Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ГЛАВА 2 2 страница




- И в чем же заключается этот твой единственный способ?

- Надо оставаться самим собой.

Хейли посмотрела на нее слегка удивленно: она никак не ожидала услышать подобное от своей начальницы.

- На мой взгляд, растрепанные волосы не произведут должного впечатления на Тэда.

Хейли поправила прическу. Джейн Вилсон, сверкнув очками, засмеялась.

- Может ты и права. Но, Хейли, меня интересует другое.

- Что?

- Почему ты недолюбливаешь меня?

- Я?

- Ну да, мне так кажется.

- Мне кажется, что ты меня осуждаешь, - спокойно ответила Хейли, - ты единственная здесь на станции, кто не путает антипатию с упрямством.

- Знаешь, я вчера прочла твое объявление, - Джейн посмотрела на Хейли, - меня интересует, ты нашла уже квартиру?

Хейли через плечо оглянулась на нее.

- У тебя есть что-нибудь на примете?

- Да нет, просто мне тоже нужна квартира и я была бы не против поселиться с тобой вместе. Так будет немного дешевле.

- Спасибо, - тихо сказала Хейли, - но у меня есть сосед.

- Сосед? - Джейн Вилсон вскинула взгляд, - у тебя есть сосед?

- Да, - спокойно ответила Хейли.

- Интересно, и кто же?

- Видишь ли, мы с Тэдом решили жить вместе.

- Хейли! Да не может этого быть!

- Да, мы с Тэдом будем жить вместе.

- Хейли, ты сошла с ума?

- Почему? Что-то не так?

- Нет, ничего, Хейли, ничего, - Джейн резко развернулась и покинула комнату.

 

А в доме Кэпвеллов в это время события развивались совсем по иному сценарию. Брат СиСи, Грант, расхаживал по огромной гостиной, придирчиво рассматривая интерьер.

Родовое гнездо нашей семьи выглядит неплохо. София и СиСи стояли посреди гостиной и недовольно поглядывали на Гранта.

- Правда, здесь все стало вычурным, даже чересчур вычурным, но выглядит очень неплохо.

София, чтобы не мешать мужчинам, подошла к СиСи и тихо сказала:

- Я подожду тебя в кабинете, - и развернулась, чтобы уйти.

- Не спеши, София, Грант сейчас уходит. Ведь того, к кому он пришел нет дома, а у меня очень много дел.

София осталась, она скрестила на груди руки, поглядывала то на СиСи, то на Гранта.

- Если вы не будете против, начал Грант, - то я хотел бы взглянуть на свою старую комнату.

- Не стоит этого делать, Грант, там сейчас живет Тэд.

СиСи нагло улыбнулся, став напротив брата. В это время огромная дубовая дверь распахнулась и в гостиную вбежал Тэд.

- О, дядя Грант! Приветствую! - поздоровался он.

- Привет, Тэд, брат СиСи подал руку и Тэд пожал ее.

- Сын, я хотел бы с тобой поговорить, - сказал СиСи Кэпвелл.

Тэд, держа под мышкой сложенные картонные ящики, тихо обратился к Гранту

- Мне очень жаль, что вы потеряли Мадлен.

- Спасибо тебе, Тэд, спасибо, - Грант потрепал Тэда по плечу.



После нескольких мгновений молчания Тэд, увидев мать, широко улыбнулся:

- Привет красавица! - он подлетел к ней и поцеловал в щеку.

СиСи посмотрел на сына, на Софию, которая счастливо улыбнулась.

- Тэд, я хотел бы поговорить с тобой.

- Извини, отец, давай попозже, я хочу подняться к себе в комнату и собрать вещи.

- Тэд...

Но парень уже поднимался на второй этаж, покидая гостиную.

- Ладно, СиСи, я, пожалуй, пойду, - сказала София и оставила его наедине с Грантом.

- Похоже, Тэд переезжает, - сказал Грант. СиСи ничего не ответил на реплику брата.

- Когда человек покидает отчий дом, это всегда немного грустно, - задумчиво произнес Грант.

- Ну, это тебе виднее, - СиСи смотрел на Гранта с нескрываемым неудовольствием, - зачем ты приехал в Санта-Барбару?

- Как обычно, по делам, - спокойно ответил Грант.

- Я слышал, что ты снюхался с Лайонелом Локриджем, не так ли?

- Ты, СиСи, позаботился о том, чтобы разорить Лайонела, ты разорил и меня. Но теперь мои финансовые дела понемногу наладились.

- Грант, твое банкротство было следствием твоей же жадности, - сказал СиСи.

Грант поджал губы.

- Знаешь, СиСи, я симпатизирую Лайонелу, он лишился денег, дома, но с честью выпутался из этого испытания. Он с честью его выдержал, - улыбка победителя искривила губы Гранта, - а вот тебя, СиСи, еще ожидает подобная участь. Но ты останешься один.

СиСи, слушая речь брата, старался казаться невозмутимым, но это давалось ему с трудом.

- Маловероятно, Грант, такое почти невозможно. Скажи, а когда ты в последний раз посылал Памеле деньги?



СиСи вздрогнул.

- Убирайся к черту!

На это Грант зло сказал:

- Интересно, твой сын знает подоплеку этой романтической истории? - Грант внимательно смотрел на брата.

Но ни один мускул на лице СиСи не дрогнул.

- Знаешь, Грант, - СиСи сделал два шага к своему брату, - ты уже почти старик, а ума у тебя - как у младенца.

- А Тэд вовремя решил выпорхнуть из гнезда, - сказал Грант, широко улыбаясь. - Я ухожу. И дай бог, нам с тобой больше никогда не увидеться.

Грант вышел из гостиной.

СиСи несколько минут молча стоял посреди большой комнаты, обдумывая все то, что услышал от брата, от сына и от Софии. Ему было немного не по себе, и он спешно искал выход из создавшегося положения.

Августа Локридж держала в руках пакет с печеньем, на котором была изображена в венке Джина, вторая жена СиСи Кэпвелла. Открылась дверь, и в каюту яхты вошел Лайонел Локридж.

- Добро пожаловать, Лайонел! - приторно улыбаясь, произнесла Августа.

- О, извини, я совсем забыл, - Лайонел замешкался в двери, но потом смело переступил порог.

- Тебе звонили, я здесь все записала, - Августа брезгливо двумя пальцами подняла листок бумаги.

- Я поехал в банк, чтобы получить по чеку.

- Твой партнер?

Лайонел взял листок и осмотрелся.

- Боже мой, какой беспорядок на моей яхте! - воскликнул он, - полнейший беспорядок!

Августа не обратила внимания на это восклицание своего бывшего мужа.

- Что, Лайонел, ты приводишь в исполнение план мщения СиСи Кэпвеллу? Долгое ожидание, потом ты подсовываешь этот пакет с нагловато улыбающейся Джиной Кэпвеллу и у него случается апоплексический удар, не так ли, Лайонел? Ведь ты задумал такой план? Послушай, я никак не могу понять, зачем ты связался с Джиной, - непонимающе глядя на бывшего мужа, спросила Августа.

- Да я с ней не связывался. Я просто помог ей с пекарней.

- О, Лайонел, я тебя понимаю. Всегда твое сердце льнуло к предприимчивым женщинам, а я опоздала. Вы с Грантом решили выпекать печенье? - смеялась Августа, - вы решили, что мгновенно окупите все свои расходы.

- Августа, но ведь Грант не знает об этом.

- Счастливый! - иронично произнесла женщина. Несколько мгновений Лайонел и Августа молчали, затем женщина, не выдержав тишины, спросила:

- Я надеюсь, Джина не выманила у тебя те пять тысяч, которые я дала.

- Августа, да что ты, я не мог упустить такой шанс, - Лайонел улыбнулся и попытался обнять Августу, но она резко отстранилась.

- СиСи просто побелеет от злости, когда увидит эту рекламу Джины, - Лайонел схватил со стола пакет с печеньем, встряхнул его и показал Августе, - "Хочешь быть здоров и весел - ешь печенье миссис Кэпвелл", - дурашливым голосом прочел он рекламную надпись на пакете.

- Он не переживет этого, - засмеялась Августа.

- Знаешь, дорогая, ты скоро получишь назад все свои деньги, - сказал Лайонел и швырнул на стол пакет.

- Это означает, по-моему, только то, что ты вступаешь в альянс с Грантом? - Августа пристально смотрела на Лайонела. - Послушай, Лайонел, а я по-прежнему принадлежу к роду Локриджей?

- Конечно, Августа, - не понимая куда клонит женщина, ответил он.

- Значит, у меня еще есть право голоса и я хочу узнать: это ты, Лайонел, облапошил Эмонта Кэпвелла?

Лайонел отступил на шаг назад, не спуская глаз с Августы.

- Дорогая, ты лучше спросишь об этом у Гранта Кэпвелла - ему виднее.

Августа вся подобралась. Большие жемчужные серьги в ее ушах качнулись.

А в доме Кэпвеллов события развивались своим чередом. Тэд вышел из своей комнаты и спустился вниз с огромным картонным ящиком в руках. Вместе С ним сошла в гостиную и его мать София.

- Ну что, попрощаемся? - громко сказал Тэд, обращаясь к отцу.

- Нет, Тэд, мне кажется, что это крайне необдуманный поступок, - назидательно произнес СиСи Кэпвелл.

- Отец, ведь я имею право...

Но СиСи не хотел слушать, что говорит сын.

- Понимаешь, у тебя прекрасный дом, - СиСи огляделся вокруг, - прислуга готова исполнить любую твою прихоть, а я не нарушу свое обещание.

Тэд отошел от стола и вопросительно посмотрел на мать, потом на отца.

- Правда, я не нарушу свое обещание, - повторил СиСи Кэпвелл.

Но Тэд только улыбался - он явно не верил отцу.

- Отец, это тебе только так кажется. Ведь ты давал такие обещания много раз и много раз их нарушал.

- СиСи, - вступила в разговор мужчин София, - если Тэд уже собрал вещи и решил уехать из дому, то давай пожелаем ему удачи.

София попыталась улыбнуться, чтобы смягчить напряженность ситуации.

- Я не понимаю, к чему такая спешка? - выкрикнул СиСи.

- Я не спешу...

Отец кивнул на картонную коробку.

- Но я хочу понять, что плохого сделал?..

Тэд замялся - он явно не хотел продолжать разговор. Но и оставить без ответа вопрос отца он тоже не мог.

- Отец, я люблю тебя, я люблю этот дом, но сейчас мне очень важно пожить одному. У нас с тобой были разногласия, но давай забудем о них.

Тэд взял в руки коробку.

- Может, ты хоть оставишь нам свой адрес? - попросила София.

- Нет, мама. Пока не могу, мы еще не подыскали себе квартиру.

- Не понял, - грозно сказал СиСи, - кто это мы?

- Мы с Хейли.

- Что? Ты связался с Хейли? - громко выкрикнул СиСи Кэпвелл.

- Спокойно, отец, спокойно, - Тэд поднял указательный палец, - давай обойдемся без комментариев. Я поступаю так, как считаю нужным.

- Это что, у тебя теперь такие принципы - жить с прислугой? Ты хочешь опозорить отца? - нервно закричал СиСи.

- Погоди, погоди, СиСи! Успокойся! - попыталась урезонить мужа София, - ведь ты же сам всегда ненавидел снобизм.

Но Тэд уже выходил из дому, держа в руках ящик.

- Погоди, Тэд, погоди! - попытался остановить сына СиСи.

Тот остановился.

- Я не буду сейчас спорить с тобой, - сказал Тэд, - мама тоже считает, что мне рано начинать семейную жизнь, но тем не менее, она согласилась с моими доводами.

СиСи задумался.

- София, ты уже успела благословить влюбленных?

- Отец, не заводись, - попросил Тэд.

- Сынок, я не могу приказывать тебе, я просто прошу тебя обо всем хорошенько подумать, - сказал СиСи, - социальный дисбаланс у тебя с Хейли настолько велик, что не может быть никакого разговора о гармонии.

СиСи положил ладонь на коробку, как бы пытаясь этим удержать сына.

- Общество порицает подобные связи, и двери приличных домов будут закрыты для тебя.

София недовольно отошла в сторону. Ей никогда не нравились рассуждения СиСи о том, как надо другим устраивать свою жизнь.

- Вскоре, Тэд, тебе надоест убогое существование и нищета. Представляешь, ты будешь бедным человеком, у тебя ничего не будет. И тогда, Тэд, ты вспомнишь о нашем разговоре, о разговоре в гостиной твоего дома И вспомнишь мои слова.

- Но пока, отец, я не нуждаюсь в твоих советах Не желая продолжать бессмысленный спор, Тэд снова повернулся к двери. На пороге он остановился, посмотрел на СиСи, Софию, кивнул головой.

- Гуд бай, мама, гуд бай, отец.

- Тэд! Постой, не уходи! - почти приказывая, выкрикнул СиСи.

Но Тэд больше не останавливался, он вышел за дверь. СиСи бросился к двери, думая вернуть сына, но потом замер.

Он медленно закрыл высокую дверь своего дома. На его лице было разочарование, но он быстро справился с собой.

- Да, наверное, я вел себя не лучшим образом, - сам себе сказал он.

- Действительно, ты вел себя далеко не лучшим образом, - спокойно сказала София, - молодежь пренебрегает советами старших.

СиСи хотел разразиться длинной тирадой, но София не дала ему этого сделать. Она зло засмеялась и сказала:

- Ты сам никогда не учился на чужих ошибках. Пускай и Тэд учится на своих. СиСи, ты хоть это понимаешь, ведь ты сам никого не слушал, а поступал так, как тебе заблагорассудится.

СиСи от удивления даже прикрыл глаза, он явно не ожидал услышать такое от Софии.

- А зачем тогда нужны родители? - глядя на Софию, спросил СиСи.

- Зачем нужны родители? И это спрашиваешь ты, СиСи?

- Да, это спрашиваю я.

- Мне кажется, родители нужны для того, чтобы дети были лучше их, чтобы сын стал лучше отца, а дочь - лучше матери. СиСи, ты не поверил собственному сыну, - нервно расхаживая по гостиной, начала София, - ты не поверил Тэду. Это ужасно, но я нисколько не удивлена. Ведь ты, СиСи, не доверяешь никому, абсолютно никому.

СиСи даже отвернулся. Он молча пересек всю гостиную по диагонали, потом резко обернулся.

- Какой сегодня день? - со злостью спросил он.

- Четверг, - уже спокойно ответила София.

- Четверг... - СиСи напряженно задумался и еще раз повторил, - четверг.

- Да, сегодня четверг, СиСи.

- А тебе известно, почему я пригласил тебя именно сегодня?

- Я думаю, ты хотел, чтобы я помогла тебе воздействовать на сына.

- А вот и нет, - СиСи с ехидцей улыбнулся.

- Тогда не знаю.

- В борьбе с детьми мне не нужна твоя помощь.

- Я знаю, какой сегодня день, - вспомнила София.

- Тогда не будем ссориться в день годовщины нашей свадьбы, - сказал СиСи.

- Но ведь мы разведены, - вопросительно глянув на СиСи, сказала София.

- Ну и что? - пожал плечами мистер Кэпвелл, - мы все равно можем отметить это событие. Ты свободна сегодня вечером? - почти выкрикнул он.

- Ты приглашаешь меня на свидание?

- Да нет, - СиСи замахал руками. - Я жду от тебя, София, простого ответа, самого простого - ты свободна сегодня вечером? Да или нет?

СиСи, засунув руки в карманы брюк, прошелся по гостиной, остановился возле Софии и посмотрел на нее.

Она едва сдерживала улыбку, раздумывая, что ответить СиСи, но никак не могла найти подходящих слов. А мужчина, нервно сжимая кулаки, ждал ее ответа, боясь, что она сегодня вечером занята, что у нее назначена какая-нибудь важная встреча и она не сможет вместе с ним отметить годовщину их свадьбы.

София молчала, выдерживала паузу, она решила немножко позлить СиСи. И это ей удалось. На лбу у СиСи от напряжения даже выступило несколько капелек пота.

Он достал белоснежный носовой платок, вытер руки, промокнул лоб.

- Ну, я жду, да или нет? - уже тихо спросил он, заглядывая в глаза своей бывшей жене.

- Думаю...

- Так ты согласна, София? - не выдержав, спросил СиСи.

София вместо ответа вышла из гостиной в другую комнату. СиСи пошел за ней следом.

- Так ты согласна?

- Почему я должна соглашаться?

- Мне кажется, ты уже приняла решение, - сказал СиСи Кэпвелл.

- Ты в этом уверен?

- Да, - сказал СиСи.

- А вот я - нет, я не уверена пока еще ни в чем, - ответила София, глядя прямо в глаза СиСи.

- Но почему?

- Знаешь, СиСи, твое приглашение напоминает приказ. Ты говоришь со мной таким тоном, как будто я служу в твоей компании. Мне даже не известно как ты сейчас ко мне относишься и вообще, за всю нашу совместную жизнь мы еще ни разу с тобой не отмечали годовщину нашей свадьбы, - София раздосадовано потрясла сжатым кулачком и отвернулась от бывшего мужа.

Через несколько мгновений она обернулась и уже другим тоном спросила:

- СиСи, что с тобой, собственно, произошло? Ты случайно не заболел? - она пытливо смотрела на улыбающегося СиСи.

- Как же мне уговорить тебя, София? - сказал СиСи.

- Не знаю, - она пожала плечами.

- Может, мы все-таки присядем? - предложил СиСи.

- Это очень в твоем стиле, - ответила София, - ты хочешь усадить меня и тогда тебе будет легче говорить. А я не хочу, мне куда легче говорить стоя.

- Ну как хочешь, - мужчина раздосадовано махнул рукой, - я предложил тебе отметить годовщину свадьбы, а не вступать в брак снова. И вообще, София, ты удивительная женщина, тебе единственной удается загнать меня в угол.

- Да, СиСи, и тогда ты все-таки превращаешься из робота в человека. Только я могу тебя вернуть к настоящей жизни.

- Если тебе, София, нужен более конкретный ответ, то я скажу проще: этот вечер я хочу провести с тобой. Тут дверь в гостиную отворилась и вошла служанка. Мистер Кэпвелл, - негромко сказала она.

- Что такое? Неужели ты не поняла, меня нет дома. Если нет, то запиши это на большом листе и повесь у входной двери: "Меня нет дома".

- Но это не к вам, сэр, это к мэм.

- Ее тоже нет дома, - зло выкрикнул СиСи. София удивленно посмотрела на своего бывшего мужа. Но тут в гостиную вошла Мэри. СиСи немного смягчился.

- Мэри, проходи.

- Я не знала, что у вас здесь что-то происходит, - призналась Мэри, собираясь уже выйти из гостиной.

- Нет-нет, Мэри, проходи, ты нам не помешала. - Но ты же, СиСи, сказал, что Софии нет дома? -

Мэри виновато улыбнулась.

- Да нет, это ты извини меня, Мэри, я немного разволновался, София тут.

Женщины посмотрели друг на друга. Мэри понимающе кивнула.

- Все в порядке, Мэри, - София вздохнула.

СиСи немного постоял, но увидев, что женщины при нем не хотят начинать разговор, откланялся.

- Всего хорошего, извините, у меня много дел, так что прощайте, дамы.

Он кивнул Мэри, потом Софии и двинулся к лестнице. Сперва он шел очень быстро, но потом его шаги замедлились. СиСи остановился на ступеньках, держась рукой за перила.

София окликнула его:

- СиСи!

Тот не повернулся.

- СиСи, в котором часу?

Мистер Кэпвелл самодовольно улыбнулся, но выждал паузу и лишь после этого ответил:

- В семь тридцать.

На этот раз промолчала София. СиСи пришлось вернуться на несколько шагов.

- Удобное время? - спросил он у своей бывшей жены.

Та молча кивнула головой. Мистер Кэпвелл для приличия еще немного подождал, но поняв, что разговор с ним окончен, поднялся на второй этаж. София проводила его немного грустным взглядом.

- Вы повздорили? - спросила Мэри.

- Это сложно назвать ссорой, - ответила София, - скорее, мы кое о чем договорились.

- Но мне показалось, что СиСи расстроен.

- Неужели его в этой жизни может что-либо расстроить? - пожала плечами София.

- Во всяком случае, мне так показалось.

 

В "Ориент-Экспресс", за угловым столиком сидел Марк Маккормик. Он то и дело поглядывал на часы, пожимал плечами. Тот, кого он ждал, явно опаздывал. От нечего делать Марк стал прислушиваться к чужим разговорам. За соседним столиком говорили о всякой ерунде, но эти разговоры ему быстро наскучили.

До него донесся довольно громкий голос Джулии Уэйнрайт. Марк бросил на нее короткий взгляд. Та стояла рядом с метрдотелем и втолковывала ему:

- Если ты увидишь мою сестру, передай ей, что я ушла. Я не могу ее больше ждать, у меня нет времени.

Метрдотель услужливо кивнул головой:

- Что-нибудь еще передать?

- Передай, что мы увидимся вечером.

Но тут сзади к Джулии подошел Мейсон. Он ехидно улыбался, Джулия так и не услышала его шагов. Мейсон положил ей руку на плечо, женщина вздрогнула и обернулась.

- Советник, - растягивая слова проговорил Мейсон, - кто это вас так напугал?

Джулия ничего не ответила. Она лишь смерила мужчину презрительным взглядом. Метрдотель безучастно смотрел на разговаривающих.

- Кто же так постарался? Маньяк или неудачный любовник? - лицо Мейсона расплылось в неприятной улыбке.

- Отвали, Мейсон, - зло бросила Джулия, засунула Руки в карманы брюк и вальяжной походкой двинулась к выходу.

Улыбнулся и Мейсон.

- Не очень-то прилично ведут себя здешние посетители.

- Не всегда, - метрдотель развел руками.

- Ничего, ничего, - успокоил его Мэйсон и оглядел зал.

Тут он увидел Марка Маккормика и, широко улыбнувшись, двинулся к его столу.

- О! Какие люди здесь ждут кое-кого!

Мэйсон, не спрашивая разрешения, отодвинул стул, удобно устроился напротив Марка.

- Ты что, по-прежнему работаешь в ЦРУ? - усмехнулся он.

Марк ни приглашал, ни возражал. Пауза затянулась. Наконец, не выдержав, мистер Маккормик спросил:

- Мейсон, где Мэри? Ты поднял меня из постели телефонным звонком, а где она, ты можешь сказать?

По лицу Мейсона было видно как неприятно начинать ему разговор. Но ничего не оставалось делать, как только говорить о деле.

- Марк, мы подали прошение о разводе. На днях мы встречаемся со святым отцом. Он, кстати, тоже хотел бы тебя видеть.

Марк отвел глаза в сторону. Он сцепил пальцы рук и еле заставил себя сказать.

- Мейсон, почему такая спешка?

- Нам просто не терпится пожениться.

- Это не ответ. Почему вы молчали до моего отъезда?

Мейсон немного помолчал, а потом уже другим тоном, более спокойно, предложил:

- Марк, наверное ты устал с дороги, тебе стоит отдохнуть и только потом мы сможем поговорить всерьез, иначе тебя все будет раздражать, да и меня тоже.

- Мейсон, но ведь не я тебе позвонил, а ты мне. Значит, ты сумел уломать Мэри, а, Мейсон?

На этот раз взгляд пришлось отвести Мейсону. А Марк, почувствовав его нерешительность, тут же подался вперед.

- Так ты все-таки уломал Мэри? Да?

Наконец, Мейсон нашел в себе силы, чтобы ответить.

- Дело не во мне, Марк, просто Мэри боится встречаться с тобой.

Марк задумался: ему не хотелось верить в слова Мейсона. Но в глубине души он понимал, что на самом деле все так и есть. Ведь он страшно виноват перед своей женой. Он почувствовал как нервно дергается уголок его губ и тут же прикрыл рот рукой.

Он постарался напустить на себя безразличный вид, тряхнул головой, откинул со лба длинную прядь волос.

- Ясно, - проговорил он, - а зачем, если не секрет, вам понадобился столь быстрый развод? Я что-то не понимаю, какой в этом смысл? Если можешь - объясни.

Мейсон напрягся: ну как он мог объяснить другому человеку то, в чем не был уверен сам? Но Мэри рядом не было и отвечать приходилось самому и брать на себя всю ответственность.

- У нас немного изменились планы, - расплывчато ответил Мейсон, - да-да, Марк, изменились планы.

- Да, значит, я напрасно прилетел в Штаты, - кивнул Марк.

Его начала забавлять нерешительность Мейсона. Он понял, что тот сам многого не знает и почувствовал себя увереннее. Он вновь сложил перед собой руки на столе и в упор посмотрел в глаза своему противнику.

Некоторое время они так и смотрели в глаза друг другу, ожидая кто первым не выдержит и отведет взгляд. Но никто не хотел сдаваться первым.

- Она живет у тебя? - быстро спросил Марк.

- Она не хочет видеть тебя, - уклонился от ответа Мейсон.

- Если это все, что ты хотел мне сказать, Мейсон, то я могу... Нет, я даже это сделаю - пошлю вас ко всем чертям. Я, Мейсон, даже пальцем не пошевелю, даже мизинцем, ради вашего семейного счастья, - Марк резко поднялся и вышел из-за стола.

Мейсон нервно покрутил бокал с минеральной водой в руках. Он испугался, что вся эта встреча будет напрасной и окликнул удаляющегося Марка.

- Ты надолго здесь?

- Улетаю вечерним рейсом.

- Марк, подожди!

- Счастливо оставаться.

- Нет, Марк, ты все-таки должен остаться, я тогда все расскажу.

Марк в нерешительности остановился - он не знал, что ему делать. Гордость подсказывала - уйти, здравый рассудок - остаться. Он облокотился о стену и пытливо посмотрел на Мейсона, ожидая продолжения разговора.

- Да, Марк, я расскажу тебе всю правду - ту, которую знаю.

 

Тэд сидел в дикторской студии радиостанции. У него на голове были надеты массивные наушники, предо ртом покачивался блестящий микрофон. Тэд всегда чувствовал себя уверенно за дикторским пультом. Все тумблеры и переключатели были под руками. В любой момент он мог послать в эфир то, что хотел. Музыка постепенно стихала и Тэд готовился вновь включить свой микрофон.

- А теперь, - сказал он, проверяя свой голос перед выключенным микрофоном, - песня, посвященная матерям.

Его рука потянулась к переключателю, он дождался когда музыка совсем смолкнет и включил микрофон.

- А теперь песня, которая посвящается матерям. А что может волновать мать? Только ее дети, а особенно сыновья. Они больше всех доставляют матерям хлопот: ведь рано или поздно они покидают родительский дом.

В это время в студию тихонько приоткрылась дверь и вошла Хейли. Она двигалась на цыпочках, чтобы не шуметь.

Тэд погрозил ей пальцем. Он еще собирался многое сказать в этот блестящий микрофон, застывший перед его губами, но передумал. Он оставил при себе все что думал и о своем отце, и о своей матери, и о себе самом.

- Так что слушайте песню, посвященную матерям и пусть каждый вспомнит о своей.

Он вновь отключил микрофон. Из динамика полилась грустная мелодия блюза.

Тэд устало стянул с головы наушники.

- Привет, Тэд, - бросила Хейли.

- Извини, - он поднялся из-за стола, - я спешил, боялся опоздать с выходом в эфир.

- Рассказывай.

- О чем? - пожал плечами Тэд.

Хейли упрямо смотрела ему в глаза, не отводя взгляда.

- Да в общем-то нормально, - начал Тэд, - я поругался с родителями, заказал фургон, перевез оттуда все вещи. Ведь ты этого хотела, правда?

Тэд осмотрелся по сторонам. Он всегда уверенней чувствовал себя, находясь в студии. Ведь его работа была, наверное, большей частью его жизни.

- Тэд, ты сказал, что поругался с родителями, ты говорил о нас с отцом?

Хейли ждала ответа, а Тэду очень не хотелось рассказать ей правду.

- Хейли, это не повод для беспокойства. Как-нибудь в другой раз я все ему скажу.

- Нет, так не пойдет, - настаивала Хейли, - ты же мне обещал.

- Для всего надо выбирать подходящее время, оно еще не пришло.

- Ты просто стесняешься меня, - зло бросила Хейли.

- Успокойся, дорогая, ну как я могу тебя стесняться, зачем?

- Да нет, - немного смягчилась Хейли, - я не говорю, что ты стесняешься меня вообще. Ты боишься говорить обо мне со своим отцом. Я же знаю, он презирает меня и если ты скажешь ему, что мы с тобой решили пожениться, он начнет презирать и тебя, а я, Тэд, этого не хочу.

- Перестань говорить глупости, Хейли, - Тэду сделалось невыносимо тяжело стоять рядом с девушкой, и он вновь вернулся за свой дикторский стол.

И хоть до конца песни оставалось еще много времени, он без надобности принялся двигать ручки регуляторов отключенного пульта, зачем-то поправил микрофон и вновь надел наушники, как бы стараясь отгородиться от ее слов, показать, что он весь поглощен работой и не может сейчас думать о каких-то мелочах.

Хейли походила по студии, потом вернулась к столу, за которым сидел Тэд. Она ласково погладила его по голове, сняла наушники и, наклонившись к самому уху, прошептала:

- Тэд...

- Что?

- Тэд, если бы случилось чудо и мой отец воскрес, он бы никому не позволил поссорить нас с тобой.

- Хейли, если ты уже заговорила об отцах, то должна понять и меня. Мой отец очень строг и предъявляет явно завышенные требования ко мне. Но это, в конце концов, нормально. Каждому родителю хочется видеть своего сына великим человеком и поэтому, может быть, он немного несправедлив ко мне, впрочем, как и я к нему.

Он придирается ко мне во всем, он считает, что я не в силах контролировать свои поступки.

- Ты хочешь, Тэд, чтобы я тебя пожалела?

- Да нет, Хейли, я говорю совершенно о другом, я хочу, чтобы ты поняла меня, осознала как мне непросто. Ведь не могу же я из-за тебя поссориться с отцом на всю жизнь? Тут все решает несколько дней: скажу я днем раньше или днем позже... От этого, Хейли, ничего не изменится.

- Для тебя. А для него изменится многое. Тэд, ты просто меня не любишь. Если стесняешься меня - значит не любишь.

- Хейли, успокойся, не надо так, зачем ты мне хочешь сделать больно? Я очень люблю своего отца и не могу разорваться между тобой и им.

- Нет, Тэд, ты все-таки хочешь, чтобы я тебя пожалела, - улыбнулась Хейли.

- Да нет, ты все выворачиваешь наизнанку. Я не хочу поссориться с ним насмерть. У нас и раньше были с ним размолвки...

- Конечно, размолвки, - ехидно повторила Хейли.

- Да, размолвки, - не унимался Тэд, - но это было не настолько серьезно, и я не могу вот так сразу начать грандиозный скандал, я хочу его подготовить постепенно...

- Как к смерти, - вновь съязвила Хейли.

- Это больше для него чем смерть. Думаю, он спокойнее бы отнесся, если бы узнал, что я умер. Тогда бы он хотя бы знал, что должен делать, а тут он и в самом деле не представляет, что я выкину на следующий день.

Хейли прикрыла глаза и заткнула пальцами уши.

- Тэд, я не хочу слышать ни о чем, я не хочу с тобой расставаться.

Тэд взял девушку за руки и опустил их, прижав к своему сердцу.

- Я тоже, Хейли, ни за что не соглашусь с тобой расстаться.

- Если ты, Тэд, думаешь, что и я ни в чем не сомневаюсь, то ошибаешься.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.075 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал