Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Всезнайка: как добиться увольнения в первый же день




 

В первый день обучения, спустя два часа после начала занятия в классе, новый трейдер попросил разрешения переговорить со мной. Несколько предыдущих месяцев он занимался самостоятельно. Год назад мы уже встречались, но в то время, он еще не был готов к работе на рынке. Назовем его Всезнайка (Know It ALL). Он принадлежал к числу интервьюируемых, которые подкупают своим искренним интересом к трейдингу. Когда он появился у нас во второй раз, казалось, что парень созрел для работы.

Мы начата со знакомства с интерфейсом тортовой платформы. В первый день разговор шел о котировках. Это довольно простая, но очень важная тема. Котировки точно указывают, на каких именно уровнях торгуется акция, и по какой цене проходят трейды - по спросу или по предложению. Это первый индикатор, с которым мы знакомим трейдеров, он незаменим при считывании показателей ленты.

Во время открытия сессии, новые трейдеры наблюдают за тем, как я торгую, и слушают по внутренней связи мои относящиеся к котировкам комментарии. Они сидят за трейдинговыми тренажерами и могут видеть все происходящее на рынке. Заметив что-то существенное, я обращаю их внимание на это. Так протекает знакомство с наиболее базисными концепциями активной торговли корпоративными бумагами, закладывается фундамент знаний будущих трейдеров. Утром первого дня, новички просто слушают мои пояснения и наблюдают за происходящим на экранах тренажеров. Затем я прошу их ознакомиться с письменным материалом, на что ОТВОДИТСЯ минут 30, после чего проводится упражнение в группе. Я знаю, о чем вы подумали: через нечто похожее вам уже приходилось проходить, либо на первом курсе колледжа, либо во время многочисленных тренингов. Вполне вероятно, однако волноваться не стоит. Это всего лишь первый день обучения, вернее, его первые несколько часов.

Упражнение в группе ничем не напоминает образовательные походы школьников на природу или же столь излюбленные корпоративной Америкой выездные семинары. Мы собираем трейдеров в небольшой классной комнате и просим их заполнить, так называемую пирамиду успеха (звучит немного пошло, но что поделаешь). Я черчу на белой доске пирамиду и прошу группу определиться с наиболее важными составляющими успеха в трейдинге. Они должны выбрать старшего группы и сообща заполнить пустую пирамиду успеха. Дав задание, я выхожу из класса; когда дело будет сделано, они должны будут найти меня. Это очень полезное упражнение. Во-первых, оно позволяет им лучше познакомиться друг с другом и дает первый опыт совместной работы. Несмотря на то, что они совсем зеленые в плане опыта, ребята стараются изо всех сил, пытаясь определиться с наиболее существенными составляющими успеха. Позже, уже с моей помощью сумев докопаться до истины, они лучше ее запомнят, так как вначале пытались самостоятельно справиться с задачей. Это упражнение всегда приводит новых трейдеров в хорошее настроение.



Минут через десять в дверь моего кабинета раздается стук. На пороге стоит Всезнайка. «Задание выполнено? Быстро же вы справились», -удивляюсь я. Но нет, оказывается, Всезнайка желает поговорить со мной. Я прошу его дождаться окончания занятия. Всезнайка настаивает. Я понимаю, что в случае с этим молодым человеком, исходящая от меня устрашающая аура, которая заставляет новичков цепенеть, явно не сработала. Всезнайка начинает - «Упражнения в группе молодняка не представляют для меня никакого интереса». Даже обеденное время еще не наступило, а Всезнайка уже недоволен тем, как я структурировал свою программу обучения (можно было сообщить ему, что Стиву и мне понадобилось два года на разработку программы, но я был слишком захвачен видом негодующего Всезнайки). Он любезно пояснил, что во время торговли никогда не обращает внимания на изменение котировок, считая это пустой тратой времени. Он не в состоянии вынести нахождение в одной группе с молокососами (он действительно был старше всех в классе).

Обычно мы нанимаем на работу недавних выпускников, хотя иногда допускаем исключения, принимая в офис относительно взрослых людей, испытывающих страсть к рынку. И так, одними молокососами дело не ограничилось. По мнению Всезнайки, мы слишком рискуем, при входе в рынок в начале сессии. Он хочет совершать трейды, будучи уверенным, в своей правоте.



Должен сказать, что Всезнайка мне нравится. Не стоит забывать, что в конкурентной борьбе за право работать у нас, он сумел обойти сотни других кандидатов. Я уважаю парня и за то, что ему хватило мужества нырнуть в океан частного трейдинга. Но мы не можем обучать людей, не желающих слушать и ставящих под сомнение всю учебную программу, уже спустя пару часов после ее начала. Представьте себе в учебном лагере для новобранцев морского пехотинца, который заявляет своему сержанту -«Видите ли, мне не нравится подгибать одеяло на койке таким образом», или - «Я не в восторге от принятого здесь способа разборки и сборки винтовки», или — «Не понимаю, с какой стати, мы обязательно должны до блеска начищать ботинки?» Заявления Всезнайки, по сути, ничем не отличались от этого.

Дело новых трейдеров - слушать, а моя работа - учить их. По программе обучения первого дня, дискуссионных собраний мы не устраиваем. Если годика через три, превратившись в стабильно выигрывающего трейдера, вы предложите моему вниманию замечания касательно хода и программы курса обучения, я приму их во внимание и буду, признателен за критику. Несогласие с содержанием курса, которое озвучивается в первый же день, служит признаком того, что вы не собираетесь слушать, то есть, учиться. Не хочу никого обидеть, но новые трейдеры понятия не имеют о сути дела. И чем быстрее они придут к пониманию этого, тем лучше для них.

Мне понадобилось восемь месяцев, чтобы понять хоть что-то. Спросите любого опытного трейдера, проработавшего на рынке не менее трех лет, и он скажет, что в течение первого года он только думал что понимает, чем занимается Теперь я знаю, что поначалу многие испытывают трудности с прочтением ленты. Это может выбить из колеи. Котировки Level II изменяются очень быстро. Вы чувствуете себя, как в детстве, когда жмурились, и друзья быстро кружили вас за плечи, а в глазах рябило, и голова шла ходуном. Так же чувствуют себя молодые трейдеры, глядя на ленту.

Я очень терпеливый педагог. Тем не менее, есть вещи, с которыми мириться невозможно. В том числе и с отношением молодого трейдера, полагающего, что ему лучше кого бы то ни было известно, с чего следует начинать курс обучения, и что ему хватает компетенции критиковать программу, уже через два часа, после начала занятий. Это просто смешно. Когда я стал объяснять, почему мы начинаем с котировок, внутренний голос вопрошал, - «Какого черта ты вступаешь в дискуссию с этим болваном? Избавься от него немедленно!» Но я терпеливо и спокойно продолжал вразумлять неразумного, рассказывая о том, что никогда нельзя быть уверенным в позиции, что трейдинг это игра вероятностей, и иногда даже опытным трейдерам бывает трудно разобраться с котировками. Моей целью является поиск паттернов с хорошим соотношением риск/прибыль, скажем, - 1 к 5, и с 60-70 процентами вероятности выигрыша. Контролировать результат я не в состоянии. В моей власти лишь открыть отвечающую вышеозначенным критериям позицию, а потом сидеть и ждать, что из этого выйдет.

Возвратимся к нашему Всезнайке. Он продолжал задавать вопросы и после того, как я дал ему соответствующие пояснения. Чувствовалось, что у этого парня эмоциональные проблемы, но на их разгадку, у меня не было времени. Ему недоставало уверенности в собственных силах, без чего успешным трейдером стать невозможно. Вот откуда эти нескончаемые вопросы о программе обучения.

Я вызвал Стива в комнату, предложив Всезнайке пари на то, что Стив, узнав о его претензиях, расхохочется. В мои намерения не входило обидеть Всезнайку, я надеялся, что до него дойдет абсурдное и. происходящего. Я попросил его высказать все Стиву. Мой партнер рассмеялся, а потом спросил, искренне пытаясь понять Всезнайку «Откуда тебе знать, чему нам следует учить?» Ни я, ни он не хотели быть грубыми, как это может показаться читателю. Стив вежливо предложил Всезнайке пойти прогуляться и прийти к решению, желает ли он продолжить обучение. Я сказал Стиву, что нам надо избавиться от него. Оставив его в офисе, означало бессмысленную трату нашего времени. Я не ощущал интереса к работе Всезнайкой, который ничего не знал.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.005 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал