Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ. Сердечно-сосудистые заболевания стали самыми распространенными на земле




Сердечно-сосудистые заболевания стали самыми распространенными на земле. До сих пор был неизвестен возбудитель недугов, поэтому он оставался совершенно безнаказанным, ежегодно убивая десятки миллионов человек. И вот недавно злейший враг рода людского пойман на месте преступления... российским ученым.

Изучая проблему рака, Свищева заметила странное сходство между онкологическими и кардиологическими заболеваниями. И те, и другие имеют длительный бессимптомный период. Люди не замечают грозного недуга, пока формируются опухоли и тромбы.

Болезнь становится явной, когда заходит слишком далеко: как правило, наступает истощение организма, малокровие, иммунодепрессия — в результате начинает прилипать любая зараза.

К тому времени Тамара Яковлевна уже доказала экспериментально, что опухоли состоят из трихомонад. Неужели и тромбы строятся из тел этих паразитов? И догадка подтвердилась. Ведь ткани, которые состоят из человеческих клеток, имеют красный, мясной, цвет, а сформированные из трихомонад опухоли и тромбы — белесого цвета. Другое подтверждение удалось найти в научной литературе и окружающей жизни: рак часто сочетается с сердечно-сосудистой патологией, а многочисленные онко- кардиологические больные — жертвы аварии на Чернобыльской АЭС — тому убедительное подтверждение. И это неудивительно, если у них общий возбудитель. Но этого нельзя сказать о других инфекционных заболеваниях. Например, чума исключает холеру или тиф — человек может заболеть только одним из этих недугов, потому что они имеют разных возбудителей, которые враждуют друг с другом.

Еще больше убедило Свищеву сходство результатов так называемого лечения онкологических и кардиологических заболеваний. Добившись временного исчезновения симптомов, медики усугубляют их причину: под угрозой гибели трихомонады становится агрессивными, начинают мигрировать по организму и бурно размножаться.

В результате болезни проявляются вновь — в более тяжелой форме. К примеру, на месте удаленной опухоли образуется новая — более злокачественная или возникают метастазы в других органах. Нечто подобное происходит после операций на артериях: на месте старых тромбов вырастают новые. Нам известен больной, который полгода назад был прооперирован в Германии, сейчас вынужден лечь снова на операцию, но уже в местную клинику. И химиотерапия вызывает нежелательный эффект: если вначале и происходит уменьшение опухолей и тромбов, то потом они становятся больше, чем прежде.

В свое время медики искусственно разделились на онкологов и кардиологов, заодно и человека расчленили: на сердечно-сосудистую систему и все остальное. А трихомонада этого не понимает. Для нее тело человека — единая планета. Где она находит для себя подходящие условия, там и обитает, размножается и образует колонии. Если новообразование возникнет в органах и тканях, онкологи назовут его опухолью, а если в стенках сосудов, кардиологи — тромбами. Все это и позволило Свищевой создать свою концепцию. Суть ее в том, что онкологические и кардиологические заболевания имеют общих возбудителей — три­хомонад. В первом случае они диагностируются по образованию опухолей, а во втором — тромбов.



Для подтверждения концепции надо было найти трихомонад в кровеносных сосудах и доказать, что из этих паразитов образуются тромбы. Образно говоря, трихомонады — это танки, которые застревают на узкой дороге в горном ущелье и не пропускают машины с гуманитарной помощью — клетки крови.

Оказалось, что подобные идеи давно приходили в головы ученых. В середине XX века был расцвет паразитологии, проводилось много исследований по одноклеточным паразитам, в том числе по трихомонаде. Уже тогда академик Е. Н. Павловский и Е. Г. Визирь обнаружили трихомонаду в крови и изучали ее поведение в кровяном русле. Больших успехов в изучении трихомонад добились советские ученые: Ю. X. Терас и его коллеги из Эстонии, Г. М. Ткаченко, И. К. Падченко с Украины. Б. А. Теохаров из Узбекистана и российские ученые В. В. Тарасов, Л. К. Любимова, А. А. Авакян, Н. М. Овчинников и многие другие. Но они успели пройти только половину пути: расшифровали механизм разрушительного воздействия трихомонад на клетки крови и тканей человека. Их больше интересовала жгутиковая форма трихо­монад. Исследователи не догадались, что именно из цистоподобных, почкующихся форм образуются опухоли в органах и тромбы и бляшки в сосудах крови.



— Почему же эта простая мысль до сих пор никому не приходила в голову? — спросил я Тамару Яковлевну.

— Как будто нарочно организаторы науки все сделали для того, чтобы это открытие стало невозможным, — ответила исследовательница. — Они искусственно расчленили медицину на множество разделов, каждый из которых стал изучать не целого человека, а какой-нибудь его фрагмент. Так, при явном сходстве недугов цивилизации их разделили стеной: одни болезни назвали онкологическими, другие — кардиологическими. Два проявления одного недуга стали изучать в разных институтах, не связанных друг с другом. Но, исследуя отдельные симптомы заболевания организма, ученые при всем желании не способны узнать их общую причину. Поэтому и не замечают, что у этих недугов гораздо больше сходства, чем различий. Ведь давно известно, что опухолевые клетки циркулируют в крови. Еще в 1867 г. Эливорт впервые обнаружил раковые клетки в периферической крови ракового больного. И только спустя столетие онкологи убедились, что опухолевые клетки попадают в кровяное русло в большом количестве и в значительно ранние стадии заболевания, чем предполагалось ранее. Это они, отделяясь от опухоли, проникают в сосуды, разносятся по всему телу и в ослабленных органах образуют новые колонии — метастазы и... тромбы. А Свищева лишь утверждает: клетки опухолевые, клетки тромбов и трихомонады-одно и то же. Поэтому нужно бороться не со следствиями заболевания: опухолью, инфарктом, тромбами, а с их причиной — ликвидировать возбудителя недугов на ранних стадиях заболевания.

Сенсационные исследования провела летом 1994 г. Свищева в одной из лучших клиник Москвы. Сначала она сделала сравнительный анализ крови, взятой у онкологических и кардиологических больных. Для контроля была нужна кровь практически здорового человека — исследовательнице пришлось взять ее у себя. В микроскоп было видно, что в здоровой крови большинство эритроцитов имеют форму дисков с ярким ободком и просветом в центре. Они похожи на двояковогнутые линзы из цветного стекла: посередине гораздо тоньше, чем по краям. Эти поджарые здоровяки поразительно отличались от больных толстяков: эритроциты онкологических и кардиологических больных напоминали двояковыпуклые линзы, и в центре не видно просвета, наоборот, середина темнее кра­ев. Мало того, опухшие эритроциты громоздились друг на друга, образуя колонии и цепочки. Исследовательница предположила: эти больные клетки сцепились, чтобы вместе спасаться от токсических веществ, которые выделяют паразитирующие в человеке одноклеточные животные — трихомонады: прижавшись друг к другу, эритроциты уменьшают общую поверхность тела, на которую попадают яды в сыворотке крови.

Но другие ученые считают, что сцепление эритроцитов имеет и физическую причину. Так, известный физик-ядерщик Иван Степанович Филимоненко показал, что во время радиоактивного облучения частицы высоких энергий бомбардируют клетки крови, срывая с них электроны. Здоровые эритроциты имеют одинаковые заряды, отталкивающие их друг от друга, а облученные становятся нейтральными и поэтому легко слипаются. Сгустки эритроцитов не могут проникнуть в капилляры — возникает вегетативно-сосудистая дистония. А сильное радиоактивное облучение вообще разрушает кровяные клетки. Это вызывает недуги цивилизации: сердечно-сосудистые, рак, СПИД и другие.

Исследования Тамары Свищевой показали: большие дозы радиации, которые смертельны для человеческих клеток, действуют как стимуляторы на опухолевые клетки и трихомонад: часть паразитов переходит в амебовидную и жгутиковую форму, они становятся подвижными, агрессивными и бурно размножаются. В организме человека паразиты пожирают эритроциты (рис. 3), а токсическими веществами ослабляют и даже убивают своих врагов — лейкоцитов, что вызывает рак крови, а при наличии вирусов иммунодефицита — СПИД.

Как видим, объяснения Филимоненко и Свищевой дополняют друг друга: трихомонады являются возбудителями недугов цивилизации, но урон, который эти паразиты накосят кровяным клеткам, резко увеличивается в результате радиоактивного облучения.

 

Трихомонады заглатывают эритроциты, так же они поступают со сперматозоидами

 

Но вернемся к экспериментам в клинике. В крови онкологических и кардиологических больных эритроциты были явно нездоровы и вели себя неестественно. Они как будто пухли от голода и зачем-то соединялись в цепочки. Свищева знала, что в этом виноваты трихомонады. Но как же убедить медиков, что часть клеток, похожих на лимфоциты и называемых малыми и атипическими, на самом деле трихомонады? Как доказать, что обнаруженные клетки действительно паразиты? Можно было бы поместить их в питательный раствор, в котором быстро размножаются трихомонады, переходя в амебовидную и жгутиковую стадии. Но под микроскопом была кровь, размазанная тонким слоем на стеклянной подложке, зафиксированная и окрашенная, в ней все клетки были мертвы и непригодны для размножения. Для дальнейших экспериментов нужна была свежая венозная кровь онкологических и кардиологических больных Увы, ее не предоставили Тамаре Свищевой.

Но она не привыкла сдаваться. Среди сотрудников клиники сагитировала двух человек дать свою кровь для сенсационных экспериментов. Ну, а третьим донором, как всегда, была Тамара Яковлевна. Из трех добровольцев только один был болен, а двое других практически здоровы. Казалось бы, найти в их крови трихомонад — дело безнадежное. Но в том-то и состояла сенсационность экспериментов, что, по мнению Свищевой, практически все люди заражены трихомонадой — даже те, кто считает себя здоровыми. И это подтвердили опыты.

Из венозной крови каждого добровольца в центрифуге выделили сыворотку, а осадок залили пищеварительным ферментом. Пепсин и трипсин расщепляют мертвые клетки тканей (мясо и рыбу) в желудке человека. Но ферменты не способны разрушить живые клетки, потому что их оболочки имеют небелковую природу и могут резко уменьшать свою проницаемость в агрессивной среде. Поэтому на трихомонад пищеварительные ферменты не могут подействовать снаружи и не способны проникнуть внутрь. И если эти паразиты есть в крови, то они должны выжить, когда мертвые клетки крови уже переварятся в ферментах.

Двое суток Свищева морила клетки в агрессивной жидкости, дважды сливала отработавшие ферменты и добавляла новые. Наконец она удалила всю жидкость, а оставшийся осадок поместила в питательную среду и поставила в термошкаф на трое суток. За это время притворившиеся лимфоцитами паразиты неузнаваемо изменились. В микроскоп Свищева и сотрудники лаборатории увидели похожие на амебы клетки, которые не имели ядер. А у лимфоцитов, как известно, в центре находится крупное округлое ядро, окруженное тонким пояском цитоплазмы. Эти белые кровяные тельца бывают от 8 до 15 микрон в диаметре, но амебовидные трихомонады были в три раза больше. А некоторые паразиты перешли в третью — жгутиковую стадию. У этих трихомонад торчали длинные толстые жгуты. У некоторых паразитов было продолговатое ядро, смещенное от центра.

Так Тамаре Свищевой удалось рассекретить паразитов — перевести их из клеточной стадии в амебовидную и жгутиковую. А все человеческие клетки крови в этом растворе были разрушены пищеварительными ферментами. Эритроциты превратились в бесформенную массу обломков, а лейкоциты и лимфоциты вообще рассосались.

Значение этого скромного эксперимента трудно переоценить: трихомонады были обнаружены в крови не только больного стенокардией, но и практически здорового человека двадцати лет. Эта молодая девушка, скромная студентка мединститута, конечно, не подозревает, что носит в себе возбудителей венерического заболевания, сердечно-сосудистой патологии, рака и других неизлечимых болезней. А в своей крови Тамара Свищева обнаружила в несколько раз меньше парази­тов. И неудивительно: она знает, как с ними бороться.

И мы с вами, уважаемые читатели, наверняка являемся носителями этой заразы. Узнав об этом, многие, наверное, спросят: у нас нет венерических заболеваний, мы вообще не грешим, как же трихомонады попали в наш организм? На этот непростой вопрос можно найти ответы в заявке на открытие паразитарной природы сердечно-сосудистых заболеваний, которую подала Тамара Свищева еще в 1990 г. Изложу ее популярно.

Как известно, из трех видов трихомонад, живущих в человеке, наименее агрессивная — ротовая. Она не может сразу проникнуть сквозь стенку кровеносного сосуда, поэтому сначала приклеивается к ней и выделяет едкие вещества, разрыхляющие ткань. И когда почва подготовлена, паразит внедряется в нее. Бесполая трихомонада нуждается в гормонах и пище. Она ворует питательные вещества из сыворотки крови, синтезирует холестерин и выделяет липиды. Это тот плохой холестерин, который в избытке циркулирует в крови кардиологических больных, и те липидные пятна в стенках сосудов, которые служат продовольственными складами и защитой паразита.

Токсинами, ядовитыми стеролами, способными проникать в клетки, паразит травит своих врагов — лейкоцитов: сначала снижается их переваривающая способность, а потом наступает гибель. Мало того, токсины вызывают старение и разрушение окружающих клеток тканей, которые утрачивают возможность ассимилировать питательные вещества, их место занимают трихомонады. Обосновавшись в стенке сосуда и перейдя на неподвижный образ жизни, трихомонада переходит в цистоподобную, или почкующуюся, стадию существования. Паразит начинает размножаться почкованием: новые клетки вырастают на теле старой, как почки на дереве, которые в свою очередь дают новые почки. Так бесполые одноклеточные образуют колонии, которые утолщают стенки сосуда. Паразитам становится тесно, им не хватает пищи и некуда выделять отходы. Поэтому они вновь пробиваются через стенку в просвет сосуда и продолжают размножаться, омываясь кровью. В результате образуются узелки, переходящие в тромбы. Вначале они могут быть красного цвета за счет съеденных эритроцитов и клеток тканей, а после их переваривания становятся белесыми.

— Выходит, мы в самом раннем возрасте заражаемся трихомонадами, которые обрекают нас на сердечно-сосудистые заболевания? — спросил я у исследовательницы.

— Не всегда, — ответила Свищева. — Здоровый организм способен победить трихомонад. Тогда происходит обратное развитие липидных пятен: от парази­тов очищаются сосуды, кровь и все органы. Но чаще всего, к сожалению, бывает наоборот: трихомонады разрушают иммунитет и начинают безнаказанно размножаться. Отдельные тромбы увеличиваются в объеме и сливаются в бляшки. Внутри них образуются извилистые кровеносные каналы, стенками которых служат сами паразиты. По этим каналам трихомонады получают питательные вещества и выводят продукты обмена.

Но постепенно за счет размножения паразитов тромбы уплотняются, бляшки увеличиваются, а просветы в каналах сужаются. Наконец они целиком заполняются не в меру расплодившимися трихомонадами. Их отходы уже не уносятся кровью — яды начинают отравлять самих паразитов. Внутри бляшки накапливаются токсические продукты обмена, которые вызывают гибель самих трихомонад. В конце концов бляшки лопаются, и массы токсических веществ выбрасываются в кровь.

Избавившиеся от собственной отравы паразиты опять начинают размножаться, еще больше утолщая стенку сосуда. Мало того, они пожирают тканевые клетки органов, в том числе и сердца, в которых расположены кровеносные сосуды, и замещают их своими телами. Ужасная картина: вместо человеческих клеток кровеносные сосуды строят трихомонады. Происходит весьма неравноценная замена: ткань из парази­тов жесткая, хаотичная, не может расширяться и сужаться, как в здоровых сосудах, через нее с трудом проникают кислород и питательные вещества, которые несет кровь человеческим клеткам.

Зато трихомонады выделяют в избытке токсичные, собственного производства вещества: едкие ферменты, перекись водорода, стероиды, липиды, плохой холестерин, которые убивают красные и белые кровяные тельца и тканевые клетки. В результате постепенно развиваются малокровие, истощение, кислородная недостаточность, отложение холестерина и другие патологии. А дальнейшее развитие заболеваний вызывают хорошо известные вторичные факторы. Физическое и эмоциональное перенапряжение усиливает кровоток, но начиненные трихомонадами сосуды плохо расширяются, их изъязвленные стенки не выдерживают давления крови и разрываются. Этот печальный финал приближается быстрее при малоподвижном образе жизни и богатой жирами пище: иммунитет ослабевает, а еды у трихомонад много — вольно им живется, пока они не погубят весь организм. Как же нам спасаться от этих паразитов? Медики предлагают бороться со следствиями болезней, не ликвидируя их причину. Облучение, лекарства, операции уничтожают часть паразитов, но остальные, как по команде, начинают быстро размножаться в травмированном организме, становятся подвижными, агрессивными и с лихвой восполняют потери. А многие больные усиливают этот эффект половыми излишествами, обеспечивающими приток новых паразитов, курением, алкоголем и богатой холестерином или канцерогенами пищей, которые ускоряют размножение трихомонад, делают их более злокачественными.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.008 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал