Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ГРАФОСЕМИОТИКА




Пример этот из кинематографической практики автора. Работая над до­кументальной дилогией "С. Эйзенштейн. Предисловие" и "С. Эйзенштейн. Post scriptum", я и мои коллеги встали перед проблемой создания эффектно­го эпизода финала фильмов.

Не стану утверждать, что решение пришло ко мне из глубокого знания семиотических методов анализа. Скорее наоборот, вспыхнуло оно спонтанно при случайно брошенном "стоп-взгляде" на титульный разворот собрания сочинений, где художник-оформитель воспроизвел подпись Эйзенштейна. Лишь позже, знакомясь с работами структуралистов, я осознал, что метод создания финальных эпизодов, оказавшихся стилистически ключевыми, был явно семиотический.

В дневниковых записях Эйзенштейна можно найти немало подтвержде­ний, что его подпись не раз была объектом внимания со стороны других и предметом постоянного внимания самого мастера. В дневнике есть фраза "читать мою подпись как эмбрио ". Если взглянуть на саму подпись, то в глаза первым делом бросается раздутый овал лежащей ниц буквы "Э", из которой начинает свой бег остроконечный росчерк, заканчивающийся уме­ренно прямой линией, подобно той, что фиксирует осциллограф или кардио­граф при отсутствии энергии исследуемого тела.

Тут начинается многоэтажная структурированная дешифровка этого текста, которая может опираться на оригинальную образность, фрагменты обширной науки о знаках, сакральные корни личности Эйзенштейна.

Первый, простейший уровень - это деление подписи на три элемента: графического знака материнского тела, из которого развиваются штрихи скач­кообразной биографии, завершающейся немотой затухающей и выпрямляю­щейся линией, графическим знаком последней гамлетовской фразы: "Даль­нейшее-молчанье "(перевод, Б. Пастернака).

Второй возможный уровень дешифровки - это превращение церемо­ниальной функции подтверждения социальной идентичности, повторение имени родителя. В биографии Эйзенштейна это сложная коллизия освобождения от ограничений, наложенных всем комплексом имени отца.

Принцип "призматрона" способен дать множество вариантов дешиф­ровки. В фильме "С.Эйзенштейн. Post scriptum" мы ограничились лишь одним из них. Научный консультант фильма Н.Клейман предложил построить эпизод смерти С. Эйзенштейна, сведя монтажно все мотивы скорби из фильмов режиссера вокруг кадров, где запечатлено тело самого Эйзенштейна в его квартире.

: Сюда же органично лег и эпизод затухающей подписи-кардиограммы. А общая композиция дилогии закольцевалась фотографией Эйзенштейна-младенца, возникающего на экране в овале материнского тела его подписи.


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.007 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал