Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 11. Василиса довольно спокойно отреагировала на заявление, что им придется провести здесь ночь




Василиса довольно спокойно отреагировала на заявление, что им придется провести здесь ночь. Только поинтересовалась, не опасно ли оставаться рядом с сошедшей лавиной.

- А у нас выбор есть? - парировал Елисей. Пашка пока возился с лыжами, втыкая их в снег под определенным углом. Василиса рылась в своем рюкзаке, отыскивая широкое полотнище теплоизолирующего одеяла. Все это было необходимо для постройки жилища. Одеяло представляло собой тонкий, но довольно прочный лист фольги и входило в состав рюкзачной аптечки.

- Лиса, - девушка вздрогнула, когда Страйк дотронулся до ее плеча. - Сильно испугалась?

- Нет.

- Точно?

- Точно, - прорычала Васька, наклоняя голову, чтобы парень не заметил слезы в уголках глаз.

Елисей ей не поверил. После истерики, девушка притихла, но, судя по испуганному выражению лица и по движениям, ни капли не успокоилась. Парню захотелось обнять ее и сообщить, что все будет в порядке. Но вместо этого он лишь произнес.

- Что ты там копаешься?

- Ничего, - Васька рывком выдернула из рюкзака сложенное серебристое полотнище покрывала. - Пошла я к Пашке.

Укрытие на ночь решили строить рядом с небольшим скальным карнизом. Он заменил собой заднюю стену и часть крыши. Спереди Паша воткнул свои и Васькины лыжи, укрыв их сверху одеялом. Получился импровизированный купол, на который друзья принялись кидать снег. Работать приходилось быстро, так как метель продолжала усиливаться. Но зато при таком темпе никто не мерз.

Когда толщина снега стала больше тридцати сантиметров, Пашка с Елисеем аккуратно извлекли из-под него лыжи и одеяло. Уплотнившийся снег образовал переднюю часть крыши и стены.

- Все, забираемся внутрь, - Елисей закинул туда Пашки и Васькин рюкзаки. Своим он заткнул вход в жилище, не забыв оставить щель для вентиляции.

- Давайте устраиваться, - Пашка уже достал из рюкзака налобный фонарь, и теперь искал второе одеяло. - Вась, лыжи и борд положи вплотную друг к другу, крепами вниз.

- Зачем?

- Затем, что спать на них будем.

Девушка, стоя на коленях, критически осмотрела импровизированную лежанку.

- Я на нее не лягу. Отморожу все, что только можно и детей не будет.

- Не ложись, - отозвался Елисей. Он потрошил свой рюкзак, выясняя, что там есть полезного. - А лучше всего встань и стой в позе пьющей кобылы, зато точно задницу не отморозишь.

- А ты не груби!

- А ты не дури! - рявкнул Страйк. - Мы не в том положении, чтобы чего-то хотеть, а чего-то нет.

- Правда, Вась, - вмешался Паша. - Если не будешь хоть немного спать, то быстро потеряешь силы, а сейчас этого нельзя допустить.

- К тому же мы тебя тащить не будем, - добавил Елисей, с трудом сдерживаясь от желания обнять Ваську и успокоить. Тогда бы она не стала так злобно зыркать в его сторону. Но вместе с тем парень понимал, что проявление жалости и заботы может расслабить девушку, так что пусть лучше злится, чем жалеет себя.



- Хватит ругаться, помогите мне, - Паша уже вывалил содержимое рюкзака и вовсю рылся в нем. - Давайте показывайте, что там у вас есть.

Елисей, плюхнувшись на лежак и подсвечивая себе налобным фонариком, принялся разбирать свой рюкзак. Василиса, поколебавшись, все же подсела к парням, глядя на снег вокруг с таким недоверием, словно тот только и ждал момента, чтобы заморозить ее.

 

***

 

Вскоре в убежище воздух прогрелся до более-менее приемлемой температуры. Снаружи свистела метель, все сильнее заметая укрытие райдеров. Елисей периодически прочищал вентиляционную щель.

Сейчас все трое райдеров сидели на лежанке и задумчиво оглядывали разложенные перед ними вещи. Набралось негусто: два небольших термоса с чаем, пара бутербродов, две аптечки с перевязочным материалом и активированным углем, две запасные флиски и одна пуховка, бутылка минеральной воды из источника, три запасные маски, пара перчаток и одинокий банан, который Васька сунула в рюкзак еще позавчера. Порадовавшийся своей запасливости, Паша нашел в боковом кармане пару шоколадок и пачку одноразовых платков. А Василиса безумно обрадовалась двум "хобам" - маленьким термоизолирующим коврикам.

- Воду экономить, - Елисей бросил Василисе бутылку. - Эту будем разбавлять снегом, она содержит достаточно солей. Спать по очереди, сменяемся каждые два часа. Лиса, ты - первая.



- Ладно. А почему?

- Потому что под утро ты захочешь спать, а пока на адреналине великолепно подежуришь.

- Оденься потеплее, - добавил Паша, натягивая флиску. - Ну все, народ, типа спокойной ночи.

Он улегся первым, подложив под голову рюкзак. Укрываться решили другим теплоизолирующим одеялом, одним на всех. Второе одеяло положили на импровизированное ложе.

-Лиса, от твоего рюкзака пахнет бананом, - отозвался Елисей, устраиваясь поудобнее. - Эй, Паша, ты одеяло на себя не перетягивай.

- А ты не храпи.

- А ты не приставай, пра-а-а-ативный.

- А ты заткнись и спи.

- Оба заткнитесь, - не выдержала девушка. - Вам сегодня тоже дежурить, так что дрыхнете пока есть возможность.

- Эх, вспомним армию, где я научился засыпать и просыпаться мгновенно, - Пашка еще поворочался и затих. Елисей еще что-то проворчал, но вскоре, видимо, тоже уснул. Теперь в снежном домике стояла тишина. Только снаружи едва слышно выла метель.

Васька сидела на краю лежанки, глядя в темноту. Глаза никак не хотели привыкать, и в угольно-черном пространстве плавали, неохотно растворяясь, разноцветные пятна.

Сейчас, когда нервное возбуждение схлынуло и улеглась суматоха, девушка снова чувствовала как подкрадывается страх под руку с истерикой. Сжала зубы и, чтобы отвлечься, открыла на Пашкином телефоне игрушку. Хотя Елисей велел экономить зарядки, но Васька понимала, что ей необходимо временно забыться.

Сотовой связи не было, радиоэфир тоже молчал. Впервые девушка понимала, каково это - быть отрезанной от целого мира. Вот ведь интересно: они не на необитаемом острове, не на полюсе, а просто в нескольких километрах от поселка. Но ощущение, словно цивилизация где-то далеко, едва ли не на другой планете. Васька закусила губу, чтобы не разреветься. Парни и так решили, что она нервная истеричка, сорвалась в первые же минуты. Но как, скажите, держать себя в руках, когда на тебя надвигается многотонная лавина?

"Глеб сойдет с ума, когда узнает" - Василиса уронила голову на руки. Да уж, там не только Глеб спятит. Страшно представить, что начнется с родителями. Алена наверняка уже им позвонила и перепугала. Да и сама, небось, места себе не находит. Это Васька и Елисей с Пашей знают, что с ними все в порядке, а как же чувствуют себя остальные?

За всеми размышлениями, Василиса вдруг поняла, что засыпает. Некоторое время она боролась сама с собой, моргала слипавшимися глазами, но потом задремала, клюя носом. Успела даже увидеть кусочек яркого сна, а потом вдруг почувствовала на плече тяжелую руку. С визгом проснулась и шарахнулась в сторону.

- Обалдела что ли? - послышался в темноте Пашкин голос, хриплый после сна. - Топай спать.

Девушка молча упала на лежанку, наплевав на свои страха замерзания. Залезла под одеяло, невольно пододвигаясь ближе к теплому, почти горячему Елисею. Парень вдруг обхватил ее за талию и подгреб к себе вплотную.

- Так теплее, - сонно шепнул на ухо брыкнувшейся девушке. - Спи и не рыпайся, одеяло порвешь.

Паша не слышал своих друзей. В голове с самого начала стучала мысль: как там Алена? Зная впечатлительную натуру жены, парень не сомневался в каком она сейчас состоянии. Хотелось завыть от бессилия и понимания, что он виноват в сложившейся ситуации. Ладно он и Елисей, но ведь невольно втянул во все Василису. За нее Паша беспокоился больше всего. Хватит ли сил, терпения, не сорвется ли она в конце концов. Парень даже не мог примерно сказать, сколько им придется так просидеть. Из головы не выходила утренняя, такая глупая ссора, давил страх, что, возможно, он не сможет перед ней извиниться. Но Пашка постарался отогнать подобные мысли.

Он не заметил, за своими мыслями, как прошло два часа. Привело в себя прикосновение к плечу. Елисей проснулся и шепотом сообщил, что теперь его очередь. Пашка кивнул и ушел к дремавшей Ваське. Он знал, что надо заснуть, иначе силы быстро потеряются.

Елисей отпил воды, добавил в бутылку снега и спрятал под куртку, чтобы нагреть и растопить водно-снежную массу. В голове гудело, глаза щипало, парень так и не смог нормально заснуть. То в голову лезли неприятные мысли, то ворочалась под боком Васька, и парень невольно начинал прислушиваться, не ревет ли она там. Но девушка дышала ровно, только иногда вздрагивала и тихо стонала. Один раз райдер услышала тихое: "лавина сорвалась" и моментально похолодел от вновь нахлынувшего ужаса. Да уж, им фантастически повезло в этот раз. Как ни банально прозвучит, но были на волосок от гибели. Докатись лавина до них, и все - никто бы не нашел.

В полной темноте Елисей не видел Ваську, но отчетливо представлял как она спит, прижимаясь к брату. А, может, и не спит вовсе, просто удачно притворяется.

Два часа тянулись невыносимо медленно. Глядя в темноту, Елисей вспомнил одну историю, случившуюся два года назад. Тогда она казалась чем-то авантюрным, теперь - глупым развлечением.

Тогда на горнолыжной базе, неподалеку от города, Страйк и трое его приятелей решили пройти по маршруту бэккантри. Идти предстояло всего четыре километра до точки маршрута, а перепад составлял шестьсот метров при шести километрах самого спуска. Решив, что на снегоступах они дотопают часа за два- три, друзья отправились в путь.

В десять утра они уже стояли на плато, гордыми взглядами обозревая заснеженное пространство вокруг. Сноуборды замерли за плечами, терпеливо дожидаясь своего часа. Парни чувствовали себя гордыми покорителями всего, что попадется на пути. Медведи и йети при виде путешественников должны были нервно попрятаться по кустам. Об этом сообщил Елисей, которому усыпанное снегом дерево почему-то напомнило худого белого медведя. После чего пошел впереди короткой процессии.

Практически сразу стало понятно, что снегоступы плохо подходят для родного климата. Снег не держал, и все проваливались по колено, а иногда и глубже. Приятель по кличке Азель, в одном месте ухнул в снег по пояс. Вытаскивали его совместными усилиями. Частично маршрут пролегал через довольно густой лес, и приходилось петлять, выбирая более-менее приличную дорогу через заросли.

А идти было красиво, несмотря на все трудности. Деревья вокруг застыли, облаченные в белоснежный иней, сверкающий на солнце. Сугробы напоминали рассыпанное серебро, на него было больно смотреть и пришлось надеть темные очки. Над всем этим хрустально-морозным великолепием сияло зимнее солнце, двигавшееся по ясному небу.

Часа через два, все еще преисполненные энтузиазма, Страйк и друзья вышли на голое плато. Здесь идти стало попроще, так как ветер выдул большую часть снега. Но и стало значительно холоднее. Наскоро перекусив бутербродами и выпив чаю, друзья отправились дальше.

Еще через два часа, уже порядком уставшие и сердитые, парни добрались до точки спуска. Перед этим они еще полчаса искали ее, перемежая поиски отборным матом. Нашли, надели сноуборды и с радостными воплями рванули вниз, чтобы съехать в небольшую ложбину.

Тут их и поджидал сюрприз. Спуск кончился, ложбину пересекал довольно широкий ручей, весело журча под снегом. Те, кто проехали первыми, обвалили снежный карниз, засыпав его. Страйк, спускавшийся последним, как раз угодил в намокший снег. И потом с тихими проклятиями очищал подошву сноуборда от намерзшего льда. Остальные пока оглядывались и решали, что же делать дальше. Кажется, маршрут оказался несколько сложнее, чем они предполагали. Азель вообще выдвинул теорию, что заехали не туда. GPS- навигатор таинственно молчал.

После споров друзья пришли к выводу, что надо отсюда выбираться. Для сокращения времени решили разделиться. Страйк полез в гору, двое отправились вниз по ручью, а еще один потопал на другую сторону ложбины.

Забираться на вершину оказалось сложнее, чем Елисей предположил с самого начала. Парень лез, зарубаясь сноубордом в снег и сквозь зубы матом крыл все вокруг и себя в частности. Пять метров он полз двадцать минут и к концу подъема обливался потом и чуть не заискрился от злости, когда выяснилось, что поднялся не туда. Вслух сообщив всем вокруг что он думает об этой авантюре, Страйк спрыгнул обратно. Внизу уже ждали те, кто пошел вдоль ручья. Они тоже вернулись ни с чем. Зато повезло Азелю, он залез на гору, на другой стороне ложбины, нашел путь и теперь ждал остальных где-то на высоте тридцати метров.

Дальше началось самое веселье. Друзья, забравшись следом за Азелем, толкнули его. Парень траверсом проехал двести метров, остальные последовали за ним по следу. Затем на склон полез следующий, и так далее.

Солнце постепенно клонилось к закату, оранжевыми лучами освещая снежный покров и маленькие фигурки злых уставших райдеров. Их уже не интересовала застывшая морозная красота природы вокруг, мышцы болели, сноуборд казался неподъемным.

К базе выбрались уже в полной темноте, голодные, уставшие, взмыленные. В кафе на первом этаже молча поели, так же молча поднялись в комнату. Елисей разделся, уже засыпая, рухнул на кровать и моментально вырубился. Правда в голове промелькнула мысль, что больше на такие маршруты он не сунется.

Да, тогда казалось, что они пережили нечто ужасное. Елисей усмехнулся в темноту. Это потом уже, через месяц, попав в лавину, он понял что такое настоящий кошмар.

"Мы отсюда выберемся, - парень мысленно рисовал веселое лицо с копной рыжих волос и слегка вздернутым носом. - Тебя я отсюда вытащу, Лиса. Если завтра метель утихнет, то двинемся дальше. Знаю, что где-то неподалеку от нашего поселка есть еще какие-то деревеньки, может, туда попадем. Сейчас главное выбраться отсюда, вряд ли еще одна лавина окажется такой же счастливой как вчерашняя".

***

 

Когда в семь вечера Паша и остальные не вернулись в гостиницу, Алена забеспокоилась. Подъемники давно уже не работали, со склонов вернулись даже самые рьяные фрирайдеры. А буран и туман усиливались с каждой минутой.

Алена, стараясь не сорваться на панику, попыталась логически представить, куда могли деться ее муж в компании двух психов-райдеров. Могли они сразу пойти в кафе и застрять там со своими друзьями? Алена вспомнила утреннюю ссору и помрачнела: могли и еще как. Вредный Пашка, наверное, специально где-нибудь сидит и ждет пока она тут с ума сойдет от беспокойства. Заранее разозлившись, девушка накинула куртку и бросилась обыскивать все кафе поселка.

В третьем по счету заведении Алена наткнулась на Влада и Славу, медитировавших над стаканами с "кровью фрирайдера". Девушка бросилась к ним, уверенная, что ей сейчас все расскажут и неясные страхи исчезнут как ночной туман.

Но Влад разбил ее надежды. Сообщив, что ребят он не видел с самого утра, предложил им позвонить. На что обиженная и испуганная Алена сказала, что она не дура и уже несколько раз набирала номера всех по очереди. Но абоненты недоступны.

- Странно, - брякнул уже порядком захмелевший Слава. - Ведь даже из-под лавины можно послать смс: "Вот меня накрыло"!

- Идиот! - Влад подхватил резко побледневшую и покачнувшуюся Алену. - Ты мозгом думай, прежде чем говорить. Ален, они говорили, что собираются на "Жандарма"...- парень осекся, помолчал, а затем повел девушку к выходу. - Пошли в администрацию, сообщим, что пропали трое. Они, наверное, просто решили переждать туман с бураном, позже спустятся.

Пытаясь успокоить Алену, сам Влад спокойствия не чувствовал. Спускаться по склону в темноте - на такое отважиться только идиот. Скорее всего, ребята решили задержаться до утра, спрятавшись где-нибудь в укромном месте. Про сошедшие лавины парень старался не думать и не упоминать о них при девушке. Она итак уже была на грани обморока.

 


***

 

Глеб терпеливо ждал, пока ему нанесут макияж. Прикрыв глаза от яркого света, парень чувствовал как по лицу, едва касаясь, порхает кисточка, накладывая пудру. Другая, более мелкая, липко касалась губ, нанося прозрачный блеск.

Мысли текли спокойные и деловые. Это только первый год парень нервничал перед выходом на подиум. Потом постепенно научился относиться к показам как к любимому хобби, за которое еще и платят. Причем вполне неплохо. Деньги за этот показ уйдут на оплату двух обручальных колец, которые Глеб присмотрел вчера в одном ювелирном магазине. Василисе они понравятся, парень уже хорошо изучил ее вкусы. Она точно не устоит, когда он предложит ей тонкое изящное кольцо с россыпью мельчайших бриллиантов, красиво уложенное в золотистую коробочку.

Трель мобильника вырвала из приятных мыслей, в которых парень уже вводил свою молодую жену в номер для новобрачных. Приоткрыв один глаз, Глеб взглядом отыскал телефон и, стараясь не шевелиться, дотянулся до него.

- Интересно, - он увидел на экране номер Василискиной матери. - Добрый вечер, Евгения Станиславовна, как у вас дела?

Дина, сидевшая неподалеку, вдруг заметила как парень побледнел и резко наклонился вперед, не обращая внимания на возмущенный крик визажиста.

- Когда? Где? - руки у парня задрожали, телефон едва не полетел на пол. - Спасатели выехали? Евгения Станиславовна, расскажите мне все!

Дина осторожно подкралась сбоку, стараясь ничего не упустить из разговора. Речь определенно шла о Ваське, что-то очень нехорошее произошло в горах. С противным ощущением подбирающийся гадости, Дина нетерпеливо ждала окончания беседы.

- Что произошло?

Парень сидел, невидящим взглядом уставившись в пол. Телефон выскользнул из рук и упал, разделившись на части. Но никому не было до него дела, как и до визажиста, которая растерянно замерла над белокурым клиентом.

- Василиса со своим братцем исчезли. С утра ушли кататься и не вернулись, - у Глеба голос звучал как-то отрешенно и безжизненно. - Там буран, погода нелетная, спасатели сказали, что не смогут вылететь. В горы пешком не суются, повышенная лавинная опасность, да и разглядеть ничего нельзя.

Дина слушала, в ужасе прижав руки к губам, и не замечая как стирает тщательно нанесенную помаду. В голову сразу полезли страшные рассказы о погребенных под лавинами, упавших в трещины и так далее. Все это Дина слышала от подруги или читала в интернете. А теперь в красках представила и тихо заскулила от ужаса. Именно этот звук и заставил Глеба выйти из шокового состояния.

- Ты чего? - он встал и подошел к Динке, та моргнула, чувствуя как начинает течь тушь.

- Их не найдут? Они погибли да?

Глеб ощутил острое желание ударить девушку.

- Закройся, дура, даже не смей говорить о таком! - на самом деле у самого проскакивали подобные мысли. Но пока что все казалось нереальным. Так бывает когда смотришь телевизор, где передают катастрофы и думаешь, что с тобой такого не произойдет. Что это очень далеко, почти на другой планете.

Вот и сейчас Глебу казалось, что все происходит не с ним. Может, он спит и видит кошмарный сон? Парень украдкой ущипнул себя и скривился. Дина заметила его движение и тихо всхлипнула.

- Их ведь спасут?

- Если не будешь каркать, то спасут, - Глеб сел обратно на стул, кивнул визажисту. - Продолжайте.

А что он еще мог сделать в этой ситуации? Мог бы - полетел бы в горы, но такой возможности у Глеба не было. Поэтому он заставил себя успокоиться...хотя бы внешне.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.015 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал