Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 6. - Ты что, идиот! - орал Пашка на Славика, когда они все спустились вниз




- Ты что, идиот! - орал Пашка на Славика, когда они все спустились вниз. - Ты что, не знал, куда едешь? Если не знал, то какого хрена потащился?!

- Ладно сам бы убился, а то и ее за собой бы уволок, - Елисей кивнул в сторону притихшей Василисы. - Мудак, мать твою, ты же был на лекции лавинщиков. Каким местом ты смотрел куда ехал? Да вы чудом ушли, просто чудом!

Васька прижала руки к резко похолодевшим щекам. Страх ледяной иголкой прошел вдоль позвоночника, когда до девушки дошло чего они избежали. Восхитительное снежное поле было местом рождения лавины - лавинной доской. Прокатись они по нему и нашли бы их тела только весной. Василису затрясло так, что ей пришлось сесть прямо на снег.

- Я же почувствовал неладное, - защищался Славик. - Страйк, Пашка, хорош наезжать. Ну не спустили же лавину.

- Да, да, - Вася решила встать на защиту Славика. - Мы же почувствовали что-то не то.

- А ты, милая моя, - Елисей переключился на девушку, пока Паша продолжал наезжать на Славика. - Ты какого хрена за братом не поехала? Вот поэтому я и не люблю брать девчонок с собой. Вечно не знаешь, что вы выкинете.

- Да! - Пашка отстал от Славика, погрозив ему напоследок кулаком. - Теперь я тебя от себя ни на шаг не отпущу.

- Еще скажи, что на поводок посадишь! - возмущенная Васька встала и вплотную подошла к парням.

- Посажу, - с готовностью подтвердил брат.

- Шиш тебе!

- Малявка, я тебя взял с уговором, что ты будешь слушаться.

- А я что делаю!

- Лиса, ты не права...

- А ты вообще заткнись, - Васька ткнула пальцем в Елисея. - Это семейные разборки.

- Так вчера же решили, что ты моя потерянная сестричка, - парировал райдер. - Так что как брат я могу тебя, допустим, отшлепать.

Василиса схватилась за палки, намеренная защищать свою гордость до последнего. Быть отшлепанной на глазах у сотни людей - она же такого не выдержит. Лучше она немного повредит обоих спутников.

- Чернов! - восторженный вопль прозвучал совсем рядом. А через несколько секунд на шею Елисею бросилась хорошенькая девушка в ярко-желтом лыжном костюме.

- Лена! - парень с готовностью облапал незнакомку. Хотя для него она была очень даже знакомой. - Какие люди и без охраны! Или как, уже с охраной?

- Без, - девушка сняла шапку и тряхнула пышными светлыми волосами. - Я с подругами и их мужьями. Уже третий день здесь. Ну а ты с кем?

- С друзьями. Как жизнь?

Васька исподлобья наблюдала за парочкой. И дураку было ясно, что эта Лена неровно дышит к Елисею. Вон как вьется вокруг него и стреляет глазками. А он только рад, сам поощряет то взглядом, то улыбкой.

Василиса поймала себя на том, что смотрит на парочку с растущим раздражением. Странно, потому что она еще никогда не ревновала друзей или знакомых. Зачем? Дружба дружбой, но ведь существует и личная жизнь. Она вот встречается с Глебом, но общается со многими классными парнями. При этом у них ведь наверняка тоже кто-то есть. И это нормально.



Василиса не могла понять, почему ее раздражает именно тот факт, что Лена кокетничает с Елисеем. И не просто раздражает, а откровенно бесит.

В общем, Василиса совершила глупость. Надела лыжи, схватила палки и кинулась к подъемнику.

- А ну стой! - заорал Пашка ей вслед. Но Васька уже прошла через турникет и уселась в кресло.

Елисей отвлекся от разговора. Одного взгляда оказалось достаточным, чтобы понять, в чем дело.

- Дура! - орал Пашка. спешно надевая лыжи. - Убью идиотку на хрен, под домашний арест посажу.

- Погоди, я тебе помогу сейчас, - Елисей улыбнулся Лене. - Пойду я отлавливать бешеную сестру друга. Надеюсь, еще увидимся?

- Конечно, мы сегодня вечером собираемся в "Семерке", вся наша туса.

- Обязательно приду, - Елисей дернул Лену за белокурую прядь и поспешил следом за Пашкой. Он не мог пропустить картину маслом: "Павел Грозный убивает свою младшую сестру".

 

* * *

 

Василиса спрыгнула со второго подъемника и сразу же поехала вниз. Закладывая дуги, девушка пыталась выбросить из головы картинку, где Елисей откровенно флиртует с блондинкой. Да что же происходит? Неужели, на нее таким образом действует горный воздух?

Солнце скрылось за облаками и на горы опустились сумерки. Подъемник заканчивал работу, на склонах оставалось все меньше народу. Василиса остановилась, чувствуя неприятное сосущее чувство страха. Сумерки полностью скрадывали рельеф снега, и стало непонятно куда конкретно ехать и что там впереди - бугры, "пухляк" или лед. К тому же людей вокруг не наблюдалось. На Ваську навалилась тишина.



Правда, ненадолго. Девушка еще не успела как следует запаниковать, когда сверху подъехали очень злые Елисей и Пашка.

- Оставить бы тебя здесь, - брат отвесил подзатыльник, который, впрочем, пришелся по шлему и должного эффекта не возымел.

- Всего один день, - поддержал его Елисей. - А ты уже успела отличиться.

- Тебе завидно? - прищурилась Василиса. - Ты чего сюда приперся? Неужели от блондинки сбежал?

- Тебе то какое дело?

- Мне - никакого, - Василиса сложила руки и умоляюще протянула их к Паше. - Братец, прости свою глупую сестру. Наверное, это все гипоксия виновата. Я буду милой и послушной девочкой.

- Ты не была милой и послушной с момента рождения. Едь за мной. И запомни: с этого момента никаких шагов в сторону.

Василиса и не собиралась больше своевольничать. Лавинная доска и потеря ориентации в сумерках ярко показали, что пока не стоит проявлять самостоятельность. Лучше уж пару дней поездит хвостиком за братом, чем накличет беду на свои вторые восемьдесят девять. Возмущение уже улеглось, и девушка даже не понимала, чего она так отреагировала. Елисей ведь симпатичный нормальный парень, который нравится девушкам. А они нравятся ему. Наверняка у него кто-то есть, а если и нет, то такому парню без проблем можно закадрить любую девушку.

Но подобные размышления помогли только до вечера. Васька так устала, что даже к еде едва прикоснулась, что для нее было неслыханно. Едва не лопнув от выпитого чаю, девушка на минуту забежала под душ, кое-как развесила вещи на просушку и заползла под одеяло.

- Вась, ты как? - Алена с тревогой наблюдала за подругой.

- Мне охрененно. Но я жутко устала.

- Тогда я пойду, вернусь к мальчишкам.

Васька только угукнула. Она думала, что моментально заснет. Но прошел час, потом второй. Вернулись Паша с Аленой, долго целовались, прежде чем разойтись по кроватям.

Елисея все не было.

Он пришел ближе к часу ночи, когда Василиса извертелась под одеялом, не понимая, куда делся сон и почему она так психует. Но едва скрипнула дверь, как девушка моментально замерла и постаралась дышать ровно и спокойно.

Елисей на цыпочках прошел к кровати и принялся раздеваться.

- Эй. - Пашка поднял голову. - Я думал, ты утром притопаешь. Обломала Леночка?

- Не, - Елисей залез под одеяло. Парни говорили шепотом, думая, что девчонки уже спят. - Нафиг Леночку, я что-то сегодня устал. Может, денька через два, когда раскатаюсь. Она в коттедже остановилась с семейными подругами. Живет в отдельной комнате, так что все в ажуре.

- Поздравляю, чувак, - Пашка зевнул. - У тебя как раз через два дня начнется твой "горный спермотоксикоз".

Елисей только крякнул и шепотом посоветовал другу заткнуться и спать. Пашка попал по больному месту. У Елисея, когда он приезжал сюда, наблюдалась интересная реакция организма. Где-то на третий день парень начинал испытывать нарастающее возбуждение ко всему женскому полу. Желание уменьшалось, когда он катался. Но стоило снять борд и расслабиться, как организм начинал требовать женщину. Под конец поездки Елисей уже был готов на стену лезть. Он катался до изнеможения, стоял под холодным душем, пару раз не выдержал и соблазнил незнакомых девчонок. Но затем решил, что лучше потерпеть, чем потом объясняться с жаждущими продолжения внезапными любовницами.

Ничего этого Василиса не знала, поэтому про "горный спермотоксикоз" ничего не поняла. Но зато запомнила планы Елисея на Лену. Странно, почему-то равнодушный тон, которым говорил парень о своей знакомой, ее немного успокоил. Глеб ведь до того как познакомился с ней, тоже с кем-то заводил отношения. Кроме таинственного бурного романа в прошлом, у него было и много легких, ни к чему не обязывающих знакомств.

Василиса не считала себя ревнивой, хотя иногда испытывала смутное недовольство, видя, как вокруг Глеба дефилируют модельного вида девушки. Но она всегда успокаивала себя тем, что он то с ней. А с остальными девушками держится ровно, дружелюбно, даже не пытается заигрывать.

Тогда почему сегодня Васька испытала такой бешеный приступ ненависти к белокурой красотке Лене? Неужели все дело в том, что ей самой нравилось быть рядом с Елисеем? Васька сильно сомневалась, так как само присутствие парня странно влияло на нее. Если с Глебом Василиса чувствовала себя решительной, ответственной, то с Елисеем хотелось расслабиться и почувствовать себя просто красивой девушкой. Раньше такого не было, Васька привыкла все делать сама.

Обо всем этом девушка думала, уплывая в страну сна. Ни она, ни уснувшие Пашка с Аленой, не видели как Елисей, оперевшись о спинку кровати, некоторое время разглядывал Василису. Задумчиво и серьезно.

Парень сегодня дико испугался и разозлился, когда узнал, куда сунулись девушка со Славиком. Ему показалось, что Василиса так и не осознала всей опасности, которая ей грозила. Сам Страйк живо представил, как огромная масса снега подхватывает девушку, сминает, оглушает и уносит следом за собой. Как снежная пыль забивает горло, легкие, мешает дышать, как в душе поднимается слепая паника попавшего в ловушку животного. Представил и вспотел от страха за девушку. Потому и наорал на нее и на Славу. Пашка беспокоился за сестру, но он и представить не мог, что это такое. А вот Елисей знал не понаслышке. До сих пор иногда просыпался от "снежных кошмаров", а осенью, в особенно сырую погоду, начинали ныть кости правой руки и бедра.

Парень долго еще не мог заснуть, размышляя, как дальше пойдет отдых. Почему-то интуиция упорно нашептывала, что эта поездочка станет не просто особенной, а практически судьбоносной.

 

* * *

 

Второй день так же выдался ясным и солнечным. Васька с Аленой вышли на балкон и показывали друг другу сверкающие горные вершины, пока парни умывались и одевались. Василиса опять проснулась рано, и час лежала, глядя в потолок. Потом проснулся Елисей и стал собираться к источнику. Василиса притворилась спящей, все еще дуясь за вчерашний выговор.

- Ты идешь? - парень спросил, словно не сомневался в том, что девушка не спит. Васька приоткрыла один глаз и поинтересовалась.

- Одному идти страшно?

- Нет, просто ты все равно валяешься, а так хоть разомнешься. Хотя это твое дело. И хватит злиться, ты сама виновата.

- Я же извинилась.

- Мне теперь за это раскланиваться перед тобой? Извинилась, мы приняли к сведению, но теперь ты от своего брата ни на шаг.

- Хамло ты, Страйк, - Василиса села на кровати. - У тебя вон знакомые девчонки, которые катаются, есть. Ты тоже считаешь, что им не следует сюда ездить?

-Тьфу ты, - кажется, Елисей немного рассердился. - Лиса, ты дура, правда. Я не сказал, что им здесь не место. Я сказал, что не хочу брать в свою компанию девушек, чтобы не нести за них ответственность, поняла? Ты вот тут смотришься почти нормально, осталось мозги вправить.

- Хватит называть меня Лисой.

- Ни за что, ты так мило бесишься. Слушай, - Елисей перешел на заговорщический шепот. - Может, мне за тобой приударить?

- У меня парень есть! - возмутилась Васька, хотя ей стало приятно.

- И старший брат, - донесся хриплый сонный голос Пашки. - Отвали от сестры, иди Лену соблазняй.

Василиса обозвала обоих дураками и ушла будить Алену. Откуда ей было знать, что пока они стояли на балконе, дыша свежим горным воздухом, Пашка хлопнул Елисея по плечу и по-дружески сказал.

- Мне вообще-то этот ее "Глебушка" вообще не нравится, я бы лучше Ваську тебе сосватал.

Елисей, в этот момент пивший сок, едва не поперхнулся. А Пашка продолжал.

- Она же у меня буйная, непослушная. Предки ее балуют, а Глеб и слова поперек сказать не может. Ваське бы кого-нибудь, кто ее воспитывать сможет и покажет кто в доме мужчина. Мне вот вообще иногда кажется, что Василиса это парень, а Глеб ну чисто баба. Короче, Страйк, ты вот был бы идеальным вариантом, да только гулять любишь, - парень почесал лысину и признался. - Я тебя уважаю, но к сестре моей не лезь без серьезных намерений. Иначе - во!

Елисей с интересом оглядел придвинутый к его носу здоровенный кулак. Потом пальцем отодвинул его в сторону и проговорил.

- Можешь расслабиться, тут кроме твоей сестры полно симпатичных девчонок.

Пашка, видимо ожидавший, что друг поклянется в любви к сестре, поскучнел и гаркнул на всю комнату. - Девчонки, хватит на балконе загорать, пошли в кафе.

-Нам одеться надо, - Васька и Алена заскочили в комнату, кутаясь в куртки.- Выйдите отсюда!

- Ага, разбежался, - Елисей отвернулся, натягивая термобелье. - Я не буду подглядывать.

Алена пожала плечами, взяла вещи и ушла в ванную, а Василиса возмутилась.

- Тебе трудно что ли?

- Это дискриминация, - хохотнул Пашка, тоже натягивающий горнолыжное снаряжение. - Топай в ванную и там одевайся сколько душе угодно.

- Мы там вдвоем не поместимся!- Василиса подумала и скомандовала. - Отвернулись и не подглядывайте.

- Можно подумать мы голых девушек не видели, - проворчал Елисей, но все же отвернулся. Тем более что Пашка послал ему предупреждающий взгляд: мол, не спорь и сделай как говорит. Строгий брат не заметил, что за дверью спряталось довольно большое зеркало. А вот Елисей как раз стоял к нему лицом. И во всех подробностях смог наблюдать как Васька раздевается.

" А фигурка у нее очень даже ничего" - подумал Елисей, делая вид, что застегивает ремень на штанах, а сам косился в зеркало. Там Васька, в одних стрингах, как раз застегивала лифчик. Парень восхитился женственными изгибами и одновременно спортивной подтянутостью.

И тут Василиса обернулась. Она то про зеркало помнила. Елисей моментально сделал вид, что его интересует ремень и ничего кроме ремня. Но девушка, видимо, все же не поверила. Иначе почему она с воплем: "Ах ты, скотина" запустила в него расческой. Пашка удивленно обернулся к сестре, та схватила покрывало с кровати и, путаясь в нем, убежала одеваться в ванную.

 

* * *

 

Солнце и в это утро щедро поливало яркими лучами все вокруг. Васька не выдержала ослепительного сияния снега и надела солнечные очки, пока шла до кафе. Алена топала рядом и бурно восхищалась природой.

- Я сегодня вон туда пойду, - она махнула в сторону подножия величественной горы. - Там такой лес красивый, пофотографирую.

- Шиш тебе, - тут же отреагировал муж, чья лысина блестела под солнцем. - Вот я покатаюсь, и вместе сходим. А ты гуляй по поселку, можешь до источника дойти, но дальше не смей. А то украдут или тупо заблудишься.

- Да кому я нужна?- возмутилась Алена. Паша смерил красноречивым взглядом ее женственную фигуру, которую не скрывала куртка с опушкой. Да и на личико его жена удалась: мягкие черты лица, обрамленные светло-каштановыми прядями волос и красивые карие глаза с длинными ресницами.

- Сказал не пойдешь, значит - не пойдешь. Одна вон вчера не послушалась, так чуть в лавину не угодила.

Алена насупилась, но промолчала. Вообще-то Паша часто уступал ей, но если он говорил "нет", значит спорить было бесполезно. Василиса похлопала ее по плечу, как бы сочувствуя. А спустя минуту, едва зайдя в кафе, завизжала:

- Санька!!!

- Васька!!! - совершенно круглый парень лет тридцати, с копной кудрявых волос и небритой физиономией, закружил девушку на потеху всему кафе. Впрочем, его посетители недолго сидели на местах. Добрая половина народу с ревом кинулась к Елисею и Пашке. Ваську тоже оторвали от Саньки и принялись обнимать.

- Чуваки! - Елисей и еще трое райдеров с ревом хлопали друг друга по спинам. Все, образ мрачного типа окончательно растаял где-то в горном воздухе. Василиса удивленно покачала головой. Надо же, а он, тоже человек, оказывается. Потом взвизгнула и была сграбастана кем-то огромным и небритым.

- Васька! Ты с кем приехала?

- Влад, раздавишь, - девушка едва вырвалась из медвежьих объятий парня. - Вон с ними я приехала.

Влад пригляделся и с воплем: "Страйк, ну ты рожа!" - бросился обниматься.

- Вась, это чего? - Алена бочком подобралась к подруге.

- Это встреча райдеров, - откликнулась та. - Ооо, Шарпейчик!

- Оооо, Васька! - так же заорал невысокий вертлявый парнишка в ярком желто-зеленом костюме. Прозвище свое он получил из-за фамилии Шарпеев.

- Страйк, ну ты так быстро вчера удрал, - Лена вынырнула откуда-то из кучи парней, чмокнула Елисея в щеку, совсем рядом с губами. Василиса мысленно заворчала и поспешила отвернуться. Хорошенькая голубоглазая блондинка ей не нравилась.

Через несколько минут объятий и лихорадочных расспросов, выяснилось, что компания райдеров под предводительство Саньки приехали три дня назад. А вчера не встретились, потому что весь день катались на северном склоне, а потом рванули в соседний поселок в новое кафе.

- Зато сегодня, народ, идете с нами в сауну в "Лукуме", - Санька похлопал Ваську по плечу, она присела и проворчала.

- Ты меня в пол вобьешь. Чего еще за сауна?

- Классная, - гаркнул Влад, похожий на викинга парень лет двадцати пяти. - Там теплый и холодный бассейны, огромная парилка, зал со столом и камином. Короче, гужбанить можно по полной.

- Я то с радостью, - Васька оглянулась на Пашку, но встретила взгляд Елисея.

- А что, можно, - зеленоглазый райдер оторвался от разговора с Леной. - Пашка, присоединишься?

- Угу, только без Аленки.

- Это почему? - тут же возмутилась жена. - Я люблю сауну, я хочу в сауну!

- Да, Паш, - поддержал девушку Санька. - Ты чего от нас свою жену прячешь? Девушка, мы мирные и хорошие, просто буйные.

- Как мой муж, - улыбнулась Алена. - Я привыкла.

- Она мне нравится! - завопил Санька. - Наш чел! Эй, Страйк, тебя можно поздравить с новой подругой? - он кивнул на Ваську.

- Он мне не парень!

- Она мне не девушка!

Возгласы прозвучали одновременно. А спустя минуту подошел Шарпейчик с бутылкой пива.

- Кстати, Вась, а как ты ухитрилась приехать сюда со Страйком? Вы встречаетесь?

- Нет! - рявкнула девушка.

- Но ведь ты приехала с ним, - вмешалась Лена. Она смотрела на девушку не очень дружелюбно. Василиса ответила ей тем же.

- Я приехала с братом, а Елисей, наверное, знает, кого стоит брать, а кого нет.

- Хватит! - Страйк словно ощутил скрытое напряжение между девушками. - Так, кто катает - за мной. Алена, отпусти Пашу, я верну его тебе в целости и сохранности.

В этот день Ваську ждало новое испытание: сделав пару спусков по уже порядком раскатанным южным полям, Елисей решил наконец-то перейти к более "вкусным" северным склонам.

Уже порядком "покусанная" лыжниками и бордистами целина ближнего севера обещала низкую лавинную опасность. Елисей вспомнил, как пять лет назад, он, еще ошалевший от бескрайних полей новичек, сидел над спиленным снежным карнизом. Его товарищи только слазили с подъемника, а он уже дрожал в предвкушении восторга от скольжения вниз. К нему подъехал работник КСС - контрольно-спасательной службы и ворчливо прикрикнул:

- Что расселся, запрещающих плакатов не видишь что ли? Нет тут трассы! Десятками таких как ты каждый сезон вытаскиваем.

Елисей повернулся к спасателю и соврал:

- Я тут просто сижу. Не собираюсь я туда ехать.

Спасатель покачал головой и укатил. А через три года Елисей на своей собственной шкуре понял, почему здесь везде стоят плакаты с жизнеутверждающей надписью "Нельзя! Смертельно опасно! Лавины!" и намалеванным черным черепом с костями.

Сегодняшний Елисей был опытнее и осторожнее. Он повел свою маленькую группу сначала по очень крутому склону, своей вогнутой формой похожим на гигантский парус. Далее они длинным траверсом вышли к главному заходу на "зорро" - огромный лесной кулуар. Для Васи, катавшейся до этого только на относительно маленьких местных горнолыжках, ощущения были незабываемыми - почти километровый спуск по многометровым буграм. Она съезжала с одного бугра и втыкалась лыжами в следующий, выравнивалась и повторяла этот цикл снова и снова. Через несколько минут она уже совершенно выбилась из сил и с завистью смотрела на брата и Елисея, которые лихо скакали между снежных куч, и, казалось, совсем не уставали.

"Гады, они издеваются", - мелькнула мысль, и, вместе со злостью, пришло озарение - "Вот я туплю! Надо продумывать траекторию проезда, тогда я не буду втыкаться в каждом повороте".

Она попыталась сосредоточиться и заранее представлять, как будет проезжать хотя бы несколько следующих виражей. Несмотря на то, что ноги уже с трудом подчинялись, за следующие несколько минут она приноровилась к рельефу, и скорость спуска заметно увеличилась. Но все равно, у подножия горы она дрожала от усталости, и только упрямство заставляло ее продолжать движение.

Внизу ее спутники уже успели отдохнуть. Паша одобрительно кивнул и, оттолкнувшись палками, быстро заскользил в сторону подъемника. Елисей же взвалил сноуборд на плечо и тяжело побрел по тропинке - она имела небольшой подъем, и катиться он не мог. Вася отдышалась, уняла сердцебиение и поехала вслед за братом. Проезжая мимо грустного сноубордиста, она оглянулась и гордо крикнула:

- Надо повторить!

И унеслась вдаль.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.017 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал