Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Долги глупые и умные




Конечно, долги долгам рознь. При покупке дома ипотека выставляется против его стоимости. Здесь действуют собственные законы. Ибо в противном случае Вы можете брать кредиты принципиально только для Вашей фирмы или для себя. По-моему, опасно делать именно потребительские долги. Мебель, автомобиль, отпуск, музыкальный центр, телевизор, стиральная машина являются несколькими классическими причинами для создания таких долгов. Многие молодые люди думают, что совершенно необходимо полностью приобрести обстановку для новой квартиры ко дню вселения. Я хотел бы настоятельно посоветовать Вам не делать потребительских долгов. Вспомните: "То, чего мы хотим, не равнозначно тому, в чем мы нуждаемся".

Совершенно иначе обстоит дело, если Вы создаете собственную фирму. Без следующих двух важных опорных положений сегодня едва ли возможен быстрый рост: О.Р. и О.P.M. (other people — другие люди, и other people's money — деньги других людей).

Позвольте рассмотреть преимущества и недостатки потребительских долгов. Сначала о преимуществах:

Преимуществ следовательно, никаких нет. Вернее сказать, потребительские долги глупы и разрушительны, они убивают мотивацию к труду и часто заводят в порочный круг. Почему? Существует альтернатива в применении нашей энергии: мы можем работать над долгосрочным решением проблемы или над краткосрочным — мнимым — ее решением. Недостаток Краткосрочного решения в том, что мы удаляемся на самом деле от нашей долгосрочной цели.

Нашей целью является благосостояние. Если Вы берете кредиты, чтобы уже сегодня жить как состоятельный человек, то лишаетесь мотивации к достижению другой цели. Во-первых, потому, что через некоторое время замечаете, что не продвигаетесь дальше. Деньги исчислимы. И если мы оценим все наше имущество и обнаружим, что у нас сегодня меньше нуля, тогда возникает вопрос: а для чего я, собственно, работаю? Во-вторых, мы лишаемся мотивации к труду, так как уже сегодня вознаградили себя за будущую работу. В-третьих, мы знаем или, по меньшей мере, предполагаем, что долги потребления — это плохо. Если мы сознательно действуем против Вашего внутреннего убеждения, то теряем уверенность в себе. А недостаток уверенности в себе приводит, в свою очередь, к слабой мотивации поступков.

Мы выносим большую часть мотиваций поведения из предположения, что наше положение в будущем улучшится. Мы достигаем этого улучшения, работая над долгосрочной стратегией, чтобы зарекомендовать себя специалистом. На кого давят долги, тому не хватает времени и мотивации для осуществлении такой стратегии. Вместо этого он должен постоянно заниматься непринципиальными вещами — только в силу того, что они стали безотлагательными.



Если мы чего-то можем ожидать с уверенностью, так это неожиданностей. Тот, кто берет кредиты, покупает сегодня то, что он хочет оплачивать будущими заработками. Но будущие заработки могут и не появиться — помешают неожиданные обстоятельства. Мы все знаем, что банкиры очень нервничают, если мы своевременно не платим взносы по кредиту, так как наш доход неожиданно упал. Нервничающие банкиры отнимают у нас мотивацию и вкус к жизни. Мы все знаем, что делать потребительские долги, по меньшей мере, неумно. Почему же сегодня быть в долгах — норма?

Откуда берутся долги?

Важно, чтобы Вы поняли: в сложное положение Вы попали не случайно, а потому, что у Вас есть или у Вас были ошибочные догматы веры.

Вспомним, как функционирует наш мозг. Мы делаем все, чтобы избегать боли и испытывать радость. Долги возникают, как правило, из-за того, что кто-то хочет избежать боли в данный момент. Быть не в состоянии позволить себе что-то, чего очень хочется, означает отказ, а отказ означает боль. Мы испытали бы, однако, радость, если бы купили красивую одежду или могли хорошо провести отпуск. Мозг всегда более сильно реагирует на сиюминутное и непосредственное. То, что мы загоня- ем сами себя на длительный срок в сложную ситуацию, если слишком много покупаем, нам не так уде и важно. Наш мозг хочет именно сейчас избежать боли и именно сейчас испытать радость.

Люди обладают способностью к стратегическому планированию и анализу. Однако программа Сейчас-Пережить-Радостъ-И-Сейчас-Избежать-Боли сильнее, чем аналитическая программа. Все знают, что длительная боль от того, что мы увязли в долгах, гораздо сильнее, чем относительно малая боль одномоментного отказа. Какое мудрое знание! Только, к сожалению, за последние 4 000 лет оно так и не привело к уменьшению потребительских долгов. Долги возникают отнюдь не на основе разума.



Чтобы пояснить, как сильно программа Сейчас-Пережитъ-Радость-И-Сейчас-Избежать-Боли влияет на наши действия, я хотел бы рассказать Вам о вавилонянах.

Уже древние вавилоняне делали потребительские долги. Они шли к предшественникам сегодняшних банкиров — ростовщикам. Ростовщик задавал вопрос, который мы слышим и теперь ВО время переговоров с банкирами: "Есть ли Вас гарантии?" Вавилонянин, наряду с обычными и сегодня гарантиями, мог Предложить еще кое-что — самого себя. Вследствие этого ростовщичество процветало: каждый мог получить кредит, так как каждый мог предложить в залог себя самого. Если вавилонянин оказывался не в состоянии вернуть долг, его продавали как раба. Как сегодня дом идет с молотка, так шел с молотка человек. Девять из десяти рабов заканчивали свою жизнь "у стены".

По описаниям античных историков, например, Геродота, стены Вавилона производили сильное впечатление и принадлежали к семи чудесам света. Возведенные при царе Навуходоносоре, стены были высотой более 50 метров, длиной примерно 18 километров и так широки, что по верху стены могла пройти шестерка лошадей.

Эти стены строились рабами. Работа была невероятно тяжелой. Солнце немилосердно обжигало строителей, тащивших на верх кирпичи. Средний срок жизни раба составлял три года. Если он падал от истощения, надсмотрщик избивал его кнутом. Если же он, несмотря на побои, не мог больше подняться, его сталкивали со стены, и он разбивался внизу о скалы. Ночью трупы увозились прочь.

Эти сцены вавилоняне наблюдали каждый день. Работающие рабы были постоянной и вездесущей действительностью, которую осознавал каждый житель города. Но интересно, что при этом две трети всех рабов у стены были не обращенными в рабство военнопленными, а горожанами, которые потеряли свободу.

Напрашивается вопрос: как может человек быть настолько глуп, чтобы идти на такой риск? Как мог он брать кредит и предлагать в залог самого себя, если постоянно у него перед глазами был живой пример того, что с ним может случиться?

Ответ таков: человек хочет испытать радость именно сейчас, и именно сейчас он хочет избежать боли. Будущий отказ от свободы и возможность погибнуть рабом весят в его глазах меньше, чем "сейчас". Итак, с аналитическим подходом мы далеко не уедем. Говорить себе: "Я могу рассчитать, что случится, и поэтому разумно избегну потребительских долгов", — не срабатывало тогда и не работает сегодня. Наконец, мы рискуем меньше, чем древние вавилоняне, — увязая в долгах, мы попадаем в ситуацию, только похожую на рабскую.

Как я предотвращаю долги?

Многие из тех вавилонян, кто брал кредиты, стали рабами. Были, однако, горожане, которые не шли к ростовщикам и очень хорошо умели обращаться с деньгами. Эти люди построили личное благосостояние и сделали Вавилон, наверное, самым богатым городом из всех существовавших когда-либо городов. В чем было различие?

Есть талантливые, способные люди, которые разорились, и есть люди, начавшие десять лет назад с нуля и владеющие сегодня значительным имуществом. У всех у них есть одна и та же программа Сейчас-Пережить-Радость-И-Сейчас-Избеэюать-Боли.

Различие в том, как мы определяем боль и радость. Определение дают наши догматы веры. Они диктуют нам, когда мы чувствуем боль и когда испытываем радость. Я знаю мужчин, которые ни за что не наденут галстука, если он не сделан из чистого шелка знаменитым дизайнером и стоит меньше 89 марок. Они будут испытывать физическую боль, если повяжут галстук из полиэстера от фирмы С&А [C&A — фирма по торговле готовой недорогой одеждой], и ветер будет скручивать его так, что каждый сможет прочитать написанное на этикетке. Я знаю, однако, других мужчин, которые испытывали бы физическую боль, если бы должны были заплатить 89 марок за галстук. Экономия доставляет им радость. Итак, мы видим: наши догматы веры определяют, когда мы испытываем радость, а когда — боль.

Мы действуем не на основе наших "рациональных" представлений и намерений, а на основе наших догматов веры. Если мы изменяем наши догматы веры, изменяется и наша финансовая ситуация.

Пожалуйста, задайте себе следующий вопрос: "Почему я достоин владеть большим богатством?"

Спросите себя, какие догматы веры ответственны за Ваши долги. Здесь приведены некоторые вопросы, которые могут помочь Вам с ответом:

· Что у меня ухудшится, если я избавлюсь от долгов? (Если бы не ухудшилось ничего, то Вы не делали бы долгов.) Возможные недостатки: отказ от свободы, ограничения, потеря имиджа, комфорта...

· Какие преимущества я получу, если избавлюсь от долгов?

· Какие дальнейшие преимущества вытекают из этого?

· Какие догматы веры привели к тому, что я наделал долги?

· Какие свои недостатки я должен учитывать, если и далее останусь должником?

· Какое решение я принимаю?

Пожалуйста, обратитесь теперь к упражнениям из главы 5 и измените Ваши догматы веры. По- новому "запрограммируйте" себя: Вы творец Вашей жизни, а не раб каких-то случайно воспринятых догматов веры.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.008 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал