Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Иллюзорные криминалистические концепции и теории




...

Работая над своим "Курсом криминалистики", я с
большой осторожностью относился к решению вопроса о
включении в приведенный перечень той или иной част-
ной криминалистической теории Ориентиром служила
коллективная оценка такой теории, несостоятельность
существующих возражений против такого ее признания
Ряд объявленных теоретических построений, на мой
взгляд, не соответствовал понятию частной криминали-
стической теории и поэтому в перечень не включен На
них более подробно остановлюсь далее Ознакомление
же с некоторыми современными источниками внушает
тревогу в связи с той легкостью, с какой ранг частной
криминалистической теории иной раз присваивается
либо недостаточно аргументированно, либо вообще
малоизвестным теоретическим конструкциям Разитель-
ный пример этого — перечень новых теорий, заслужи-
вающих, по мнению ГА Зорина, несомненного призна-
ния Вот этот перечень

• "криминалистическая эйдология (теория рожде-
ния, развития, оформления и практического исполь-
зования криминалистических идей),

криминалистическая фактология (частная кри-
миналистическая теория о фактах — "родителях" до-
казательств и системах криминалистической аргумен-
тации),

• криминалистическая эвристика (частная крими-
налистическая теория о процессах преобразования ин-
формации при ее поиске, анализе, переработке, ис-
пользовании в нестандартных криминалистических си-
туациях),


Глава XI Фантомы криминалистики______________225

• криминалистическая феноменология (подход к
преступлению как оригинальному явлению, единствен-
ному в своем роде феномену),

• криминалистическая интерпретация,

• криминалистическая системотехника,

• криминалистическое программирование экспер-
тно-креативных систем и др "'

Я с большим уважением отношусь к Г А Зорину —
несомненно, одному из самых талантливых и плодо-
творных представителей нашей науки Но порой, как
мне кажется, фантазия увлекает его в мир "чистой"
науки — и он забывает, что такое криминалистика и
для чего она существует Не довольствуясь приведен-
ным перечнем, он считает, что пришло время гово-
рить "в порядке постановки проблемы" о развитии
новых отраслей криминалистики криминалистике об-
винения, "колыбели" всех остальных криминалисти-
ческих отраслей, криминалистике защиты, кримина-
листике уголовного розыска, криминалистике хозяй-
ственной деятельности Можно пойти еще дальше и
выделить подотрасли криминалистики криминалисти-
ка убийств (палитра которых перекрывает все разде-
лы криминалистики), экономическая криминалистика
(отражает закономерности фантастического роста эко-
номических преступлений) международная кримина-
листика, транснациональная криминалистика, транс-
граничная криминалистика2


...

Объективная оценка всех этих новаций требует
вдумчивого анализа, но даже на первый взгляд вы-
зывает сомнение самостоятельное существование
именно криминалистической эйдологии или кримина-
листической эвристики Что же касается криминали-
стической фактологии, то не проще ли, чем ее кон-
струировать, обратиться к теории доказывания, где
эти "родители" нашли себе место со времен Бентама7
Еще в средние века английский философ Оккам, ло-

1 Зорин Г А Теоретические основы криминалистики Минск,

2000 С 19

2 Там же С 19—21



Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня


 


гик и схоласт, сформулировал принцип, получивший
название "бритвы Оккама": "Не следует умножать
сущности без необходимости". Думается, что всякую
новацию целесообразно проверять этой "бритвой".

Оставив на совести автора эйдологию и эвристи-
ку, обратимся к некоторым весьма живучим или ново-
рожденным криминалистическим фантомам.

Двадцать лет назад И.Ф. Герасимов выдвинул
идею формирования "общей теории раскрытия пре-
ступлений"1. Идею подхватил его земляк Л.Я. Драпкин,
который посчитал, что такая теория должна включать
основы преодоления проблемных ситуаций в расследо-
вании, эвристический процесс построения и проверки
версий, логико-информационные этапы раскрытия
преступлений2. В 1991 г. И.Ф. Герасимов предложил
структурную схему этой теории, состоящую из следу-
ющих частей: 1) криминалистическое понятие раскры-
тия преступлений; 2) следственные и тактические си-
туации; 3) система деятельности по раскрытию пре-
ступлений; 4) организационные и тактические основы
деятельности по раскрытию преступлений.

В курсе криминалистики раздел, посвященный
этой теории, должен был, по мнению автора, нахо-
диться между тактикой следственных действий и ме-
тодикой расследования отдельных видов преступле-
ний3. В 1992 г. эту идею поддержал И.Р. Искандеров с
той лишь разницей, что он посчитал общую теорию
раскрытия преступлений частью общей теории крими-
налистики4.


...

1 Герасимов И. Ф. Проблемы общей теории раскрытия преступ-
лений и криминалистическая тактика // Актуальные проблемы
советской криминалистики. М., 1979. С. 51.

2 См.: Драпкин Л. Я. Проблемы общей теории раскрытия преступ-
лений и криминалистическая тактика // Теоретические пробле-
мы криминалистической тактики. Свердловск, 1981. С. 31—39.
1 См.: Герасимов И. Ф. О перспективах развития и структуре
криминалистики // Перспективы развития криминалистики.
Свердловск, 1991. С. 12.

4 См.: Искандеров И. Р. Содержание общей теории криминалисти-
ки // Актуальные проблемы борьбы с правонарушениями. Екате-
ринбург, 1992. С. 4.


Глава XI Фантомы криминалистики______________227
Идея создания общей теории раскрытия преступ-
лений совпала по времени с предложением И.Ф. Пан-
телеева считать криминалистику "наукой о раскрытии
преступлений". Он обосновывал это тем, что рассле-
дование преступлений — категория процессуальная,
из чего неизбежно вытекает отнесение к предмету
криминалистики процессуальных, уголовно-правовых
и криминологических проблем. Криминалистика же
учит не тому, как расследовать преступления, а тому,
как их раскрывать; а раскрытие преступлений может
осуществляться как процессуальным, так и оператив-
но-розыскным путем1.

Аргументы И.Ф. Пантелеева без труда были опро-
вергнуты2. Аналогичной участи, по-моему, заслужива-
ет и "общая теория раскрытия преступлений". Если со-
поставить идеи Пантелеева и Герасимова, то напра-
шивается вывод, что теория раскрытия — это теория
предмета науки. Если же проанализировать содержа-
ние данной теории, то также оказывается, что оно
охватывает чуть ли не всю криминалистику, посколь-
ку все ее разделы работают на раскрытие преступле-
ний, а не только те, которые Герасимов включил в
содержание этой теории. Кроме того, "система дея-
тельности по раскрытию преступлений" — это про-
сто-напросто аналог доказывания — в процессуальном
плане, а в плане криминалистики — опять-таки иное
название содержания криминалистики. Наконец, рас-
крытие преступления, как ни трактовать это поня-
тие, — всегда элемент, часть расследования. Таким об-
разом, мы возвращаемся к давно отвергнутому опре-
делению криминалистики как науки о расследовании
преступлений (Е.У. Зицер, 1938).

"Теория раскрытия" показалась привлекательной
В.К. Гавло, но "при всей привлекательности этой те-
ории, — писал он, — полагаем, исходя из нашей кон-
цепции, возможным вести речь об учении о расследо-

1 См.. Пантелеев И. Ф. Теоретические проблемы советской кри-
миналистики М., 1980. С. 11—18

2 См.: Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 1. М., 1997. С. 109—111.



Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня


вании преступлений в рамках общей теории кримина-
листики. Оно может быть укрупнено (в отличие от из-
вестных 4 учений, предложенных Р.С. Белкиным) и
состоять из двух частей: учение о преступлении, что
соответствовало бы понятию "криминалистическая ха-
рактеристика преступлений", и учение о расследова-
нии преступлений, что соответствовало бы предлага-
емому понятию "криминалистическая характеристика
расследования преступлений"1.

Поддержка В.К. Гавло "теории раскрытия" сама
по себе едва ли усиливает аргументацию И.Ф. Гера-
симова. Но не следует оставлять без внимания его
попытку обогатить криминалистику еще двумя фанто-
мами: учением о преступлении и учением о расследо-
вании.

Что может представлять собой криминалистичес-
кое "учение о преступлении"? Поскольку нас интере-
сует только функциональная сторона преступной де-
ятельности, которая полностью отражена существую-
щей криминалистической категорией "механизм пре-
ступления", в подобном учении просто нет необходи-
мости, имея при этом в виду, что все остальные ас-
пекты преступления составляют предмет уголовно-
правового учения о преступлении. Что же касается
того, что криминалистическая характеристика пре-
ступления и есть "учение о преступлении", то такое
утверждение просто не соответствует понятию и со-
держанию криминалистической характеристики, пред-
ставляющей собой научную абстракцию, типизацию
лишь некоторых признаков преступлений определен-
ного рода или вида.

Об иллюзорности и надуманности "учения о рас-
следовании" свидетельствует все то, что мною сказа-
но о "теории раскрытия".

Мысль о формировании частной криминалисти-
ческой теории классификации преступлений впервые

1 Гавло В. К. О предмете криминалистики и сфере приложения
ее научного потенциала // Актуальные проблемы уголовного
процесса и криминалистики на современном этапе. Одесса, 1993.
С. 112—113.



Глава XI Фантомы криминалистики


мимоходом была высказана В.Г. Танасевичем и В.А. Об-
разцовым в их совместной статье1, а затем получила
развитие в монографии В.А. Образцова "Криминали-
стическая классификация преступлений"2. Он писал,
что "объектами криминалистической классификации
преступлений как подсистемы деятельности являются:
преступления; определенные группы криминалисти-
чески сходных видов и уголовно-правовые роды пре-
ступлений; отдельные виды преступлений; определен-
ные уголовно-правовые подвиды (разновидности) пре-
ступлений; определенные группы преступлений, вы-
деляемые на основе криминалистической классифика-
ции уголовно-правовых видов и подвидов указанных
явлений"3.

Слов нет, проблемы классификации преступле-
ний существенны для криминалистической науки, но
требуют ли они формирования специальной частной
теории? Полагаю, что в этом нет никакой необходи-
мости.

Если обнажить корни предлагаемых В.А. Образцо-
вым классификаций, то становится ясным, что их ос-
нованиями служат либо уголовно-правовая классифи-
кация преступлений, либо классификация по тем или
иным криминалистически значимым признакам, на-
пример по способу совершения преступления. На
практике классификация преступлений не вызывает
трудностей; в криминалистической методике она так-
же реализуется достаточно просто, а в научном плане
достаточно сказать, что предмет этой гипотетической
теории полностью охватывается общей теорией крими-
налистики4.

1 См.: Танасевич В. Г., Образцов В. А. Методика расследования и
криминалистическая классификация преступлений // Кримина-
листические характеристики в методике расследования преступ-
лений. Свердловск, 1978.

2 См. Образное В. А. Криминалистическая классификация пре-
ступлений. Красноярск, 1988.

3 Там же С. 61

4 См.: Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т 1. М., 1997. Гл. 7.



Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня


 


Фантазия творцов заурядных частных теорий блед-
неет перед взлетом воображения B.C. Зеленецкого,
предложившего создать общую теорию вообще всей и
всякой борьбы с преступностью. Идею эту он облек в
форму докторской диссертации "Концептуальные осно-
вы общей теории борьбы с преступностью", которую
успешно и защитил в совете бывшего Харьковского
юридического института (ныне Национальная юриди-
ческая академия им. Ярослава Мудрого). По его соб-
ственной оценке, проектируемая теория является не
какой-нибудь там частной, а метатеорией. Правда, по
отношению к теории государства и права она является
частной теорией.

Предмет проектируемой метатеории описан авто-
ром достаточно многословно и туманно: "Предметом
общей теории борьбы с преступностью является дея-
тельность правоохранительных и других государствен-
ных органов, учреждений и предприятий, обществен-
ных организаций и граждан по борьбе с преступнос-
тью; правовая регламентация этой борьбы и тех отно-
шений, которые являются объектом защиты от пре-
ступных посягательств; сферы и среда борьбы с пре-
ступностью; достижения других наук для использова-
ния в научных разработках и практике борьбы с пре-
ступностью; анализ и критическая оценка полученных
данных; кррректировка и определение перспектив
развития теории, выявление новых тенденций и зако-
номерностей борьбы с преступностью с целью разра-
ботки более эффективных рекомендаций для оптими-
зации деятельности практических органов по борьбе
с преступностью"1.

Не буду заниматься критическим разбором этого
в высшей степени эклектического определения пред-
мета, в которое автор умудрился впрячь "коня и тре-
петную лань". Видимо, для читателя должно быть до-
статочно, что автор оценил ее "объективно истинной,


1 Зеленецкий В. С. Концептуальные основы общей теории борь-
бы с преступностью / Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. Харьков,
1989. С. 9.

 


Глава XI. Фантомы криминалистики______________231
конкретно-научной, комплексно-правовой материали-
стической теорией социалистического типа"1. Для меня
в этом плане важно другое: пока криминалисты спо-
рили о том, существует или нет та или иная частная
криминалистическая теория, они чуть было не поте-
ряли своего научного суверенитета, превратившись в
одну из многих специальных наук в системе общей
теории борьбы с преступностью. Заступиться за кри-
миналистику, как и за уголовный процесс, которому
была уготована та же участь, было некому: ни один
из официальных оппонентов эти науки не представлял.

К счастью для наших наук, после того, как эта
метатеория выполнила свою основную и единственную
функцию (диссертационную), о ней не вспоминал, ка-
жется, даже сам творец. Но появилось то, чем мож-
но пугать перед сном молодых криминалистов и про-
цессуалистов. Но я отвлекся, поскольку это не кри-
миналистический фантом, а некий метафантом сразу
для всего научного сообщества.

Еще одним явным криминалистическим фантомом
является частная криминалистическая интегративная
теория общения, изобретенная В.Г. Лукашевичем2. Ин-
тегративность этой теории заключается в объединении
в рамках ее содержания данных криминалистической
тактики и психологии, причем данных достаточно из-
вестных и используемых на практике. Не берясь су-
дить о психологической составляющей этой теории,
полагаю, что криминалистика в такой специальной те-
ории не нуждается: для криминалистической тактики
вполне достаточно психологических основ общения.

Проблемы криминалистического исследования
микрообъектов вполне детально исследовались в не-
скольких отраслях криминалистической техники. Об-
стоятельно рассматривались они и в докторских дис-
сертациях М.Б. Вандера, К.К. Бобева, Н.П. Майлис,
Л.В. Виницкого и других ученых. Поэтому появление

1 Звленецкий В. С. Указ. соч. С. 9—10.

2 См.: Лукашевич В. Г. Основы теории профессионального обще-
ния следователя / Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. Киев, 1993.


Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня


еще одной докторской диссертации — А.А. Киричен-
ко
— вызвало естественное удивление, а деклариро-
вание диссертантом создания новой частной кримина-
листической теории — криминалистической микроло-
гии — скептическое недоумение.

Вот как определяет автор криминалистическую
микрологию: "частное криминалистическое учение,
которое на основе познания закономерностей возник-
новения, собирания, исследования микрообъектов,
оценки и использования микрологической информации
(sic!), имеющей значение для решения задач уголов-
ного судопроизводства, разрабатывает технические
средства, тактические приемы и методические реко-
мендации по раскрытию, расследованию и предуп-
реждению преступлений"1. О том, что речь идет о
микрологии, свидетельствует лишь единственное сло-
во — "микрообъекты". Если его заменить на другое,
например, на "материальные следы-отображения" или
"документы", оно годится и для определения других
отраслей криминалистической техники.

Микрология как частная криминалистическая те-
ория — несомненный фантом
, иллюзия, а вот микро-
логия как составляющая криминалистической техни-
ки — реальность. Кстати, термин "криминалистичес-
кая микрология", используемый именно в этом после-
днем смысле, а не как наименование теории, встре-
чается в литературе. Так, например, назвал свою гла-
ву в коллективной монографии А.А. Топорков, и речь
в этой главе идет, естественно, не о высотах теории,
а о будничной работе с микрообъектами2.

В 1970 г. И.Ф. Герасимов выдвинул идею создания
такой частной криминалистической теории, как уче-
ние о следственных действиях. Он аргументировал эту
идею следующим образом.

1. В процессуальной и криминалистической лите-
ратуре нет четкого определения понятий следственно-

1 Кириченко А. А. Основы криминалистической микрологии /
Автореф дисс. . докт. юрид наук Харьков, 1996 С. 17.

2 См.. Итоги. М.; Иркутск, 1999 Гл 13.


Глава XI Фантомы криминалистики 233


го действия, системы следственных действий, их ви-
дов и разновидностей, их участников.

2. Отсутствие четкого представления о том, ка-
кие действия относятся к числу следственных, приво-
дит к игнорированию проблемы разработки тактики
таких действий, как, например, предъявление обви-
нения, избрание меры пресечения, ознакомление об-
виняемого с материалами дела, составление обвини-
тельного заключения.

3. Создание учения о следственных действиях по-
зволит не только ликвидировать эти пробелы в науке
и тем оказать помощь практике, но и будет способ-
ствовать повышению эффективности следственных
действий.

"Думается, что учение о следственных действи-
ях, — писал далее И.Ф. Герасимов, — должно форму-
лировать наиболее общие закономерности, черты и
условия их производства, наметить пути и определить
содержание развития новых следственных действий,
обратить особое внимание на вопросы повышения эф-
фективности следственных действий вообще и по от-
дельным категориям расследуемых преступлений в
частности. Требует более широкого изучения и вопрос
о значении и роли различных следственных действий
в предупреждении и предотвращении преступлений"1.

Думается, что И.Ф. Герасимов при выдвижении
своей теории должен был учитывать, что и в крими-
налистической, и в процессуальной литературе давно
существуют четкие понятия следственного действия,
их системы, видов и разновидностей и т.п. Чтобы в этом
убедиться, достаточно обратиться к работам И.Е. Бы-
ховского, А.И. Михайлова, С.А. Шейфера и ряда дру-
гих авторов. Господствующим и в криминалистике и в
уголовно-процессуальной науке является мнение, что
следственными именуются только те процессуальные
действия, целью которых служит собирание, исследо-

' Герасимов И. Ф. Некоторые проблемы криминалистической так-
тики // Ленинский принцип неотвратимости наказания и зада-
чи советской криминалистики. Свердловск, 1972. С. 28.


234 Криминалистика проблемы сегодняшнего дня


вание, оценка и использование доказательств, т.е. ра-
бота с доказательствами. Ни о какой тактике речь не
идет при выполнении таких процессуальных процедур,
о которых пишет И.Ф. Герасимов.

Идея И.Ф. Герасимова, четверть века считавшаяся
угасшей, неожиданно была реанимирована, правда,
без ссылки на ее автора, в докторской диссертации
А.А. Протасевича.

В научном докладе, выполняющем функции ав-
тореферата, учению о следственном действии посвя-
щен девятый раздел: "Концепция, основные положе-
ния криминалистического учения о следственном дей-
ствии"1. По словам автора, созданию такого учения
"могут способствовать разработанные и реализован-
ные им новые подходы к изучению и научному обес-
печению следственного действия в рамках оригиналь-
ной концепции, предполагающей рассмотрение каждо-
го следственного действия в качестве, с одной сторо-
ны, системы деятельностного типа, с другой стороны,
как процесса информационного взаимодействия следо-
вателя с объектами (людьми, предметами и т.д.) его
организационно-тактического воздействия"2.

В чем же заключается "оригинальность" предла-
гаемой автором концепции? Оказывается, в построе-
нии системы криминалистических моделей следствен-
ного действия: общей для всех следственных дей-
ствий, моделей групп следственных действий, моделей
отдельных видов следственных действий, указанных в
УПК, и моделей разновидностей следственных дей-
ствий.

Итогом этого моделирования является представ-
ление каждого следственного действия в виде систе-
мы актов, отражающих подготовку и проведение след-
ственного действия. Оригинальность же концепции
заключается, насколько можно понять, в наименова-

1 Протасевич А. А. Проблемы предмета и средств раскрытия се-
рийных преступлений, сопряженных с насилием / Дисс ... докт.
юрид. наук в форме научного доклада Воронеж, 1999. С 53

2 Там же С. 53—54.


Глава XI Фантомы криминалистики 235


нии этапов деятельности, которые именуются подго-
товительным, производственным и постпредметным —
вместо привычных подготовки, проведения, фиксации
хода и результатов следственного действия и оценки
этих результатов1. Все остальное в изложенной кон-
цепции — усложненный модной терминологией пере-
сказ той части "общих положений криминалистической
тактики", которые составляют содержание вводной
главы к разделу тактики в любом учебнике по крими-
налистике.

Родился еще один криминалистический фантом,
существующий лишь в воображении его творца, кото-
рый никак не украшает действительно серьезного
ученого.

Отрицание необходимости подобной теории вовсе
не умаляет важности комплексного изучения системы
следственных действий криминалистами, процессуали-
стами, психологами, специалистами в области НОТ
следователя. Но оно не должно заключаться в пост-
роении абстрактных моделей, якобы отвечающих по-
требностям практики.
Его результатами должны быть общепонятные рекомендации о том, как следует подготовить и провести то или иное следственное действие, как избежать ошибок и получить достоверные результаты и как правильно и полнооценить эти результаты в аспекте процесса установления истины по делу.

В заключение еще об одной концепции, которая на
первый взгляд — главным образом в связи с ее претен-
циозным названием — может показаться очередным
фантомом, хотя таковым, бесспорно, не является. Речь
идет о комплексном медико-криминалистическом уче-
нии о трупе, названном (очевидно, для большей солид-
ности) с использованием латинского термина cadaver —
труп, мертвое тело — криминалистической кадавроло-
гией2.
Но речь идет не столько о названии, сколько о

1 См.. Протасевич А. А. Указ, соч С 57

2 См. Мвлтонян С. А Криминалистическая кадаврология // Ито-
ги М., Иркутск, 1999 Гл. 14.


Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня 236


возможности считать это учение криминалистическим,
притом что его существеннейшую часть составляют
данные судебной медицины. Полагаю, что это при-
лагательное сразу же рождает ряд ненужных воп-
росов и вызывает сомнение о правомерности вклю-
чения кадаврологии в систему криминалистики. Ду-
маю, что междисциплинарный характер учения о
трупе (вполне пристойное без всяких претензий на-
звание) допускает традиционное рассмотрение вопро-
сов судебно-медицинского исследования трупа в су-
дебной медицине, но с необходимыми дополнениями
криминалистическими данными, и наоборот — в кри-
миналистике.

Ставшее популярным у криминалистов опериро-
вание терминами "деятельность", "деятельностный
подход" породило еще одну иллюзию — о существо-
вании некоей криминалистической деятельности.

Впервые термин "криминалистическая деятель-
ность" читатель мог встретить в работах рижского
криминалиста Р.Г. Домбровского, который писал: "... по-
нятием "криминалистика" также обозначается не
только определенная область знания, наука, но и оп-
ределенная практическая деятельность... Вполне логич-
но рассматриваемую деятельность именовать крими-
налистической деятельностью"1
. Эта деятельность
предполагает, по его мнению, наличие криминалис-
тических отношений. Криминалистические отноше-
ния — это отношения между правонарушителем и
следователем, выражающие связь между способом со-
вершения и сокрытия преступлений и способом их рас-
крытия и расследования, причем для их существова-
ния "не имеет значения то обстоятельство, что между
действиями правонарушителя и действиями следова-
теля может быть разрыв во времени и отсутствие не-
посредственного контакта"2.

1 Домбровский Р. Г. Криминалистическая деятельность и крими-
налистические отношения // Учен. зап. Латвийского ГУ, т. 1888.
Рига, 1973 С 118.
1 Там же. С. 130.


Глава XI. Фантомы криминалистики______________237

Свое отрицательное отношение к этим псевдоно-
вациям я выразил уже в те годы1. Нет и не может
быть никакой "криминалистической деятельности" в
процессе расследования, помимо деятельности про-
цессуальной, оперативно-розыскной или администра-
тивно-правовой. И уж тем более не существует ника-
ких "криминалистических отношений" в уголовном
процессе, что вообще не требует никаких доказа-
тельств в связи с явной бессодержательностью допу-
щения их наличия. К чести наших ученых, следует
признать, что об этих отношениях никто, кроме их
автора, никогда не вспоминал, и этот фантомисчез
бесследно. Но вот фантомная "криминалистическая
деятельность" нет-нет да и упоминается, сопровожда-
емая еще одним фантомом — "криминалистической
информацией".

Как и криминалистическая деятельность, термин
"криминалистическая информация" бессодержателен и
беспредметен. Он не несет никакой смысловой нагруз-
ки, поскольку невозможно определить, какая инфор-
мация является криминалистической, а не процессу-
альной или оперативной, каковы исключительно ее
источники. В природе не существует такой информа-
ции, а есть лишь криминалистически значимая инфор-
мация,
которая означает любую информацию, исполь-
зуемую для решения криминалистических задач, вне
зависимости от ее рода и источника. А с точки зрения
средств, задач и целей доказывания, информация мо-
жет быть только доказательственной или ориентиру-
ющей.

1 См.: Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. Т 1 М., 1977.
С. 32—35.

 

...

...

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.03 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал