе стороны улицы обрушились и похоронили под собой 42‑ю улицу от Девятой до Седьмой авеню.

Все неоновые светильники Великого Белого Пути, сказочного Бродвея, погасли. Темнота озарялась только огнями пожаров — горели дома, горели люди. Пылающие автомобили, подобно факелам, бесцельно неслись в ночи. Отчаянно звонили колокола, гудели сирены пожарных машин, скорой помощи, полицейских автомобилей, мчащихся в разрушенное сердце Нью‑Йорка.

Когда ядерная бомба, заложенная Грессе и Тибботом, взорвалась в здании Управления портом на углу Девятой авеню и 42‑й улицы, погибло не менее десяти тысяч человек и тысяч двадцать получили ранения.

Сначала произошел страшный взрыв, затем завыл ветер, а потом раздался скрежет цемента и стали, раздираемых на части. Взрыв произвел разрушения с математической точностью. Вся местность от Седьмой авеню до реки Гудзон и от 42‑й улицы до 45‑й оказалась полностью уничтоженной. За пределами этого района разрушения были сравнительно небольшие. Радиация была смертельной только в районе взрыва, и самые дорогие земельные участки здесь теперь ничего не стоили.

Более семидесяти процентов убитых были неграми или латиноамериканцами, остальные — белые и иностранные туристы. На Девятой и Десятой авеню, где ютились бездомные, и в здании Управления портом, где спало множество бродяг, трупы обуглились до размеров маленького полена.

За пределами района полного разрушения по всему Манхэттену вылетели стекла в домах, машины оказались раздавлены под упавшими обломками. А через час после взрыва мосты в Манхэттене были забиты машинами, направлявшимися из города в Нью‑Джерси и на Лонг‑Айленд.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.005 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал