Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ГЛАВА 27




 

Я не мог спать. Я лежал много часов, наблюдая, как спит Блэр в моих руках. Она сжимала и цеплялась за меня так, будто я был ее единственным теплом. Страх, что этого у меня больше никогда не будет, был очень реален. Я не хотел думать, что она оставит меня, я знал, что могу потерять ее. Как я смогу пережить это? Я притянул ее поближе к себе и сжал сильнее. Если бы я мог просто взять и убежать. Никогда не позволять ей узнать ужасную правду. Почему я всегда причиняю ей боль, когда все, что я хочу сделать, это защитить ее?

- Я люблю тебя,- прошептал я в ее волосы.

Этого должно быть достаточно для нас.

Я смотрел, как встает солнце, и утро становится светлее. Блэр должна спать. Она, скорее всего, проспит до полудня. Я должен поговорить со своей матерью и Эйбом, прежде чем Блэр проснется. Они должны знать, что я чувствую к ней. Она стала моим главным приоритетом. Я должен дать им это ясно понять.

Закрыв глаза, я вдохнул ее аромат и наслаждался тем, как она ощущается в моих руках. Такая доверчивая. Заставив себя встать с кровати, я выпустил ее из своих рук. Я был готов пойти вниз и докопаться до правды. Уродливой, ужасной, противной правдой, которая может причинить ей боль, я не могу остановить это. Я могу просто надеяться, что меня будет достаточно, чтобы помочь ей пережить это.

Я оделся и пошел к лестнице, потом оглянулся на Блэр, которая лежала на моей кровати. Сейчас она закуталась в одеяло. Ее длинные светлые волосы рассыпались по моей подушке. Как ребенок. Я часто задавался вопросом, существуют ли ангелы. Когда мне было десять лет, я решил, что нет. Это все ерунда. Теперь я понял, как я был неправ.

Блэр - мой ангел.

Эйб стоял на кухне и пил кофе, смотря в окно. Это тот человек, который бросил Блэр. Он позволил ей хоронить свою мать и возложил на нее свою ответственность.

Я ненавидел его.

Он не заслуживал Блэр.

Эйб повернулся и встретился со мной взглядом. Он нахмурился и сделал еще один глоток кофе, прежде чем снова повернуться к окну. Он привык к моей ненависти. Но он понятия не имел, насколько это стало больше по сравнению с прошлым. Я хотел начать вырывать руки из его тела. Даже то, что я смотрю на него, приводит меня в бешенство.

- Ты собираешься спросить о ней? - Зарычал я.

Он пожал плечами.

- Она здесь, как я понимаю. - Он предполагал. Он не волновался. Он просто предположил.

- Что тебя испортило так сильно, что ты смог стать настолько бессердечным?- спросил я с ненавистью в голосе.

- Боль, которую ты никогда не сможешь понять, мальчик,- ответил он. Его голос был без эмоций.

- Она похоронила свою мать одна, сукин ты сын. И ты знаешь это.



Он не ответил.

- Она так чертовски невинна и одинока,- сказал я, пытаясь заставить его признать это, или я выбью из него все дерьмо.

- Теперь уже нет, так ведь? То есть невинна и одинока,- сказал он. Мой гнев достиг точки кипения, и я пересек кухню. Он повернулся как раз вовремя для того, чтобы я смог схватить и отбросить его к стене.

- Чертов кусок дерьма! Никогда, ты слышишь, никогда даже не намекай, что Блэр не невинна! Я прикончу тебя! Мне наплевать на то, кто хочет тебя!- кричал я.

Эйб выпустил кофе из рук, и чашка разбилась, но я проигнорировал это. Он не выглядит так, будто заботится о ней. В этом человеке была пустота, которую я не понимал.

- Ты спал с ней?- спросил он спокойно.

Я снова ударил его об стену, достаточно сильно, чтобы посыпавшаяся штукатурка присоединилась к осколкам чашки.

- Закрой рот!- взревел я.

- Раш!- истеричный голос моей матери прорвался сквозь пелену ярости.

- Не твое дело, мам,- сказал я, не отводя глаз от человека, которого я был готов убить голыми руками.

- Не похоже, что она сейчас также одинока,- сказал Эйб.

Я проглотил страх, который цеплялся за мою грудь.

- Она не будет. Она никогда не будет одинока. Я всегда буду рядом с ней. Я буду охранять ее. Я буду заботиться о ней. У нее всегда буду я.

- Кто? О чем ты говоришь, Раш? Отпусти Эйба,- Моя мама подошла ко мне и дотронулась до моей руки.

Блэр скоро спустится вниз. Я не могу убить ее отца. Только если она попросит меня. Тогда он труп. Я отпустил его и отстранился.

- В следующий раз осторожнее говори о ней. Я не хочу ничего другого, кроме как видеть, как ты страдаешь,- предупредил я его.



- Раш, хватит!- Ногти моей матери вцепились мне в руку, и я пытался освободиться от нее.

- Ты тоже не трогай меня. Ты хотела, чтобы этот кусок дерьма появился в нашей жизни. Ты позволила ему бросить ее.- Я показал пальцем на нее.

Шок моей матери был обращен к беспорядку, когда она увидела разбитые вещи.

- Вы навели беспорядок здесь. Идите в гостиную, пока кто-нибудь не поранился. Вы должны объяснить мне свое поведение,- сказала она, выйдя из комнаты, и рассчитывая на то, что мы пойдем за ней. Я смотрел, как она уходила, затем посмотрел на Эйба.

- Ты не сможешь сделать ничего хуже того, что я пережил,- сказал Эйб, затем он повернулся и пошел за моей матерью из кухни.

Как этот человек мог воспитать кого-то такого, как Блэр. Я не понимал, как та женщина наверху, в моей кровати может быть связана с этим человеком. Я мог представить Нан, но не Блэр.

Я должен был поговорить с моей матерью и Эйбом. Это то, из-за чего я ушел из постели от Блэр. Я зашел в гостиную, а моя мать смотрела на меня с открытым ртом.

Очевидно, Эйб сказал ей что-то.

- Ты... Ты... Я не могу поверить в это, Раш. Я знала, что ты спишь со всеми вокруг, но ты должен был как-то себя ограничить. Эта девочка использует тело, чтобы контролировать тебя.- Я покачал головой и подошел к своей матери. Я перестал закрывать глаза на то, что говорят о Блэр. Я больше не забочусь о том, кто это сказал, кто бы это не был, он заплатит.

Эйб встал между нами, но его внимание было направлено на мою мать.

- Будь осторожна в выражениях. Блэр - моя дочь.- Его предупреждающий тон удивил меня. Это не оправдывало его другое дерьмо, но он защищал ее.

- Я не могу поверить, Раш. О чем ты думал? Ты знаешь, кто она? Что она значит для нашей семьи?- сказала она таким испуганным голосом, как будто я совершил преступление. Она обвинила Блэр в том, что никогда не было ее ошибкой. Почему в эту сумасшедшую идею моя семья так сильно верит?

- Ты не можешь считать ее виноватой. Она даже еще не родилась. Ты понятия не имеешь, как она прошла через все. Через все то, в чем виноват он,- сказал я, указав на Эйба. Я знал это, и я никогда этого не забуду.

- Не обвиняй его во всех смертных грехах. Это ты пошел и нашел его для меня. Поэтому, независимо от того, через что он заставил пройти ее, ты начал все это. А теперь ты идешь и спишь с ней? Действительно, Раш. Боже мой, о чем ты думал? Ты точно такой же, как твой отец.- Моя мать любила обвинять меня в том, что я похож на Дина, когда она сердилась на меня. Я был благодарен за то, что не был таким, как она.

- Помни о том, кто владеет этим домом, мама,- напомнил я ей.

- Ты можешь поверить в это? Он отворачивается от меня из-за девушки, которую он только что встретил. Эйб, ты должен сделать что-нибудь.- Моя мать умоляюще смотрела на Эйба, и я хотел рассмеяться. Она думала, что он сделает что-нибудь. Это ерунда. Я устал от этого. Я должен был избавиться от этого дерьма прежде, чем Блэр проснется.

- Это его дом, Джорджи. Я не могу вынудить его сделать что-то. Я должен был ожидать чего-то такого. Она так похожа на свою мать.

Его слова заставили меня сделать паузу. Что, черт возьми, он подразумевал этим?

- Что это означает?

Моя мать заревела, уже зная, что он имел ввиду.

- Мы говорили об этом раньше. Причина, по которой я оставил вас ради неё, состояла в том, что она была ничьей. Я не позволил ей уйти.

- Я знаю это. Я не хочу слышать это снова. Ты хотел ее так сильно, что оставил меня беременную разбираться с отменой свадебных приглашений,- сказала мама, прерывая его.

- Любимая, успокойся. Я люблю тебя. Я просто объяснил, что у Блэр есть обаяние ее матери. Невозможно не быть очарованным ей. И она столь слепа к тому, какой была ее мать. Она не может побороть это.- Сказал Эйб.

Я уставился на него в ужасе. Он думал, что это было с ним. Он действительно верил в это? Я не любил гребаное обаяние. Она намного больше. Разве он не видит этого? Слепой ублюдок.

– О господи! Эта женщина когда-нибудь оставит меня в покое? Она всегда будет разрушать мою жизнь? Она умерла и вопиет из могилы. Ко мне вернулся любимый мужчина, наша дочь, наконец, обрела отца. И вот, на тебе. Ты взял и переспал с этой девчонкой!- Моя мать была рассерженна, и у меня не было времени для ее истерик. Я должен волноваться о Блэр.

- Еще одно слово против нее, и я сделаю так, чтобы вы уехали,- я предупредил ее в последний раз. Она не будет плохо относиться к Блэр в любом случае.

– Джорджи, дорогая, пожалуйста, успокойся. Блэр – хорошая девочка. То, что она сюда приехала, еще не конец света. Ей надо где-то остановиться. Я ведь тебе уже все объяснял. Я знаю, ты ненавидишь Ребекку, но она была твоей лучшей подругой. Вы с детства дружили. Вы были как сестры, пока я все не разрушил. Блэр – ее дочь. Прояви сострадание,- рассуждал он, пытаясь образумить мою мать. Она была безумно сосредоточена на себе, как моя сестра.

- Хватит! Заткнитесь вы все!- голос Блэр отправил лезвие мне в сердце. Нет. Боже, нет, не сейчас. Она, как я и предполагал, не слышала, когда я подошел к ней.

- Блэр.- Я сделал шаг к ней, но она вскинула руки, чтобы остановить меня. Дикий взгляд ее холодных глаз остановил меня.

– Ты, – показала она пальцем на Эйба, – ты только что позволил им говорить неправду о моей маме! – закричала она. Я боялся, что ей причинят боль, Но неприветливость в ее глазах была ужасающей.

- Блэр, дай мне объяснить, - Эйб начал говорить.

- Закрой рот, - заорала Блэр, прерывая его. - Моя сестра, моя вторая половинка погибла. Она умерла, папа. По пути в магазин, в машине, которую вел ты! Тогда мою душу как будто разорвали пополам. Ее потерю было невозможно пережить. Мама выла как безумная. Я смотрела на нее, а потом смотрела, как мой отец уходит от нас. Ты ушел навсегда. Я звонила тебе, но ты никогда не перезванивал. Твоя дочь и твоя жена пытались начать жить заново без Валери, а ты даже не перезвонил.

Потом мама заболела. Я опять тебе звонила, а ты опять не ответил. Тогда я стала работать после школы, чтобы оплачивать счета за лечение. В моей жизни была только мама и школа. А потом маме стало совсем плохо, и последний год я пропустила. Просто взяла диплом о средней школе и ушла. Единственный человек на планете, который меня любил, умирал, а я ничего не могла сделать. Просто сидела и наблюдала. Я держала маму за руку, когда она сделала свой последний вдох. Я организовала похороны. Смотрела, как опускают в землю гроб с ее телом. Ты ни разу не позвонил.

Ни разу. А потом, чтобы оплатить счета за лечение, пришлось продать дом, который нам оставила бабушка, и все ценные вещи, - она перестала говорить, не сдерживая рыданий. Слезы текли по ее лицу, а мое сердце разрывалось на части. Я не знал обо всем этом. Она рассказала мне всего ничего. Я обнял ее, чтобы удержать, но она начала вырываться и бороться, словно сошла с ума.

- Не трогай меня! - она начала кричать и я отпустил ее или же она могла навредить сама себе. - А теперь я вынуждена слушать, как вы обсуждаете мою маму, которая была святой. Слышите? Она была святой! А вы все лжецы. Если кто-то и виноват в том, о чем тут говорила твоя мать, так это он, - она обратилась к отцу.

Я обманывал себя, когда думал, что она позволит объясниться и выслушает. Эта новость перевернула ее мир с ног на голову. Я не рассказал ей. Я не могу видеть эту боль в ее глазах, боль, которую я не знаю, как смягчить. Но я должен был позволить этому случиться и это так хреново.

- Он все врет. Он не стоит грязи у нее под ногами. Если Нан – его дочь… Если вы были беременны… - Блэр указала на Эйба пока говорила, но она остановилась и перевела свое внимание к моей матери.

Она впервые взглянула на мою мать. И она вспомнила. Она отшатнулась, и мне опять захотелось потянуться и держать ее, но я этого не сделал. Она должна самостоятельно взять себя под контроль. Ей не нужна моя помощь.

- Кто вы? - спросила она, поскольку моя мать уставилась на нее.

- Отвечай осторожно на этот вопрос, - я предупредил мать и подошел к Блэр сзади на случай, если она будет нуждаться во мне.

Мать посмотрела на Эйба, а потом обратно на Блэр.

- Ты знаешь кто я, Блэр. Мы встречались раньше.

- Вы приходили к нам. Вы... из-за вас моя мама плакала.

Моя мать закатила глаза и напряглась.

- Предупреждаю, мама, - рявкнул я.

– Нан хотела посмотреть на отца, вот я ее и привезла. Она полюбовалась его маленькой миленькой семейкой, его любимыми белокурыми дочурками-близняшками и такой же беленькой женушкой. Я пыталась объяснить ей, что у нее нет отца, но она знала, что он есть. Так что я решила ей показать, на кого он ее променял. После этого она долго о нем не спрашивала.

Колени Блэр ослабли, и она начала хватать воздух ртом. Дерьмо, она впадала в панику.

- Блэр, пожалуйста, посмотри на меня, - умолял я ее, но она не ответила. Она пристально глядела на пол, поскольку все медленно впитывалось в нее. Так противно наблюдать за этим. Я хотел прогнать их всех отсюда для того, чтобы держать Блэр пока все не будет в порядке. Но ей нужно другое. Это оно. Она хотела услышать ее ответ.

Эйб сказал:

- Я был помолвлен с Джорджиной. Она была беременна Нан. Твоя мама приехала к ней в гости. Я никогда не встречал таких девушек. Она притягивала, от нее невозможно было оторваться. Джорджина продолжала общаться с Дином, так как Раш на выходные всегда ездил к отцу.

Я считал: как только Дин решит, что ему нужна семья, Джорджина сразу к нему убежит. Я даже не был уверен, что она беременна от меня. Твоя мама была невинной и жизнерадостной. Она не крутила с рокерами, и с ней было весело. Я начал за ней ухаживать, она меня игнорировала. Тогда я ей солгал. Сказал, что Джорджина беременна от Дина. Она меня пожалела. В общем, как-то удалось уговорить ее сбежать со мной и порвать с подругой детства.

Когда он закончил, я понял, что это услышал намного больше, чем знал до этого.

Блэр закрыла уши и сильно зажмурилаь.

– Стоп. Не хочу это слушать. Я забираю свои вещи и уезжаю отсюда.

Она рыдала, разрывая меня на части.

– Детка, прошу, поговори со мной. Пожалуйста, - умолял я ее и прикоснулся, нуждаясь хоть в каком-то контакте.

Она отшатнулась, так и не посмотрев на меня.

– Я не могу тебя видеть. Не могу с тобой разговаривать. Я хочу забрать свои вещи и поехать домой.

Нет. Нет. Нет. Я не мог потерять ее. Нет. Она не оставит меня. Я люблю ее. Она моя. Она должна бороться за нас. Она нужна мне, чтобы бороться за нас.

– Блэр, милая, того дома больше нет, - сказал Эйб.

Я знаю, он имеет в виду, что ей некуда пойти, но мне так хотелось зарядить ему кулаком по лицу. Ей не нужно слышать это сейчас.

Блэр смотрела на отца.

– Могилы мамы и сестры – вот мой дом. Я хочу быть рядом с ними. Я слышала, что вы говорили о моей маме. Она никогда не была такой. Она бы в жизни не сделала ничего из того, в чем вы ее обвиняете. Оставайся со своей семьей, Эйб. Уверена, они будут любить тебя так же, как твоя предыдущая семья. Постарайся никого из них не убить, – со злостью ответила она.

Затем она повернулась и побежала вверх по лестнице. Я уставился на нее, желая закрыться с ней в моей комнате и никуда не отпускать. Выслушать меня. Может, она простит меня? Могу ли я сделать это с ней?

- Она неустойчива и опасна, - прошипела моя мать.

Я шагнул к ней, и встал у ее лице впервые за все время моей жизни.

- Ее мир просто разорван. Все, что она знала. Так, хоть раз в жизни, не будь эгоистичной сукой, и закройся, черт возьми. Потому что, я готов бросить вас обоих и дать вам чертов шанс выживать самостоятельно.

Я не стал ждать ее ответ, я знал, что он подведет мне к краю. Я должен попытаться поговорить с Блэр без участи моей матери и Эйба.

Я стоял на пороге ее комнаты, когда она запихивала свою одежду в чемодан, с которым она прибыла несколько недель назад.

- Ты не можешь оставить меня, - сказал я, борясь с эмоциями.

- Сейчас посмотрим, - ответила она.

Пустота в ее голосе меня убивает. Это не моя Блэр. Я не позволю этой лжи забрать ее у меня. Моя Блэр не такая безжизненная и холодная внутри.

- Блэр, послушай. Сегодня я собирался все тебе рассказать. Они приехали вчера вечером, я запаниковал. Ты должна была узнать правду от меня, - это не имеет никакого смысла, она же уезжает, а я и не знаю, что мне, черт побери, сказать, чтобы заставить ее остаться. Хлопнув кулаком по дверному косяку, я попытался сосредоточиться.

Я должен сказать все правильно.

- Ты не должна была все узнать вот так. Не так. Господи, не так.

Я теряю ее. Паника и страх мешали моим мыслям.

- Я не могу здесь остаться, - сказала она. - Не могу видеть тебя. Ты причинил мне боль, предал меня. Но еще ты напоминаешь о боли, которую причинили моей маме. Между нами все кончено. Что бы это ни было, оно умерло, когда я спустилась и поняла, что мой мир был обманом.

Это ее финальные слова. Как я могу бороться, если она отказалась дать нам шанс? Сможет ли она когда-нибудь посмотреть на меня по-другому? Я не смогу жить в таком мире. Один без Блэр.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.023 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал