Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Классическая гештальт-группа




(Некоторые аспекты методологии ведения)

Андрей Гронский

Под классической гештальт-группой мы понимаем модель групповой работы, разработанной Ф.Перлзом и активно используемой им в 60-е годы в Эсалене. При этой модели работы в фокусе внимания группы находится участник, который вышел на «горячий стул» и с помощью терапевта работает со своими личностными проблемами, сновидениями, фантазиями или другим психологическим материалом. Несмотря на свои ограничения, эта модель актуальна и поныне, особенно в группах, имеющих дидактические цели, и в группах, ориентированных на личностный рост. Очевидно, что при таком стиле работы ведущий должен свободно владеть практикой проведения индивидуальных сессий. Однако чтобы групповая работа была успешной, для него не менее важно быть чувствительным к групповым процессам, уметь их регулировать и использовать в терапевтических целях, иначе даже при самом благоприятном развитии событий группа превратится лишь в демонстрацию работы терапевта, театр одного актера, и будет утрачен ее собственный терапевтический потенциал. Именно этим умениям ведущего посвящена данная статья. Изложенные в статье выводы основываются на нашем опыте прохождения образовательных программ по гештальт-терапии под руководством Н. Б. Долгополова с участием других тренеров, в том числе Г. Платонова, а также на личном опыте проведения групп личностного роста и гештальт-групп в рамках первой ступени гештальт-терапии совместно с Т. П. Пушкиной.

Для начала вкратце вспомним основные групповые феномены (такие как способы регулирования границ контакта и групповые потребности) и проанализируем их влияние на терапевтическую работу. Феномены жизни группы могут проявляться в любой последовательности, хотя, как нам известно из социальной психологии, их появление чаще имеет определенную фазность. Решимся перефразировать гештальт-языком известную классификацию фаз динамики малых групп, включающую стадии ориентации и зависимости, конфликтов и протеста, развития связей и сотрудничества и стадию целенаправленной деятельности. Исходя из нее, можно сказать, что в самом начале группы, фазе ориентации и зависимости, преобладает интроективный способ регуляции границ контакта («Скажите, что нам делать?») и проективно-ретрофлексивный механизм («Безопасно ли здесь проявлять себя? Что у него (у них) на уме? Можно ли доверять руководителю и участникам?»). При этом за механизмами защиты стоят потребности в безопасности и принятии.

При дальнейшем развитии группы на первый план выходит проективный способ регуляции границ, потребности в проявлении и утверждении себя (фаза конфликтов и протеста). На третьей стадии (стадия сотрудничества) на первый план выходит конфлюэнтный механизм – формируется чувство Мы. Участники стремятся избегать проявления негативных чувств, конфликтов. Однако если конфлюэнция становится чрезмерной, это приводит к трудностям выделения участниками себя из группы («Мы все вместе», “Мы все хорошие”). Высокая конфлюэнтность приводит к затруднению индивидуального самовыражения. Далее способы регуляции границ, используемые участниками, приобретают сбалансированный характер (стадия целенаправленной деятельности), в группе допускается выражение как теплых, так и агрессивных чувств, конфликты не замалчиваются, а обсуждаются.



При чрезмерной выраженности защитных механизмов на первых двух стадиях терапевтическая работа в группе оказывается заблокированной – нет желающих выходить на “горячий стул”, а если кто и вышел, терапевтические сессии оказываются вялыми и не вызывают эмоционального отклика у группы. Ретрофлексия делает невозможным спонтанное выражение чувств как со стороны работающего на “горячем стуле” клиента, так и со стороны группы. Проективные механизмы, напротив, приводят к большому количеству неадекватных обратных связей – либо в виде прямой агрессии (проистекающей, прежде всего, из непроявленных внутригрупповых отношений), либо в виде наставлений, как нужно жить. И первая, и вторая ситуация ятрогенны для клиента, и хотя он вышел на “горячее место”, после него вряд ли кто-нибудь решится повторить этот ”подвиг” и “бросится на амбразуру”. Другими словами, для этого клиента группа не выполнила своей терапевтической роли, а стала дополнительным психотравмирующим агентом.



Высокая конфлюэнтность во второй фазе приводит к затруднению выражения негативных чувств друг другу. С другой стороны, агрессия наиболее вероятно будет направляться на того, кто пытается отстоять свою автономию в группе – не согласный с групповыми нормами рискует стать “козлом отпущения”. Таким образом, чрезмерная выраженность защитных механизмов и неумение ведущего с ними справиться придает группе антитерапевтический характер.

Следует сказать об особенностях динамики классической гештальт-группы. Поскольку она не фокусируется непосредственно на развитии внутригрупповых отношений, групповые потребности выражаются опосредованно в процессе индивидуальных сессий через идентификацию участников с работающим на “горячем стуле” и в процессе предоставления группой обратной связи. Индивидуальная терапевтическая динамика участников достигается не только благодаря личной работе на “горячем стуле”, но и в связи с процессом идентификации, и в связи с приобретением опыта выражения чувств в промежутках между индивидуальными сессиями. Показателем хорошей динамики группы следует считать возрастание открытости участников, как тех, кто предъявляет свои проблемы, так и тех, кто дает обратную связь. Повышение открытости проявляется в предъявлении более интимных проблем, выражении более широкого спектра чувств и с большей интенсивностью их проявления. Преодоление неадекватных способов регуляции границ мобилизует собственный терапевтический потенциал группы. На наш взгляд, терапевтическая роль участников классической гештальт-группы заключается в эмоциональном принятии предложившего свою проблему и в предоставлении ему адекватной (точной и не наносящей неоправданных ран) обратной связи.

Таким образом, в задачи ведущего входит работа с защитными механизмами, препятствующими терапевтическому процессу, и мобилизация терапевтического потенциала группы. На наш взгляд, ведущему стоит задавать себе следующие методологические вопросы: Какие защитные механизмы действуют в группе? Каков общий эмоциональный фон в группе? Каковы доминирующие групповые потребности? Какие действия можно предпринять для преодоления чрезмерных сопротивлений?

Рассмотрим примеры работы с некоторыми групповыми феноменами.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.005 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал