Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ГЛАВА 2 3 страница




- А я не сомневаюсь? - переспросил Тэд.

- Ты совсем уже потерял голову, я сказала "ошибаешься".

- Ах да, ошибаешься, - повторил Тэд, - так вот, по-моему, мы с тобой выбрали не самый удачный момент для начала совместной жизни, ты так не считаешь?

Тэд еще никак не мог понять, к чему клонит Хейли, а та продолжала:

- Если причина раздора будет устранена, то вы с отцом непременно помиритесь, вам вновь будет хорошо, ведь правда, Тэд?

Наконец, до Тэда дошло.

- Неплохой ход, - протяжно проговорил он и присел, чтобы получше рассмотреть лицо Хейли.

Та отвернулась.

- Нет-нет, ты не прячь лицо, смотри мне прямо в глаза. И запомни, Хейли, ты никогда не можешь стать причиной моих конфликтов с отцом. Вся причина - во мне, - Тэд ткнул себя пальцем в грудь, - только во мне, ясно?

- Что-то ты больно смелый, - заметила Хейли.

- Да нет, - махнул рукой Тэд, - это я в самом деле только сейчас храбрюсь, а так я по натуре не бунтарь и даже немного зануда.

- Да, - коротко сказала Хейли. Тэд погладил ее по волосам.

- Так ты отказываешься жить со мной? Правильно я тебя понял?

- Нет, - улыбнулась Хейли, - ты никогда не можешь понять меня правильно, хоть я и люблю тебя. Я хочу, чтобы мы всегда были вместе.

- И я тоже, я всегда тебе говорю об этом.

- Но у меня есть сомнения и это, по-моему, естественно.

- А мне твои сомнения, Хейли, не нравятся, что я могу с собой поделать?

- Тэд, они у меня есть и все.

- А я хочу, чтобы их у тебя не было. Запомни, Хейли, наш союз будет союзом двух любящих людей и ничто не должно стоять между нами: ни мой отец, ни я сам, ни ты со своими сомнениями. Мы должны быть только вдвоем.

Негромко звучала музыка. Хейли и Тэд стояли обнявшись посреди студии. Дверь неслышно отворилась и в приоткрывшуюся щель заглянула Джейн Вилсон.

Конечно, Хейли, ты вольна поступать как считаешь нужным, как подсказывает тебе сердце.

Хейли кивнула.

- Да, Тэд, ты можешь поступать как считаешь нужным, ты всегда можешь отказаться от данных мне обещаний.

- Но знай, я поступаю так не для того, чтобы отомстить отцу: я тебя люблю.

Джейн все шире и шире открывала дверь. Ей хотелось вмешаться, крикнуть, но она не могла вымолвить ни слова, и не могла оторвать взгляда от обнявшихся парня и девушки.

- Я люблю тебя, - повторил Тэд.

- И я тоже, - прошептала Хейли.

Глаза Джейн налились злостью, очки грозно сверкали.

Хейли припала к груди Тэда, а тот ее крепко обнял. Что-то почувствовав, Хейли выглянула из-за плеча парня и встретилась взглядом с Джейн. Она вздрогнула, секунду стояла не двигаясь, а потом резко освободилась из объятий Тэда. Джейн, так же неслышно как открыла, захлопнула дверь.



- Тэд, - сказала Хейли.

- Что? Почему ты вдруг так отпрянула от меня?

- Я вспомнила, что должна срочно просмотреть объявления.

- Объявления? - изумился Тэд.

- Ну конечно, я просто забыла.

- По-моему, ты их уже просматривала.

- Да нет, это другие объявления.

Тэд так и не понял, в чем дело. Но песня уже кончалась, и ему нужно было идти к микрофону.

- Хорошо, тогда иди.

Девушка приоткрыла дверь студии и выскользнула в коридор. Прямо перед дверью стояла Джейн Вилсон. Она зло чертила ручкой на листе бумаги, под который был подложен пластик. Сверху эту конструкцию сжимал блестящий металлический зажим с острыми зубьями. Взгляд Хейли почему-то остановился именно на этом зажиме. Он, словно бы символизировал в этот момент настроение Джейн - такая же скрытая энергия, которая может освободиться в любой момент, как в сжатой пружине.

Хейли ждала, что скажет ей Джейн. Но та все так же молча чертила ручкой на листе бумаги. Острие стержня продирало бумагу до дыр. Хейли осторожно прикрыла дверь студии и хотела уже было пройти мимо Джейн, но та остановила ее резким окриком:

- Обниматься в студии запрещено!

Хейли пришлось остановиться, но она решила ничего не предпринимать.

- Ну что? - спросила Джейн.

Хейли сперва не поняла смысла вопроса, правда, прозвучал он уже более сердечно, более по-человечески.

- Ты о чем, Джейн?

- Ну как, вы съезжаете?

- Да, - кивнула Хейли, - мы обсуждали условия.

Тэд обещал пылесосить квартиру, готовить еду, стирать белье.

Джейн от удивления даже открыла рот, но потом поняла, что Хейли над ней просто издевается. Она злобно тряхнула головой, стекла очков сверкнули:



- Это напоминает брачный контракт, - она еще раз презрительным взглядом смерила Хейли и отвернулась.

Но тут даже из-за плотно прикрытых дверей студии донесся голос Тэда.

- Внимание! Диск-жокей объявляет SOS! Ребята, вы должны мне помочь.

Хейли устало опустилась на стул возле пишущей машинки. Джейн, которая уже собиралась уйти, замерла в ожидании. Обе они ждали, что же скажет Тэд в микрофон.

- Ребята, я подключаю все контактные телефоны. Найдите мне квартиру, иначе мне придется спать на улице, на скамейке в парке.

- Он сошел с ума! - прошептала Джейн Вилсон. А Хейли старалась не смотреть в ее сторону. Она не хотела, чтобы та заметила слезы радости в ее глазах.

 

Мэри Дюваль Маккормик нервно ходила по гостиной дома Кэпвеллов. София не торопила, она понимала, что ей нужно выговориться. Она не пробовала возражать, а только слушала.

- Ну зачем, зачем Мейсон так поспешил? - возмущалась Мэри, - прошло бы недели две и я сама разобралась бы с Марком и все бы ему объяснила. Хотя я понимаю Мейсона, ведь он думает, что это его ребенок, - в голосе Мэри послышалась дрожь, и София поняла, что сейчас самое время вступить в разговор, и она спросила о том, о чем и сама догадывалась раньше.

- Мэри, ты боишься, что это его ребенок?

- Да, я боюсь. Но вероятность очень мала, скорее всего, ребенок от Мейсона.

- Да, Мэри, теперь мне понятны твои опасения, ведь Марк может обратиться в суд с просьбой об опекунстве над ребенком.

Мэри кивнула головой.

- Да, София, именно так, этого я и боюсь.

- Но зачем Марку так поступать? Ведь навряд ли судьба ребенка очень уж волнует его.

- Да, ребенок ему безразличен, но этим он может отомстить Мейсону, - в глазах Мэри блеснули слезы.

София с пониманием посмотрела на свою собеседницу.

- Представь себе, у меня тоже была подобная ситуация перед самой операцией, - призналась София, - и моя медлительность едва не привела... - тут София сделала паузу, чтобы подобрать подходящие слова, - к весьма плачевным результатам, - наконец сказала она.

Мэри сделала над собой усилие и спросила, надеясь на отрицательный ответ:

- Неужели Мейсон все-таки должен узнать об изнасиловании?

- Да, - кивнула София, - именно так, он должен будет узнать, иначе рано или поздно он узнает это от кого-нибудь другого.

- Я боюсь.

- Но ведь Марк решит отомстить тебе в любом случае.

Мэри опустила взгляд. Ей не хотелось сейчас думать о плохом, но иначе не получалось.

- Нет, София, это невозможно, я никогда не смогу избавиться от чувства вины.

- Но, Мэри...

- Нет, София, и не упрашивай.

- Мэри, ты все-таки подумай, так будет лучше. Я понимаю твое состояние и мне хотелось бы успокоить тебя и обнадежить.

- Вряд ли это удастся.

- Но Мейсон должен узнать.

- Я не могу, София, представь себя на моем месте;

- Именно поэтому, Мэри, я так и говорю.

- Нет, не поэтому, и не говори, что в этом нет моей вины. Я сама прекрасно знаю что к чему, моя вина есть.

- Но в чем? В чем твоя вина? - изумилась София.

- Я знаю, что тысячи женщин прошли через этот кошмар, - уже почти кричала Мэри, - но я не хочу посвящать Мейсона в подробности. Это моя жизнь и мое право, сделать так, чтобы он не знал об этом.

София тяжело вздохнула. Она понимала, что очень трудно будет убедить Мэри пойти на такой отчаянный шаг, но иначе сложившуюся ситуацию невозможно было исправить.

Она подошла к Мэри, взяла ее за руку и заглянула в глаза:

- Успокойся и подумай сама. Мейсон должен будет узнать об этом и лучше, если он узнает от тебя, чем от кого-либо другого, тем более, от Марка.

- Но я не могу этого сделать.

- Я прекрасно понимаю тебя.

Мэри устало опустила голову. Она внезапно обмякла и казалось, сделалась безразличной ко всему.

- Боже, - тихо прошептала она, - я, по-моему, превращаюсь в какого-то монстра.

- Да ну же, Мэри, не нужно переживать, попробуй все уладить. Расскажи Марку о своей беременности, ведь он не знает... И по-моему, даже несмотря на его отношение к Мейсону, он не желает тебе зла.

Мэри тихонько всхлипывала, а София гладила ее по волосам, по щеке так, как будто была ее матерью.

- София, мне тяжело это сделать, - Мэри вытерла слезу, скатившуюся по щеке.

- Я понимаю, иначе бы и не советовала. Поступок, который легко совершить, не нуждается в поддержке.

- Да, - кивнула Мэри, - я все прекрасно понимаю, но это если смотреть с твоей стороны, София, а с моей... мне кажется лучше умереть, чем рассказать кому-нибудь из них двоих.

- Не нужно думать о таких грустных вещах, - сказала София, - постарайся решиться на это и посмотришь, тебе станет легче. Пусть переживают Марк, Мейсон, в конце концов они должны отвечать за тебя.

Да, я понимаю, - попробовала улыбнуться Мэри сквозь слезы, - но так получилось, что за все отвечаю я. И я, ни в чем не повинная, даже не знаю, от кого у меня ребенок.

- Конечно, Мэри, это сложный вопрос. Давай, мы с тобой присядем, подумаем, может быть еще поговорим. А если хочешь - будем просто молчать.

Мэри подошла к большому дивану и удобно на нем устроилась. София села рядом.

- Может, ты хочешь выпить? - предложила она. Мэри отрицательно покачала головой.

- Разве что только воды.

- Ну что же, - сказала София, - по-моему, Мэри, ты наконец решилась. Кому ты первому расскажешь?

Мэри задумалась.

- Не знаю, все зависит от случая - как будет настроение. Но все-таки, скорее всего, я расскажу...

- По-моему, - сказала София, - первый разговор должен состояться с Марком.

Мэри пожала плечами.

 

Марк и Мейсон уже битый час сидели за столиком в ресторане. Марк подпер одной рукой голову, прикрыв ей глаза, пальцами второй он барабанил по столу.

Взгляд Мейсона постоянно цеплялся за обручальное кольцо на безымянном пальце Марка.

- Священник сказал, что прошение будет рассматриваться на церковном совете, - в который раз уже повторил Мейсон.

Марк остановил его движением руки.

- Мейсон, я прекрасно осведомлен о процедуре аннулирования брака и она меня сейчас абсолютно не интересует - я о ней наслышан.

- Не горячись, Марк.

- Нет, Мейсон, ты мне лучше скажи, зачем ты вызвал меня в Санта-Барбару, чтобы унизить меня, да?

Мейсон немного растерялся.

- Нет, ты ответь, ты вызвал меня, чтобы унизить? Марк пристально посмотрел в глаза Мейсону.

- Нет, - абсолютно серьезно произнес Мейсон.

- А по-моему, именно для этого. Знаешь, я летел сюда не для того, чтобы выслушивать твои остроты, с меня уже достаточно твоих обещаний рассказать правду... Пока что я слышу только какую-то ерунду.

Мейсон молчал. Тогда Марк сцепил пальцы рук и подпер ими подбородок.

- Мейсон, запомни, деньги никогда не определяют прав и свобод человека.

- Марк, я прекрасно знаю об этом.

- Тогда в чем же дело?

- Мне просто сейчас предстоит решить одну проблему, серьезную проблему, - добавил Мейсон. - Очевидно, Марк, я выбрал неправильный путь действий, чем вызвал недовольство Мэри.

Мейсон задумчиво смотрел поверх головы Марка так, как будто разговаривал с самим собой.

- Да? - немного насторожился Марк.

- Именно так, - сказал Мэйсон. - Я столкнулся с непреодолимым препятствием, точнее, с препятствием, которое трудно преодолеть. Я пока еще не знаю как это сделать.

Мейсон смотрел на Марка так, как будто искал у него поддержки. Он чувствовал, что тот знает о чем-то таком, о чем не знает он и хотел выведать это, но не мог заставить себя спросить напрямую.

Марк еле заметно кивнул головой.

- Мэри боится, что ты откажешься нам помочь, - проговорил Мейсон, - она боится, что ты начнешь чинить нам препятствия.

- Я не совсем понимаю тебя, Мейсон.

- Как знать, по-моему, Мэри мне о чем-то не договаривает, но я, в конце концов, узнаю от нее, что она от меня скрывает. Ты не хочешь мне помочь в этом, Марк?

Разговор для Марка делался все более и более тягостным и он с радостью заметил метрдотеля, который спешил к их столику, оставив открытой дверцу телефонной кабинки.

- Мейсон, тебя к телефону, - сказал Марк, оборвав своего собеседника на полуслове.

- Хорошо, - Мейсон поднялся из-за стола, - только никуда не уходи, Марк, я быстро.

Метрдотель понял, что его старания замечены и остановился на полдороги к столику. Мейсон быстро прошел в телефонную кабинку.

- Мейсон, это ты? - послышался из трубки голос Мэри.

Мейсон замялся, но врать было уже поздно.

- Марк с тобой? Вновь Мейсон промолчал.

- Отвечай!

- Да, но он, Мэри, во взвинченном состоянии.

- Он не уйдет? - забеспокоилась Мэри.

- По-моему, нет, но я не знаю как его обработать, как нажать на него.

- Не беспокойся ни о чем, Мейсон, все сделаю я сама. Я постараюсь затянуть время как можно дольше и Марк, думаю, не уйдет.

- Да, Мейсон, ты был прав.

- В чем?

- Нам обязательно нужно аннулировать брак.

- Превосходно, - воодушевился Мейсон, - наконец-то, ты окончательно решилась. Мэри, мы сейчас выезжаем, жди.

- Нет, - заспешила с ответом Мэри, - не могу, я сейчас в гостях.

- В гостях? - удивился Мэйсон, - у кого?

- Не надо. Пусть Марк отдохнет несколько часов с дороги, ведь он, наверное, устал и разговор может не получиться. Ты же сам знаешь, когда человек уставший, то он очень зол.

- Да, - кивнул Мейсон.

- Ты не сердишься на меня? - спросила Мэри.

- Нет. Я очень рад, что ты наконец, решила окончательно.

- Пусть Марк соберется с мыслями и только потом я хочу поговорить с ним.

- Я не совсем понимаю тебя, Мэри.

- Мейсон, я не хотела тебе говорить сразу, но мы с Марком должны побыть наедине и сейчас я должна собраться с мыслями.

- Но, Мэри, я же хочу помочь тебе. Тебе одной будет трудно.

- Нет, Мейсон, я должна разобраться с ним сама. У нас есть свои старые счеты. А ты только помешаешь выяснению отношений.

- Хорошо, Мэри, делай как считаешь нужным. Мейсон повесил трубку.

 

Мэри постояла возле телефонного аппарата, слушая короткие гудки. София, видя ее замешательство, подошла к ней и положила руку на плечо.

- Мэри, по-моему, все складывается как нельзя более удачно. Марк все-таки не уехал, ведь я правильно поняла?

- Да, - Мэри кивнула, - но нам еще предстоит очень сложный разговор.

 

- Разговоры и не бывают простыми, - вздохнула София.

- Как ты думаешь, - встревожилась Мэри, - как Марк отнесется к известию, что ребенок может быть и от него.

София посмотрела ей прямо в глаза.

- Не знаю, реакцию мужчин предсказать трудно. Хотя, насколько я знаю Марка, ничего страшного не должно произойти. Лишь бы он не надумал сделать тебе какую-нибудь очередную гадость.

- Да, - сказала Мэри, - такое может произойти, но я постараюсь быть с ним сдержанной и объяснить, насколько мне важно получить развод.

- Да положи ты, наконец, телефонную трубку, - сказала София, - сколько можно стоять, держа ее в руках?

Мэри растерянно глянула на свою руку.

- Да, в самом деле, я совсем забыла о ней. Женщины уселись на диван и Мэри жадно допила

бокал минеральной воды.

- После этого разговора у меня так сушит в горле, София.

- И не мудрено, ведь ты сильно волновалась.

- А волнений мне предстоит куда больше, ведь я поговорила только с Мейсоном, а теперь должна буду объясниться с Марком.

- Что ж поделаешь, - София наполнила бокал, - ясно, разговор у вас будет не из приятных.

- Но я сама виновата, - Мэри закрыла лицо руками, - я ведь тебе уже говорила, София, в этом есть и доля моей вины.

- Не нужно укорять себя в том, чего ты не делала.

- Не делала? - возмутилась Мэри, - да я сама спровоцировала Марка и я боюсь, в разговоре со мной он это почувствует. Поймет, что я ощущаю себя виноватой и тогда...

Мэри не договорила.

- Ну что тогда? - как можно более ласково спросила София.

- И тогда, он сможет победить меня. А я этого совсем не хочу.

- Постарайся быть с ним сдержанной, не давай волю чувствам и тогда, думаю, ваш разговор получится.

- Да, тебе легко говорить, - сказала Мэри, а мне... Что делать, если чувство вины не покидает меня. Не нужно думать об этом.

 

ГЛАВА 2

Тэд и Хейли в поисках любовного гнездышка. - Джулия Уэйнрайт - лучший адвокат от защиты. - СиСи и София - приятные воспоминания прошлого. - Августе хочется верить в честность Гранта. - Марк Маккормик выступает против аннулирования брака. - Странное предложение Сантаны Кастильо.

 

Тэд сидел в дикторской студии KUSB. Телефонные аппараты буквально разрывались от звонков. Он еле успевал поднимать трубки, перед ним стояло два аппарата и два - перед Хейли. Тэд говорил в трубку:

- Шесть комнат. Нет, по-моему, для меня это многовато.

- Что вы сказали?

- Да нет. Я просто не смогу платить за такие шикарные апартаменты. Спасибо вам за заботу. До свидания.

Хейли прижимала к уху трубку черного телефонного аппарата, а в руке уже держала красную.

- Да, говорите.

- Да-да, я всегда любила жить на природе.

- Окна с видом на океан? Это же прекрасно.

- О, простите, но такая цена нас не устроит.

- Почему нас? Потому что мы будем жить вдвоем.

- Спасибо, за поздравление. Извините и еще раз спасибо за беспокойство.

Хейли прижала красную трубку.

- Да, KUSB, - почти выкрикнула в микрофон Хейли.

- Да нет, такое предложение нам не подойдет. Извините.

- Да, - да, Тэд не сможет помогать вам на ферме и это слишком далеко от города.

Она положила трубку на рычаги красного аппарата. Телефоны звонили, а Хейли и Тэд смотрели друг на друга.

- Ну что? Будем поднимать трубки? - спросил Тэд.

- У меня такое чувство, - сказала Хейли, - что когда слишком много предложений, ни одно из них тебе не подходит.

- По-моему, и ты отказываешься, - улыбнулся Тэд.

- Я отказываюсь, глядя на тебя. Ну, согласись, в самом же деле - нельзя жить на ферме и ездить каждый день в город. Это слишком далеко.

- А я тебе и не предлагаю такой вариант.

- Но предлагают твои слушатели, - сказала Хейли, - ведь это ты спровоцировал их на звонки. А теперь вместе мы должны расхлебывать.

- Хейли, они все равно не успокоятся, будут предлагать и предлагать, независимо от того, берем мы трубки или нет. Так что мы должны пропустить через себя уйму этих телефонных звонков. И лишь потом настанет относительное спокойствие.

- Да, - кивнула Хейли, - думаю, нам придется начать вновь.

- Ну давай. Раз, два, три! - скомандовал Тэд и они с Хейли одновременно подняли по телефонной трубке.

- Да, это радиостанция KUSB, - сказал Хейли, - я слушаю вас.

- Нет, такое нам не подойдет.

- Да потому что должно быть хотя бы одно окно, хотя бы маленькое. Но жить совсем без света невозможно. Спасибо за беспокойство.

Хейли положила трубку.

- Спасибо, я записал ваш номер, - закончил свой разговор Тэд.

Музыка, пущенная в эфир, уже подходила к концу. Тэд замахал руками на Хейли, чтобы она скорее заканчивала разговор. Та одним щелчком отключила все контактные телефоны, кроме основного. Этот аппарат стоял на столе Тэда. Тэд надел на голову наушники и, выключив музыку, вышел в эфир:

- Привет, ребята! - голос его звучал радостно.

Чувствовалось, что парень доволен. Ведь его слушатели в трудную минуту поддержали его. И пусть пока еще ни одно из предложений не пришлось им по вкусу! Перспектива была! Он мог на них рассчитывать.

- Привет! Спрячьте, пожалуйста, ваши двадцатипятицентовые монетки подальше. Вы монополизировали в нашем городе все телефонные автоматы. Я и не думал, что у нас в Санта-Барбаре живет целая Армия Спасения. Спасибо вам всем, кто позвонил мне сегодня. Независимо от того, принял я ваше предложение или нет. Чувствую, что мне не придется спать на скамейке в парке. Слышите, сколько у меня ваших предложений? - Тэд принялся шелестеть перед микрофоном листками бумаги с записанными адресами.

Хейли неслышно ступая, подошла к столу и улыбнулась Тэду.

"Мол, все отлично, мы с тобой выпутаемся. Найдем, где жить".

Хейли заметила на пульте то загорающуюся, то потухающуюся лампочку и показала на нее Тэду.

- О, важный звонок, - сказал в микрофон Тэд, - секундочку, я соединюсь с вами. Думаю, ребята, это еще одно предложение, и хотя у меня уже предостаточно адресов, я заранее благодарен звонящему.

Он снял трубку.

- Тэдди, - послышался из трубки вкрадчивый женский голос. Было такое впечатление, что она говорит шепотом, но в самый микрофон.

- Мы знакомы? - спросил Тэд.

- В прямом смысле - нет, - голос звучал ласково и в то же время таинственно.

Хейли стояла за спиной у Тэда, она чувствовала себя довольно уставшей. Последние несколько часов беспрерывных телефонных разговоров измотали ее окончательно. Ей хотелось узнать, о чем сейчас думает Тэд, с кем разговаривает. Но Тэд показал ей рукой, чтобы она вышла за дверь.

"Почему? - подумала Хейли, - почему он не включил этот телефонный звонок в эфир? Ведь было бы неплохо вознаградить хоть таким образом звонивших людей".

Но Тэд прикрыл микрофон рукой и Хейли ничего не оставалось как выйти из студии.

- Я, кажется, догадался, - наконец-то сказал Тэд, - привет, Роксана. Я уже узнаю твой голос.

- Мне это приятно слышать, - сказала звонившая женщина.

- Ну что! - деланно воодушевился Тэд. - Как жизнь?

На другом конце провода наступило молчание, но не очень долгое.

- Если быть честной, то я огорчена.

Этот шепот доходил до самой глубины души Тэда, он приятно холодил и в то же время возбуждал. На всякий случай Тэд осмотрелся. Да, Хейли вышла.

- И позвольте узнать, Роксана, почему вы огорчены? - Тэд злился на себя, что называет эту женщину вымышленным именем.

Ведь это явно была кто-то из его знакомых, та, которую он встречал, наверное, чуть ли не каждый день. И вот теперь не мог узнать ее по голосу. Ясно, что она постаралась чуточку изменить тембр, но ведь что-то всегда остается от прежнего знакомого голоса.

Как Тэд ни напрягался, но никак не мог вспомнить. Этот голос стал для него теперь чем-то отдельно существующим, самостоятельным. И он понимал, что даже если одна из его знакомых, подруг, скажет ему, что это она - Роксана, звонившая по телефону - он не поверит, этот голос уже вошел в его душу сам по себе, стал привычным.

- Так как понимать мне твое огорчение? - наконец-то, повторил Тэд.

В трубке послышался долгий томный вздох.

- Бедняжке Тэду негде сомкнуть глаз? Я бы взялась решить этот вопрос. Ведь это ужасно, что тебе, бедненький, негде выспаться! Да я готова посыпать свою голову пеплом.

Тэд мог бы поклясться, что слышит в трубке шорох женской одежды. Он прикрыл глаза и попытался представить себе Роксану. Но вместо лица возникало расплывчатое пятно, а все остальное представлялось очень отчетливо.

Ему подумалось, что это молодая девушка, которая сидит в одном белье на кресле, прижимая плечом к уху телефонную трубку. Ее рука скользит по кружевному белью и оно издает этот странный шорох Рука сжимает грудь, потом опускается ниже к животу... поглаживает черные чулки...

Спохватившись, Тэд понял, что слишком долго молчит.

- Роксана, - сказал он, - пепельные волосы давно вышли из моды.

- Тэдди... - снова зашептала женщина.

Теперь он готов был поклясться, что слышит позвякивание браслетов на ее руке.

- ...ты в состоянии дотянуться до карандаша? Тэд услышал постукивание ноготками до телефонной

трубке.

- Да. А зачем?

- Ты, Тэдди, недогадлив. Так дотянешься до карандаша?

- Попробую, он у меня недалеко, - Тэд вытащил карандаш, прикрепленный к наушникам, - карандаш у меня в руке, что дальше?

На другом конце провода снова послышался вздох, так словно бы то, что в руках Тэдди оказался карандаш, принесло звонившей громадное облегчение.

- Запиши, один адресок.

- Твой адрес? - уточнил Тэд.

- Нет, но квартирка супер. Там ты совьешь себе уютное гнездышко.

Тэд подвинул к себе лист бумаги и записал адрес.

Отложив телефонную трубку, он сидел, не снимая наушники. В них звучала легкая веселая музыка. А на душе у Тэда было тревожно. Он никак не мог смириться с тем, что до сих пор не узнал, кто эта женщина.

Можно было, конечно, спросить ее напрямую, но Тэд почему-то был абсолютно уверен, что она не признается.

- Кто это был? - спросила Хейли, вновь входя в дикторскую.

Тэд пожал плечами.

- Да просто еще один адрес. Может, нам с ним и повезет.

- Может быть, - согласилась Хейли, - а может и нет.

- Теперь у нас с тобой, Хейли, работы на целый день. Нужно объехать все адреса.

- С которого начнем? - оживилась девушка, - давай возьмем все карточки, перетасуем, как колоду карт и я вытяну. Возможно, это будет лучший адрес.

Тэд сначала и хотел так сделать, но потом сжульничал. Он и в самом деле сложил все карточки вместе, но последнюю, самую нижнюю, вытянул сам - ту, на которой был адрес, подсказанный Роксаной.

- По-моему, ты жульничаешь, - сказала Хейли.

- Интересно, а в чем заключается мой обман? - возмутился Тэд.

- Но мы же договорились, что тянуть буду я.

- Неужели это худшая из всех? Может с ней нам повезет?

Хейли взяла карточку с адресом в руки, повертела ее, как будто это что-то могло ей дать.

- По-моему, неплохо. Район не хуже, чем все остальные, - сказала она.

- Ну и прекрасно. Дождемся, когда кончится эфир и поедем смотреть нашу квартиру.

- Ты говоришь так, будто знаешь, что этот адрес будет окончательным. Как будто нет всех остальных?

- А почему бы и нет? Зачем нам долго выбирать? Мне кажется, это квартирка как раз то, что нам нужно, если, конечно, звонивший не обманул нас.

- Да, комната, кухня, - задумчиво проговорила Хейли, - это отлично - не слишком мало и не слишком много. Для начала подойдет.

- Ладно, Хейли, пожалуйста, не мешай. Иди на контактные телефоны. А я буду дальше вести эфир.

Тэд подвинул регулятор, музыка стала утихать.

- Ребята! - крикнул он в микрофон, - большое вам спасибо. У меня в руках целая стопка адресов и теперь мне понадобится несколько дней, чтобы их все объехать. Надеюсь, все сложится отлично и я не буду больше ночевать на улице как бездомный.

 

После окончания эфира Хейли поджидала Тэда в машине на улице. Ей не терпелось как можно скорее поехать посмотреть квартиру, которая, возможно, станет их прибежищем. Тэд, казалось, не спешил. Он набросил на плечи куртку и остановился перед дверью.

Хейли это начало раздражать - она видела сквозь стекло, что Тэд не спешит. Но идти самой навстречу ей не хотелось. В конце концов, что-то же он там думает, если так поступает.

"Роксана... Роксана, - думал Тэд, - кто же она все-таки такая? Почему не хочет называть своего имени? Женщины всегда стараются сделать из себя загадку, а нам мужчинам, приходится ее разгадывать. И хоть бы ответ был важным, а то, скорее всего, никакой мистики. Да, но почему этот звон браслетов и шорох белья так врезаются в память".

Тэд провел рукой по лбу, по щеке.

"Она, наверное, могла бы стать неплохим режиссером: знает, как воздействовать на психику. Она прекрасно понимает, как я буду прислушиваться к ее голосу и специально изменяет его, знает, что я пойму, шелестит это бумага или белье, звенит бокал или же браслеты на руке... и постукивание ногтями по микрофону. Я прямо-таки представляю себе эти длинные твердые ногти, досмотренные, аккуратно покрытые лаком... Какого черта я обо всем этом думаю? - оборвал сам себя Тэд, - Хейли меня уже ждет, мы должны ехать смотреть квартиру. Да, квартиру, подсказанную мне Роксаной. А может плюнуть на этот адрес и поехать сразу по другому, а туда вообще не заезжать?"

Но любопытство взяло верх.

"Может, Роксана владелица этой квартиры? Тогда я смогу ее увидеть".

Тэд неспеша подошел к автомобилю, сел за руль.

- Ты какой-то грустный, - сказала Хейли, - по-моему, ты совсем не рад тому, что мы едем выбирать себе квартиру

- Да нет, Хейли, я радуюсь, но посмотри, какой список.

- А зачем он нам весь? - весело сказал Хейли, забирая из рук Тэда ворох карточек, - мы можем остановиться на самой первой, если она, конечно, меня устроит Но судя по-твоему описанию - это просто чудесная квартира.

- Да я еще сам ее не видел. Но звонивший рассказал мне о ней довольно подробно.

- Это был мужчина? осторожно спросила Хейли.

- Кто?

Тэд будто бы не понял.

- Звонил мужчина или женщина?


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.038 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал