Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Лангедок




Деятельность Жака Кёра послужила для юга Франции началом эконо­мического расцвета. Уже в 1444 г. епископ Пюи писал: «Плавания галионов суть главный источник существования и пропитания лакгедок-ской земли*.

Нимало не обескураженный этой неудачей наш бюргер, успевший завязать на Востоке нужные свя­зи, с легким сердцем принялся за дело.

Прежде всего, он приступил к строительству хо­рошо оборудованного порта на Средиземном море, для чего был избран Монпелье, по причине доволь­но хороших дорог, связывавших этот город с внут­ренними провинциями Королевства. Кроме того, Жак Кер имел одну исключительную привилегию, дарованную покойным папой Урбаном. V-отправ­лять каждый год шесть судов в Александрию для торговли с неверными, что было запрещено всем другим купцам христианского мира, как измена вере. И Жак Кёр заставил городских советников Моипелье вырыть каналы, необходимые для приема больших талионов.

На некоторые работы он дал собственные деньги и, к величайшей радости горожан, начал строить «купеческий дом», предназначенный одновременно для биржи и для торгового суда.

Употребляя все свое влияние для скорейшей по­стройки порта, Жак Кёр заложил на верфях собст­венный флот-семь кораблей, четыре больших га-лиона или галеаса и три судна с малой осадкой, та­ких как барки, фусты и галиоты. После постройки судов ему надо было еще найти для них экипажи, что в то время представлялось делом чрезвычайно трудным. Банкир придумал для этого новый способ, получивший королевское одобрение и употребляв­шийся впоследствии с большим успехом-прину­дительную вербовку «за справедливое вознагражде­ние (...) плутов, развратников, притонодержателей и прочего сброда» из отбросов городского населения.

• Торговля и политика

Главный талант Жака Кёра состоял, несомненно, в незаурядных дипломатических способностях. Именно благодаря ему он сумел добиться от коро­ля Франции и от верховного первосвященника небывалых привилегий для своих предприятий. У Карла VII он выторговал позволение силой за­бирать в матросы всяких бродяг, а у папы Евге­ния IV-исключительное право торговли с невер­ными в течение семи лет. Первое папское разреше­ние было дано 6 сентября 1446 г., благодаря хлопо­там нарбоннского каноника Этьенна из Камбре, ловкого ходатая, добившегося, кроме того, для стар-

 

 

Флот

Известны имена главных кораблей Жака Кёра: 'Нотр-Дам Сен-Дени», =Нотр-Дам Сен-Ми­шель», -Нотр-Дам Сен-Жак- и «Ля Мадлен».

 

стр.26

 

На этом витраже из дворца в Бурже изображен галяои Жака Кира. На корме виден герб Кёров.

 

• Господин Добрых Услуг

Но одно дело-получить все эти привилегии, де­лавшие его почти монополистом в левантийской торговле, и совсем другое-реально воспользовать­ся ими. Для этого надо было не только заручить­ся содействием родосских рыцарей, но и догово­риться о торговле с их заклятым врагом-султа­ном Египта.



Это удалось ему благодаря двум дипломатичес­ким демаршам, которые, хотя и были с виду совер­шенно бескорыстными, тем не менее служили лишь его личным целям. Во-первых, с благословения папы он добился мирного договора между Родосом и султаном. Во-вторых, убедил султана отменить запрет на пребывание венецианских купцов в Егип­те. Но эта двойная услуга своим конкурентам (ро-досские рыцари, как и венецианцы, играли боль­шую роль в средиземноморской торговле) не поме­шала талионам Жака Кёра найти путь на Восток.

• Посол Его Величества

С этого времени Абу Сайд элъ-Дахер (так звали султана) благосклонно относился ко всем действи­ям банкира и его агентов, а особенно к тому, что сделал от имени короля Карла VII Жан де Виллеж, капитан талиона и племянник (по жене) Жака Кёра.

Стараясь задобрить властителя Египта, наш бан­кир нарушил все запреты и отправил ему в дар ору­жие и доспехи, которые были тогда последним сло­вом техники, то есть не позволяли носившему их сделать ни малейшего движения. В ответ на это сул­тан послал королю Франции «ароматнейший баль­зам из своих садов, китайский фарфор, имбирь, са­харную пудру, миндаль и пятьдесят фунтов бамбу-гета» - драгоценного вещества, о котором ничего не знали даже самые наимудрейшие ученые. Абу Сайд любил забавляться войной, а Карл VII обожал



сладости, и поэтому оба монарха решили обменять­ся послами и совместно покровительствовать тор­говле между своими странами.

 

Родос

На этом острове находи­лись подворья рыцарей из разных христианских королевств, благодаря чему он являлся важней­шей военной крепостью, но что касается торго­вых дел, здесь его роль была ничтожна.

шего сына Жака Кёра епископского места в Бурже. Второе разрешение последовало через два года во время приезда в Рим королевского посольства во главе с тем же Жаком Кёром. Булла Николая V продлевала прежнюю привилегию на всю его жизнь и вдобавок разрешила ему перевозить паломников в Святую Землю.

 

стр. 28

• Империя Жака Кёра

Ведя все эти переговоры с рвением верноподданно­го, Жак Кёр не забывал и о собственных выгодах. Он получил от султана особую привилегию для своих талионов и мог теперь, не опасаясь конкурен­ции, перевозить товары с одного конца света на другой. На Левант доставлялись сукна из Фланд­рии и Брабанта, лионское полотно, плетеные в Монлелье корзины, воск, винный камень, кислота для крашения кож, а также розы и фиалки, которые арабы употребляли для изготовления своих про­славленных благовоний. Обратно привозили вос­точные сласти, арабских скакунов, мускус, духи и еше множество других замечательных вещей.

• Золотая жила

Одной только левантийской торговли было доста­точно, чтобы поставить нашего буржского купца в один ряд с самыми богатыми людьми своею време­ни, но судьба определила для него совершенно не­обычную жизнь.

Этот чуть ли не единственный человек, торговав­ший с неверными, заметил одну странную особен­ность и, благодаря своему таланту, сумел ее исполь­зовать. Тогда, к концу Средних Веков, драгоценные металлы очень неравномерно распределялись между Западом и Востоком. В христианском мире золото встречалось редко и ценилось дорого, поэтому мо­неты чеканили преимущественно из серебра. А в мусульманских странах все было совсем наоборот. Торговля между двумя этими экономическими со­обществами влачила жалкое существование, и ни­что не способствовало паритету денег. Жак Кёр сра­зу понял, как можно использовать подобное поло­жение. Он платил арабам серебром, а христианам золотом и получал от столь незамысловатой опера­ции стопроцентную прибыль.

• Капиталист

Неудивительно, что Жак Кёр сумел накопить ог­ромное богатство. Те деньги, а вернее, золото, кото­рое его корабли регулярно привозили с Леванта, он вкладывал в выздоравливающую Францию с аэар-


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал