Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Признание. Непроницаемый мрак царил в операционной несколько часов; по крайней мере, Тэлли так показалось




 

Непроницаемый мрак царил в операционной несколько часов; по крайней мере, Тэлли так показалось. Раскаленный добела гнев поселился в ее сердце, он был подобен стремительно распространяющемуся лесному пожару. Она боролась с желанием вслепую мчаться сквозь этот мрак и разрушать все на своем пути, пробиваться через потолок на следующий этаж, еще выше и еще, к небу.

Но Тэлли заставила себя сесть на пол, дышать глубоко и сохранять спокойствие. Ее не покидала мысль о том, что она снова проиграет схватку с доктором Кейбл, как проиграла тогда, когда чрезвычайники напали на Старый Дым; когда она сдалась и попросила, чтобы ее сделали красоткой; когда они с Зейном бежали из города вместе только ради того, чтобы их поймали.

Снова и снова Тэлли унимала злость, стискивала кулаки с такой страстью, что могли сломаться пальцы. Она чувствовала себя бессильной, беспомощной, как в тот момент, когда стояла у кровати умирающего Зейна…

Но она не могла позволить себе снова проиграть. Она не имела на это права – теперь, когда на карту была поставлена судьба мира.

Она сидела в темноте, ждала и сражалась с собой.

 

Наконец двери открылись, и на пороге возник знакомый силуэт доктора Кейбл. Вспыхнули четыре точечных светильника на потолке. Свет ударил прямо в глаза Тэлли. Она на миг ослепла, но услышала, что вместе с доктором Кейбл вошли еще несколько чрезвычайников, в двери за ними закрылись.

Тэлли вскочила на ноги:

– Где члены Совета? Мне нужно срочно с ними поговорить.

– Боюсь, то, что ты хочешь сказать, их огорчит, а мы не можем этого допустить. В Совете в последнее время все такие нервные. – Доктор Кейбл негромко рассмеялась. – Они на уровне Эйч, ссорятся друг с другом.

Двумя этажами выше… Она была так близко, но промахнулась.

– Добро пожаловать домой, Тэлли, – тихо произнесла доктор Кейбл.

Тэлли обвела взглядом пустую операционную и сказала:

– Благодарю за вечеринку с сюрпризом.

– Насколько я понимаю, это ты собиралась устроить нам сюрприз, Тэлли.

– В чем сюрприз? В том, что я хочу сказать правду?

– Правду? Ты? – Доктор Кейбл расхохоталась. – Вот уж это сюрприз так сюрприз!

Тэлли ощутила вспышку гнева, но сделала глубокий вдох и медленный выдох.

– Как вы узнали?

Доктор Кейбл шагнула в круг света и вынула из кармана маленький ножичек.

– Кажется, это твой?

Она швырнула его. Ножик перевернулся в воздухе, сверкая лезвием, и вонзился в пол у ног Тэлли.

– По крайней мере, обнаруженные на нем чешуйки кожи явно принадлежали тебе, – пояснила доктор Кейбл.

Тэлли уставилась на нож. Тот самый нож, который Шэй бросила, чтобы обмануть сигнализацию Арсенала. Тот самый, которым Тэлли порезала себе руку в ту ночь. Она разжала пальцы и посмотрела на свою ладонь. Подвижные татуировки по-прежнему исполняли свой быстрый танец, нарушаемый шрамом, тянувшимся поперек ладони. Тэлли видела, как Шэй вытирала нож, чтобы стереть отпечатки пальцев, но, очевидно, крошечные кусочки кожи все же прилипли к лезвию…



Значит, нож нашли и обнаружили ее ДНК вскоре после того, как они с Шэй проникли в Арсенал. Чрезвычайники все это время знали, что там побывала Тэлли Янгблад.

– Я не сомневалась, что эта глупая привычка когда-нибудь доведет вас, «резчиков», до беды, – мурлыкнула доктор Кейбл. – Неужели это так приятно – резать себя ножом? Нужно будет это учесть в следующий раз, когда я буду создавать таких юных чрезвычайников.

Тэлли опустилась на колени и выдернула нож из пола. Она повертела его в руке, гадая, можно ли метким броском попасть в шею доктора Кейбл. Но эта женщина была так же проворна, как Тэлли. Она была такая же особенная.

Нужно было срочно перестать мыслить как чрезвычайница. Нужно было думать просто и найти выход.

Она отбросила нож в сторону.

– Ответь мне на один вопрос, – сказала доктор Кейбл. – Зачем ты это сделала?

Тэлли пожала плечами. Сказать всю правду – значит, упомянуть о Зейне, и тогда будет еще труднее владеть собой.

– Это был несчастный случай.

– Несчастный случай? – Доктор Кейбл рассмеялась. – Ничего себе, несчастный случай – уничтожить боевую мощь целого города.

– Мы не собирались распространять нановирус.

– Мы? «Резчики»?

Тэлли покачала головой. Выдавать Шэй ей тоже не хотелось.



– Просто началось с одного, а закончилось другим…

– Это точно. С тобой всегда все именно так и получается, да, Тэлли?

– Но почему вы всем солгали?

Доктор Кейбл вздохнула.

– По-моему, ответ очевиден, Тэлли. Не могла же я всем объявить, что это ты чуть было не лишила город системы обороны. «Резчики» были моей гордостью и радостью, самыми особенными чрезвычайниками. – Хищная улыбка тронула ее губы. – Кроме того, ты дала мне прекрасную возможность избавиться от старого врага.

– Что вам сделал город Диего?

– Жители Диего поддерживали Старый Дым. Они годами принимали наших беженцев. А потом Шэй сообщила, что кто-то снабжает дымников костюмами-невидимками и громадными партиями этих гадких капсул. Кто еще это мог быть? – Голос Кейбл зазвучал строже. – Другие города только ждали, когда же кто-нибудь приструнит Диего с этой их Новой системой и вопиющими нарушениями морфологических стандартов. А ты просто дала мне в руки оружие. Ты всегда была так полезна, Тэлли.

Тэлли крепко зажмурилась. Как она жалела о том, что слова доктора Кейбл не слышит никто из членов городского Совета. Если бы только они узнали, как их обманывают!

Но весь город был слишком сильно напуган, люди не могли мыслить ясно. На всех огромное впечатление произвело нападение на Диего, и теперь люди были готовы отдать всю власть в руки этой безумной женщины.

Тэлли покачала головой. Последние несколько дней она старательно пыталась изменить себя, а менять надо было всех.

Но может быть, только того, кого нужно.

– Когда все это кончится? – негромко спросила она. – Долго продлится эта война?

– Она никогда не закончится, Тэлли. Мне удается сделать столько, сколько я и не мечтала сделать раньше. Уж ты мне поверь: красавцы с восторгом слушают и смотрят все это в новостях. А всего-то и нужна была война. Нужно было давно до этого додуматься! – Доктор Кейбл шагнула ближе, ее жестоко-красивое лицо озарил свет ламп. – Разве ты не видишь? Мы вступили в новую эру. Теперь каждый день – это чрезвычайная ситуация!

Тэлли медленно кивнула и едва заметно улыбнулась:

– Очень мило с вашей стороны, что вы объясняете это мне. И всем остальным.

Доктор Кейбл вздернула брови:

– Прошу прощения?

– Кейбл, я пришла сюда не для того, чтобы рассказать городскому Совету о том, что случилось на самом деле. Они просто полные идиоты, если готовы отдать вам нею власть. Я пришла для того, чтобы все узнали про нашу ложь.

Доктор Кейбл негромко, рокочуще засмеялась и сказала:

– Только не говори мне, что ты пронесла на себе что-нибудь вроде видеокамеры, Тэлли, чтобы признаться в том, что войну начала ты. Кто этому поверит? Когда-то ты была знаменитостью среди красавцев и уродцев, но нее, кто старше двадцати, даже не знают о твоем существовании.

– Верно. Зато теперь, когда вы стали самой главной, все отлично знают вас. – Тэлли сунула руку в карман и вытащила инъектор. – А сейчас, когда все видели, как вы рассказываете, что вся эта война была выдумкой, вас запомнят навсегда.

Доктор Кейбл сдвинула брови:

– Что это такое?

– Это спутниковый передатчик, который нельзя заглушить. – Тэлли сорвала колпачок с иглы. – Видите эту маленькую антенну? Потрясающе, правда?

– Ты не могла… Отсюда невозможно ничего…

Доктор Кейбл закрыла глаза, ее веки задрожали. Она проверяла, идет ли передача видеосигнала.

Тэлли улыбнулась, обнажив острые зубы, и продолжила:

– В Диего делают удивительные операции. Мои глаза заменили стереокамерами, а ногти – микрофонами. Весь город видел, как вы признались в том, что сделали.

Кейбл открыла глаза и фыркнула:

– В новостях ничего нет, Тэлли. Твоя маленькая игрушка не работает.

Тэлли вздернула брови и озадаченно посмотрела на тупой конец инъектора.

– Ой! Забыла нажать кнопочку «передача».

Она шевельнула пальцами…

Доктор Кейбл ринулась к ней. Одна ее рука метнулась к инъектору. В то же мгновение Тэлли повернула шприц под нужным углом…

От удара инъектор выпал. Тэлли услышала, как он упал на пол и разбился.

– Честное слово, Тэлли, – с улыбкой проговорила доктор Кейбл. – Ты вроде бы умная девочка, но порой ведешь себя как полная дура.

Тэлли опустила голову и закрыла глаза. Медленно вдыхая через нос, она принюхалась… и уловила едва заметный запах крови.

Открыв глаза, она увидела, что доктор Кейбл смотрит на свою руку. Укол ее немного рассердил. Шэй говорила, что поначалу почти не заметила эффекта лекарства, что его действие начало сказываться только через несколько дней.

Тэлли совсем не хотелось, чтобы Кейбл гадала, каким образом поранилась «антенной» и рассматривала разбитый инъектор. Пожалуй, имело смысл ее отвлечь.

Она старательно изобразила возмущение:

– Это меня вы называете дурой? – И резко ударила доктора Кейбл ногой в живот.

Та охнула. Остальные чрезвычайники среагировали мгновенно, но Тэлли не стояла на месте. Она бросилась в угол, где лежал разбитый инъектор и, наступив на него, раздавила на более мелкие осколки. Молниеносно развернувшись, она одарила ближайшего чрезвычайника увесистым апперкотом в подбородок, вспрыгнула на первый ряд кресел и побежала, перескакивая по их спинкам.

– Агент Янгблад! – крикнул один из охранников. – Мы не хотим причинить вам боль!

– Боюсь, придется!

Тэлли развернулась и помчалась к тому месту, где лежал сбитый с ног чрезвычайник.

Но в этот момент двери операционной открылись, и внутрь хлынула толпа сотрудников в серой шелковой форме.

Тэлли приземлилась около упавшего охранника и для верности еще раз наступила на осколки инъектора. Другой охранник в бронированном костюме ударил ее кулаком в плечо, и она отлетела к креслам. Запрыгнув на сиденье, Тэлли бросилась на обидчика, не обращая внимания на приближающуюся толпу чрезвычайников.

Через несколько секунд Тэлли лежала на полу ничком. Вертясь, как змея, она превратила осколки инъектора в порошок. А потом кто-то ударил ее ногой в бок. Она охнула и застонала.

Чрезвычайники наваливались на нее один за другим. Ей казалось, что ей на спину наступил слон. Перед глазами у Тэлли потемнело. Она вот-вот могла лишиться чувств.

– Все в порядке, доктор, – проговорил кто-то. – Она под нашим контролем.

Кейбл не ответила. Тэлли с трудом повернула голову. Кейбл стояла согнувшись и тяжело дышала.

– Доктор? – спросил кто-то из чрезвычайников. – Вам нехорошо?

«Дайте время, – подумала Тэлли, – и ей будет намного, намного лучше».

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.021 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал