Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Тема 3. Издательская деятельность на рубеже XIX–XX веков




 

В конце XIX века значительные изменения происходят в издательском деле. К этому времени завершилась капитализация и этой сферы деятельности, пройдя полувековой процесс эволюции от мелкого кустарного издательства 1830-х годов до крупного издательского концерна конца девятнадцатого века, имеющего филиалы во многих крупных городах России и состоящего из самых разных предприятий целлюлозной и писчебумажной фабрик, полиграфических производств самого разного назначения и имеющего в собственном распоряжении целую сеть книготорговых учреждений. К началу ХХ века в России насчитывалось свыше 1,5 тысяч издательств и книготорговых заведений. Создавались провинциальные издательства, что свидетельствовало не только о стремительном расширении печатного дела в России, о поиске новых рынков для сбыта издательской продукции, но и о капитализации печатного рынка в пределах всей страны.

К этому времени произошло окончательное разделение редакторских и издательских функций. Если раньше, на протяжении практически двух столетий существования журналистики в России, в качестве издателя и редактора выступало одно лицо, начиная с 80-х гг. XIX века, статус издателя и редактора меняется, за каждым из них теперь закрепляются свои обязанности и права. Теперь на должность редактора назначаются лица либо «цензурные» (т.е. политически благонадежные), либо благодаря своей известности «тиражные», способные привлечь к изданию внимание самой широкой читающей публики и тем самым обеспечить его успех. В качестве издателей выступают, как правило, несколько дельцов-предпринимателей или члены акционерных обществ, в состав которых входят и представители редакционного коллектива. Только им было под силу издавать газету или журнал, оплачивать возросшие во много раз расходы на производство органов периодической печати. Если в 1880-е гг. еще можно было обойтись начальным капиталом в 4050 тыс. рублей, то в 1904 году для этих целей требовалось уже 200300 тыс. рублей.

Начинают создаваться издательские общества и товарищества. Даже редакции крупных, авторитетных газет России вынуждены были перейти на новую форму собственности («Новое время», «Русское слово» и др.).

Оживление печатного дела в связи с вновь открывшимися возможностями, и социально-политическими и экономическими (которые мы уже обсуждали в предыдущих лекциях), значительно ужесточившаяся конкуренция в этом виде предпринимательства заставляли российских издателей искать новые, коллективные формы организации деятельности возникла жизненная необходимость в консолидации сил, в выработке общих, единых для всех правил и в издательском деле, и в торговле печатной продукцией. Для того, чтобы осуществлять эти координаторские функции, в начале 1880-х годов создается Русское общество книгопродавцев и книгоиздателей. Целью объединения было, как записано в уставе, «создание законного представительства перед властями, облегчение взаимных деловых сношений, упорядочение торговли произведениями печати, ограждение сословия от злой воли отдельных его членов и взаимная помощь». В качестве учредителей Общества выступили ведущие издатели и книготорговцы, среди них: А.И.Бортневский, Г.Д.Гоппе, Н.И.Мамонтов, А.Ф.Маркс и А.Ф.Девриен, К.А.Шапиро, крупный книготорговец и издатель Н.Г.Мартынов, монополист картографического дела А.А.Ильин, и др.



Долгое время вся работа общества сводилась к составлению различных прошений в Министерства промышленности, торговли, финансов и правительству в целом. Члены организации, ссылаясь на нужды просвещения, просили дешевых правительственных кредитов, ходатайствовали об удешевлении стоимости пересылки произведений печати, об отмене конвенции с Францией и Бельгией о литературной, художественной и музыкальной собственности, согласно которой издатели обязаны были согласовывать переводы и оплачивать их иностранным авторам. Иногда стремление сэкономить тысячи соседствовало с желанием уберечь рубли и копейки: издатели просили, например, главное управление по делам печати сократить количество обязательных экземпляров, представляемых в цензуру.

В 1895 году состоялся съезд русских деятелей по печатному делу.

Он был основательно подготовлен и проведен на самом высоком уровне, благодаря покровительству со стороны великого князя Константина Константиновича. Съезд проходил в присутствии трех министров внутренних дел, народного просвещения и финансов и должен был решить много проблем в печатном деле:



1)упорядочение взаимных отношений между предпринимателями, между рабочими-печатниками и владельцами предприятий (в частности, решался вопрос о пересмотре норм рабочей платы, о введении общих для всех расценок за одинаковую работу на предприятиях, одинаковых цен на готовую продукцию, об установлении единства в технических терминах; обсуждались условия улучшения быта работников печати их здоровья, повышения их специального образования «для пользы дела», как это подавалось в докладах);

2)улучшение условий издательского и типографского дела;

3)ограждение авторского права и права первенства;

4)о получении кредитов под типографское оборудование, книги, литературные права, инструмент. (При обсуждении этого вопроса был высказан весьма показательный аргумент: поскольку произведения печати тоже являются товаром, то под них должен даваться кредит так же, как под хлеб, сахар, картофель и прочее).

Нужно было также внести изменения в прежнее законодательство, более четко регламентировать положение полиграфической промышленности и торговли произведениями печати. Это был очень важный вопрос. Как констатировали участники съезда, во всей российской промышленности и торговле «не было ни одной отрасли, которая находилась бы в столь безотрадном правовом положении», в каком находилось книжная индустрия. И это было действительно так: кроме цензурных правил, не было нормативных документов, которые бы регламентировали издательское дело. Сказывалась мелочная опека министерства внутренних дел. Полиграфическая промышленность с точки зрения юриспруденции вообще не рассматривалась как самостоятельная отрасль. По существующему законодательству (согласно решению Сената в 1898 г.), типографии и литографии, имеющие около ста рабочих и пользующиеся механическими двигателями, не считались «торговыми (т.е. коммерческими, хозяйственными) предприятиями», они относились к так называемым «художественным» заведениям, связанным с культурной, а не с хозяйственной деятельностью. Такая политика ставила владельцев типографий в неравное положение с другими предпринимателями (они не считались кредитоспособными, поэтому банки не рисковали предоставлять им кредит). Это юридическое бесправие, конечно же, не могло не заботить делегатов съезда.

В целом съезд стал важным событием в истории печатного дела в России. Он помог различным группам предпринимателей и в издательском деле и в торговле произведениями печати осознать свои профессиональные интересы; поставил ряд задач, над решением которых стоило поработать. На съезде были высказаны идеи, которые, будучи реализованы, действительно способствовали бы развитию этой сферы деятельности, объективно оказав существенное воздействие на уровень просвещения в России. Наконец-то впервые основательно был поставлен вопрос о необходимости правовой защиты книжного дела, о введении «прочных основ взаимной пользы и нравственности во взаимные отношения предпринимателей и исполнителей». Организация общества взаимного кредита, о котором говорилось на съезде, должна была способствовать не только развитию отрасли, но и ослаблению ее зависимости от правительства.

Появление общественных организаций в области печатной индустрии, постановка серьезных вопросов, связанных с развитием «литературной индустрии» свидетельствуют о значительной профессионализации в этой сфере. Именно на рубеже XIXХХ веков формируется особый тип профессионального издателя. Это не просто ловкий делец и удачливый предприниматель (этих качеств было достаточно раньше). Теперь это, как правило, хороший финансист, разбирающийся в экономике. Для того, чтобы преуспевать на этом поприще, от главы издательского концерна требуются также хорошее знание книжного рынка (рыночной конъюнктуры, как бы мы сказали сегодня) чутье на то, что может пользоваться спросом у читательской аудитории (а теперь расчет делался на массового читателя). Нужно было хорошо разбираться в производстве, поскольку руководить приходилось крупнейшими издательскими комплексами.

Можно назвать несколько таких характерных для своего времени издателей: М.О.Вольф, П.П.Сойкин, М.М.Стасюлевич, А.С.Суворин, И.Д.Сытин. Их деятельность имела огромное культурно-просветительское значение. Ф.Ф.Павленкова, например, называли «Новиковым второй половины XIX века». Он выпускал серию книг для широких кругов читателей: «Популярную научную библиотеку», «Жизнь замечательных людей», «Пушкинскую библиотеку». Он был настоящим энтузиастом просвещения. Сосланный в Вятку, Павленков создал «Наглядную азбуку» для самообучения по наглядному звуковому способу. Первое издание вышло в начале 1870-х гг. На эту «Азбуку» было обращено внимание на Венской всемирной выставке, а Международная педагогическая конференция дала ей высокую оценку.

О профессионализации издательской деятельности теперь прекрасно свидетельствует практика продвижения изданий, которая существенно пополнилась в это время за счет весьма оригинальных и действенных мер, с помощью которых издатели вызывали и удерживали интерес подписчиков газет и журналов, издаваемых издательствами.

Во-первых, издатели вербовали подписчиков при помощи кричащей, широковещательной, а иногда и лживой рекламы. Во время подписных кампаний они не скупились на посулы. В объявлениях крупным шрифтом было обещано помещать в изданиях произведения известных писателей, интересные корреспонденции из разных стран, фельетоны популярных журналистов. Это обещание не всегда выполнялось. Издатель С.М.Проппер, например, перед началом подписки приглашал в газету известных фельетонистов, выплачивал им авансы, повышенные построчные гонорары; как только подписка заканчивалась (а она проводилась, как правило, на год), этих высокооплачиваемых журналистов из газеты выживали.

Еще один показательный пример из практики другого издательства. Одна из читательниц газеты «Русское слово», которое выпускалось в товариществе И.Д.Сытина, была поклонницей Власа Дорошевича, фельетоны которого редакция обещала ежедневно печатать. Она доверилась рекламе издателя и внесла за подписку 5 рублей. Проходит неделя, месяц, год... Ни одной строчки фельетониста так и не появилось в газете. Разочарованная подписчица требует возврата подписной суммы на основании того, что издатель нарушил свое обещание. Сытин наотрез отказывается деньги вернуть (основание для отказа попятно: читательнице доставлялся каждый номер газеты, ни один из них она не вернула в редакцию). Тогда подписчица требует свои деньги через суд. Чтобы этот случай не служил прецедентом для массового возврата денег, И.Д.Сытин для ведения грошового (5-рублевого) дела нанимает известного адвоката и выигрывает его.

Некоторые издатели пытались активизировать процесс розничной продажи на местах в обход действующим в то время артелям газетчиков (т.е. уличных продавцов изданий). Дело в том, что существующая тогда система розничной торговли была связана для капиталиста-издателя с рядом невыгодных условий: нужно было постоянно увеличивать скидки продавцам-газетчикам, иногда до 70%(!), принимать обратно непроданные экземпляры. Необходимо было постоянно заботиться об увеличении розничной продажи в провинции, где не было специальных агентств по распространению печатных изданий. Вот почему в 1902 году некоторые издатели либеральных газет сделали попытку организовать в провинции продажу своих изданий, задействовав непосредственно читателей. Некоторым наиболее активным сторонникам газеты высылали небольшое количество экземпляров, которые разносились по домам, лавкам, базарам. Вознаграждением за работу была розничная скидка. Спровоцировав таким образом интерес к изданию, издатели начинали расширять розничную продажу, организуя на местах собственные артели по продаже своих изданий.

А.С.Суворин одним из первых организовал «Акционерное общество по продаже произведений печати на железных дорогах», оставив за собой контрольный пакет акций. Его контрагентство имело в своем распоряжении более шестисот киосков на 28 российских железных дорогах. Инициатива А.С.Суворина была подхвачена, несмотря на довольно сложные условия деятельности этих пунктов продажи печатных изделий на местах (надзор над ними осуществляли железнодорожные жандармские власти, на торгах при сдаче в аренду газетных железнодорожных киосков присутствовал жандармский полковник, существовали негласные «черные» списки изданий, продажа которых по железным дорогам была запрещена.

Читателя привлекали за счет обещания различных приложений. В качестве приложений могли служить, например, собрания сочинений известных российских и зарубежных авторов, литературные сборники, или дополнительные газеты и иллюстрированные журналы. Что характерно, приложения высылались лишь тем подписчикам, которые оформляли подписку на год.

Заслуживает внимания политика по продвижению издания редакции одного из журналов для женской аудитории «Женщина», начавшее выходить в 1908 году под редакторством С.З.Богельман. В рекламной статье перед началом подписной кампании особо подчеркивалось, что журнал будет опорой семьи: «Тверды начала, на которых зиждется семья, в семье не страшна никакая буря. Нет прочных семейных устоев и легкий ветерок произведет неисправимые и неисчислимые опустошения. В центре жизни стоит семья. В центре семьи женщина...». Далее утверждалось, что каждая семейная женщина совершает ежедневный подвиг, оберегая семью от социальных невзгод; сохраняя семью, женщина «спасает народы и государства». Делать такую работу можно, доказывала редакция, только вооружившись знаниями, и обещала наставлять женщин в их многотрудной работе на поприще семьи.

Так позиционировал себя этот журнал, очень точечно обозначая целевую аудиторию. И редакционная политика была выстроена с учетом интересов читательниц женщины-матери, женщины-жены, женщины-хозяйки. Журнал задумывался по самой широкой программе с целью удовлетворения всех запросов своей аудитории. Его содержательная модель включала множество самых разнообразных отделов (их было 12). Целью одного из них «Женщина-гражданка» было повышение самоуважения женщины, воспитание в ней гражданский чувств. В отделе «Женщина-мать» публиковались очерки о семьях знаменитых людей, рассказы с явным нравоучительным подтекстом, статьи о воспитании детей разных возрастных категорий. Отделы «Женщина-жена», «Женщина-хозяйка», «Женщина-домашний врач» учили женщину рационально, экономно и с соблюдением всех правил вести хозяйство и заботиться о здоровье членов семьи. Отделы «Женский мир» и «Детский мир» имели художественно-литературный характер, а разделы «Домашний стол», «Цветы, овощи и плоды», «Домашние животные» были прототипом современного «Приусадебного хозяйства». Полезную информацию содержали «Домашняя энциклопедия» и «Последние моды». С 1909 года некоторые отделы превращаются в тематические приложения. В целом тематика приложений была чрезвычайно разнообразна: 25 выпусков «Спутник жены, хозяйки, матери», 12 номеров популярной медицины и гигиены, 12 номеров «Последние моды», альбом «Русские моды», 50 номеров приложения «Детский мир». Помимо этих ста номеров подписчики получали в качестве приложений к журналу бесплатно практические руководства по уходу за ребенком, по расчету домашнего бюджета, рецепты, выкройки и даже литературные сборники стихов и рассказов своих читательниц, а также афоризмы о женщинах, отрывки из произведений знаменитых литераторов, посвященные женщинам. Поистине грандиозная программа, которая, конечно же, не могла не привлечь представительниц слабого пола.

Способствовала популяризации журнала и хорошо продуманная система распространения: его продавали на всех железнодорожных станциях, рассылали по библиотекам, широко рекламировали в провинции. Годовые подписчики получали премии в виде набора гравюр, портретов венценосных особ или тематических лубочных картинок. Им были обещаны прибавления к газете или журналу в виде листов меньшего формата, выходящих с важными сообщениями или заменяющих издания в праздничные дни. Постоянных подписчиков пытались удержать тематическими и юбилейными номерами, выполненными, как правило, с особым тщанием, на хорошей бумаге с использованием нескольких цветов.

Обещание льгот наиболее действенная мера по продвижению изданий рубежа веков. Читателя убеждали выписывать номера в рассрочку, привлекали скидками до 50% на всю продукцию издательства, распространяемую через систему розничной продажи. Редактор «Петербургского листка», например, расширял читательскую аудиторию своей газеты с помощью обещания бесплатной публикации в течение года шести объявлений, присланных подписчиками.

В соответствии с интересами читателя строили редакционную политику: вводили в содержание газеты и журнала обязательный отдел обратной связи с читателем, там публиковали выдержки из писем, на вопросы читателей отвечали сами журналисты или специально приглашенные специалисты (портнихи-модистки, юристы, врачи и др.). Уже тогда, на рубеже веков, прекрасно понимали, что укрепление связи с читателем это одно из обязательных условий выживания издания. Заслуживает внимания, например, подобная практика научно-популярного журнала «Вестник знания», который занимательно, с помощью многочисленных иллюстраций рассказывал о достижениях мировой науки в области медицины, географии, математики, биологии, техники. Журнал организовал постоянную переписку с читателями, высылая по их просьбе адреса рационализаторов, рачительных хозяев, технологические схемы кустарных производств, предметы рукоделия. По сути, журнал выполнял менеджерские функции, был рекламистом народного творчества, причем, бескорыстно. Редакция собирала своих читателей на слеты любителей «Вестника знания», на которых вырабатывалась просветительская политика издания, собиралась библиотека для сельских изб-читален, планировались, а затем осуществлялись выезды активистов журнала в провинцию. Это были блестящие рекламные кампании как самого журнала, так и просветительского дела, каким увлеченно занимались авторы «Вестника знания» и его редактор Вильгельм Битнер.

Благодаря этим мерам редакциям газет, выполняющим непосредственный заказ издателей, удавалось сделать свои органы печати «лицом издательства», средством привлечения к нему внимания самых широких масс и хорошим подспорьем для рекламы печатной продукции издательства, а часто и просто прекрасным средством получения прибыли и за счет огромного потока рекламы благодаря популярности издания и за счет огромного числа подписчиков (тиражи в этот период возросли многократно!).

 

Общий вывод по теме. Итак, капитализация коснулась и издательского дела сферы деятельности, имеющей непосредственное отношение к журналистике. Это сказалось на состоянии «литературной промышленности», укрепив ее материально-техническую базу, а также подготовив условия для выпуска изданий в несколько миллионов экземпляров. Капитализация оказала влияние на процесс консолидации в издательской сфере, заставив предпринимателей искать пути урегулирования взаимоотношений, способы воздействия на правительство с целью пересмотра законодательства, принятия мер по поддержанию издательской деятельности. На рубеже веков была выработана широкая система мер по привлечению внимания подписчиков и удержания их интереса в течение многих лет. В отличие от предыдущего «элитарного» периода в истории печати, когда расчет делался, в основном, на высшее и среднее сословие, вся издательская деятельность этого периода была ориентирована на самого массового читателя, в том числе представляющего низшие слои российского общества не слишком притязательного, падкого до лубочных картинок, поучений, побасенок о чудотворных иконах, дешевых брошюрок о житиях святых, сказок про Бову-Королевича, низкопробных детективных романов и тому подобного. Демократизация самого слоя издателей еще одна характерная черта этой эпохи.

Контрольные вопросы

1. Какие наиболее характерные изменения произошли в издательском деле на рубеже XIX—ХХ веков?

2. Какие факторы этому способствовали?

3. Назовите наиболее авторитетных издателей начала ХХ века.

4. Перечислите способы и методы продвижения изданий на рубеже XIX—ХХ веков.

Литература

1. Динерштейн Е.А. И.Д.Сытин. М., 1983.

2. Она же. А.С.Суворин. Человек, сделавший карьеру. М., 1998.

3. Махонина С.Я. История русской журналистики начала ХХ века. М., 2002.

Тема 4. Система газетной прессы.

Эволюция газетной формы

 

 

На рубеже веков происходит перераспределение роли газеты и журнала в системе российской прессы. Если раньше, на протяжении почти двух столетий, начиная с восемнадцатого века, российская журналистика была преимущественно журнальной, то теперь в количественном отношении на первое место выходит общественно-политическая газета. Очень важный показатель быстрый количественный рост ежедневных изданий данного типа. Сравните: в 1810 году в стране было 7 ежедневных газет, в 1891 в 10 раз больше (70), а в 1912 году насчитывалось уже 417 ежедневных общественно-политических изданий, причем, 10 из них выходили 2 раза в день (за 10 лет их количество увеличилось в 6 раз!).

Итак, именно газета в этот период становится ведущим типом издания. Это было обусловлено как общественно-социальными, так и социально-экономическими причинами.

Но прежде чем обозначить эти причины, давайте сначала попытаемся ответить на вопрос: чем газета как тип издания отличается от журнала как особой формы периодики?

Главное типологическое отличие в ее всеядности, в ориентации на информацию, на новость. В отличие от газеты, главное назначение которой информировать, журнал имеет большую возможность для более глубокого осмысления явлений действительности. Для него характерна такая типологическая черта как тематическое единство (единство либо в зависимости от назначения научно-популярный журнал «Вокруг света», например, или журнал-манифест «Мир искусства», либо в зависимости от характера аудитории детский журнал, женский журнал и т.д.) Но главное отличие в глубинном предназначении этих видов периодики. Газета формирует общественное мнение ежедневно, агитируя читателя, журнал на основе этого общественного мнения создает систему жизненной ориентации, он пропагандирует, формирует определенное мировоззрение. Еще Ленин отмечал, что журнал должен служить пропаганде (т.е. формированию устойчивой позиции), а газета ежеминутной агитации. Таким образом, газета стимулирует изменения в общественной жизни, а предметом журнала являются устойчивые процессы в обществе, углубленное отражение событий и явлений. Характерными признаками газеты являются частая периодичность, злободневность и универсальный тип информации.

Естественно, газета и журнал используют разные формы подачи информации. По мнению известного журналиста начала ХХ века Амфитеатрова, «Журнал-пирожное, газета вот хлеб, вот обед»; говоря иначе: газета это ежедневная пища (в данном случае в качестве пищи выступает информация), журнал предоставляет нам более изысканное кушанье, он дает возможность пищу «посмаковать».

Напрашивается вопрос: почему, в отличие от предыдущего столетия, в начале века двадцатого именно газета начинает лидировать в составе отечественной прессы и каковы причины, которые, с одной стороны, обусловили потребность именно в таком типе издания, а, с другой стороны, подготовили материально-техническую базу для выпуска ежедневных газет?

Во-первых, необходимость в массовых общественно-политических газетах была вызвана возросшей потребностью самого общества в получении оперативной, объективной, разносторонней информации в связи с обострением общественно-политических противоречий внутри страны и на международной арене, из-за подъема классовой борьбы. Интерес к газете как самой дешевой форме издания (1 экз. стоил 1-4-5 копеек) был спровоцирован и возросшим культурным уровнем населения (это вторая причина). Грамотных в России в этот период значительно больше, чем когда-либо, благодаря церковно-приходским школам, воскресным школам своеобразному «ликбезу", организованному стараниями народников, марксистов, местного земства. Читательская аудитория в этот период разрастается за счет малообеспеченных слоев общества. Если раньше потребителями информации (читателями периодики) были представители обеспеченных сословий, учащиеся и интеллигенция, теперь газеты читает и простонародье домохозяйки, кучера, рабочие.

Третья причина общественно-политического характера. Увеличение количества газет на рубеже двух веков объясняется потребностью в агитации. Начиная с 1905 года, когда в России начнется эпоха массовых потрясений, выборов в представительские учреждения, когда будет официально разрешена предвыборная агитация, именно газета станет основным средством воздействия на общественное мнения, орудием борьбы за новые голоса в период выборов в Государственную Думу. Именно на газету будут уповать лидеры общественно-политических движений, партий, формируя ряды своих сторонников.

Наконец, не могла не сказаться заинтересованность предприятий и различных обществ в рекламе, гласности, регулярной публичной отчетности, в получении оперативной информации в том числе финансовой, биржевой, в которой были кровно заинтересованы держатели акций (страна в этот период активно играет на бирже).

Все это и обусловило насущную потребность именно в газете как типе издания и сказалось непосредственно на ее лидерстве в системе российской прессы на рубеже веков.

В это время особенно благоприятными становятся и экономические предпосылки, обеспечившие быстрый количественный рост газет и их тиражей.

Что нужно для успешного выпуска газеты?

- Необходимо не только желание, но и наличие материальных возможностей какого-либо лица или группы лиц.

- Нужна достаточная, определенным образом подготовленная читательская аудитория.

- Требуется достаточно высокий уровень развития средств производства; нужны механизмы, способные обрабатывать, размножать информацию и распространять ее в массовом масштабе.

- Наконец, для успешного функционирования газеты должен быть обеспечен постоянный приток информации. Нужны агентства, которые бы эту функцию взяли на себя.

Эпоха рубежа XIXХХ веков всем этим условиям отвечала. Читательская аудитория была достаточной, информационные агентства росли как грибы после дождя, к концу века завершилось переоборудование типографий за счет высокоэффективной техники, акционирование издательского дела позволило решить вопрос с финансами.

Всю газетную прессу конца XIXначала ХХ вв. в зависимости от ее характера и предназначения можно условно разделить на три большие группы: большую, малую и уличные листки. Такая специфичная для начала ХХ столетия дифференциация прессы обусловлена характерными особенностями журналистики этого периода. Ее невозможно классифицировать по признаку качественности, который применим к современной печати: даже солидные буржуазные газеты того периода грешили некой долей бульварности, стремясь занять свое место в ряду наиболее читаемых, востребованных у аудитории газет. Классификация по такому признаку, как формат, для того времени более приемлема, поскольку именно размер газеты на рубеже XIX—ХХ веков был характерной приметой газетных изданий разной направленности и качества. Большой формат (40 см х 60 см) являлся отличительной чертой серьезных, качественных газет общественно-политического характера, меньшим форматом отличались специализированные газеты и бульварные листки.

Большая пресса воплощалась в типе ежедневной, солидной газеты, информирующей своего читателя по самым широким вопросам экономики, политики и культуры. Характерная особенность газеты такого типа большой объем и формат, частая периодичность (ежедневно или даже два раза в день утром и вечером), серьезная проблематика. Характерными представителями таких изданий были такие газеты, как «Русские ведомости», «Новое время», «Русское слово» и др.

К малой, или четырехрублевой прессе, по устоявшейся уже в начале ХХ века традиции относили специализированные издания, рассчитанные либо на «пестрого» провинциального читателя («Биржевые ведомости»), либо на специалистов той или иной сферы деятельности. К этой категории, в частности, мы может отнести все корпоративные газеты рубежа XIX—ХХ веков.

Особую группу газетных изданий представляют так называемые уличные листки, т.е. газеты бульварного типа, репортерские, делающие ставку на сенсации, развлечение читателя, рекламу и рассчитанные на непритязательного читателя как правило, из самых низших социальных слоев («Петербургская газета», «Петербургский листок», «Московский листок» и др.)

Следует отметить, что при всем различии в принципах отбора информации и ее обработки, в редакционной политике и даже стилистике газетных материалов, для всех групп газетных изданий рубежа XIXХХ веков характерны и общие черты, проявившиеся в зависимости от влияния эпохи и специфических тенденций в развитии российской журналистики этого периода.

Прежде всего, это проявилось в эволюции самой газетной формы, в изменении структуры полос.

В целом для журналистики этого периода характерен рост форматов и объемов. Даже бульварные издания, стремясь придать себе солидности, изменяли периодичность (на более частую), увеличивали газетные площади за счет новых размеров, объемов и насыщенности текстовыми материалами. Так, например, «Петербургский листок», имеющий поначалу небольшой формат (29 х 42 см) с тремя колонками на каждой полосе и выходящий четыре раза в неделю на 46 страницах, в 70-е гг. увеличил периодичность до пяти раз в неделю, а в начале 80-х гг. стал ежедневной газетой при объеме в 68 и более страниц и сравнялся в формате (44 х 62 см) с самыми престижными изданиями начала ХХ века.

Благодаря научно-техническому прогрессу, новым возможностям полиграфической отрасли, с каждым годом стала изменяться графическая модель изданий.

Новым содержательным и структурным элементом первой полосы газет рубежа XIXХХ веков стал жанр «телеграммы», представляющий самые значимые и свежие новости и размещаемый сразу за ежедневным обзором событий (в солидном издании) или подборки новостей (в бульварной прессе), открывающих номера. Характерно, что распоряжения правительства, которые занимали ранее самое престижное место на полосе и набираемые крупными шрифтами, теперь сместились в менее значимую часть полосы и стали набираться боргесом и даже петитом.

Благодаря развитию фотожурналистики, наконец-то на страницы российских газет пришла фотография. Правда, появлялась она нерегулярно из-за дороговизны изготовления клише и малого числа специальных мастерских для их производства, но тем не менее все чаще украшала газетные полосы, делая их оформление менее скучным, монотонным и серым. Все чаще на газетных полосах начала ХХ века появлялись и другие виды иллюстраций: портреты, репортажные рисунки с натуры, перерисовки с фотографий, политические и бытовые карикатуры или шаржи, изображения юмористических сценок и т.п.

Среди газетных жанров несомненное лидерство признавалось за фельетоном и репортажем. Отдел фельетона, присутствующий как в серьезной буржуазной газете, так и в бульварном издании, был одним из самых читаемых. Своими фельетонами славились газеты «Русские ведомости», «Россия» и «Русское слово», благодаря участию в них общепризнанного короля фельетона Власа Дорошевича. Фельетон Амфитеатрова «Господа Обмановы», напечатанный в номере «России» от 13 января 1902 года спровоцировал один из самых шумных скандалов в русской журналистике начала ХХ века, обратив на себя грозное внимание самого государя-императора, узнавшего в сатирически изображенных героях публикации своего деда, отца и самого себя. Газета была приостановлена, а автор материала отправлен в Минусинск, но надолго за государем укрепилось уничижительное прозвище Ник-Милуша, как звали одного из главных героев фельетона.

Репортажами В.Гиляровского зачитывалась вся страна, их с нетерпением ждали и высокопоставленные господа и читатели из простонародья. Но в российской репортажной журналистике той поры было и много непризнанных героев, благодаря самоотверженному труду которых русские газеты каждый день наполнялись свежей, интересной информацией. Постепенно это звание «репортер» стало общепринятым обозначением журналистской профессии. Репортерами стали называть и передовиков (была тогда такая специализация), и критиков, и хроникеров.

 

Общий вывод по теме.Главенство газеты как особого типа издания в составе системы российской печати в начале ХХ века было предопределено серьезными социально-политическими, социокультурными и экономическими условиями развития России в этот период, а также изменением самого состава российской читательской аудитории. Эволюция газетной формы стала следствием не только изменившейся потребности «новой» аудитории, но и значительно возросшими возможностями российской прессы в этот период, позволившим редакциям добиться повышения информативности газетных полос и их графической выразительности.

Контрольные вопросы

 

1. Назовите причины перераспределения роли между газетой и журналом в конце XIX века.

2. Какие факторы способствовали количественному росту газетных изданий в начале ХХ века?

3. Назовите характерные приметы эволюции газетной формы в указанный период.

Литература

 

1. Есин Б.И. Русская газета и газетное дело в России. М.,1981.

2. Киселев А.П. История оформления русской газеты. (1702 1917). М., 1990.

3. Махонина С.Я. История русской журналистики начала ХХ века. М., 2002.

4. Сонина Е.С. Петербургская универсальная газета конца XIX века. Спб., 2004.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.02 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал