Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Препятствия на пути к уменьшению размеров старых советских городов




Те два факта, что крупные города не склонны сами по себе умень­шаться и что крупным советским городам никогда не позволялось уменьшаться или останавливаться в своем росте даже тогда, когда это было нужно, - неблагоприятны для современной России, кото-

* Наиболее запредельный случай уменьшения города в России после развала СССР произошел со столицей Чечни, Грозным, численность населения которого упала примерно с 400 000 в 1989 году до чуть более 220 000 человек в 2002 году. Такое уменьшение явилось следствием двух чеченских военных кампаний 1994 и 1999 годов.


Фиона Хилл, Клиффорд Гэдди. Сибирское бремя

рой желательно уменьшить в размерах некоторые крупные города, чтобы отвечать тенденциям глобальной экономики.

Представим себе, например, уменьшение Норильска в случае закрытия цеха по литью никеля, - в городе проживает 235 000 че­ловек, из которых примерно треть работает на «Норильском нике­ле». Или уменьшение Новосибирска, номера один в списке горо­дов, понижающих ТДН, агломерации с численностью населения без малого 1,4 миллиона человек. Хойерсверда, уменьшающийся город в Восточной Германии, насчитывал почти 100 000 жителей и потерял за десятилетие 30 000 человек. Представьте себе 40-про­центное уменьшение Норильска (почти 90 000 человек) или одно­временный исход свыше полумиллиона людей из Новосибирска. Куда им идти? И что произойдет с городами, которые они покинут?

Если архитекторы российской политики последовали бы реко­мендациям авторов этой книги и стали буквально претворять в жизнь программу уменьшения размеров уральских и сибирских городов в условиях, когда единственными примерами подобного уменьшения в других странах являются малые поселения, то пер­вичные последствия были бы негативны. Рассмотрим рассуждения Витольда Рыбчинского (Witold Rybczyinski) на тему проблем уменьшения размеров американских городов (см. блок 8-5). Это единственная на сегодня статья, где детально обсуждаются пробле­мы, связанные с уменьшением крупных городов, поскольку это яв­ление встречается крайне редко.

Блок 8-5. Уменьшение размеров городов

«При потере населения город сталкивается с двумя проблемами. Во-первых, хотя и говорят зачастую, что город уменьшается, его физический размер остается прежним. То же самое количество улиц надо охранять полиции и ремонтировать, обслуживать все те же водопровод и канализацию, управлять теми же транспорт­ными системами. Из-за меньшего количества налогоплательщиков снижаются го­сударственные доходы, что приводит к повышению налогов на душу населения и повсеместному ухудшению обслуживания. Из-за этого больше людей уезжает, и раскручивание спирали в нисходящую сторону продолжается».



«Вторая проблема в том, что жизнеспособность города всегда зависит от адек­ватной концентрации людей. В 1950 году средняя плотность населения в таких го­родах, как Детройт, Кливленд и Питтсбург, составляла более 4600 человек на ква­дратный километр; к 1990 году она была уже где-то на уровне 2300 или 2700 чело­век - разительное уменьшение численности. На деле все обстояло гораздо хуже, так как уменьшение численности не распространялось равномерно по всему горо­ду, и в отдельных его районах сокращение было гораздо больше».

«Без достаточной концентрации людей не только становится чрезвычайно до­рогим делом обеспечение повседневного муниципального обслуживания, но и сама городская жизнь начинает рушиться. Начинает не хватать покупателей для мага-


_____________ Глава 8. Можно ли «сжаться», сохранив территорию?

зинов в округе и потребителей коммунального обслуживания или даже для того, чтобы поддерживать дух общины. Пустынные улицы становятся опасными, а за­брошенные строения превращаются в прибежища наркоторговцев и преступников. Американские исследования проблематики заброшенного жилья обнаружили, что критическое положение в округах создается тогда, когда от трех до шести процен­тов строений оказываются заброшенными. Свободные участки и опустевшие зда­ния - это больше чем симптомы деградации, они еще и ее причина...»

«Городу, численность жителей которого радикально снизилась, в первую оче­редь надлежит консолидировать жизнеспособные округа. Вместо того чтобы при­нимать неэффективные запоздалые меры и пытаться сохранить все округа, как это делается сейчас, уже свершившейся и прогрессирующей заброшенности надо со­действовать. Следует предлагать людям жилищные альтернативы в других частях города, частично заселенный муниципальный жилищный фонд надо освобождать и сносить, а частным землевладельцам предлагать землю взамен. Наконец, зоны округов, в которых нет жителей, надо переводить в новую категорию - нулевой за­селенности - и все муниципальное обслуживание там прекратить. В выбранных ре­гионах надо постараться сконцентрировать ресурсы - жилищную поддержку и со­циальные программы».



«Консолидация неизбежно повлечет за собой перемещение отдельных лиц и семей из одной части города в другую...»

Источник: Witold Rybczynski. Downsizing Cities: To Make Cities Work Better, Make Them Smaller // Atlantic Monthly. October 1995. Vol. 276. No 4. P. 36-47 (http://www.theatlantic.com/ issues/95oct/rybczyns.htm).

Рыбчинский считает, что, если даже города и уменьшаются в численности жителей, их физический размер остается прежним и базисное обслуживание надо продолжать осуществлять, даже если люди разъезжаются. В то же время уменьшение численности насе­ления вызывает упадок городской жизни. Решением явилась бы попытка расселить и консолидировать жителей в жизнеспособных городских районах, а те районы, которые невозможно сохранить, демонтировать. Это представляется осуществимым в американ­ском городе, где обслуживание осуществляется по принципу от до­ма к дому и от округа к округу. Но в российских городах, построен­ных так масштабно в советскую эпоху, это трудноосуществимо. Все свидетельствует о том, что в России любые проекты, подобные «Ре­структуризации Севера», в соответствии с которым предполагает­ся, вероятнее всего, перегруппировать людей в уменьшающихся северных российских административных центрах и городах и по­высить эффективность обслуживания в объединенных районах, окажутся перед лицом серьезных проблем. Предполагаемые затра­ты будут велики из-за своеобразия советского централизованного отопления, энергосистем и прочих коммунальных услуг.

В советскую эпоху уральские и сибирские города ВПК строи­лись из расчета вмещать от 1 до 1,4 миллиона человек. Эта мас-


Фиона Хилл, Клиффорд Гэдди. Сибирское бремя______________________

штабность сама по себе была продиктована инженерными ограни­чениями гигантских электроэнергетических систем и систем цент­рализованного парового отопления, используемых для освещения и отопления жилых домов, - очевидная неизбежность в Сибири. Существовала силовая и отопительная инфраструктура советского типа определенной конфигурации, включая нефтеперерабатыва­ющий завод под определенный размер энергетических и отопитель­ных коммунальных предприятий45. Города с численностью жителей порядка миллиона человек снабжались энергией от 4-5 электро­станций, одними из которых ведало муниципальное руководство, другими - отдельные предприятия, и каждая из них обслуживала крупный сектор города. Как мы отмечали ранее, советские города не проектировались так, чтобы инфраструктура обладала гибкос­тью и адаптировалась к изменениям численности населения. Они строились определенных размеров и для определенных целей. Все задумывалось так, чтобы быть впору. Энергетические и отопитель­ные коммунальные предприятия, канализация, блоки многоквар­тирных домов, школы, больницы - все они были спроектированы в привязке к целым районам и ко всему городу46.

Эти советские города более напоминали агломерат отдельных гигантских предприятий с единым снабжением теплом и энерги­ей и единой системой канализации и водоснабжения с точки зре­ния их муниципальных систем. Неделимость муниципальной инфраструктуры предельно усложняла простое отключение от­дельных квартир, полностью пустых зданий или ненаселенных районов от основных систем. Перемещение жителей и снятие с обслуживания потребовало бы отключения и демонтажа всего электроэнергетического комплекса, обсуживаемого гигантским штатом людей, которые обеспечивают его работу и постоянный ремонт и обслуживание47. В двух сибирских ядерных городах, Се-верске и Железногорске, например, три изношенных военных ядерных реактора, намеченных на списание, пришлось не отклю­чать, так как системы отопления в блоках жилых многоквартир­ных домов в этих городах целиком и полностью зависели от них. Новых генерирующих мощностей в наличии нет, и вряд ли они появятся в обозримом будущем. Как сказал один местный журна­лист, «сегодня остановка этих реакторов автоматически парали­зует жизнь в Северске и Железногорске»48.

Производство энергии, электроснабжение и отопление - ги­гантские затраты для муниципальных бюджетов России в целом и Урала, Сибири и российского Дальнего Востока в частности49. Обо­гревательные системы - это в основном системы с одной-двумя тру­бами, с постоянным водотоком и прямым распределением, часто


_____________ Глава 8. Можно ли «сжаться», сохранив территорию?

располагающиеся на поверхности, с существенными термальными потерями и ненадлежащими средствами определения утечек. 70 процентов всего жилья в России завязаны на централизованные прямые отопительные системы. Тепло раздается от предприятий теплоснабжения через ряд подстанций, обслуживающих здание или группу зданий. В подстанциях обычно имеются четыре трубы -две подводящие горячую воду и две обеспечивающие теплом (пере­носимым горячей водой или паром), - напрямую подключающие систему к разводке здания или к трубам отопления50. Муниципаль­ным властям выставляется счет за количество тепла, уходящего с генерирующего предприятия, а не за потребление его. Температуру поставляемого тепла можно регулировать только на центральной котельной или на энергетическом (отопительном) предприятии, которое устанавливает температуру в соответствии с температурой окружающей среды - чем холоднее, тем больше вырабатывается тепла. За исключением открытия форточек для вентиляции при избытке тепла, конечный потребитель не имеет возможности регу­лировать у себя температуру, а поставщики не в состоянии изме­рять или модулировать использование тепла в соответствии с изме­нениями в потребности51.

Кое-какие изменения в этих системах возможны. Состоялись развернутые дискуссии о способах повышения эффективности рас­хода энергии в крупных российских городах, особенно в холодных регионах. Московский центр энергосбережения, Всемирный банк, Институт экономики города и многие другие организации предла­гали решения, включая установку счетчиков, улучшение тепло­изоляции домов, принятие мер по снижению потребления энергии и переход на новую газотрубопроводную систему отопления взамен водо- или парораспределения52. Однако предлагавшиеся решения были сложны и дороги для подобного рода крупномасштабного ис­пользования. При этом так и хочется спросить: а стоит ли вообще этим заниматься?

Новая система газового отопления, например, потребует капи­тальной реконструкции существующей инфраструктуры. Даже такие практические мелкомасштабные меры, как установка счет­чиков, будут недостаточными для решения проблем уменьшения размеров или численности жителей городов, так как количество тепла, направляемого в дом или район, невозможно так запросто взять и отрегулировать или подсчитать. Пытаясь добиться как платежей за энергию, так и ее экономии, а также снижения неко­торых расходов муниципальных властей, федеральное правитель­ство предложило еще с 2003 года переложить большую часть ком­мунальных затрат на потребителя (население и промышлен-


Фиона Хилл, Клиффорд Гэдди. Сибирское бремя______________________

ность)53. Такие меры чреваты политической взрывоопасностью: российские социологи полагают, что 60 процентов жителей будут не в состоянии вынести рыночную стоимость их доли коммуналь­ных услуг, а неплательщиков за коммунальные услуги будет не­возможно в качестве наказания просто взять и отключить в инди­видуальном порядке54. Дома пришлось бы отключать от комму­нальных услуг целиком. Если, например, завод не оплачивает свои счета за коммунальные услуги и подлежит отключению, то и весь прилегающий к нему район, включая жилые дома и больни­цы, тоже надо будет отключать от электричества, тепла и воды. Это явление за последние несколько лет неоднократно повторя­лось по всей Российской Федерации, а за Уралом оно стало почти обыденным делом55. Что касается экономии, то при настоящем по­ложении дел структура и конфигурация распределительных под­станций и труб внутри зданий лимитируют выгоды от снижения потребления энергии. По утверждениям Международного энерге­тического агентства (IEA), «любая попытка ограничения движе­ния тепла через существующие радиаторы негативно отразится на поступлении тепла в другие помещения по вертикали, если не ус­тановить перемычку. Неуравновешенное распределение тепла внутри зданий приводит к перегреву у расположенных в «противо­токе» потребителей, вызывая вполне адекватную реакцию в форме тепловентиляции посредством открытия окон»56. Кроме того, ког­да город уменьшается, отъезд людей из домов приводит скорее к увеличению, нежели к уменьшению затрат на каждого остающе­гося потребителя, усугубляя нагрузку на них.

Основная масса жилищного фонда в России нуждается в структурном ремонте и замене. В Советском Союзе строились пре­имущественно типовые дома, что усложняет, удорожает их реконструкцию и вызывает необходимость чаще ее проводить. Специальные холодостойкие сорта сталей и алюминия были в совет­ский период в дефиците и редко использовались в строительстве57. И несмотря на изобилие деревянных стройматериалов и сущест­вующую издавна местную традицию строительства маломасштаб­ного деревянного жилья для противостояния холоду, возводи­лись крупномасштабные жилые дома из бетона. Теплоизоляции и эффективному использованию энергии в советский период уделя­лось мало внимания, когда затраты и экономия не имели большо­го значения. Одним из замыслов, возникших недавно, было внед­рение энергосберегающих жилищных технологий из Канады и Скандинавии. Действительно, в 1990-х годах в Сибирь в качестве образца был завезен по импорту и полностью смонтирован целый поселок из Канады (см. блок 8-6). Хотя канадские компании и


_______________ Глава 8. Можно ли «сжаться», сохранив территорию?

предложили построить по всей России от Москвы и до российско­го Дальнего Востока 10 000 новых квартир к 2005 году, понятно, что реконструировать жилищный фонд по канадским или любым другим холодостойким стандартам в крупном общегородском масштабе не реально58.

Блок 8-6. Канадский поселок, импортированный в Сибирь

«Почти точная копия канадского арктического поселка, экспортированная в Сибирь, - это концепция заказа по почте в новом масштабе. Прототип стоимостью в 25 миллионов долларов демонстрирует россиянам преимущества канадской холо­достойкой технологии для города почти мгновенного сооружения».

«Канадцы поставили новый поселок, названный Саха, в комплекте с моще­ной дорогой, коммунальными предприятиями, установками по обработке воды и стоков, административными зданиями, школой, универсальным магазином, пожарным депо, 40 трехэтажными домами. «Россияне пришли и выбрали кон­кретные дома из арктических поселков и жилищно-коммунальных служб, спро­ектированные местной жилищной корпорацией, - сказал Рей Карст, глава архи­тектурно-инженерной компании «Фергюсон, Симек и Кларк» (Ferguson, Simek and Clark), Еллоунайф, Северо-Западные территории. - Они хотели, чтобы была подключена проектно-строительная группа специалистов, поэтому в качестве генерального подрядчика мы пригласили компанию «Кларк-Боулер конст-ракшн», Эдмонтон» (Clark-Bowler Construction). Контракт на строительство по­селка был подписан в январе 1992 года с фирмой «Саха-Внешстрой», организаци­ей при местном руководстве. Исполнение контракта было намечено на октябрь 1993 года. Свыше 4400 тонн материалов для поселка преимущественно деревян­ной застройки были доставлены грузовыми судами и баржами, прибыли также 90 канадских рабочих.

«Все, за исключением пожарного депо из бетона, было выполнено из легких деревянных каркасных конструкций с высокой степенью термоизоляции. «Для сибиряков, которые строили летние коттеджи и тому подобное из бетона и кирпи­ча, это было довольно ново», - сказал Билл Джибелхауз, партнер компании «Кларк-Боулер».

Стена сухой кладки и сборные окна были тоже в новинку, как и холодная ве­ранда и передняя при входе для защиты от мороза и снега.

«Есть многое, в чем мы можем им помочь, - сказал совладелец компании «Кларк-Боулер» Энди Кларк. - Такие вещи, как пористые стены и воздушные ба­рьеры, были им не известны», - добавил он.

«Стальные опоры фундамента погружались в вечную мерзлоту, так как почва там раскисала при летних температурах, достигающих 40 градусов. Сталь не гни­ет», - сказал Джибелхауз. Водопроводные трубы и погружная насосная система для инфраструктуры были смонтированы путем бурения в вечной мерзлоте на глу­бину 110 метров до водоносного горизонта. Поселок обслуживается модульным предприятием по очистке сточных вод. «Если прототип будет пользоваться успе­хом, россияне, вероятно, подадут заявку еще на девять поселков через несколько лет», - сказал Кларк».

Источник: Engineering News-Records. 9 August 1993. Vol. 231. No 6. P. 15.


Фиона Хилл, Клиффорд Гэдди. Сибирское бремя______________________

Повсеместно в России энергосистемы продолжают по боль­шей части оставаться без реконструкции и на грани кризиса. Хотя большинство из них и интегрированы в Единые энергетические системы (РАО ЕЭС), обстановка на Дальнем Востоке чрезвычай­но напряженная. Там региональная система отрезана от нацио­нальной энергетической системы, что чрезвычайно осложняет борьбу с нехваткой энергии. Глава РАО ЕЭС Анатолий Чубайс на правительственном совещании, проводившемся на Дальнем Вос­токе в августе 2002 года, отмечал: «Структура энергетики Даль­невосточного региона совершенно особая, которая не повторяет­ся ни в одном из других регионов страны. Он выстроен так, что реально лишь четыре энергосистемы связаны между собой. Это юг Якутии, это Амурская область, это Хабаровский край и это Приморье. А все остальные энергосистемы являются изолиро­ванными, работают независимо друг от друга. И это, конечно же, накладывает очень серьезные ограничения на любые предложе­ния по стратегии, которые должны делаться отдельно для единой части энергосистемы Дальнего Востока и отдельно - для изоли­рованных регионов»59.

Один из таких в высшей степени изолированных регионов, полуостров Камчатка, например, целиком и полностью зависим от электричества, выработанного на крупных местных электро­станциях, работающих на топочном мазуте. Это топливо было идеальным в советский период, учитывая отдаленность региона. Его легко транспортировать на большие расстояния по железной дороге или по воде. Но сегодня мазут стал чрезмерно дорогим. Пресс-секретарь РАО ЕЭС Юрий Мелихов во время энергетичес­кого кризиса на Камчатке заявлял: «В советские времена никто не считал затраты... (сегодня)... мазут является самым дорогим видом топлива. Если прибавить еще и очень большие затраты на транспортировку, то получится, что электричество на Камчатке самое дорогое в России»60. В июле 2002 года, будучи не в состоя­нии погасить свою задолженность единственному поставщику — государственной нефтяной компании «Роснефть», - камчатское отделение РАО ЕЭС очутилось перед лицом перспективы прекра­щения производства энергии, обрекая регион на полное отключе­ние. В ответ на это местные власти потребовали выработки новой долгосрочной региональной программы энергетического разви­тия, которая включала бы в себя использование местных газовых ресурсов, и радикальной реконструкции инфраструктуры энерге­тического производства. Однако было найдено немедленное реше­ние проблемы в форме правительственного вмешательства в дела «Роснефти» с целью помочь региону в реструктуризации его дол-


_____________ Глава 8. Можно ли «сжаться», сохранив территорию?

гов за топливо. В своем августовском выступлении по вопросу топливного и энергетического кризиса на российском Дальнем Востоке Анатолий Чубайс отмечал, что затраты являются первич­ным фактором при осмыслении этого вопроса. Из этих затрат на долю самого топлива приходится треть, в то время как на транс­портировку - остальные две трети. Кроме Камчатки, другие даль­невосточные электростанции в основном работают на угле, кото­рый тоже доставляется по железной дороге издалека, из Западной и Восточной Сибири".

Итак, хотя мы и выступаем за уменьшение городов, это, ско­рее всего, будет для России почти неразрешимой задачей. В то же время все эти подготовительные мероприятия по исправлению си­туации с производством энергии, затратами на отопление и эффек­тивностью сводятся, судя по всему, опять-таки к дорогостоящим мерам. Говорят, что модернизация одной сельской электростан­ции ЕЭС, обслуживающей 3000 человек, в России стоит 35 милли­онов долларов62. Кроме того, приблизительные затраты только на удовлетворение элементарных минимальных ежегодных потреб­ностей в замене изношенных генерирующих мощностей в конце 1990-х годов превышали 3,5 миллиарда долларов, и еще дополни­тельно требовалось 750 миллионов долларов на модернизацию и усовершенствование распределительной сети ЕЭС63. Один из на­ших собеседников в российском энергетическом секторе заметил: «Дешевле было бы вывезти всех людей из этих сибирских и даль­невосточных городов, чем пытаться провести реструктуризацию всей системы снабжения энергией и электричеством или перевес­ти некоторые из систем на угле и жидком топливе на новую газо­вую инфраструктуру»64.

Энергетические и отопительные системы и относящаяся к ним инфраструктура были спроектированы так, чтобы образовывать неделимое целое. Деление и уменьшение неизбежно означает раз­рушение имеющейся системы и ее переустройство, тогда как обслу­живание одной части системы означает обслуживание целого. Это реальная дилемма для российских политиков. Итак, если действи­тельно существуют технические препоны на пути уменьшения раз­меров городов в Сибири и на российском Дальнем Востоке и если обслуживать их крайне сложно, возможно ли, что россияне дейст­вительно смогут и будут просто покидать некоторые города и в мас­совом порядке переселяться в европейскую часть России? Возмож­но ли в начале XXI столетия превратить города с несколькими сот­нями тысяч или даже миллионом жителей в города-призраки?

Что произойдет, если Россия не сможет разрубить гордиев узел своего исторического багажа; если Россия будет не в состоя-


Фиона Хилл, Клиффорд Гэдди. Сибирское бремя______________________

нии «сжаться», в переносном смысле, и «согреться»? Пока Рос­сия реагирует довольно вяло. Текущая программа предусматри­вает оставить всех на месте и попытаться повысить эффектив­ность при существующих сдерживающих факторах. В долгосроч­ном же плане это необоснованный подход. Это только кажется, что политика приспособленчества обойдется дешевле, чем приня­тие мер по реальному уменьшению размеров некоторых городов. На деле - все наоборот. Местные власти будут продолжать требо­вать от Федерации принятия дорогостоящих мер лишь ради со­хранения статус-кво. Если не будет признана необходимость уменьшения размеров городов на востоке, соблазн продолжать рассматривать Сибирь как основу экономического развития Рос­сии только усилится. Это худший сценарий развития. Несмотря на очевидную нехватку финансовых и людских ресурсов для большинства намеченных планов, государство продолжает поли­тику возврата к освоению и заселению Сибири и Дальнего Восто­ка. Такая деятельность обрекает страну на повторный цикл нера­ционального использования ресурсов.



mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.008 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал