Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 17. В воскресенье утром я стучала по клавишам ноутбука, ожидая результатов поиска, говорящих мне, кем действительно был Финн Картер




Эмма

В воскресенье утром я стучала по клавишам ноутбука, ожидая результатов поиска, говорящих мне, кем действительно был Финн Картер. Первое появившееся имя было именем актрисы. Второе - страница какого-то ребенка на Facebook из Нью-Джерси. Я поглядела на Кэша, все еще спящего в моей постели, укрытого, завернутого как в кокон, и задумалась, где был Финн. Серьезно, куда мертвый парень ходил на весь день и ночь? После просмотра нескольких страниц результатов поиска я, наконец, достигла нужного пункта в списке, который попался на глаза, и нахмурилась.

Смерти Второй Мировой Войны: Найдите своих предков на сайте Ancestry.com/military.

Я нажала на ссылку и прокрутила вниз на Финна Картера, родившегося 1924. Нажала на него. Но это только привело меня к ссылке на старую газету, к которой у меня не было доступа. Я хмуро смотрела на экран. Библиотека. У них там были все виды старых газет. Я набросала информацию в блокноте и вырвала страницу. Кэш застонал, когда я свернула лист в опрятный небольшой квадрат и положила его в задний карман.

- Ты собираешься спать весь день или что?

Кэш сел и пригладил пальцами свои грязные, черные волосы. Он искоса глянул на будильник, потом на меня.

- А что? Тебе нужно куда-то уйти?

- Вообще-то, да. - Я сдернула с него одеяло и схватила свою сумку из-под кровати. - Так, двигайся. Кроме того, если мама придет домой и застанет тебя здесь, она меня прибьет.

Кэш встал, стянул футболку через голову и вытащил сумку в поисках чистой одежды. Я не могла не посмотреть. Это, должно быть, было то, как Кэш заставлял девчонок в школе влюбляться в его дерьмо. Заставлял их смеяться его забавной футболке, затем снимал ее и заставлял их пускать слюни. Его грудь была твердой с бронзовой кожей. Мышцы на его животе выделялись, когда он натянул новую футболку через голову. Это очаровало бы большинство девушек. Все, о чем я могла думать, было то, как Финн мог выглядеть, снимая свою рубашку. Я почувствовала, что покраснела, поэтому отвела взгляд и поискала мятный блеск, который валялся на моем туалетном столике.

- Так куда ты направляешься? - пробормотал он через ткань на своем лице. - Я мог бы пойти с тобой, если хочешь. Единственный план, который был у меня на сегодня - спать, а так как ты уже выкинула его... - Его голова вылезла из футболки, и он улыбнулся.

- Я иду в библиотеку, - сказала я, проводя бальзамом по губам.

- В библиотеку? - Кэш сел на мою кровать и стал рыться в сумке. - Сегодня воскресенье. Почему, ради Бога, ты хочешь пойти туда?

Когда он вытащил пару джинсов и схватился за пояс спортивного костюма, я бросила обратно блеск и подняла руку.



- Держи себя в руках, Казанова. И не все думают, что библиотека - пустая трата времени. Некоторые люди на самом деле любят книги.

Кэш закатил глаза.

- Я всегда знал, что с тобой было что-то не так. Теперь отвернись, так как я не хочу погубить тебя для других мужчин.

Я закрыла глаза руками и повернулась, слушая, как он переодевается. Когда он закончил, я взяла свой рюкзак и открыла окно для Кэша. Я очень не хотела отсылать Кэша обратно домой, когда его папа был там, но у меня действительно не было выбора. Если там была информация о Финне, я собиралась найти ее.

 

***

- Эмма! - сказала громким шепотом мисс Годфри, библиотекарь, когда она открыла запертые двери библиотеки. Не думаю, что когда-либо слышала, чтобы женщина говорила громче, чем сейчас. - Это было так давно.

Я благодарно улыбнулась, что могла всегда рассчитывать на мисс Годфри, что она будет здесь в воскресенье и впустит меня внерабочее время, даже при том, что я избегала этого места в течение прошлых двух лет. Я проследовала за ней внутрь, озираясь по сторонам на стеллажи и полки, за которыми я раньше пряталась, когда была ребенком. Здесь столько было воспоминаний о папе.

- Да, давненько.

- Знаешь, книги твоего отца - все еще одна из наших самых популярных серий, - сказала она, правильно интерпретируя мое молчание. - Мне пришлось заказать дополнительные копии, потому что мы не могли удержать их на полках.

Мои губы чувствовались онемевшими от фальшивой улыбки. Мой взгляд плавно перешел на раздел с местными авторами, где все еще стояла его фотография. Он улыбался мне, его темные волосы были в беспорядке, словно он задумывал, чтобы они так выглядели.



Я отвела взгляд.

- Это действительно отлично, мисс Годфри. Я уверена, что он был бы рад услышать это.

Она поправила очки на носу и коснулась моего плеча, давая мне сочувствующий взгляд, который каждый вокруг освоил за прошедшие два года.

- Что привело тебя сюда в воскресенье, милая? Ты работаешь над чем-то для школы?

Я вытащила сложенный лист из заднего кармана.

- Фактически, да. Я должна найти старую газетную статью для доклада, который я делаю по истории.

Я вручила ей лист, и она быстрый проглядела его прежде, чем вернуть.

- Тебе нужно будет проверить архивы по годам. - Она указала мне на дальний конец библиотеки и погладила меня по плечу. - Сообщи мне, если что-нибудь будет нужно.

- Хорошо. - Я выдавила еще одну улыбку, затем направилась к столам, где сидели читатели газет.

После двух часов безрезультатных поисков, Финн Картер начинал казаться похожим на не что иное как вымысел моего воображения. Я собиралась сдаться, но вдруг что-то появилось. Он появился. Финн Картер, даты жизни 1924-1942. Я оглядела пустую библиотеку, чтобы удостовериться, что никто не смотрел, затем щелкнула на выдвинутое на первый план имя. Старая газетная статья Южной Каролины высветилась на экране. Некролог. Что-то во мне сжалось, заныло, но я продолжила читать, так или иначе.

Летчик-истребитель, Второй лейтенант Финн С. Картер, официально считался мертвым с начала утра понедельника, согласно его отцу, Джону С. Картеру из Чарльстона, Южная Каролина. Он ранее пропал без вести с 6 июня 1942 над Тихим океаном, где потерялся его радиосигнал где-то рядом с Мидвэй Атолл[11].

Лейтенант Картер бы призван в мае 1941 и выиграл крылья в апреле 1942 в Дотане, Алабама. Он был за границей чуть больше месяца, когда умер. Он учился в Чарльстонской Средней школе и работал на персиковой ферме своей семьи. У него остались отец, мать, Сьюзен Картер, и один младший брат, Генри Картер.

Я вцепилась в край стола и наклонилась ближе, когда увидела фотографию. Очень живой Второй лейтенант Финн Картер смотрел на меня в черно-белых тонах. Его униформа была выглажена. Его улыбка была широкой, яркой и молодой. Слишком молодой, чтобы быть мертвой. Он выглядел так, будто был готов взять мир. Я потянулась и коснулась экрана. На этот раз я не дрожала. На этот раз у меня было доказательство, которое, я думала, было реальным и не галлюцинацией.

Смешок скользнул с моих губ, и я прижала руку ко рту, чтобы сдержать его. Это было реально. Он был настоящим. И если он был настоящим... Голова шла кругом от этой выцветшей статьи. Если он был настоящим, он действительно был мертв. Милый, забавный, красивый призрак мальчика, который был в моем доме меньше чем двадцать четыре часа назад, действительно гнил где-то на дне океана. Я рывком отодвинулась от стола, чувствуя тошноту.

Это ощущение оставалось со мной на всем протяжении дороги к Джипу. Я положила руки на руль и уставилась в лобовое стекло. Сколько времени Финн мог продолжать защищать меня? Было очевидно, что он, как предполагалось, был где-то в другом месте, или он не будет продолжать исчезать. Он сказал, что нарушал правила, чтобы быть здесь со мной. Сколько еще он будет рядом пока тот, кто установил эти правила, не остановит его?

Мне нужны были мои дневники. Я должна была пробежаться по нападениям Мэв. Теперь, когда я знала, какими они были, возможно, я могла бы найти закономерность. Тогда я могла лучше подготовиться. Предсказать ее шаги, прежде чем она сделает их, и найти шалфей и заклинания, чтобы приготовиться к тому, когда она нападет. Это была общая попытка, но ничего другого у меня не было.

К тому времени, когда я притащила их в свою комнату, мой мозг жужжал от всей информации, которую должен был собрать. Я забралась на кровать и уставилась на груду дневников, которые я свалила на стеганое одеяло. Их было так много. Столько мечтаний. Столько воспоминаний. Я взяла первый и отогнула обложку, водя пальцами по странице. Это был первой дневник. Тот, который они сделали мне в Брукхейвене, чтобы отмечать то, что они назвали бредовой паранойей. Я чувствовала себя больной, просто рассматривая его, но я избавилась от этого чувства и стала читать.

Я сказала маме, что пошла побегать, потому что это был первый солнечный день за всю неделю. Я действительно пошла побегать, потому что не хотела думать о папе. Чем быстрее я бежала, тем ближе чувствовался несчастный случай, таким образом, я бежала, пока я не попала на Черч-Стрит. Я побежала бы дальше, но это было то место, где все произошло. Я помню шепот.

- Двигайся.

А затем кабель линии электропередачи полетел в меня, и мои ноги понесли меня на дорогу с такой скоростью, как могли. Все чувствовалось холодным, и я не понимала почему, потому что несколькими минутами раньше я потела. Как только я упала на траву, я просто наблюдала, что кабель линии электропередачи бился через дорогу. Он был прямо на том месте, где я стояла. Все, о чем я могла думать, было то, что я должна была умереть.

Теперь зная, что это была Мэв, зная, что шептал Финн, а не просто мой изломанный мозг, это было похоже на то, что теперь я видела все иначе. Я положила ладонь на слова, ненавидя память. Это произошло спустя два месяца после автокатастрофы и было первым из многих несчастных случаев. Я перечитала еще несколько записей, которые врачи заставили меня сделать. Не было никакого шаблона, никакого регулярного периода времени. Единственная вещь, которая была у них общая - факт, что я знала, что они не были несчастными случаями.

Я открыла другой дневник и остановилась, когда дошла до первой записи, я сделала ее об автокатастрофе. О той, в которой я выжила. А папа - нет. Почему они заставили меня записать это? Все это, записанное для вечности, как предполагалось, должно было помочь мне?

Я все еще могла услышать папу. Я все еще могла вспомнить момент прямо перед тем, как это произошло.

- Я хочу уйти, - сказала я, смотря в окно. Капли дождя били по ветровому стеклу настолько сильно, что едва было можно расслышать песню Journey по радио.

- Почему? - спросил папа.

- Потому что я не... - Я подумала о других чирлидерах. Они жили ради этого. Я жила ради того момента, когда тренировка кончится. - Я не чувствую, что это для меня.

Папа вздохнул и похлопал меня по руке на консоли.

- Тогда ты не должна этого делать.

Я с надеждой посмотрела на меня.

- Не должна?

Папа рассмеялся. Это было последнее. Последняя улыбка.

- Нет, ты не должна делать ничего, что не делает тебя сча...

Он не договорил, потому что мир рухнул и провалился во тьму после этого. Следующее, что я помнила, как я лежала в машине скорой помощи и думала, почему моего папы там не было.

- Что случилось?

Я подскочила от звука голоса Финна и захлопнула дневник.

- Ты вернулся, - выдохнула я.

Он шагнул ближе к кровати, разглядывая дневник в кожаном переплете, наполовину скрытый в моих простынях.

- Что ты делала? У тебя больной вид.

- Домашнюю работу. - Я откинула волосы через плечо. - Где ты был? Вчера ты просто исчез.

Финн подошел к стене и провел мерцающим пальцем по картинке в стеклянной рамке на стене.

- Я работал.

Я вздохнула и медленно выдохнула, отодвигая вспоминание о папе так далеко, как могла, пытаясь сосредоточиться на Финне.

- Работал? У мертвых людей есть работа?

Он улыбнулся.

- Да. У некоторых есть.

Я наблюдала, как он встал так, чтобы не смотреть на меня.

- В чем заключается твоя работа?

- Я... просто посыльный. Доставляю вещи туда, где, как предполагается, им место.

- Какого рода вещи?

- Над какого рода домашней работой ты корпишь?

Я приняла решение проигнорировать его вопрос также, как он проигнорировал мой, и нервно прикусила нижнюю губу, когда Финн исследовал черно-белые снимки на моей стене. Он был абсолютно поглощен, его взгляд проносился по пейзажам, которые я захватила в их самые прекрасные моменты прежде, чем заманить их в ловушку за стеклом в стольких кадрах, сколько они могут занять. Эти картины были единственными хорошими вещами, которые вышли по настоянию мамы, чтобы я делала ежегодник.

- Откуда ты? - спросила я, медленно двигаясь к краю кровати. Я видела, но должна была услышать это от него. - Знаешь, когда ты был жив?

- Чарльстон. - Он посмотрел на меня через плечо. - Южная Каролина.

- У тебя была там семья? Работа?

Он помолчал.

- Зачем тебе все это?

- Я просто чувствую, что должна узнать что-нибудь о тебе, - сказала я. - Я имею в виду, ты два года находился рядом со мной? Ты, вероятно, знаешь все обо мне. Вероятно, даже знаешь, какого цвета надетое на мне нижнее белье.

Он закатил глаза и усмехнулся.

- Я понятия не имею, какого цвета у тебя нижнее белье.

- Я все еще хочу знать. - Я не просто хотела знать. Я должна была знать больше о нем, чем тот факт, что он был мертв. Я должна была поставить имя под этим чувством, которое съедало меня изнутри. Я должна была понять, как кто-то, кто не был даже жив, мог заставить меня почувствовать себя так.

- Я работал на ферме своего папы, - сказал он, наконец, так тихо, что я едва могла услышать его. - Он учил меня лететь. Распылять защиту на зерновые культуры. - Он рассмеялся себе под нос и уставился на чистое пятно на стене. - Мой брат всегда так ревновал. Он прятал мои ботинки, таким образом, я не мог оставить его.

- Так ты - мой ангел-хранитель? – Я, наконец, задала вопрос, который разъедал меня весь день. Он не повернулся. Вместо этого он пошел дальше к следующему изображению, к тому, которое я сделала на Озере Лоун-Пайна несколько месяцев назад.

- Нет. Я - не ангел. Я уже говорил тебе. Я - душа. Раньше я был человеком. И теперь я просто... потерян. - Он замолчал. - Потерянный и страшно зависимый от человека, которого я не смог оставить теперь, даже если бы захотел.

- А ты хотел? Уйти, я имею в виду?

Финн, наконец, обернулся, чтобы встать передо мной, его контур мерцал серебристой пылью. Было похоже, что он был обернут в Млечный путь, скрытый прозрачным одеялом звезд.

- Нет. Я никогда не думал бросать тебя, ни на секунду.

Я ничего не сказала. Вместо этого я наклонилась вперед и проследила зубчатые очертания Горы Уитни кончиком пальца.

- Это моя любимая, - прошептала я. - Я забыла, что поставила таймер. Я даже не понимала до тех пор, пока он не сработал. Меня обычно нет на моих фотографиях. - Я смотрела на себя, глядящую через горизонт, озеро отражало зеркальное изображение захода солнце позади усеянных соснами скал, которые запечатлели скалистый ландшафт. Около меня мерцающий свет захватывал солнечные лучи против простого серого горизонта. Я всегда думала, что это было просто отражение солнца от объектива фотокамеры. Теперь я знал лучше.

- Я помню. - Финн коснулся мерцающий фигуры рядом со мной и улыбнулся.

Я смотрела то на фотографию, то на Финна, пытаясь сопоставить эти два изображения вместе, пока мои пальцы не нашли свой путь к стеклу. По крайней мере, я могла коснуться этого.

- Расскажи мне что-нибудь о себе, - сказал он.

- Ты уже все обо мне знаешь.

- Нет, не знаю, - сказал он. - Я не знаю, что творится у тебя в голове. Я даже не знаю того, что ты хочешь делать после школы?

Я посмотрела на Финна, на пол, на фотографии. Я чувствовала, что он спросил это, чтобы я открылась ему и показала ему свои внутренности на этот простой вопрос.

- Когда-нибудь я бы хотела открыть пекарню. Такую, где люди могут прийти и посидеть за небольшими железными столиками и впитать запах хлеба, когда снаружи холодно.

На секунду я позволила себе подумать об этом, стало больно. Тускло. Нездорово. Это всегда сопровождает то, что ты хочешь, но чего никогда не будет.

- Почему ты говоришь об этом так, будто этого никогда не будет? - спросил он.

- Потому что этого не будет, - призналась я, крутя пальцем по полу. - Я едва выживала последние два года. Зачем мне было планировать что-то на будущее?

- Эй. - Финн так близко придвинулся ко мне, что я могла почувствовать его тепло на своей коже. - У тебя все это будет. У тебя будет все, что ты пожелаешь. Ты меня слышишь? Я не дам, ни чему плохому произойти с тобой. Разве я не доказал тебе это на сегодняшний день?

Я покачала головой.

- Нет. Я не могу продолжать полагаться на тебя. Что происходит, когда ты не можешь быть рядом? Я должна знать, как защитить себя.

- Я... - Он выглядел измученным. Виноватым. И на мгновение я возненавидела себя за то, что заставляю его это чувствовать. - Это моя вина. Прости. Ты даже не представляешь, насколько я сожалею.

- Не жалей. Просто скажи мне, что делать.

- Хотелось бы мне знать. Теперь, когда ты знаешь... возможно, у тебя был бы кое-какой шанс, даже если бы меня здесь не было.

Не казалось, что он верил словам, выходящим из своего собственного рта.

Я задержала дыхание, когда он поднял руку к моему лицу. Я наклонилась, ожидая почувствовать холодный, веющий пар его прикосновения, но ощущения не было. К тому времени, когда я позволяла себе снова дышать, он уже опустил руку и отступил.

- Что случилось? - Я приблизилась к нему, желая, нуждаясь в том, чтобы он коснулся меня. Я была настолько неопытной внутри от той памяти о папе, что мне было нужно это больше, чем я хотела признавать.

- Эмма... не надо.

Он сказал это, но не отступил. Он просто уставился на мои губы, и его грудь начала двигаться от ненужного дыхания. Я подошла ближе. Так близко, я могла почувствовать, как его тепло потрескивало между нами как статическое электричество.

- Пожалуйста?

Тишина между нами казалась бесконечной, океан невысказанных слов, простирающихся на мили вокруг. Я заглянула в безграничные зеленые глаза, которые, казалось, искали мое лицо. Очень медленно я потянулась к его щеке. Серебристые синие искры загорелись в тонком как бумага пространстве между моими кончиками пальцев и его кожей.

Прежде чем я смогла коснуться его, он споткнулся об свои ноги, пытаясь отступить от меня.

- Я... я не могу коснуться тебя, - он заикался. - Прости.

- Я знаю, что ты можешь коснуться меня. - Я не хотела, чтобы это было похоже на обвинение, но это так прозвучало. - Ты делал это прежде. В школе. В тот день я почувствовала тебя. Ты чувствовался… реальным. Почему не сейчас?

Финн провел пальцами по волосам.

- Думаешь, что я не хочу коснуться тебя? Думаешь, я не отдал бы что угодно...

- Тогда сделай это! - Комок встал в моем горле, и я сжала губы. Почему мне так сильно было это нужно? Я чувствовала, что собиралась разорваться на куски, если он не даст мне это. - Ты не можешь просто сказать, что хочешь коснуться меня, а потом пойти на попятный. Если ты не можешь, то ты должен сказать мне почему. Почему...

- Потому что он узнает!

- Кто?

Он застонал и коснулся своего бедра.

- Я должен идти.

Сердце упало в груди.

- Ты не можешь! Прости. Я не должна была...

Я не договорила. Это не сделало бы ничего хорошего. Финн исчез. Снова.

 



mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.016 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал