Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Уроки Кайласа




 

Началось всё с того, что я помедитировал однажды. Уже после медитации, когда я ничего не делал, вдруг очень ясно всплыла картинка горы. Потом эта гора меня как бы втянула в себя, я ощутил что вошел в нее, ощущал себя внутри нее. Потом включение ушло. Я сначала не понял, что это было, что это за гора такая. Тогда я про Кайлас ничего не знал. Списал все на какое-то неизвестное взаимодействие, которое мое сознание интерпретировало как погружение в гору. Спустя месяц примерно я случайно увидел замасленную газету, в которую отец рыбу заворачивал, и там фотографию горы точь-в-точь, как я видел во включении. Взял газету, начал читать. Статья называлась по-моему "Кайлас - гора судьбы". Только начал читать, ощутил старнноую встряску, что-то похожее на импульс в центр лба, а потом я понял, что надо ехать туда. Впервые попасть к Кайласу мне удалось только через несколько лет после этого видения. Каждый раз, когда я приезжал туда, меня посещало новое осознание.

В 2012 году, когда я в очередной раз поехал на Кайлас, у меня было такое ощущение, что поездку я организую не для себя, мне лично вроде бы это было и не особо нужно. Я ощущал себя не в лучшей форме, и вообще, как медведь, которого разбудили среди зимы, не дав доспать до весны. Причем побуждающий импульс пришел не извне, а изнутри, и я понял, что сопротивляться ему неправильно. В процессе подготовки я постоянно ощущал сильное напряжение. Постоянно мне приходилось преодолевать какое-то внутреннее недовольство и негативные состояния, которые возникали во мне непонятно откуда. Когда мы уже пересекли границу Тибета, сильно болела голова. Это была самая трудная поездка из всех, так как я чувствовал себя большую часть пути не важно.
Попробовал проводить медитации, но меня так накрыло, что я не смог после второй медитации уже ни на чём сосредоточиться, боль стала нестерпимой, и я решил просто расслабиться.

Во вторую ночь в Дарчене, деревне из которой начинается кора, я испытал пожалуй самое глубокое переживание за всю поездку. Как обычно, болела голова. Я лег и решил помедитировать, хоть и с опаской, что станет только хуже. Но нечто как будто подтолкнуло меня к практике, когда я уже лежал в кровати. Для входа в состояние, в которое войти никак не удавалось, я решил повторять махамритьюнджая мантру. И через какое - то время вдруг вся боль ушла, я провалился в необычайно ясную и чистую пустоту. Возникло ощущение радости и счастья, соприкосновения с высшим я. Ощущение тела почти исчезло. Иногда выносило из пустоты, но тогда я снова начинал повторять мантру, и опять возникало безмолвие и ясность, в которой мантра терялась, и еще периодически возникал синий свет, как некое всеобъемлющее излучение со всех сторон без конкретного источника, и я снова терял свои границы, не теряя однако осознанности. В этом состоянии я пребывал всю ночь. Утром чувствовал себя бодрым и отдохнувшим. Головная боль не вернулась, остался только легкий доскомфорт.



После прохождения внешней коры ощутил некое наполнение, силу, целостность. Возникла мысль, что в этом году, возможно, получится пройти внутреннюю кору. Теперь я уже был полон оптимизма. Но когда гид довёл нас до перевала на внутренней коре, я ощутил нерешительность и страх, стоя на узком уступе над склоном, пусть и не такой всепоглащающий, как в прошлый раз. Во-первых, я сам не был уверен в своих силах, да еще и остальные тоже были в тихом шоке. Перешагнуть через это я не смог. К тому же мы условились, что не разделяемся, идём всей группой. Если кто-то не проходит, возвращаемся все. И те, кто выбрал пойти в этот день, вернулись.

Потом мы решили переночевать поближе к Кайласу. Дошли с палаткой по маршруту внутренней коры почти до самой горы и остановились там на ночь. Поначалу я думал пойти в одиночку, так как ни у кого кроме меня палатки не было. Хоть я всем и объявил, что лучше её с собой взять, никто этого не сделал. Подребезжав немного по этому поводу внутри себя и подумав мысли типа «я самый умный, а остальные раздолбаи сами виноваты, что лишили себя возможности переночевать у Кайласа», я успокоился и понял, что это неправильный настрой. Правильно, если пойдут все, кто захочет и сможет. В итоге купили большую палатку прямо в Дарчене, в которую смогли бы вместиться 5 человек. Пришлось пожертвовать ожиданием комфорта в собственной палатке и тесниться в общей, что в итоге оказалось не так уж плохо. Договорились с носильщиками, чтобы они пришли за палаткой на следующий день в 12, и мы бы вместе спустились вниз. До темноты еще успел сходить к Кайласу, помедитировать немного.



Спал беспокойно, снов не помню. Так как мы были в одной палатке, мне потом рассказали, что во сне я постоянно стонал. Сам я своих стонов не слышал. Но мне стало понятно, почему как только я в очередной раз просыпался, мне постоянно предлагали дыхнуть кислорода, баллончик которого мы прихватили с собой на всякий случай. Но мне как-то не хотелось, и состояние было не таким уж плохим.

Утром проснулся в районе 8, Алексей вышел погулять поближе к Кайласу, вплотную к которому до этого момента он так и не подходил ещё. Он позвал меня с собой, но я не чувствовал сил туда идти опять, и ушел в палатку досыпать. В договорённые 12 часов Алексей не вернулся, мы все напряглись. Я настроился, ощутил что он жив. Подождав какое-то время, решили разделиться: я остался ждать в месте нашего лагеря, на случай если он вернётся, а остальные пошли в Дарчен, чтобы оттуда, если он не вернётся до вечера, вызвать спасателей. Прошли еще часы, и я увидел его идущим по другой долине, ведущей с другой стороны перевала. Это означало, что он прошел внутреннюю кору. Нервность и напряг сменило удивление, это было весьма неожиданно. Я ощутил одновременно облегчение, и желание высказать ему всё, что я думаю по поводу его внезапного похода в одиночку по местам, где даже опытные люди могут умереть, а он там первый раз. Вокруг его головы я увидел на уровне энергетики значительно более сильное излучение, чем обычно. Я ощутил, что он в неком новом состоянии. Этого ощущения оказалось достаточно, чтобы моё желание поругаться пропало. Я ощутил правильность: произошло то, что должно было произойти. Но лёгкий дребезг всё-таки остался. И как-то не укладывалось еще в голове, что человек, который всю дорогу шел одним из последних, вот так взял и прошел сложнейший участок. Когда мы поговорили и выяснилось, что перевал он прошел не один, а с группой тибетцев, я успокоился окончательно и утвердился в том, что всё правильно, и так и должно быть. Напряг сменила радость. Где-то в солнечном сплетении шевельнулась зависть, как своего рода тёмный клубок, но это быстро ушло.

Пока мы спускались вниз в деревню, я успел многое осознать. Во-первых, что я стал слишком заносчивым на неком уровне, и я бы сказал, слишком фамильярным к тем силам, которые находятся здесь. Прихожу сюда как этакий умудрённый опытом, веду новичков, на мне типа ответственность… Слегка затерлось состояние, когда не я иду, или не я веду, но Дух ведёт. И не я решаю, кто и какие обстоятельства здесь встретит. Моё доверие Духу в том, что всё сложится как надо, было не достаточно полным и чистым. Но благодаря тому, что Алексей прошёл внутреннюю кору, я смог увидеть это в себе, принять, что это так, осознать. Это было впервые, когда кору прошел кто-то другой, а я тем не менее ощутил очищение и обновление.
Это показало мне на практике справедливость утверждения: «Вам нужно научиться радоваться достижениям других людей. Вам нужно искренне радоваться их достижениям. Тогда вы сможете обрести те добродетели, которые присущи этим людям, которые созидают, несмотря на сопротивление иллюзии. И один праведный поступок, который найдет позитивный отклик в сердцах десяти людей, будет приумножен десятикратно. В вашем же случае своей реакцией вы сводите на нет самые прекрасные порывы душ людей. И наиболее распространенной фразой в этом случае будет: «Тебе что, больше всех надо?» А та фраза, которая должна прозвучать из ваших уст, должна быть: «Я благодарю тебя за твои усилия». (Татьяна Микушина)

После 2012 года я еще долго приходил в себя от какого-то глубинного напряжения, которое постепенно уходило и сменялось новыми состояниями. У меня осталось чувство незавершенности, но раньше 2014 года я не собирался туда ехать. И вот внезапно меня пригласили на Кайлас, и даже не успев подумать я тут же согласился. А потом понял, что ехать эта группа собирается не в 2014, а в 2013 году, что противоречило моим планам. Но подумав, решил планы поменять. Очень порадовало то, что группа будет небольшой (6 человек) и организую всё это не я. И еще я перестал чего-то ждать, чего-то хотеть, считать что мне обязательно нужно пройти внутреннюю кору или получить какой-то экстраординарный опыт на Кайласе.

Эта поездка начала складываться совершенно не так, как предыдущая. Главное отличие - отсутствие напряга. Я отпустил весь свой "опыт", желания и просто доверился высшему Я. И я постоянно ощущал некую поддержку и радость. Когда прилетел в Катманду, в одну из первых ночей мне приснился очень яркий сон. Даже по яроксти наверное не слабее привычной реальности, и даже не совсем сон. Так это воспринималось. Во сне я и еще группа людей стояли в красивейшей горной долине, очень похожей на такие, которые есть в Гималаях. И к нам приближалась группа мастеров, возглавлял которую Николай Рерих. С ним было еще несколько фигур, но лица их были как бы затуманены, невозможно было их разглядеть. Он не шли, а плыли по воздуху, левитируя примерно в полуметре над землёй. Наша группа выстроилась в шеренгу, как военные, когда на параде мимо них проходит главнокомандующий, и как только мастера приближались к кому-то, он тут же преклонял колено. В этот момент мастера давали благословение и говорили каждому что-то. Когда очередь дошла до меня, я преклонил колено, ощутил благость, идущую от мастеров, и Рерих сказал мне: "обрати внимание на колени, это важно для движения". Причем как я понял, для движения не только физического, но в более широком смысле.

Когда мы начали приближаться к границе Тибета из Непала, я приготовился к тому, что сейчас мне будет плохо. Но внезапно обнаружил, что проезжая высокие перевалы по пути от 5000 выше, я не ощущал ВООБЩЕ НИКАКОГО дискомфорта. Не просто ничего не болело, но наоборот, становилось только лучше. Были странные ощущения в теле, но всего лишь странные, а не болезненные или неприятные. Это было нечто совершенно новое, я никогда в горах во время адаптации к большой высоте так хорошо себя не чувствовал. Я списал этот эффект на пранаяму, которой я занимался практически каждый день к тому моменту около 7 месяцев и достиг неплохих результатов для новичка. Ну и плюс остальные практики и чистки и, видимо, правильная внутренняя позиция. Всё говорило мне о том, что я в верном русле.

Когда мы начали уже приближаться к Кайласу, погода стала портиться. Было пасмурно, почти всё время шел дождь или град. Позже я узнал что примерно в это же время на индийской стороне Гималаев смыло Кедарнат, были наводнения. Но несмотря на погоду я ощущал небывалое воодушевление.

По приезду в Дарчен мы собирались договориться с местными проводниками о том, чтобы они провели нас по маршруту внутренней коры, который известен только им. Но все в один голос сказали, что пройти сейчас внутреннюю кору невозможно из-за погоды. Там постоянно идёт снег, а по глубокому снегу перебраться нереально. И не то что туристы, но даже местные тибетцы, которые знают там каждый камень и порхают по скалам как бабочки, в такую погоду внутреннюю кору не ходят. На меня напала было волна сожалений и досады, но я быстро от неё отстранился, приняв, что на всё воля Бога. Нет, так нет. Отпустил, и опять стало хорошо. Я вновь ощутил себя не "опытным медитатором" с высоко духовными целями самотрансформации, а скорее ребёнком перед огромным, неизвестным, но красивым миром. Ну и плюс к тому, мне рассказали, что на маршруте внутренней коры, не доходя до Кайласа, есть пещера, где один святой достиг радужного тела (вознесения), и туда приходят медитировать монахи иногда. Но можем прийти и мы. Я решил, что хорошо бы в эту пещеру наведаться и это будет отличной заменой внутренней коре.

Внешнюю кору я решил пройти за сутки, к чему и приступил на следующее же утро. Остальная группа пошла кору в два дня. Весь день движения опять же шел то град, то снег на перевалах, то дождь в долинах, с редкими просветами между тучами. Я шагал достаточно быстро, и успел вернуться, когда было еще много времени до темноты. При этом совершенно не чувствовал себя убитым усталостью, как это было в первый раз, 6 лет назад. Даже нашлись силы после возвращения пройтись по местным лавкам и купить фруктов. Единственное, побаливала левая коленка (!) что напомнило мне о реальности сна в Катманду. На уровне сознания присутствовала особая ясность и включенность в настоящий момент. Когда на следующий день вернулись остальные, я узнал, что на перевале внешней коры утром умер тридцатилетний китаец как раз перед тем, как наша группа поднялась туда. Тело даже не успели унести, просто накрыли и обложили камнями, чтобы собаки не растащили, и ждали группу, которая его оттуда спустит. Это стало для меня знаком. Если смерть рядом, значит возможны сильные трансформации.

Отдохнув еще денёк, на следующее утро мы с еще одним человеком из группы, моим тезкой Сергеем, пошли к пещере, где святой вознёсся. Шлось опять же легко, хотя высоты там побольше, чем на внешней коре. Довольно быстро мы добрались до пещеры, сели, помедитировали там часик. Во время медитации я ощутил очень качественно потерю собственных границ, а тело в этом состоянии чувствовалось не как кусок материи, а как приятное облачко тепла. И тут возникло желание подойти к Кайласу поближе. Мы вышли из пещеры и пошли дальше. Приблизившись к Кайласу, мы поняли, что проводник не врал: сугробов было очень много. При этом опять сгустились тучи и пошел снег. Но как только мы подошли на определённое расстояние к горе, возникло желание продолжить путь. И мы по колено в снегу, а иногда и глубже, решили всё-таки подойти к перевалу внутренней коры, и может даже пройти весь маршрут. Сможем - хорошо. Не сможем - не судьба. Если будет слишком трудно, вернёмся.


И тут легкость исчезла. Каждый шаг давался с огромным трудом, мы шли буквально внутри облака, из которого дуло и сыпало снегом, грохотал гром иногда. Усталость становилась неимоверной. Идти вверх, да еще и увязая в снегу, было очень тяжело. Отдыхали каждые пять минут. А время шло, такими темпами мы могли не успеть вернуться до темноты. В моей памяти всплыл еще один случай смерти, как раз на маршруте внутренней коры. 3 года назад именно здесь погибли двое туристов, попав в глубокий снег. И нас было двое, и снег был глубоким и продолжал идти, сил нет, был знак смерти, туман, и мы не знаем пути, как подняться на перевал...Может знак смерти прямо и указывал на мою смерть, а не на трансформацию? В какой-то момент я ощутил, что устал настолько, что начинает темнеть в глазах, но успел найти камень выступающий из снега и завалился на него. Моей последней мыслью было "господи, укажи нам путь". С этой мыслью выключился на какое-то очень короткое время, провалился в черную пустоту. Это был момент полной сдачи, когда я всецело вручил себя Духу, или Богу. Когда я включился обратно, состояние поменялось кардинально. Я взглянул на перевал и сразу понял, как надо идти. Откуда-то возникли силы, не было ни страха, ни сомнений, ни вообще каких-либо мыслей. Чистое присутствие и осознанность, покой. Даже моего "я" как будто не стало, которое постоянно что-то оценивает, что-то делает. Было просто действие. И я прямо по снегу на крутом склоне довольно быстро забрался сначала к 13-ти чартенам. Это ступы, могилы махасиддхов, находящиеся в естественном углублении в стене Кайласа. Мой спутник присел отдохнуть и остался далеко позади. Я помахал ему рукой, чтобы он поднимался. Посидев немного и помедитировав, я ощутил, что можно идти дальше. Оттуда я как-то уже довольно легко поднялся выше на перевал и оказался на другой стороне... Тут включился ум, который начал думать. Это выглядело как будто в большом пустотном пространстве, которым я ощущал своё сознание, где-то внизу маленькая сфера что-то бормочет: "Неужели перевал пройден без гидов, знания пути и в очень неблагоприятную погоду, когда даже опытные местные горцы обходят его стороной?!" Я ощущал себя пьяным от эйфории и обнаглел настолько, что просто съезжал на попе как с горки во дворе, притормаживая перед обрывами по склонам, по которым раньше спускался бы со страхом и маленькими шажками. Ощущение себя ребёнком, с которым нечто более могущественное дружелюбно играет, усилилось, была только радость и ясность.

«И тогда, когда кажется, что уже ничто в целом мире не мило, когда все окружающее кажется враждебным и не дружественным, должен открыться Путь и должна показаться Божественная Истина. Не где-то за пределами вас самих, вашего существа. Истина открывается внутри. И это действительно подобно вспышке сверхновой звезды» (Татьяна Микушина)
И тут вдруг я осознал: войдя в раж, я забыл, что иду не один. Оглянувшись назад, я не заметил Сергея в пределах видимости. Может, он повернул назад? Может ему нужна помощь? Я решил подождать, и если он не появится на перевале, пойти вниз. Через некоторое время он всё-таки вышел на перевал, спустился, и мы вместе вернулись.

Этот поход утвердил в мысли, что главный гид и учитель - внутри. Я и раньше знал это, но сейчас впервые я смог полностью сдаться ему наяву и в смертельно опасных обстоятельствах, а не в медитации или во сне. Наяву в полном сознании. Остальные обстоятельства, люди, состояния, практики, могут лишь подвести к внутреннему учителю. И когда есть совершенная преданность ему, стирающая границу между ним и тобой, ничто не является непреодолимым препятствием. Да и вообще борьбы с препятствиями как таковой в этом состоянии нет.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.014 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал