Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Часть вторая 9 страница. Постепенно ему удалось успокоить пульс и дыхание.




Постепенно ему удалось успокоить пульс и дыхание.

Это была просто еще одна проблема. Так о ней и нужно думать: проблема.

«Мой сын — Убийца из отеля».

Он взял телефонную трубку и набрал номер:

— Доктор Росситер? Это Алоизий Пендергаст. Я хотел бы сделать вызов на дом, в мою квартиру в «Дакоте». Юноша в очень тяжелом состоянии, с несколькими открытыми ранами. Необходима помощь хирурга. Как всегда, я надеюсь на ваши опыт и осторожность и предоставляю вам полную свободу принятия решений.

Капитан Лора Хейворд быстро шла по коридору Тридцать второй начальной школы в актовый зал. По городу прокатилась волна преступлений против бездомных: избиения, грабежи, одного несчастного в парке Риверсайд малолетние хулиганы просто сожгли, — и теперь комиссар поручил ей обойти окрестные школы и поговорить с учениками о тяжелой жизни этих людей. И в первую очередь она хотела донести до подростков именно эту мысль: бездомные — такие же люди, как и они сами. За последние недели Хейворд побывала уже в полудюжине школ, и везде ее выступления прошли удачно. Она чувствовала, что сумела что-то изменить в сознании школьников. Ее радовала возможность поучаствовать в таком важном деле. В свое время Лора Хейворд выбрала темой своей диссертации социальную структуру сообщества бездомных Нью-Йорка и несколько месяцев наблюдала за ними, изучала их жизнь, пыталась разобраться в их судьбах, надеждах и трудностях. В последние годы она была слишком занята рутинной полицейской работой, чтобы применять на практике свои знания по социологии, но сейчас они ей очень помогли.

Свернув за угол, она неожиданно столкнулась с идущим навстречу д’Агостой.

— Винни! — Она удержалась от поцелуя, поскольку оба они находились на службе. — Что ты здесь делаешь?

— Разыскиваю тебя, — ответил он. — Я как раз проезжал мимо, и мне нужно с тобой кое о чем поговорить.

— А нельзя было поговорить об этом, например, за завтраком? — спросила она.

Он взглянул на нее озабоченно и немного виновато. Хейворд чувствовала, что его вот уже несколько дней что-то тревожит. Но с такими вещами нельзя торопиться — нужно просто ждать, когда человек сам захочет все тебе рассказать. А потом сделать так, чтобы он не передумал.

Она посмотрела на часы:

— У меня выступление через десять минут. Пойдем поговорим прямо в зале.

Они вместе прошли через двойные двери и оказались в помещении, построенном в стиле середины прошлого века, с балконом и широкой сценой. Хейворд вспомнила точно такой же зал своей школы, проходившие там собрания, учения по гражданской обороне и киносеансы. Сейчас зал был уже наполовину заполнен, но они сели в сторонке, на заднем ряду.



— Итак, — сказала Хейворд, повернувшись к д’Агосте. — В чем проблема?

Он не спешил с ответом.

— Пендергаст, — произнес он наконец.

— И почему я не удивляюсь?

— Я очень беспокоюсь о нем. Он и раньше был способен на грубые шутки и насмешки над людьми, но сейчас ведет себя просто странно — даже для него.

— Расскажи подробней, — попросила Хейворд.

— После гибели жены он затворился в своей квартире, и я почти уверен, что он принимал сильнодействующие препараты. Надеюсь, ты понимаешь, что я имею в виду.

— Какие именно?

— Не могу сказать точно, но у меня возникло ощущение, что он сознательно готовится к самоубийству. По твоему совету я принес ему папку с материалами по Убийце из отеля. Кажется, они задели его за живое. Он вышел из апатии и взялся за это дело с какой-то маниакальной страстью. Неожиданно появился на месте третьего убийства, заявил, что уполномочен вести расследование, и теперь всячески отравляет жизнь агенту Гиббсу. Я пытался объяснить, что это не доведет до добра. Думаю, он настолько опустошен, что уже по одной этой причине не может найти общий язык с Гиббсом. То есть я и раньше замечал, как он измывался над теми, кто его раздражал, но на то всегда были серьезные причины.

— О господи. Похоже, моя идея оказалась не такой удачной, как мы думали.

— Я еще не добрался до самого плохого.

— И что же это?

— Его версия преступления. Она по меньшей мере странная.

Хейворд вздохнула:

— Рассказывай.

Д’Агоста вздохнул в ответ:

— Он считает, что убийца — его брат Диоген.

Хейворд нахмурилась:

— Я думала, что Диоген умер.

— Все так думали. Проблема в том, что Пендергаст не хочет объяснять, почему считает, что убийца — его брат. Мне эта мысль кажется нелепой. Боюсь, что смерть жены помрачила его рассудок.



— У него есть какие-то доказательства?

— Насколько мне известно, нет. По крайней мере, мне он ничего об этом не рассказывал. Но я все равно не понимаю его. Почерк убийцы абсолютно непохож, вообще нет никаких причин связывать это дело с Диогеном. Я наскоро проверил базы данных, и по всем признакам его брат действительно пропал и, скорее всего, умер. Это какое-то безумие.

— А что думает об этом Синглтон?

— Это вторая проблема. — Хотя рядом с ними никого не было, лейтенант перешел на шепот: — Пендергаст велел никому не говорить о его версии. Ни Гиббсу, ни Синглтону — вообще никому.

Хейворд посмотрела на д’Агосту и уже открыла рот, чтобы спросить, почему он раньше не рассказал об этом. Но затем передумала. Он и так был сильно расстроен. И раз уж все-таки решился поговорить с ней, значит просит совета. Но ирония судьбы заключалась в том, что именно из-за ее совета Пендергаст и заинтересовался этим делом.

— Я понимаю, что любую информацию, какой бы невероятной она ни казалась, необходимо приобщить к делу. Возможно, она как-то поможет в раскрытии преступления. Но… я ведь обещал ему. — Лейтенант покачал головой. — Боже мой, я совсем запутался.

Хейворд осторожно взяла его за руку:

— Винни, это твоя обязанность — проверять любую версию, любую информацию, даже самую неправдоподобную. Ведь ты — руководитель группы.

Д’Агоста не ответил.

— Я понимаю, что Пендергаст твой друг. Я знаю, что он пережил ужасное горе. Но тут дело не в дружбе. И даже не в твоей карьере. Просто нужно поймать опасного преступника, который, возможно, будет убивать и дальше. Винни, ты должен сделать правильный выбор. Если у Пендергаста есть какая-то информация, нужно получить ее и проверить. Это же очевидно.

Д’Агоста опустил голову.

— А его отношения с Гиббсом — это забота ФБР. Пусть они сами между собой разберутся, хорошо? — Она чуть тверже сжала его руку. — Мне пора выступать. А вечером мы продолжим разговор.

— Хорошо.

Она снова удержалась от того, чтобы поцеловать его. Оглянувшись в последний раз перед выходом на сцену она нахмурилась, потому что д’Агоста выглядел таким же растерянным, как и до разговора.

Наступил полдень. Доктор приходил и уже ушел. Юноша, отмытый от сажи, уснул. В комнате было тихо и темно, занавески задернуты, в углу неподвижно сидел человек с бледным лицом, похожий на выплывшее из темноты привидение.

Юноша шевельнулся и вздохнул. Он спал уже восемнадцать часов. Одна рука лежала поверх одеяла. Запястье охватывал браслет наручников, прикрепленных другим кольцом к спинке кровати.

Юноша снова вздохнул, а затем в темноте что-то слабо сверкнуло — он открыл глаза. Беспокойно заерзал, поднял голову. Огляделся и заметил сидящего в углу мужчину.

Они долго смотрели друг на друга, и наконец юноша прошептал:

— Пить.

Мужчина молча поднялся и вышел из комнаты, потом вернулся со стаканом воды и соломинкой. Юноша потянулся к воде, но наручники остановили его руку. Он удивленно посмотрел на мужчину, но ничего не сказал. Пендергаст поднес стакан к его рту.

Юноша сделал несколько глотков и снова откинул голову на подушку.

— Спа… спасибо.

Голос звучал еще слабо, но юноша пришел в себя и уже не бредил. Температура спала, лекарства начали действовать, длительный сон немного укрепил его силы.

Помолчав, юноша поднял руку с наручником на запястье и спросил:

— Зачем?

— Ты знаешь зачем. А я хочу знать, зачем ты пришел сюда.

— Потому что ты… отец.

— Отец, — повторил Пендергаст, словно пробуя на вкус незнакомое слово. — Откуда ты это знаешь?

— Я слышал… разговор. О тебе. Пендергаст. Мой отец.

Агент не ответил. Юноша снова заворочался:

— Они знают… что я здесь?

Он говорил неуверенно, со странным акцентом, отчасти похожим на немецкий, но более мягким, приятным на слух. Вероятно, португальским. Его чисто вымытое лицо оказалось бледным и болезненным, под кожей проступали голубые вены. Под глазами юноши обозначились темные круги, словно от ушибов, мокрые от пота волосы прилипли ко лбу.

— Если ты про полицию, — произнес Пендергаст сухим, ледяным тоном, — то я им не звонил. Пока.

— Не полиция… — сказал юноша. — Они.

— Они?

— Остальные. Мой… мой брат.

Наступила глубокая, вязкая тишина, а затем Пендергаст спросил изменившимся, чужим голосом:

— Твой брат?

Юноша закашлялся и попытался сесть в кровати:

— Можно еще воды?

Отложив в сторону свой сорок пятый калибр, Пендергаст подошел к юноше, подложил ему подушку под спину и поднес стакан. На этот раз юноша пил с жадностью, до самого дна.

— Я голоден, — пожаловался он.

— Поешь, когда придет время, — ответил Пендергаст, усаживаясь обратно в кресло и возвращая в карман револьвер. — Итак, ты сказал, твой… брат?

— Мой брат.

Пендергаст нетерпеливо посмотрел на юношу:

— Хорошо. Расскажи мне о нем.

— Это Альбан. Мы… близнецы. Вроде того. Это он убивал. Он резал меня. Он думает, что это lustig. Весело. Но я убежал. Они не приходили за мной?

В его интонациях появился страх.

Пендергаст встал, подошел к окну, затем повернулся. Его стройный силуэт в полумраке казался призрачным.

— Дай мне разобраться, — глухо проговорил он. — У тебя есть брат-близнец, который убивает людей в отелях Нью-Йорка. Он держал тебя взаперти и отрезал части твоего тела — мочку уха, пальцы на руке и ноге, чтобы оставить их на месте преступления.

— Да.

— Но почему ты пришел ко мне?

— Ты… отец. Или нет? Альбан… так говорил. Он часто разговаривал о тебе с остальными. Они не знают, что я все слышу. И понимаю.

Пендергаст застыл на месте и долго ничего не отвечал. Потом подошел к креслу и тяжело опустился в него, как будто движения причиняли ему боль.

— Вероятно, — заговорил он снова, проводя рукой по бледному лбу, — тебе придется повторить с начала. Расскажи мне все, что знаешь. Где ты родился, как это произошло, кто такой твой брат Альбан и что вы делаете здесь, в Нью-Йорке.

— Я попробую. Но я мало знаю.

— Постарайся.

— Я родился в… Бразилии. Они называли это место Нова-Годой [61].

Пендергаст насторожился:

— Твоя мать была…

— Я ни разу не видел свою мать. Альбан был хороший близнец. А я… плохой.

— Как тебя зовут?

— У меня нет имени. Только хорошим близнецам дают имена. Я… Сорок седьмой.

— А что значит хороший и плохой близнец? В чем разница?

— Не знаю, как это происходит. Не уверен. Хорошие близнецы получают весь хороший материал, а плохие — плохой. Хорошие близнецы учатся в школе, занимаются спортом, проходят подготовку. Их хорошо кормят. А мы… работаем в поле.

Пендергаст поднялся медленно и тихо, словно изумленная тень.

— Значит, в Нова-Годой полно близнецов?

Юноша кивнул.

— И твой близнец, этот Альбан, он совершил все эти убийства?

— Он… любит это.

— Почему он убивает?

Юноша пожал плечами.

— А как ты убежал?

— Они считают меня глупее, чем есть. Я обманул их и убежал. — Он то ли всхлипнул, то ли икнул. — Надеюсь, они не придут за мной.

— Где тебя держали?

— Это было… под землей. Длинный тоннель, старый, холодный. Они держали меня… в большой печи. Холодной, большой, как эта комната. Грязные кирпичи, грязный пол. Тяжелая металлическая дверь. В последний раз… они забыли запереть.

— И?

— Я убежал. Просто убежал.

— Как ты нашел меня?

— Я слышал, они говорили, что ты живешь в роскошном доме. В доме «Дакота». Я спрашивал о нем. Один незнакомец помог мне, подвез на своей желтой машине. Дал мне вот это.

Он показал на несколько мятых купюр, которые мисс Ишимура вынула из кармана его джинсов.

Пендергаст достал из кармана ключ и снял наручники с запястья юноши.

— Извини, — сказал он. — Я все неправильно понял.

Юноша улыбнулся:

— Пустяки. Я… привык к ним.

Пендергаст нажал кнопку возле двери, и через мгновение вошла мисс Ишимура. Агент повернулся к ней и быстро проговорил:

— Будьте любезны, приготовьте завтрак нашему гостю. Яичница, колбаса, гренки, апельсиновый сок. Спасибо.

Затем он вернулся к разговору:

— Значит, кто-то посадил тебя в такси? Ты долго ехал?

— Очень долго. Вокруг было много-много машин.

— Что ты еще помнишь? Вы проезжали по мостам или тоннелям?

— Мы ехали по большому мосту через реку. — Он покачал головой, вспоминая. — Много зданий, очень высоких.

Пендергаст взял трубку внутреннего телефона.

— Чарльз? То такси, на котором приехал мальчик. Мне нужен его номер. Посмотрите записи камер наблюдения и сообщите мне сразу, как только найдете. Спасибо.

Он повесил трубку и подошел к юноше, лежащему в кровати. Такому потерянному, испуганному, беззащитному.

— Давай проверим, правильно ли я понял твой рассказ. Ты и твой брат — близнецы, родились и выросли в Бразилии. Вероятно, вы были частью какого-то эксперимента. В результате чего он получил все необходимые качества, хороший генетический материал, а тебе достался плохой, так сказать нежелательный. Правильно?

— Они говорят, что мы — отходы. Мусор.

— И каждый из вас получил номер. Твой номер — сорок седьмой.

— Да, сорок седьмой.

— Значит, там должно быть много таких, как ты.

Юноша кивнул:

— Можно открыть занавески? Пожалуйста. Я хочу видеть свет.

Пендергаст подошел к окну и отдернул занавески, пропуская в комнату лучи унылого желтого зимнего солнца, низко висящего над шиферной кровлей, фронтоном, башенками и мансардными окнами знаменитого здания. Юноша со счастливым выражением на бледном лице повернулся к свету.

Пендергаст тихо сказал:

— Первым делом тебе нужно имя. Настоящее имя.

— Я не знаю, как меня называть.

— Тогда я сам назову тебя. Как тебе нравится имя… Тристрам?

— Прекрасное имя. А я могу называть тебя… отец?

— Да, — ответил Пендергаст. — Да, пожалуйста, называй меня… — Ему потребовалось усилие, чтобы произнести это слово: — Отец.

Кори стояла у дальнего конца торговой площадки дилерской компании «Джо Рикко Шевроле-Кадиллак», на которой сверкали в холодном солнечном свете выстроившиеся в ряд новые автомобили и грузовики. Наступили тяжелые времена, в особенности в округе Аллентаун, и ее сразу выставили за дверь, как только поняли, что она не собирается покупать машину, а просто ищет работу.

Она была вне себя от злости. Ради этого визита ей пришлось сходить в местную парикмахерскую. Обесцветить ее лиловые волосы оказалось дьявольски трудно, и в конце концов после небольшого скандала их просто окрасили в черный цвет и подстригли до уровня плеч. Теперь она выглядела в ретро-стиле середины прошлого века, который ей по-своему нравился, но все-таки был слишком уж старомодным. Сшитый на заказ серый костюм, туфли-лодочки и легкий макияж окончательно превратили Кори из готки в яппи[62] . В результате от выданных Пендергастом трех тысяч остались сущие слезы.

И все без толку.

Задним числом она понимала, что глупо было претендовать на должность продавца автомобилей, не имея никакого опыта, кроме учебы в колледже. Лучше бы она попросилась в помощники продавца или в уборщицы. Но сейчас уже поздно. Нужно придумать какой-то другой способ проникнуть в фирму, чтобы выяснить, что же там на самом деле происходит.

Кори еще решала, что делать дальше, когда услышала позади голос:

— Простите…

Она обернулась и увидела пожилую пару, прилично одетую и вполне безобидную.

— Да?

— Не могли бы вы помочь нам?

Кори растерянно огляделась и уже собиралась сказать, что не работает здесь, но что-то ее остановило. Вместо этого она сказала:

— С удовольствием. — И, одарив клиентов очаровательной улыбкой, протянула руку: — Меня зовут Кори.

— Сью и Чак Гессе, — представился мужчина и ответил на рукопожатие.

Кори не знала, чем это закончится, но, черт возьми, почему бы не попробовать?

— Добро пожаловать в «Джо Рикко Шеви-Кадиллак», — торжественно произнесла она.

— Я только что вышел в отставку из университета и теперь подыскиваю что-нибудь изящное и удобное, — объяснил Чак.

Девушка могла бы сразу показать профессору машину, подходящую под его описание, но по спокойному и внимательному лицу его супруги поняла, что решение принимать будет она. Супруги Гессе выглядели идеальной парой. Мужчина даже носил галстук-бабочку который Кори всегда расценивала как признак покладистого характера. И у нее появилась идея.

Единственная проблема состояла в том, что она вообще не разбиралась в автомобилях.

— Мы хотели бы приобрести седан, — сообщил профессор, — но так и не решили, какой лучше — CTS-Спорт или CTS-V. Не могли бы вы помочь нам сделать выбор?

О-хо-хо! Кори снова улыбнулась и наклонилась к супругам:

— Я должна вам кое в чем признаться.

Мужчина удивленно приподнял густые брови.

— Дело в том, что вы — мои первые клиенты. И я… одним словом, я не уверена, что сама хорошо понимаю, чем они отличаются.

— О, как жаль… — пробормотал мужчина, озираясь по сторонам. — А другого продавца здесь нет?

— Чак, — возмущенно шепнула ему супруга. — Разве ты не слышал, что она сказала? Мы — ее первые клиенты. Мы не можем так с ней поступить.

«Да благословит вас Господь», — подумала Кори.

— Э-э… да. Я об этом не подумал. И не хотел вас обидеть. — Профессор смутился самым обезоруживающим образом.

— Я сделаю все, что смогу, — заверила его Кори. — Мне действительно не хватает опыта, но я обязательно научусь продавать машины. Однако здесь я всего три дня, меня приняли с испытательным сроком и… — Она тихо добавила: — Я даже не знаю, сколько здесь продержусь.

— Я понимаю, — сказал мужчина. — Разумеется, нам необязательно покупать машину именно сегодня.

— Может быть, вы мне покажете, где стоят эти седаны? — предложила Кори. — Мы посмотрим на них и попробуем разобраться вместе.

— Они там.

Профессор тут же направился через всю площадку к нескольким рядам респектабельных четырехдверных автомобилей, сверкающих на солнце разными цветами. Похоже, он прекрасно здесь ориентировался. Мужчина остановился возле красной машины и положил руку на ее капот.

— Вам нравится? — спросила Кори, чувствуя себя довольно глупо и не зная, что еще сказать.

— Да, недурен.

— А не могли бы вы объяснить… э-э… чем он вам нравится? Мне хотелось бы это понять, раз уж я собираюсь продавать автомобили.

Мужчина начал оживленно перечислять особенности и технические характеристики автомобиля, ссылаясь при этом на «одну дельную статью», которую он прочитал то ли в «Нью-Йорк таймс», то ли в «Ю-Эс-Эй тудей». Он говорил о волшебном, в духе «американской мечты», преображении «Дженерал моторс» из динозавра автомобилестроения в успешную современную компанию, способную конкурировать с «Тойотой» и «Хондой» даже на их внутреннем рынке. О том, какие превосходные машины она выпускает. Он выдал множество полезной информации, загибая при этом пальцы, словно пересчитывал что-то. Кори слушала с интересом, ободряюще улыбаясь. Она всегда считала «кадиллак» старомодным автомобилем для пожилых людей, но оказалось, что это один из лидеров рынка.

— А почему V-седан стоит почти в два раза дороже, чем «Спорт»? — спросила она. — Я не вижу между ними особой разницы.

— О нет, разница огромная, — сказал мужчина, поправляя галстук-бабочку и тут же стал с профессорской точностью называть отличия.

Кори с жадностью ловила каждое слово. Она была поражена тем, сколько знал об автомобилях этот человек. Но с другой стороны, на то он и профессор.

Двадцать минут спустя Кори привела супругов Гессе в главный зал и разыскала того менеджера, что проводил с ней собеседование, а точнее говоря, отказался его проводить. Менеджер держал в руке бутылку с диетической кока-колой и, громко смеясь, обсуждал что-то с двумя другими продавцами. Когда Кори с клиентами подошла ближе, смех затих. Менеджер удивленно покосился на нее, но благоразумно промолчал.

— Должен вам сказать, — громко заявил профессор, — что эта девушка, ваш новый продавец, очень хорошо поработала и помогла нам выбрать вот тот красный седан. Давайте теперь поговорим о цене и оформим покупку.

Кори стояла рядом, гадая, что произойдет дальше, но менеджер оказался хитрой лисой. Не моргнув глазом, он жестом приказал одному из продавцов заполнять нужные бумаги, затем пожал руки обоим супругам, сказал, что у них прекрасный вкус, и похвалил Кори, как будто она на самом деле работала здесь продавцом.

Дружески похлопав Кори по спине, он прошептал:

— Зайдите в мой кабинет, я скоро вернусь, и мы с вами побеседуем.

Кори ужасно волновалась, пока ждала его прихода. Через полчаса он вернулся, уселся за стол, вздохнул, сложил руки и наклонился вперед:

— Какого черта вы здесь устроили?

— Я продала клиентам автомобиль, разве не так?

Он пристально посмотрел на нее:

— Эка важность! Да я продаю полдюжины машин в день!

Кори вспыхнула:

— Мне просто хотелось показать вам, на что я способна. Если вам не понравилось — прекрасно. Оставьте себе комиссионные, а я уйду отсюда и никогда больше не побеспокою вас.

Она с решительным видом поднялась со стула.

— Сядьте, — остановил ее менеджер, немного успокоившись. — Хорошо, я действительно впечатлен вашими успехами. Мистер Галстук-Бабочка и его супруга заходили к нам уже раз десять, и я был уверен, что они наведываются сюда лишь затем, чтобы попинать колеса. А вы за тридцать минут раскрутили их на автомобиль за семьдесят одну тысячу долларов. Как вам это удалось?

— Это мой секрет.

Он еще раз смерил ее взглядом. Такой ответ ему совсем не понравился.

— Вы хотите работать здесь? Тогда научитесь уважать начальство.

Кори покачала головой:

— У меня есть своя система. И если ваши продавцы хотят изучить ее, пусть ходят за мной и наблюдают, как я работаю.

Она дерзко улыбнулась. Менеджер был та еще скотина, но вовсе не дурак. И не из тех, кто станет резать курицу, несущую золотые яйца. Он наверняка сумеет оценить ее нахальство и деловую хватку.

— Ну хорошо, — сдался он. — Мы берем вас с испытательным сроком в одну неделю. Нам нужна девушка-продавец. Но учтите: никакого фиксированного оклада, только комиссионные. Никаких льгот и пособий. Без официального оформления. Платить за вас налоги нам совершенно ни к чему. И с вами постоянно будет работать напарник. Согласны?

— Согласна.

Он протянул ей руку:

— Джо Рикко-младший.

— Кори Свенсон.

Они обменялись рукопожатием.

— Вы, случайно, не знакомы с Джеком Свенсоном? — небрежно спросил Рикко.

— Нет. А в чем дело?

— Он раньше работал на вашем месте.

— Нет, не знаю такого. Свенсон — распространенная фамилия. Вы, наверное, слышали про «Телеужин»? [63]

— Так значит, вы их родственница?

Кори засмущалась:

— Только никому не рассказывайте. Пусть все думают, что я работаю, чтобы не умереть с голода.

Ее признание произвело впечатление на Рикко-младшего. Очень сильное впечатление.

Юноша сидел за столом и ел хлеб с маслом и джемом. Никогда в жизни он не пробовал ничего чудеснее. А еще восточная женщина дала ему колбасы — он много раз видел, как брат ел колбасу, но сам всегда лишь глотал слюни, представляя, как это должно быть вкусно. Медленно пережевывая и наслаждаясь невероятной сладостью джема, юноша думал о своем новом имени — Тристрам. Имя звучало немного странно, и он мысленно повторял его, пытаясь привыкнуть. Тристрам. Тристрам. Это казалось почти чудом — иметь собственное имя. Он даже не мечтал о такой возможности. А теперь без особых хлопот получил его.

Он откусил еще раз и посмотрел на отца. Отец немного пугал его: спокойный, холодный и отстраненный, совсем как они. Те, кто так часто его наказывал. Но еще Тристрам понимал, что отец — сильный, хороший человек, и чувствовал себя рядом с ним в безопасности. Впервые в жизни он был уверен в том, что ничего плохого не случится.

В комнату вошел другой мужчина. Большой, мускулистый и молчаливый. Как те, что наказывали его. Тристрам осторожно, краем глаза, следил за вошедшим. Он привык смотреть и слушать тайком, не показывая виду. Они наказали бы его, если бы догадались, что он наблюдает за ними или прислушивается. Он давным-давно научился скрывать эту привычку, и не только ее. Чем меньше на него обращали внимание, тем лучше. Он всегда старался оставаться незаметным. Другие не были такими осторожными. И многие из них уже мертвы. А он выжил благодаря своей осмотрительности.

— Присаживайтесь, Проктор, — сказал отец другому мужчине. — Хотите кофе?

Мужчина не двинулся с места:

— Нет, спасибо, сэр.

— Познакомьтесь, Проктор, это мой сын Тристрам. Тристрам, это Проктор.

Тристрам удивленно поднял голову. Он не привык к тому, чтобы его выделяли, называли по имени и представляли другим людям. Обычно это заканчивалось побоями… или чем-то еще более ужасным.

Мужчина едва заметно наклонил голову. Он казался безразличным. И это полностью устраивало Тристрама.

— За вами следили? — спросил отец мужчину.

— Я этого ожидал, сэр, и я это заметил.

— Нужно доставить Тристрама в особняк на Риверсайд-драйв. Там намного безопаснее. Пройдете, конечно же, с черного хода. Я поеду на другом автомобиле и постараюсь отвлечь их. Полагаю, вы знаете, как действовать.

— Разумеется, сэр.

— Не будем тратить время впустую. — Отец повернулся к Тристраму и строго, но не злобно сказал: — Заканчивай завтрак, Тристрам.

Юноша проглотил оставшийся кусок хлеба и допил кофе. Он никогда не пробовал такой восхитительной пищи и надеялся, что там, куда его отвезут, будет не хуже.

Вместе с отцом и другим мужчиной он прошел по нескольким извилистым коридорам и остановился возле неприметной деревянной двери. Палец на ноге начал болеть, но Тристрам изо всех сил старался не хромать. Если отец подумает, что рана слишком тяжелая, то может бросить его здесь. Он видел такое много раз.

Они вошли в совершенно пустое помещение с запертым на замок люком в полу и мотком троса рядом с ним. Отец отпер замок, поднял крышку и посветил фонарем вниз. Тристрама внезапно пронзил страх — ему частенько приходилось сидеть в подвалах с точно таким же люком. Но затем он разглядел внизу небольшую комнату с комодом и диваном и выстроившимися в ряд на столе диковинными аппаратами, от которых к стене тянулось множество проводов.

Отец сбросил вниз конец веревочной лестницы и передал фонарь мужчине по имени Проктор.

— Когда будете выходить через задний ход, держите мальчика рядом с собой. Пройдите по Двадцать четвертой улице, затем поверните на Семьдесят вторую и внимательно осмотритесь. У тротуара будет стоять подержанная «хонда-сивик». Убедитесь, что за вами никто не следит, и садитесь в нее. Я встречусь с вами в особняке через несколько часов.

Пендергаст обернулся к юноше:

— Тристрам, ты поедешь с Проктором.

Тристрам снова ощутил приступ страха:

— А ты не поедешь?

— Он будет охранять тебя. А я приеду немного позже.

Юноша на секунду застыл в нерешительности, обреченно вздохнул и начал вслед за Проктором спускаться по веревочной лестнице. Он должен поступать так, как ему приказано. И тогда, возможно, — как это случалось прежде — он останется в живых.

Два часа спустя Проктор с юношей сидели в большой, тускло освещенной библиотеке особняка на Риверсайд-драйв, дожидаясь приезда Пендергаста. Проктор всегда ощущал себя солдатом, исполняющим приказы. Точно так же он думал сейчас, пусть даже этот странный мальчик был сыном Пендергаста. Он действительно внешне очень походил на отца, но в характере и поведении не ощущалось ничего общего. Проктору никто ничего не объяснял, но он и не требовал объяснений. И все-таки из всех сюрпризов, каких он много повидал на службе у Пендергаста, этот был самый неожиданный.

Поначалу мальчик был замкнут, испуган и молчалив. Но как только они добрались до особняка и стало ясно, что Проктору можно доверять, он немного расслабился и за последние полчаса извел спутника своим любопытством. На странном, с заметным акцентом, английском он спрашивал обо всем — книгах, коврах, картинах, демонстрируя при этом поразительную неосведомленность о самых простых вещах. Он никогда не видел телевизора, не знал, что такое компьютер и радио, не слышал никак песен, за исключением нескольких старых немецких песен, таких как «Horst Wessel» [64] . Постепенно Проктор выяснил также, что мальчик никогда не был в ресторане, не плавал в бассейне, не играл, не имел друзей и домашних животных, не пробовал мороженое, не знал свою мать, не катался на велосипеде — и, вероятно, до сегодняшнего утра не ел горячей пищи. Казалось, его личность только начинает формироваться после многолетнего сна, как цветок, раскрывающийся под первыми лучами солнца. Было несколько коротких вспышек раздражения и непослушания, но в остальное время мальчик выглядел ужасно испуганным — боялся, что его поймают, опасался чем-нибудь рассердить Проктора, просто привлечь к себе внимание. Он казался крайне подавленным и пассивным. И Проктор не мог не задуматься о том, откуда он приехал в Нью-Йорк, а главное, кто и как его воспитывал.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.032 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал