Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Кристалл в башке




 

Я проснулась в купе поезда. Всю ночь снились какие-то необычайные сны, и это ощущение частично перешло в первое внимание. Гануфрия не было. Я слезла с верхней полки и собралась уже выпить чаю, как лысый вбежал в купе весь возбужденный и радостный.

- А ты знаешь, кого я здесь ночью встретил? – заверещал он.

- Не знаю, - буркнула я

- Пошли, это просто чудо, вот как действует сила мага.

Мы прошли по вагону и зашли в последнее купе. Кто бы мог подумать, там сидела курица, это была бабища в годах, жирная, но энергичная. На ее голове шапкой стояли нагеленные волосы. Курица слыла в Рулон - классе шизой, потому что вечно с кем-то контактировала, впадала в транс, нужно сказать, что Гануфрий был того же поля ягодой, он считал себя чуть ли не нагвалем и везде ловил знаки силы. И вот два идиота встретились. Они сразу же уселись рядом и стали рассказывать друг другу последнюю принятую по астралу информацию.

- Слушай, посмотри, как там у меня кристалл, кажется, он изменился? – с серьезной рожей обратился Гануфрий к курице.

Та прищурила зенки и стала вертеть башкой, дескать, просматривать на тонком плане лысый черепок другана.

- Да, он у тебя вырос.

- Ну надо же, я и сам чувствую, что он изменился.

- Больше граней появилось.

- А ты знаешь, когда я сказал об этом Рулону, он мне ответил, что не нужно на этом концентрироваться. Я знаю, почему он так сказал, наверное, мне еще рано знать тайну кристалла в моей голове.

- А мой посмотри.

Гануфрий прищурился:

- Ух ты, он у тебя почти уже сферичный.

- Да, растем, развиваемся, - самодовольно крякнула курица.

Я смотрела на все это со смесью удивления и смеха. Эти двое даже не соображали, что шизуют. Они были так комичны в своей надутости, что казалось, что у них скорее не кристалл в голове появится, а пузыри пойдут из задницы. Мое лицо, по видимому, сильно выражало скепсис, потому что, увидев меня, они сразу же начали завнушивать всякой херней о тонком мире, ну, а мне просто хотелось чаю. Их слова мне не очень мешали, пока в руке был стакан с кипятком и ложкой с вареньем. Через некоторое время в купе подсела молодая пара, и курица начала обрабатывать им мозги. Вечером у парня заболел живот (съел что-то) и его пронесло. Так Гануфрий уверенно вдалбливал ему, что их поля на него повлияли, они крутые маги. Парень сначала ухмылялся, а потом понемногу стал поддаваться на эту хуйню. Я засела на свою полку и читала «Сатсанг с Гуру», который Рулон привез из Алтайского Ашрама Шри Джнан Аватара Муни, не все еще было понятно здесь, но чувствовалось, что от книги идет сила. Через два дня мы приехали в Краснодар. Начинался апрель, снег сошел, на газонах зеленела травка, город мне понравился – красивый, богатый. Мы сразу же отправились в купленный Рулоном частный дом. Он был небольшой, но уютный. За маленькой прихожей с большим венецианским зеркалом следовала гостиная, турецкий ковер покрывал пол. У одной стены стоял легкий, раскладывающийся диван, у другой орехового дерева столик, бордовые вышитые портьеры закрывали окно, в углу облицованный финской плиткой и позолоченной лепниной красовался большой камин, далее следовала еще одна комната, обставленная итальянским гарнитуром и мебелью. На одной стене завешенная индийским гобеленом, висела коллекция холодного оружия. Еще в доме была уютная кухня. Мы быстро распаковали чемоданы и приняли освежающий душ. Мне захотелось есть, и, открыв холодильник, я начала лакомиться яблоками, сушеным инжиром и финиками. Тут на кухню завалил Гануфрий.



- чу-Чандра, вари кашу, - глядя куда-то помимо меня в окно, сказал он. Я чуть не подавилась от такой наглости.

- Хули? Я сюда приехала с людьми работать, а не кашу вам варить, - с вызовом бросила я. Гануфрий пожал плечами:

- Подумаешь, кому-то надо делать. Я тоже Ослу кашу варил, что тут такого?

Я молча вышла из кухни.

«Сука, блядь, он из меня хочет домохозяйку что ли сделать, ни хуя не выйдет, пусть ему Курица кашу варит!» Чтобы немного успокоиться, я занялась йогой. Через два часа нужно было идти в Рулон-холл на собрание рулонитов. Я думала о том, что буду говорить людям, как буду их учить. Но в этот раз получился облом. Только я собралась пойти за Курицей и Гануфрием, как они сказали:



- Да тебе незачем ходить, это просто встречи, сиди дома.

И поскольку формально они были старшими, я вынуждена была остаться, было очень хреново. Чтобы не поддаваться этому состоянию я начала танцевать. Вскоре вернулась сладкая парочка, веселые такие, расцветшие. Курица все время выпендривалась, делая из себя магиню, а Гануфрий велся и делал круглые глаза, восхищался, какой поток идет из ее аджны, как классно у нее работают щупальца. Однажды, зайдя с улицы в дом, я увидела, как Гануфрий бегает вокруг Курицы и жужжит как большая лысая муха. А потом присосался своими слоновыми губищами к щеке Курицы. Тут оба увидели меня и попытались замять это дело, сделав вид, что Гануфрий что-то убирает с лица №.

«Н-да, это уже интересно, - подумала я. - Не иначе, как Лысак запал на жирную жопу».

И я решила проследить их блядские проявления, но ничего новенького, явного увидеть не удалось, видимо они стали очень осторожны. На следующий день ради хохмы мы пошли послушать пиздеж каких-то последователей Калки. Молодой прыщавый чухан долго распинался, рассказывая нам, что такое молитва и религиозность и так далее. Он стоял перед аудиторией, судорожно махал руками, тряс головой (с его волос при этом слетала перхоть) и прыгал с места на место. Первые двадцать минут я слушала, но потом вдруг у меня заболел живот, его начало скурчивать приступами все сильнее и сильнее, жутко захотелсь посрать. Я вышла в коридор, но туалета нигде не было, и входная дверь была на замке, чтобы посторонние не мешали лекции. Холодный пот побежал по спине.

- А ну, как я сейчас обосрусь, - с диким ужасом подумала я, ощущая, как новая волна боли охватывает живот. Лекция длилась еще два часа. Еще два часа мне пришлось терпеть боль и попытки моего кишечника опустошиться, лицо побледнело, голова кружилась, и стало тошнить, радости не было предела. Когда мы собрались ехать домой, но эта радость быстро кончилась, когда выяснилось, что нас один бизнесмен пригласил к себе на ужин.

Мать твою, какой ужин, да везите меня скорей домой! Срать уже не хотелось, но тошнота усиливалась, перед глазами плыли радужные круги, еще полтора часа мук. Ужин проходил на веранде, обвитой виноградной лозой. Я время от времени отлучалась и совершала пробежки туда обратно у ворот дома. После этого становилось легче. Когда уже затемно мы, наконец, вернулись домой, у меня хватило сил, чтобы раздвинуть диван и рухнуть на него тут же провалившись в темноту. Это была моя первая практика на долгое терпение физического дискомфорта..

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.006 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал