Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 2. Лорен сидела рядом со мной в самолете, играя с моим айфоном.




 

Лорен сидела рядом со мной в самолете, играя с моим айфоном.

— Я не понимаю, как твой музыкальный вкус может быть настолько ужасен? Мы дружим уже много лет. Неужели я ничему тебя не научила?

— Не пить текилу.

Она закатила глаза.

Над нашими головами загорелся значок «пристегнуть ремни». Вежливый голос посоветовал поднять кресла в вертикальное положение, так как мы приземляемся через несколько минут. Поморщившись, я проглотила остаток своего дерьмового кофе. Факт, никакое количество кофеина не сможет мне сегодня помочь. Даже качество не имеет значения.

— Я совершенно серьезна, — сказала я. — Я также никогда, пока я живу, не ступлю на землю Невады.

— Ты реагируешь слишком остро.

— Ни капельки, леди.

Лорен, шатаясь, вернулась в мотель меньше, чем за два часа до нашего рейса. Я провела время, несколько раз переупаковывая свою небольшую сумку, в попытке привести свою жизнь обратно в некоторое подобие порядка. Было приятно видеть улыбающуюся Лорен, несмотря на то, что дорога до аэропорта, чтобы добраться вовремя, была похожа на гонку. Судя по всему, они с симпатичным официантом, которого она встретила, будут поддерживать связь. У Лорен всегда было с парнями все замечательно, в то время как я была ближе к стандартам заурядной девушки, которую никуда не приглашают. Мой план заняться сексом в Лас-Вегасе был тщательно спланированной попыткой выбраться из этой рутины. Хватит говорить об этом.

Лорен изучала экономику, и она была великолепной внутри и снаружи. Я была в какой-то степени более громоздкой. Именно поэтому я имела привычку ходить пешком по Портленду и старалась не попробовать содержимое витрины для тортов в кафе, где я работала. Это держало меня под контролем, талию — разумной. Хотя мама по-прежнему считала целесообразным читать мне лекции на эту тему, потому что, не дай бог, я осмелюсь положить сахар в кофе. Мои бедра, несомненно, от этого взорвутся.

У Лорен было три старших брата, и она знала, что говорить парням. Ее ничего не пугало. Девочка источала обаяние. У меня был старший брат, но мы больше не общались, за исключением больших семейных праздников. Ни разу, с тех пор как он переехал из дома четыре года назад, оставив только записку. У Натана был вспыльчивый характер и талант попадать в неприятности. Он был несносным в старшей школе, всегда дрался и прогуливал уроки. Хотя винить в неудачах с парнями мои несуществующие отношения с братом было бы неправильно. Я могу быть сама виновата в недостатках с противоположным полом. В основном.

— Послушай это, — Лорен подключила мои наушники к своему телефону, и рев электрогитары взорвался внутри моего черепа. Боль была невыносимой. Головная боль вернула меня обратно к внезапно ужасной жизни. Ничего не осталось от моего мозга, кроме кровавого месива. В этом я была уверена.



Я вырвала наушники:

— Не надо. Пожалуйста.

— Но это же «Стейдж Дайв».[1]

— И они прекрасны. Но, знаешь, может, в другой раз.

— Иногда я о тебе беспокоюсь. Просто хочу, чтобы ты это знала.

— Нет ничего неправильного в кантри-музыке, играющей тихо.

Лорен фыркнула и взъерошила свои короткие темные волосы.

— В кантри-музыке нет ничего правильного, на какой громкости она бы не играла. Ну что, ты занялась чем-нибудь прошлой ночью? Помимо того, что с пользой провела время.

— На самом деле, это обобщает все, — чем меньше сказано, тем лучше. Как я смогу объяснить? Однако чувство вины скользнуло сквозь меня, и я поежилась на своем месте. Татуировка пульсировала в знак протеста.

Я не говорила Лорен о своем грандиозном плане хорошего секса на ночь. Она бы захотела помочь. Если честно, секс не производил впечатления чего-то такого, с чем мне потребовалась бы помощь. Не считая того, что в этом вопросе необходим сексуальный партнер, конечно. Лорен могла бы помочь только тем, что стала бы навязывать меня каждому красавчику в помещении с обещанием, что я точно раздвину свои ножки.

Я любила Лорен, ее преданность не подвергалась сомнению, но она не отличалась изворотливостью ума. В пятом классе она ударила в нос девчонку, которая дразнила меня насчет моего веса, с тех пор мы были друзьями. С Лорен вы всегда точно знали, где находитесь. Незаурядный человек, которого я высоко ценила большую часть времени, но не когда требовалась рассудительность.



К счастью, мой болезненный желудок пережил жесткую посадку. Как только шасси ударились о взлетную полосу, я испустила вздох облегчения. Я вернулась в свой родной город. Превосходный Орегон, прекрасный Портленд, никогда больше я не хотела бы сбиться с пути. С горами вдали и деревьями в городе, тот был своеобразным источником наслаждения. Возможно, я и, правда, перегибаю палку, ограничивая себя одним городом для жизни. Но находиться дома было замечательно. Со следующей недели у меня была важная практика, о которой, используя связи, договорился мой отец. Также нужно было начинать готовиться к занятиям следующего семестра.

Все было бы хорошо. Я усвоила урок. Обычно я не продвигалась дальше трех. Три бокала были в меру. Три делали меня счастливой, из-за них я не отключалась и не попадала с головой в неприятности. Я никогда не переступлю черту снова. Я вернулась, чтобы быть старой, доброй, организованной, скучной мной. Приключения не были классными, и я с ними закончила.

Мы встали и взяли наши сумки с багажной полки. Все спешили высадиться. Стюардессы подарили нам отрепетированные улыбки, когда мы прошли по проходу и вышли в соединяющий тоннель. Затем мы миновали службу безопасности и вылились в зону получения багажа. По счастью, у нас была только ручная кладь, таким образом, никаких задержек. Я не могла дождаться возвращения домой.

Впереди я услышала крики. Сверкали вспышки. Должно быть, в самолете какая-то знаменитость. Люди перед нами обарачивались и вглядывались. Я тоже оглянулась, но не увидела знакомых лиц.

— Что происходит?— спросила Лорен, осматривая толпу.

— Не знаю, — ответила я, стоя на носочках и тревожась от всей этой суматохи.

Потом я услышала это, мое имя, которое выкрикивали снова и снова. Рот Лорен сжался от удивления. Мой открылся.

— Когда будет ребенок?

— Эвелин, Дэвид с вами?

— Будет ли здесь еще одна свадьба?

— Когда ты переедешь в Лос-Анджелес?

— Дэвид приедет, чтобы встретиться с твоими родителями?

— Эвелин, это конец для «Стейдж Дайв»?

— Это правда, что вы сделали татуировки с именами друг друга?

— Как долго вы с Дэвидом встречаетесь?

— Что ты скажешь на обвинения, что ты разрушила группу?

Наши с ним имена, снова и снова, смешивались в потоке бесконечных вопросов, сливающихся в хаос. Стена шума, из-за которой я едва могла соображать. Я стояла, разинув рот в недоумении, ослепленная вспышками и окруженная людьми. Мое сердце громко стучало. Я никогда не была хороша с толпами, и как спастись из этой ситуации, я не понимала.

Лорен отреагировала первой.

Она сунула свои солнцезащитные очки мне на лицо и потом схватила за руку. Активно используя локти, она потащила меня сквозь толпу. Через ее линзы с диоптриями мир стал размытым. Мне еще повезло, что я не шлепнулась на задницу. Пробежав через оживленный аэропорт и выход, мы забрались вне очереди в ожидающее такси. Люди начали кричать, но мы их проигнорировали.

Папарацци приближались позади нас.

Чертовы папарацци. Это было бы нереально, если б не было так возмутительно и прямо на моих глазах.

Лорен толкнула меня на заднее сиденье машины. Я пробралась на ту сторону, потом упала, прилагая все усилия, чтобы спрятаться. Желая, чтобы я могла полностью исчезнуть.

— Поехали! Быстрей!— крикнула она водителю.

Водитель прислушался к ней. Наша машина сорвалась с места, от чего мы заскользили по треснувшему виниловому сидению. Лбом я стукнулась о спинку переднего пассажирского сидения (к счастью мягкого). Лорен накинула на меня ремень безопасности и защелкнула застежку. Мои руки, казалось, не работали. Все тряслось и дрожало.

— Расскажи мне, — сказала она.

— А... — никакие слова не приходили. Я сдвинула ее очки на макушку и уставилась перед собой. Мои ребра болели, а сердце все еще стучало слишком сильно.

— Эв? — с небольшой улыбкой Лорен похлопала меня по колену. — Тебе как-то посчастливилось выйти замуж за время нашего отъезда?

— Я... да. Думаю, я сделала это.

— Ничего себе.

И тогда я просто выпалила все:

— Боже, Лорен. Я так сильно облажалась, и я едва ли помню что-то из этого. Я только проснулась, а он уже был там, он был так зол на меня, и я даже не виню его. Я не знала, как рассказать тебе. Я просто собиралась притвориться, что это никогда не было.

— Не думаю, что теперь это сработает.

— Нет.

— Хорошо. Ничего страшного. Значит ты замужем, — Лорен кивнула, ее лицо было неожиданно спокойным. Ни гнева, ни осуждения. Между тем я чувствовала себя ужасно, что не доверилась ей. Обычно мы делились всем.

— Извини, — произнесла я. — Я должна была тебе рассказать.

— Да, должна была. Не заморачивайся, — она разгладила юбку, как будто мы садились пить чай. — Так за кого ты вышла замуж?

— Д-Дэвид. Его зовут Дэвид.

— Случайно не Дэвид Феррис?

Это имя звучало знакомо.

— Возможно?

— Куда мы едем? — спросил таксист, не отводя взгляда от транспортного потока. Он ехал, перескакивая из полосы в полосу, со сверхъестественной скоростью. Если б я чувствовала что-нибудь, я, вероятно, почувствовала бы страх и сильную тошноту. И, наверное, дикий ужас. Но я не чувствовала ничего.

— Эв? — Лорен повернулась на своем месте, проверяя машины позади нас. — Мы не избавились от них. Куда ты хочешь поехать?

— Домой, — я произнесла первое пришедшее на ум место. — Я имею в виду дом моих родителей.

— Хорошо звучит. У них есть забор. — Не успев перевести дух, Лорен отбарабанила адрес водителю. Она нахмурилась и подтолкнула очки обратно мне на лицо.— Держи их так.

Я резко усмехнулась, как только мир снаружи снова превратился в пятно.

— Ты и правда думаешь, что сейчас это поможет?

— Нет, — ответила она, откидывая назад свои длинные волосы. — Но люди в таких ситуациях всегда носят солнцезащитные очки. Поверь мне.

— Ты слишком много смотришь телевизор, — я закрыла глаза. Солнцезащитные очки не спасали от похмелья. Так же, как и от всего остального. Во всем этом виновата я сама. — Я сожалею, что ничего не рассказала. Я не хотела выходить замуж. Я даже не помню, что именно произошло. Это такая...

— Катастрофа?

— Это слово подходит.

Лорен вздохнула и положила голову мне на плечо:

— Ты права. Тебе действительно не стоит больше пить текилу.

— Да, — согласилась я.

— Сделай мне одолжение?— спросила она.

— Мм?

— Не разрушай мою любимую группу.

— ОБожеМой, — я подвинула очки обратно, нахмурившись достаточно сильно, чтобы от этого моя голова заболела еще сильнее. — Гитарист. Он гитарист. Вот откуда я его знаю.

— Да. Он гитарист «Стейдж Дайв». Какая наблюдательность.

Дэвид Феррис. Постер с его изображением четыре года висел на стене спальни Лорен. Честно говоря, он должен был быть последним человеком, которого я бы ожидала увидеть, проснувшись на полу ванной комнаты. Но какого черта, я не узнала его?

— Вот как он смог позволить себе кольцо.

— Какое кольцо?

Съехав еще ниже на сиденье, я выудила монстра из кармана джинсов и смахнула ворсинки. Бриллиант осуждающе сверкал при свете дня.

Лорен начала дрожать около меня, приглушая смех, срывающийся с ее губ:

— Матерь Божья, он огроооомен!

— Я знаю.

— Нет, серьезно.

— Я знаю.

— Твою мать. Похоже, я сейчас описаюсь, — протрещала она, обдувая свое лицо и прыгая вверх-вниз на автомобильном сиденье. — Посмотри на него.

— Лорен, остановись. Мы не можем обе сойти с ума. Так не пойдет.

— Точно. Извини, — она откашлялась, явно пытаясь взять себя в руки. — Сколько такое может стоить?

— Я на самом деле не хочу гадать.

— Это. Ведь. Безумие.

Мы обе уставились на мое украшение в благоговейном молчании.

Внезапно Лорен начала пританцовывать, снова прыгая на своем месте, как ребенок от переизбытка сахара.

— Я знаю! Давай его продадим и поедем заниматься пешим туризмом в Европе. Черт, да мы, наверное, могли бы пару раз объехать мир с этого леденца. Только представь себе это.

— Мы не можем, — отвечаю я, как бы заманчиво это не звучало. — Я должна как-нибудь вернуть его обратно. Я не могу оставить его у себя.

— Жаль, — она широко улыбнулась.— Поздравляю. Ты замужем за рок-звездой.

Я спрятала кольцо назад в карман:

— Спасибо. Что, черт возьми, мне делать?

— Я, правда, не знаю, — она покачала головой, ее глаза полны удивления. — Ты превзошла все мои ожидания. Я хотела, чтобы ты немного расслабилась. Встряхнулась и дала мужскому полу еще один шанс. Но ты поднялась на совершенно новый уровень сумасшествия. У тебя, в самом деле, есть тату?

— Да.

— С его именем?

Я вздохнула и кивнула.

— Где, могу я поинтересоваться?

Я плотно закрыла глаза:

— На левой ягодице.

Лорен потеряла самообладание, смеясь так сильно, что по ее лицу начали течь слезы.

Прекрасно.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.012 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал