Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 5. Весь следующий день прошел более спокойно




Весь следующий день прошел более спокойно. Райдеры проспали почти до обеда. Василиса получила длинную смс от Глеба, долго сочиняла ответ и смотрела в окно, за которым валил снег. Елисей спал на верхней полке, видимо, решив не просыпаться до завтрашнего утра. Пашка пытался читать журнал про автомобили и ворчал, что "одна наглая козявка" съела все его любимые огурчики. Алена разгадывала кроссворд и периодически мучила Миху с Антоном, заставляя их помогать ей.

На следующее утро вся компания дружно выгрузилась из вагона.

- Не поняла, - Василиса с недоумением оглядывалась. Огромный шумный вокзал показался ей очень красивым, со своими белыми высокими зданиями и массивными колоннами. Но где снег? Вся площадь была чистой и сухой, с неба ярко светило солнце. Девушке даже стало жарко, и она сняла шапку.

- Паша, - Алена тоже была в растерянности. - А где снег? Как вы кататься будете?

- Скоро увидите, - загадочным тоном ответил парень. Остальные тоже заулыбались, словно услышали хорошую шутку.

Через большой, светлый зал ожидания, они вышли к центральному входу. Возле него стояло множество микроавтобусов. Елисей, позвонив кому-то, обернулся к ожидавшей его в стороне компании и махнул рукой.

Вскоре уже все ехали в забитом под завязку микроавтобусе и слушали как громко орет радио. Василиса сидела у окна, обнимала свои лыжи и смотрела, как за стеклом проплывает по-весеннему яркий город. Показалось, что они чудесным образом выехали из зимы и приехали в весну. Снега на улицах не было, только кое-где сверкали лужицы. Многие прохожие шли без шапок. А где горы? Где море снега, который обещал Пашка? Василиса чувствовала себя обманутой.

Поплутав по улицам, автобус выехал за город и начал постепенно набирать скорость. Через полтора часа доехали до речки, ярко блестевшей под солнцем. Поехали вдоль нее.

- А теперь смотри, - сидевший рядом Елисей локтем вдруг толкнул Ваську в бок.

Горы постепенно появлялись на горизонте. Сначала робко, неуверенно. Затем придвинулись ближе, и через некоторое время микроавтобус въехал в ущелье. Теперь со всех сторон виднелись скалистые, но пока невысокие откосы.

Василиса с Аленой переглянулись и, не сговариваясь, полезли за фотоаппаратами.

- Подождите, - попытался остановить их Пашка. - Дальше будет еще красивее.

Но девчонки уже вовсю фотографировали пейзаж, не обращая внимания на то, что окно автобуса не очень чистое.

Постепенно горы становились все выше. Скоро дорога уже шла между отвесными каменными стенами. Васька забыла про фотоаппарат и заворожено смотрела в окно. И вот там она будет кататься? Внутри у Василисы все сжималось и попискивало от страха и восторга.



- Нравится? - негромко поинтересовался Елисей, глядя на восторженное лицо спутницы. Он и сам чувствовал, как внутри поднимается уже привычное чувство восхищения. Каждый раз, приезжая сюда, парень открывал для себя что-то новое.

- Еще бы, - Василиса выдохнула ответ, почти упираясь носом в стекло. Если бы в этот момент она обернулась, то увидела бы на лице Елисея мечтательную улыбку. Мысленно парень уже надевал снаряжение и катился по склонам.

Чем ближе подъезжали к поселку Чошкол, тем больше вокруг было снега. Вершины гор через какое-то время заволокло белым туманом: то ли облака, то ли метель. За окном падал снег, гигантскими белыми хлопьями. От этого зрелища парни довольно щурились, как объевшиеся сметаной коты. Алена дремала, положив голову на плечо мужа.

Наконец, автобус прибыл на место назначения.

 

* * *

 

Поселок Чошкол приютился в широком ущелье, образованном тремя горами. Выйдя из автобуса, Васька задрала голову и у нее перехватило дыхание от восторга. Вокруг вздымались горы, вершины которых прятались в облаках. Хлопья снега летели медленно, красиво кружась в воздухе. Они уже успели осесть порядочными сугробиками на лапах многовековых елей, которые окружали поселок.

Неизвестно, сколько бы еще простояла девушка, раскрыв рот и глядя по сторонам. Но Пашка сунул ей в руки чехол с лыжами и скомандовал.

- Топай за мной заселяться. Потом насмотришься.

Алена уже успела скрыться в тепле гостиницы. Остальные потянулись следом. Из микроавтобусов тут и там выскакивали люди, группками расходились по поселку. Здесь можно было остановиться как в гостинице, так и в мини-отелях, коттеджах и трех пятиэтажных домах.



Еще перед отъездом, Елисей созвонился с администрацией гостинцы "Горная" и забронировал два номера. Но, в результате каких-то накладок, оказалось, что бронь исчезла. Ожидая пока парни разберутся с этой проблемой, девушки сидели в креслах и оглядывались. Большой холл был выложен светлым мрамором, на окнах прозрачные занавески, вдоль стен кресла и горшки с пальмами. Сбоку виднелся балкон с деревянными резными перилам. Там располагалось небольшое кафе. Под ним раскинулся ресепшн, возле которого собралась приличная толпа.

Вскоре подошли взъерошенные и чем-то раздраженные парни. В гостинице оставались только четырехместные номера. Славик и Пашка предлагали пошататься по Чошколу и попытаться найти коттедж или частный дом. Елисей, однако, пресек их попытки.

- Нечего шататься. Места есть? Есть! В чем проблема вообще?

- Так четырехместные же, - попыталась возразить Алена, которой хотелось остаться наедине с любимым мужем. Увы, жестокий Елисей ее не понял или не захотел понять.

- Мы погуляем, если вам невтерпеж будет. Ну...что решаем?

Решили остаться здесь. В конце концов, основное время планировалось проводить вне гостиницы.

При ближайшем знакомстве с номерами, выяснилось, что в одном сломана кровать. Когда ее заменят, оставалось загадкой. Почесав затылок, Елисей сообщил, что это даже к лучшему. Он не будет спать в одной комнате с Михой и Славиком, которые храпели так, что, казалось, где-то грохочет гром. А Алене ужасно не понравился четырехместный номер, оказавшийся трехместным. Она заявила, что соседний гораздо уютней и она будет спать там.

- Хорошо, - Елисей кинул сумку на одну из четырех кроватей. - Надеюсь, присутствие постороннего мужчины тебя не смущает?

- Меня смущает, - сообщил Пашка. - Мы переедем в трехместку, вместе с Васькой.

Но девчонки уперлись. Им понравился этот номер. Здесь был ковер, нежно-бежевые стены и телевизор показывал куда лучше. А в другом номере обои оказались грязно-лилового оттенка, от которого у Васьки и у Алены, по их словам, начиналась депрессия. Да и по ковру было ходить приятно, чем по видавшему виду ламинату. В общем, вдруг как-то так оказалось, что в четырехместный номер заселились Пашка, Алена, Елисей и Василиса.

- Да ладно, - видимо Алена была на все согласна, лишь бы остаться в этом номере. - Я в пижаме спать буду. Ну в той, теплой, с утятами.

Елисей как-то странно закашлялся и серьезным тоном пообещал не смотреть на "эту порнографию". Пашка погрозил ему кулаком, а потом запретил Алене и Василисе шлятся по номеру в одних стрингах.

- А я не против, - тут же вмешался Елисей. Васька кинула в него подушку, не попала и вернулась к вещам.

В этот день покататься уже не получилось. Подъемники закрывались в четыре часа. Поэтому, наспех разобрав вещи, всей компанией пошли "акклиматизироваться" в кафе, которое обожали Пашка с Елисеем. Страйк заранее напугал девушек, что первые несколько дней они будут ощущать недостаток кислорода в высокогорном воздухе.

На улице уже начинало темнеть, кое-где зажглись фонари, ярко светились огни многочисленных кафе и баров. Снег продолжал падать крупными хлопьями, температура держалась где-то чуть ниже нуля градусов. Василиса снова временно потеряла дар речи, разглядывая пейзаж. Множество елей, огромных и заснеженных, очень много снега, и шумные группы людей вокруг. Где-то играла музыка.

- Смотри, - раздался шепот над ухом. Василиса вздрогнула и заметила, что все уже вошли в кафе, а она стоит посреди дороги. Рядом так же замер Елисей, в расстегнутой куртке и без шапки.

- Куда смотреть?

- Вон туда, - парень указал на тропинку между двумя коттеджами. Она вела куда-то в сторону соснового бора. - Если что, там находится родник с сероводородной минералкой. Клевая вещь, особенно с утра.

- О, класс! - обрадовалась Васька. - Я и Глебу несколько бутылок прихвачу, он ее обожает.

- Привези, - согласился парень. - Правда твой манекенщик тебе спасибо вряд ли скажет.

- Это почему это? - Ваське не очень понравилось, как Елисей назвал Глеба. Ну почему почти все ее знакомые моментально начинают его как-то обидно называть?

- Потому что через два дня ты эту водичку пить не захочешь. Я тебе покажу потом. Ну, что встала?

- Так красиво же! - прошептала Васька. До нее только сейчас полностью дошло, что она уже среди гор. И этот поселок, как сказочный городок, затерялся среди заснеженных лесов. А впереди десять дней отдыха и катания, о котором она так давно мечтала.

Елисей засмотрелся на невысокую девушку, в глазах которой отчетливо просматривалось восхищение. А ведь она не будет послушно кататься под подъемником, пришла внезапно мысль. Нет, скорее всего, Василиса полезет следом за ними, будет рваться на сложные трассы. Значит, придется все время следить за ней. Парень испытал досаду пополам с восхищением. Вот поэтому он всегда против женщин в подобных поездках. Они требуют слишком много внимания, за ними приходится присматривать.

Но, черт возьми, какая же она хорошенькая. Страйк еще при первой встрече обратил внимание на милое личико с белоснежной кожей и темно-серыми глазами. С рыжими он еще ни разу не встречался, все как-то больше светленькие попадались. Интересно, а правда, что рыжие самые темпераментные? Тут Елисей обругал себя за такие мысли и излишне сердито рявкнул.

- Ну, мечтательница, так и будешь тут стоять? Я пошел, - и скрылся за дверью кафе, стилизованного под старинный дом. Васька, не понявшая, что за муха укусила парня, зашла следом.

Внутри кафе все было выдержано в местном колорите. Стены, выложенные камнем, вокруг развешано оружие и какие-то шкуры. В дальнем углу горел камин, столы выглядели нарочито грубыми, на каждом стоял фонарь. Специально притушенный свет делал атмосферу еще загадочнее.

Здесь Василиса смогла оценить местную кухню. Алена, немного поев, заявила, что у нее нет аппетита, и дальше потягивала сок. Парни запивали еду коньяком местного производства. Ну а Васька плевала на алкоголь, ее больше интересовала кухня. Она, по совету Паши, заказала хычин - ароматный, похожий на чебурек, пирожок, и большую порцию кроличьего мяса в сметане.

Потом все засобирались в гостиницу, так как утром предстоял первый спуск. На улице немного похолодало, снег кончился, и на небе ярко светили звезды. Василиса шла рядом с Аленой и Пашкой и слушала, как Славик с Елисеем обсуждают завтрашний "пухляк"****. Акклиматизация особо не чувствовалась, спать не хотелось. Зайдя в номер, Василиса мигом юркнула в ванную. И вовремя, через пару секунд в дверь заколотила Алена.

- Вылезай!

- Сейчас, - Васька натянула желтую длинную футболку и клетчатые домашние брюки. Обмотала волосы полотенцем и в таком виде вернулась в комнату. Спать все еще не хотелось. Девчонки, упав на свои кровати, обменивались впечатлениями.

- Ну-ка спать! - Пашка забрался под одеяло. - Страйк, ты свет выключаешь.

Елисей что-то прорычал из ванной.

- А вдруг он выйдет голый, - хихикнула Васька, сидя на кровати. - Давайте сразу свет выключим, чтобы не испугаться.

- Надо же какие у тебя оказывается мечты, - Елисей великолепно расслышал фразу девушки и вышел в комнату, ухмыляясь. Однако Васька не смутилась и взгляда не отвела.

- Мало ли, может, ты этот...эксгибиционист, - девушка вздохнула. - Хотя, видимо, ошиблась. Звиняйте, товарищ, и выключайте свет.

Попросила не потому, что включенная лампа ей мешала. Просто как-то вдруг не по себе стало, когда посмотрела на Елисея, одетого только в черные штаны. У парня, казалось, была прорисована каждая мышца на груди и на животе. Ну а то, что плечи широкие, это Васька и раньше заметила. Только вот она почему-то решила, что Елисей будет, мягко говоря, волосатым. Как выяснилось - ошиблась. Тонкая темная полоска спускалась ниже пупка и ныряла под резинку штанов. Зато на ключице и на спине Васька с Аленой заметили три длинных шрама. Потом Елисей выключил свет, и комната погрузилась в темноту. Правда, можно было все разглядеть: снег за окном и фонари делали ночь достаточно светлой.

- Мог бы и в майке выйти, - проворчал Пашка со своего места.

- Ты же тут расхаживал полуголым, почему мне нельзя?

- Потому что у меня тут жена и сестра. Они меня в таком виде уже видели.

- Ну мало ли, может, у меня тут тоже жена будущая, - тут Елисей понял, что сказал, поперхнулся и поспешил исправиться. - То есть, в смысле сестра там потерянная в далеком детстве.

Почему-то эта фраза необычайно развеселила девчонок. И в темноте то и дело стало раздаваться приглушенное хихиканье.

- Сейчас как встану, - многозначительно произнес Пашка. Это вызвало новую волну сдавленного смеха. Девушки уже кусали подушки, чтобы не заржать на всю комнату. Наконец, Паша не выдержал, и полез утихомиривать Алену. Теперь веселилась Васька.

- Свяжу, - вполголоса пообещал Елисей, приподнимая голову от подушки. - А твой брат мне поможет.

В общем, прошло еще минут пятнадцать, прежде чем девушки угомонились и в комнате постепенно установилась сонная тишина.

 

* * *

 

Василиса проснулась в пять утра по местному времени инее сразу поняла где находится. Потом улыбнулась и потянулась с блаженным вздохом. Остальные еще спали, Пашка тихо посвистывал носом. Васька приподнялась на локте и огляделась. В комнате стояло по две кровати у каждой стены. Девушка задумчиво поглядела на лохматую черноволосую макушку на соседней койке, протянула руку и приподняла жесткие пряди. Они встали торчком. Васька не удержалась и хихикнула: Елисей стал напоминать небритого черта.

Спать не хотелось, никаких неприятных ощущений, связанных с акклиматизацией, не было. Васька, подсвечивая себе путь мобильником, добралась до стоявшего у окна стола. Стащила оттуда два яблока и слопала. Потом решила порыться в холодильнике, куда они вчера сложили остатки еды. Вроде бы там должен был остаться сыр.

- Троглодитка, ты опять ешь и опять в темноте? - раздался тихий шепот за спиной. Васька вздрогнула от неожиданности и едва не уронила банан.

- А ты, блин, опять подглядываешь? - она обернулась и увидела, что Елисей сидит на кровати от души потягивается.

- Вообще-то по-нашему уже восемь утра. Я здесь всегда в это время встаю, - парень соскочил с кровати и направился к ванной, спросив по дороге. - Хочешь со мной сходить к источнику, про который я тебе вчера рассказывал?

Васька молча бросилась к одежде. Когда Елисей не хамил и не вредничал, то с ним было очень интересно.

На улицах стояла сонная мирная тишина. Правда, едва выйдя за порог гостиницы, Василиса вдруг ойкнула и присела. Где-то совсем рядом раздалось "ш-ш-ш-шурх", как будто сползло что-то большое. Елисей хмыкнул и указал на ближайшую ель. С ее лап соскользнул накопившийся снег и теперь небольшим сугробом лежал на земле. Васька насупилась и с трудом поборола желание пнуть эту ни в чем не повинную снежную кучу.

- Пошли,- Елисей накинул на голову капюшон. На улице чувствовался легкий морозец, снег кончился, и все вокруг сверкало в свете фонарей. - Поскорее бы на гору, там сейчас такой пухляк.

- А во сколько открывается подъемник? - Василиса шла по узкой тропинке следом за парнем. Вокруг качали лапами высокие ели и громоздились сугробы. Ваське вдруг захотелось подставить Елисею подножку, чтобы он полетел в пушистый снег и повалялся как следует. Девушка мысленно поставила себе заметку обязательно сделать это при первом же удобном случае. А затем побыстрее убежать. Нет, определенно рядом с ним она начинает думать и вести себя как-то странно.

Вдоль этой тропинки освещения не было, поэтому Елисей включил налобный фонарь. Яркий луч метался впереди по тропинке, иногда запутываясь в елках.

- Вот и пришли, - Елисей вдруг остановился. Впереди тропинка заканчивалась небольшим природным бассейном. Кто-то обложил его большими камнями. Сверху, по обыкновенному резиновому шлангу, воткнутому в расщелину, тончайшей струйкой стекала вода. Василиса поморщилась: вокруг стоял густой запах сероводорода.

- Ну вот. - парень аккуратно положил фонарь на камни. - Сейчас наберем одну бутылку для этих сонь. А мы здесь попьем.

- Ух ты,- Васька наклонилась поближе к шлангу. Будь на ее месте Глеб, он бы скривился и заявил, что это негигиенично. Но девушка была другого мнения.

Вода оказалась холодной и удивительно вкусной. Василиса едва не лопнула, и с сожалением оторвалась от источника.

- Ладно, пошли назад, - Елисей быстро отвел взгляд, когда девушка провела языком по губам, слизывая капли воды.

Конечно, Паша с Аленой еще не проснулись. Елисей с Василисой поболтали часа полтора, усевшись на кровать к парню. Говорил больше Елисей, рассказывая забавные случаи из своей фрирайдовской жизни. Потом молодые люди решили, что пора будить сонь и идти на завтрак. Страйк полез будить Пашку, а Васька же намочила полотенце и нежно провела им по лицу Алены.

- Девушка, вставайте, вы экзамен проспали. Чего? Куда, куда мне идти?

Алена повторила и сделала попытку перевернуться на другой бок. Тут проснулся Паша и решил, что Елисея надо выкинуть в окно. Началась греко-римская борьба в исполнении райдеров. Закончилась она тем, что Васька кинула в них мокрым полотенцем и попала Пашке по лысине. После чего ей пришлось спасаться бегством в ванную комнату, а брат еще минут пятнадцать расхаживал под дверью и громко перечислял все, что он с ней сделает.

В общем, часам к девяти, вся компания встретилась внизу и пошла в кафе. Миха, то и дело поглядывая на гору, предложил с ходу отправиться на северные склоны.

- Опух что ли? - ответил Елисей, когда все сели за большой стол. Сонная Алена пила кофе и ковырялась в тарелке. Василиса, в отличие от нее, быстро работала вилкой и одновременно старалась не упустить ничего из беседы парней. Пашка ей уже объяснил, что есть северный и южный склоны. Южный более пологий, на нем намного меньше снега, намного меньше шансов попасть в лавину. Еще с него можно сразу добраться до подъемника, не снимая лыж и сноубордов. На северном склоне снега очень много, он более пушистый и легкий. Рельеф на северном намного интереснее. Крутые обрывы, скалы и узкие кулуары - пути схода лавин - сменяются почти бескрайними снежными полями. Мало какой лыжник или сноубордист чувствует себя в безопасности на "северах". Грозными предупреждениями лежат у подножия горы лавинные конусы - смесь снега и камней, которые лавины принесли с вершин за тысячи лет. А еще большинство маршрутов на этом склоне оканчиваются очень далеко от нижней станции подъемника.

Хоть Пашка с Елисеем всей душой рвались туда, но понимали, что хотя бы первые два дня надо "раскататься" на южном, мышцы должны "вспомнить" как надо вести себя на таких трассах. Да и Василису одну оставлять было нельзя.

В конце завтрака произошло не очень приятное происшествие. Славик, в принципе неплохой парень, только не всегда следящий за языком, предложил Пашке "раздать указания своему курятнику". Алена, к счастью, не услышала этой фразы, зато Василиса стала возмущаться за двоих. Пашка с Елисеем тоже заметили, что так лучше не говорить про их спутниц. Антон попытался свести все к шутке, но Славик сдуру ляпнул, что, мол, теперь ясно, почему Страйк впервые решил взять в поездку баб. Явно имеет виды на одну из них. Елисей едва не полез бить физиономию обидчику, но при посредничестве Антона и Васьки, конфликт разрешился мирно. Славик даже извинился, но судя по всему, остался при своем мнении.

Подъемник, построенный в шестидесятых годах, представлял собой открытые двухместные кресла, скользящие по стальным тросам. На него следовало покупать абонемент в стоявшей рядом кассе. Но Пашка, о чем-то негромко поговорив с канатчиком, махнул всем рукой, подзывая к себе.

Васька села рядом с Пашкой. Сердце оборвалось и ухнуло куда-то вниз, когда земля стала стремительно уплывать из-под ног. Через полминуты Василиса поняла, что она поднялась гораздо выше всех гор, на которых ей доводилось кататься прежде. А еще через двадцать секунд легкий страх сменился восхищением. Утро выдалось солнечным, и с подъемника можно было наслаждаться необычайно красивой картиной. Сверкающие снежные горы возвышались со всех сторон, одна выше другой. Темными пятнами выделялись леса. Две с лишним тысячи метров над уровнем моря.

Через некоторое время пришлось пересаживаться на однокресельный подъемник. После него был еще один, коротенький, но он в этот день не работал.

Дальше немного поднялись пешком. Бешено заколотилось сердце, появилась одышка и мысль: "Неужели это всем так плохо, или только мне?" Васька помотала головой, отгоняя дурноту. Верхняя станция подъемника находилась на высоте почти трех с половиной километров над уровнем моря, и, непривычному Васькиному организму очень не хватало кислорода. Вдребезги разбилась ее наивная надежда, что она является одним из тех счастливчиков, которым не нужно акклиматизироваться на высокогорье.

Первый раз спустились по совсем легкому маршруту. Чуть отошли от подъемников и вышли на огромное поле, щедро присыпанное вчерашним снежком. Многокилометровый склон упирался в подножие величественной горы, увенчанной гигантским ледником.

- Для начала скатимся здесь, - проговорил он, внимательно оглядывая сестру. - Потом двинем на средние юга, дальше посмотрим, может пройдемся под подъемникам, узнаешь, что такое настоящие Чошкольские бугры.

Ребята разделились на две группы по три человека. Как брат объяснил удивленной Васе - три это оптимальное число для катания вне трасс. Четыре райдера еще терпимо, а вот пять, а тем более шесть катающихся замучаются ждать друг друга или будут создавать толпу, что небезопасно в горах. Миха, Славик и Антон решили подняться еще выше, чтобы выйти на дальнее южное поле.

- Я первый, как скомандую по рации, стартуй и иди четко за мной, - проинструктировал Пашка и, оттолкнувшись палками, умчался вниз.

Василиса залюбовалась горными просторами, так что едва не прослушала команду спускаться. Зашуршал снег, из горла невольно вырвался вопль восторга. Девушка принялась покорять снежные поля.

Увы, радость продолжалась не очень долго. Через какое-то время Василиса поняла, что начала уставать. Спуск был гораздо длиннее, чем она видела раньше. Ноги заболели и стали тяжелыми. Васька сбросила скорость, потом все-таки упала, закопавшись по шею в мягкий снег.

- У тебя стойка неправильная, - пояснил Елисей, подал отстегнувшуюся лыжу, потом сказал в рацию. - Паш, у нас все нормально, просто твоя сестра решила позагорать задницей кверху. Ты ей не показал правильную стойку, так она быстро устанет.

- Ну так покажи, - раздался из рации голос Пашки. - Я вас внизу жду, давайте быстрее.

- Ну вот: покажи, расскажи, дай попробовать, - Елисей покачал головой и, сняв сноуборд, начал пантомиму. - Короче, стой вот так, тело наклоняй вперед. Будет сначала страшновато, но нагрузка на ноги будет намного меньше. А если будешь так же заваливаться назад, у тебя через пару часов жопа отвалится. И не вихляй всем телом, словно танцовщица с Бали.

- А ты их видел? - огрызнулась озадаченная Василиса.

- Ага, по телеку. Такие девочки, - Елисей вздохнул. - Ну ладно, сейчас, увы, не до красивых девушек. Давай, вставай. И помни - тело держи ровно, все повороты делаешь с помощью ног.

Василиса продолжила спуск, на этот раз чуть медленнее. Елисей ехал позади, подстраховывая. А сам размышлял, что если и завтра будет такая же "катуха", то он, пожалуй, плюнет, оставит Пашку с Лисой развлекаться здесь, а сам рванет на северный склон, в кулуары.

Склон стал чуть круче, и Василиса опять покатилась по снегу.

- Твою мать, Лиса, это что за балет? Ты правда пять лет стоишь на лыжах?

- У меня лыжа опять отстегну-у-улась.

- Затяни покрепче! - в сердцах рявкнул Елисей. Он хотел кататься, а не плестись следом за девчонкой и ждать, пока она разберется со своими лыжами. Бросить ее одну мешала только чувство ответственности и, чего уж там скрывать, намечающаяся симпатия. Но это не мешало раздражению прорываться наружу.

Василиса тем временем надела лыжу и покатилась вниз, показав Елисею язык.

- Кто-нибудь, одолжите мне терпения, - пробормотал парень, подумав, что ему очень хочется укусить ее за язычок.

Больше падений не было. Правда, попав на бугры, Васька не удержалась от восхищенного свиста. И вниз съехала с трудом. Коленки дрожали, ноги подкашивались, а ртом девушка судорожно хватала холодный воздух. Сердце колотилось где-то у горла, грозя выпрыгнуть наружу.

Передохнув полчаса в кафе, между двумя подъемниками, поехали катать через лес. Здесь к ним присоединился Славик, так как Миха с Антоном решили, что на сегодня с них достаточно. Елисей отвлекся на разговор с каким-то знакомым и сказал, что присоединится к ним на следующем спуске.

- Езжайте за мной, - Пашка опять поехал первым, ловко лавируя среди елей.

- Что-то он какую-то скучную траекторию выбрал, - Слава выглядел недовольным. - Василиса, поедешь за мной? Я немного отклонюсь в сторону.

Васька пожала плечами. Славик тоже приезжал в Чошкол не первый год и наверняка знал что здесь и как.

Хоть они и не сильно подали вправо, но все же моментально потеряли Пашку из виду. Василиса ехала следом за Славой, то и дело уворачиваясь от, казалось, неожиданно выскакивающих деревьев.

Спуск закончился неожиданно. Слава вдруг затормозил, а потом и вовсе остановился. Васька подъехала и, сняв очки, вопросительно посмотрела на парня.

- Что-то мне здесь не нравится.

- Что именно? - девушка обвела взглядом пейзаж. Вокруг по-прежнему возвышался лес, но впереди виднелся просвет. На небольшом склоне стояло толстое дерево, а справа и слева от него вниз убегало довольно широкое и идеально ровное поле с хорошим уклоном. Оно обещало море кайфа тому, кто первым проедет по нему.

Но почему-то Слава так не считал. Да и сама Васька, чем больше смотрела вниз, тем сильнее чувствовала какой-то подвох

- Давай попробуем объехать по краю леса, - прошептал Славик. - Двигай по моему следу.

Пашку они нашли не сразу. Сначала спустились к речке Чош, которая протекала у самого подножия горы, потом вдоль нее двинулись в сторону подъемника.

- Вас где носило?! - Паша, злой и встревоженный, метался возле подъемника вместе с Елисеем. - Василиса, почему рацию игноришь?

- Ой! - девушка полезла в карман. - Ой, громкость на минимум выкрутилась. Слушайте, да мы просто спустились чуть правее. Там правда такое место странное попалось,- и она описала красивое поле. Елисей с Пашей побледнели как два вурдалака.

- Ну-ка давайте вы нам покажете это место, - Страйк быстро пошел к подъемнику.

Васька со Славой показали. Паша и Елисей побледнели еще сильнее, почти сравнялись цветом со снегом. Страйк молча подъехал к дереву и стряхнул с него снег. Теперь стало видно небольшую табличку, приколоченную к стволу.

"Пятая доска. Здесь в ... году погибло три человека".


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.016 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал